Прочитайте онлайн Три сердца и три льва (сборник) | Глава 10

Читать книгу Три сердца и три льва (сборник)
3916+2992
  • Автор:
  • Перевёл: Кирилл Михайлович Королев
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

В конце концов враг отступил. По словам Хуги, эти твари поспешили забиться в свои норы до рассвета.

Значит, сделал вывод Хольгер, они боятся солнечного излучения. Скорее всего, ультрафиолетовых волн…

Стоп, стоп! Но ведь это объясняет загадку магниевого стилета! В случае крайней опасности, окажись герцог прижатым к стенке своими соперниками из Срединного Мира, он мог поджечь клинок. Широкая рукоятка защитила бы от огня руку, а другой рукой можно было бы закрыть лицо полой плаща… Враг, конечно, бежит. Ну что ж, это оружие может пригодиться.

Когда чудовища исчезли, друзья заснули как убитые. Через два или три часа Хольгер проснулся от холода и ужаснулся: он был совершенно голым! Полученное в Фейери платье исчезло! Довольно мелочно со стороны Альфрика.

К счастью, Алианора еще спала. Он поспешно натянул свои простые одежды. Поразмыслив, напялил сверху кольчугу.

После скромного завтрака они снова тронулись в путь.

– Куда мы теперь? – спросил Хольгер.

– Я знаю одного белого мага, – сообщила Алианора. – Он живет в городе Тарнберге. У него доброе сердце и обширные знания. Может быть, он сможет тебе помочь. Только, Хольгер, – она с нежностью произнесла его имя, – нам надо держаться ближе к человеческому жилью. Фейери так тебя не отпустит… Там, где люди, там церкви, а существа без души опасаются приближаться к ним.

– Конечно, – согласился Хольгер. – Но скажи, этот твой маг сможет тягаться с такими мастерами, как Альфрик или фея Моргана?

– Если нет, то нам придется пробираться в империю. Она далеко на западе, путь туда труден и небезопасен, но там тебя встретят с почестями. Со времен Карла не было у христиан равного тебе рыцаря.

– О каком Карле вы все говорите? – спросил Хольгер.

– О том, конечно, кто основал Святую империю, – король Карл! Кто воздвиг твердыню христианства и вытеснил полчища сарацин обратно в Испанию. Не может быть, чтобы ты о нем ничего не знал!

– Э-э-э… – промямлил Хольгер. – Может быть, и знал… Ты имеешь в виду Карла Великого?

– Ну да, – обрадовалась Алианора. – Многие зовут его так. Значит, ты его знаешь! О, говорят, его окружало много героев, но я знаю только историю Роланда. Этот рыцарь пал в Ронсельванском ущелье.

У Хольгера голова шла кругом. Значит, он все-таки в прошлом? Нет, это невозможно! Но, как ни крути, Карл Великий – реальная историческая фигура!

Стоп! Если вспомнить то, что он знал из старофранцузского эпоса, то все сходится: волшебные страны и сарацины, девушка-лебедь и единорог, чернокнижье и холм эльфов, Роланд… Легенды Средних веков. Неужели он самым немыслимым образом очутился в книге?

Нет-нет, это ни в какие ворота не лезет. Все-таки лучше считать, что это – иная вселенная с особым пространственно-временным порядком и с собственными законами, отличными от земных. В конце концов, математическая вероятность существования такой вселенной, пусть даже по модели средневековой мифологии, вполне допустима.

Однако и тут не все ясно. Если здесь так много земных подобий, то, следовательно, он был перемещен не как попало, в какое-то чужое пространство. Между этим и его миром, несомненно, есть какая-то связь. Ведь сходство между ними не ограничивается только астрономией и географией, но касается и истории.

Здешний Карл мог и не быть двойником земного, но, очевидно, в истории обоих миров они сыграли одинаковые роли. Может быть, сознание бардов, поэтов и пророков было тогда каким-то трансцендентальным образом настроено на волну восприятия этого мира?.. Может быть. Но для него из этих рассуждений не следует ничего. Лучше попытаться выудить из мифологии какие-нибудь полезные сведения.

Например, Хуги говорил о Моргане как о сестре короля Артура. Того самого, конечно, Артура, который стоял во главе рыцарей Круглого стола… Какая досада, что эти старинные легенды он читал только в детстве!

Они прошли уже немалый путь по выбранной Алианорой дороге. Она вела на северо-запад по гребню возвышенности, откуда во все стороны открывался прекрасный вид. Сзади стояло темное марево Фейери, впереди синели горы, через которые им предстояло пройти. В оврагах пенились и шумели ручьи. По бледному небу летели рваные облака.

Они выбрали удобную поляну и остановились пообедать. Хольгер, едва не поломав зубы о твердый как камень хлеб, сокрушенно вздохнул:

– Дорого бы я сейчас дал за хороший датский бутерброд. Знаете, как он делается? На слегка поджаренный хлеб намазывается масло, потом кладут тонкий ломтик сыра, несколько очищенных креветок и половинку яйца… О!..

– В придачу ко всем своим достоинствам ты умеешь стряпать? – восхитилась Алианора.

– Ну, не так чтобы очень…

Она села рядом и положила голову ему на плечо.

– Как только представится случай, я найду тебе все это, – с нежностью сказала она. – И мы закатим пир – пир только для нас двоих.

– Хе! – буркнул Хуги. – Пойду посмотрю, что это там за скалой.

– Куда ты?! – смущенно воскликнул Хольгер, но карлик уже исчез.

– Хуги – деликатный и добрый лесовик, – улыбнулась Алианора и обвила руками шею Хольгера. – Он знает, что бывают моменты, когда девушке хочется нежности.

– Но… – Хольгер стушевался. – Конечно… Ты изумительная девушка, но… Здесь?.. Впрочем, к черту! – И он решительно обнял ее.

– Ай! – взвизгнула Алианора.

Хуги свалился на нее неизвестно откуда.

– Дракон! – заорал он. – Дракон! Он летит сюда!

Хольгер вскочил как ужаленный:

– Что? Где? Откуда?

– Дракон, дракон! – причитал Хуги. – Огнедышащий! Это Альфрик наслал его на нас! – Он обнял Хольгера, точнее, его ноги. – Спаси, спаси нас, великий рыцарь! Я знаю, рыцари всегда убивают драконов! Я знаю!

Папиллон заржал. Единорог подбежал к Алианоре, она вскочила на него, и в мгновение ока они скрылись из виду. Хольгер схватил Хуги в охапку, прыгнул на Папиллона и помчался вслед за Алианорой.

Вырвавшись на открытое место, они увидели дракона. Чудовище приближалось с юга и было уже на расстоянии около полумили. От грохота крыльев заложило уши.

«Фюзеляж длиной футов пятьдесят», – оценил Хольгер, стараясь унять нервную дрожь. Пятьдесят футов панцирной чешуи, гигантская змеиная голова, пасть, способная в два приема проглотить всадника вместе с конем, перепончатые крылья, железные когти на мощных лапах… Папиллон, обезумев от ужаса, мчался, не уступая в скорости единорогу. Но дракон летел быстрее.

– Ой-ой-ой! – голосил Хуги. – Быть нам поджаренными! Быть нам печеными!

Дракон повис в небе высоко над ними и вошел в пике. Дым и пламя вырывались из открытой зубастой пасти. У них оставались считаные секунды. Хольгер лихорадочно пытался найти выход. Каков метаболизм этой твари? Почему она вообще летает вопреки всем законам аэродинамики? В нос ударил запах горящей серы.

– Смотри! – донесся до него крик Алианоры. – Сюда! Здесь можно укрыться!

Она показала на узкий черный лаз в скале.

– Нет! – закричал Хольгер. – Только не туда! Это верная смерть!

Она недоуменно дернула плечами, но послушно повернула единорога. Первая волна жара окатила Хольгера. О господи! Если бы они влезли в эту дыру, дракон сжег бы их одним вздохом.

– Вода! Нам нужна вода! – заорал Хольгер.

Копыта коня стучали по каменному плато. Хольгер вытащил меч. На что он рассчитывает? Дракон превратит его в пепел вместе с мечом. Но, может быть, Алианора успеет спастись…

Они поскакали к краю плато. Немыслимо крутой склон вел вниз. Папиллон не заржал – захрипел от страха, но отчаянно ринулся вниз, ломая грудью густой кустарник. Они мчались почти кувырком. И вдруг оказались на берегу горной реки. Единорог прыгнул, Папиллон сиганул за ним, и они остановились как вкопанные посреди быстрого ледяного потока.

Дракон приземлился на берегу. Он выгнул спину и зашипел, как взбесившийся локомотив.

«Боится воды!» – обрадовался Хольгер.

Опять его подсознание шепнуло ему правильную подсказку.

– Все в воду! – скомандовал он и прыгнул первым. Мощное течение ударило в грудь. – Держитесь за хвост коня. Если он станет атаковать, ныряйте.

Долго в этой ледяной воде не выдержать. Но это их единственный шанс.

Дракон ударил крыльями, поднялся в воздух и завис над ними, закрыв все небо. В открытой пасти бушевало пламя. Хольгера осенило. Он бросил бесполезный меч в ножны, сдернул с головы шлем и зачерпнул воды. Дракон потянулся к нему мордой. Хольгер закрыл глаза левой рукой и вслепую плеснул водой.

Зашипел пар. Дракон взревел. У Хольгера лопались барабанные перепонки. Бронированное чудовище в панике било крыльями и изрыгало огонь направо и налево. Хольгер выругался и влил полный до краев шлем прямо в кошмарную пасть.

Дракон оглушительно завизжал. Медленно и неуверенно, как слепой, он поднялся вверх и неуклюже, рывками полетел к югу. Они стояли и слушали, как умирает вдали грохот чудовищных крыльев. Когда дракон скрылся из виду, они выкарабкались на берег.

– Хольгер, Хольгер! – Алианора обняла его, смеясь и плача одновременно. – Ты лучший из рыцарей! Как ты это сделал, любимый? Как это тебе удалось, мой герой?

– О, ничего особенного, – сказал Хольгер, озабоченно трогая обожженную щеку. – Немного термодинамики.

– Это какая-то особая магия? – уважительно спросила она.

– Никакой магии, малыш. Если кто-то хочет изрыгать пламя, то сначала как следует раскочегаривает топку. Ну а я плеснул в эту топку воды. И вышло что-то вроде взрыва парового котла. – Он небрежно махнул рукой. – Пустяк.