Прочитайте онлайн Третий — не лишний | Глава 3

Читать книгу Третий — не лишний
3716+608
  • Автор:
  • Перевёл: Т. П. Гутиеррес
  • Язык: ru

Глава 3

Похороны, пышные и горькие, были завершены. Альдо упокоился с миром в королевском мавзолее, рядом с Наташей. Как кузену Альдо, Саулу пришлось встать во главе процессии и принимать соболезнования от глав других государств. Но и Жизель была обязана играть свою роль. Эта роль мало чем отличалась от той, которую она играла каждый день в качестве его жены и бизнес-партнера.

Два дня спустя все разъехались, и супруги наконец смогли остаться наедине в своих апартаментах.

— Я еще не поблагодарил тебя за все то, что ты сделала, — тепло сказал Саул за утренним завтраком в патио.

— Не надо меня благодарить. Я хотела помочь, и, честно говоря, это почти ничем не отличалось от встреч по делам бизнеса. Хотя иногда мне становилось неуютно среди такого количества важных персон, которые пребывали в полной уверенности, что ты займешь место Альдо. Я уже сбилась со счета, сколько приглашений мы получили. Не то чтобы я хотела их принять…

— Я тоже, если говорить о свободе выбора, — согласился Саул. — Но мы оба знаем, что означает смерть Альдо, — у нас больше нет этой свободы.

Улыбка Жизель тут же погасла.

— Что ты имеешь в виду?

— Тебе это известно. Мне придется занять место Альдо из-за…

— Что?! — Кофе пролился на черное шелковое платье Жизель. — Не может быть, Саул, — запротестовала она. — Ты всегда говорил, что не хочешь этого. Когда мы поженились, ты…

Ее реакция застала Саула врасплох. Он не ожидал этого. Он был уверен, что жена уже поняла, каковы последствия гибели Альдо. И теперь Саул воспринял ее слова как посягательство на его достоинство, что привело к незамедлительной и резкой самозащите.

— Я не забыл, что я говорил, Жизель. Но все изменилось. Смерть Альдо все изменила, и ты должна осознать это.

— Я должна осознать что? — Неожиданная и совершенно необоснованная отповедь Саула вызвала в душе Жизель панику, смешанную со злостью. У женщины появилось ощущение, что ее предали. — Мне известно одно: я вышла замуж за человека, который поклялся, что никогда не захочет править страной.

— И я до сих пор не хочу этого. К сожалению, дело не в том, чего я хочу, а чего — нет. Я должен. — Где же идеальный план изложить жене продуманную стратегию построения их будущего и будущего страны? — Ты сама сказала, что стране требуется сильный правитель.

— Да, — признала Жизель. — Но я не имела в виду тебя. Мне это и в голову прийти не могло, так как ты всегда утверждал, что это последнее, чего ты хочешь! Как ты вообще можешь спокойно сидеть и рассказывать мне о том, что собираешься править Ареццио? Это разрушает все, во что мы верили. Выясняется, что я тебя совсем не знаю.

Ее голос дрожал, а глаза наполнились влагой.

Сердце Саула остановилось. Честно говоря, он именно этого и боялся. Хотя старался не думать о такой возможности, веря в то, что Жизель уже смирилась с неизбежным.

— У меня в голове не укладывается, что ты решил выбрать трон.

— Это не мой выбор, — тихо произнес Саул. — Перед смертью Альдо умолял меня дать обещание. Ради страны, — продолжал он, но Жизель только зло смотрела на него. — Он сказал, что это наш долг перед народом и предками. Я понимаю, для тебя это обернулось шоком, и виню в этом себя. Но, пожалуйста, попробуй увидеть и положительную сторону.

— Какую еще положительную сторону? — Жизель дрожала от негодования. — Прежде ты говорил, что не желаешь править Ареццио, а теперь предлагаешь поискать положительную сторону. Положительную сторону чего, Саул? Того, что ты лгал мне? Предал меня?

— Я не лгал и не предавал. Это была чистая правда.

— А теперь ты передумал? Вот так просто? Не сказав мне ни слова?

— Все далеко не просто. Я, представляешь, никак не ожидал, что Альдо будет умирать у меня на глазах, — съязвил Саул и тут же смягчил тон. — Страна нуждается в нас, Жизель. Мы можем очень много сделать, очень много дать ей. Мы построим школы, предоставим возможность людям получить образование, отправим их в лучшие университеты мира. Мы создадим страну, которая ценит своих граждан, поддерживает их и помогает им.

Страсть и энтузиазм в его голосе, словно стрелы, пронзали сердце Жизель.

— Ты уже все обдумал, верно? — обвинила она мужа. — Ты все решил за моей спиной. И это ты называешь равенством в браке и настоящим партнерством. Значит, когда речь заходит о важных вещах, ты даже не удосуживаешься обсудить их со мной.

— Повторяю, я думал, что ты все поняла. Жизель, мне необходима твоя поддержка. Прости, что я не оправдал твоих ожиданий. Но трон Ареццио никогда не входил в мои планы.

Саулу хотелось, чтобы жена поняла его и разделила с ним желание найти положительные стороны в их столь драматично изменившейся жизни. Ему было тяжело видеть, как расстроилась Жизель. Ведь виноват в этом он. Но в то же время Саул считал, что она могла бы отнестись с большим пониманием к сложившейся ситуации.

Однако Жизель явно не хотела ничего понимать. Голосом полным горечи она заявила:

— Как я могу теперь тебе доверять, если ты принял важное решение, касающееся нас обоих, даже не поговорив со мной?

— Я уже все объяснил. Я думал, ты поняла… догадалась… Я верил и до сих пор верю в то, что ты увидишь возможность сделать нашу жизнь счастливой — учитывая удар, который судьба нанесла нам. Что ты захочешь принять этот вызов. Хотя бы ради добрых дел.

— А как же наша благотворительность? Это тоже доброе дело. Как же наши планы? Ты не сможешь править страной и уделять время этому.

— Комитет фонда и доверенные лица, назначенные нами, смогут вести дела. Ты и сама знаешь это.

Жизель знала, но не хотела признавать.

— Разве ты не видишь? — не унимался Саул. — Ты сама вдохновила меня, подвигла на благотворительные проекты для детей. А сейчас я нуждаюсь в твоей поддержке больше чем когда-либо. Мы родственные души, ты и я.

Боль в сердце Жизель была невыносимой. Все, что сказал Саул, было правдой. Но правдой было и то, что она не могла войти с ним в новое будущее, которое он планировал. Если он решится, ему придется сделать это без нее.

— Ты говоришь о нас, — грустно прошептала Жизель. — Но ты собираешься занять место Альдо во что бы то ни стало, и не важно, что чувствую или думаю я. И не важно, какие обещания ты давал мне, не так ли?

Саулу нестерпимо хотелось схватить жену за плечи, встряхнуть и уговорить ее посмотреть на вещи его глазами, молить о понимании… Но как только Жизель окажется в его объятиях, они не ограничатся простым поцелуем. Никогда не ограничивались. Магическая нить, которая связывала супругов, означала, что их прикосновения непременно перейдут в ласки, а ласки — в занятия любовью. Возможно, из-за недостатка родительского внимания их интимные отношения были столь особенными, столь ценными. Саул не сомневался, что, обняв жену, он ее уже не отпустит.

— Мне надо идти, Жизель. Поверь, сначала я хотел отказать Альдо. Но, наверное, во мне заговорил голос предков. Альдо был прав. Это моя обязанность — дать самое лучшее народу моей страны.

С каждым его словом Жизель паниковала все сильнее, а сердце ее стучало все чаще. Наконец она почувствовала, что страх душит ее.

— Я вижу, ты шокирована, — продолжал Саул. — Но, пожалуйста, дорогая, попробуй представить, что в наших силах улучшить жизнь огромного количества людей. Мы сделаем это вместе. Таков мой долг, и таково наше будущее.

— А где же твой долг передо мной? Перед нами? Ты говоришь, что обещал Альдо занять его место, но что ты обещал мне в день свадьбы? Твое решение меняет отношения между нами. Подвергается опасности все то, что важно для меня и, как я считала, важно для тебя.

— О, дорогая. — Саулу стало не по себе, когда он услышал отчаяние в ее голосе. Жизель волновала их личная свобода, она боялась потерять ее, когда муж взойдет на престол. Но Саул этого не допустит. — То, что я стану править Ареццио, никак не отразится на наших отношениях, — заверил он жену. — Конечно, это полностью изменит наши планы, но мы останемся такими же, наша любовь не изменится.

Реакция Жизель расстроила Саула, но он не собирался ссориться с женой. Будучи успешным бизнесменом, Саул знал, что иногда приходится менять планы на ходу. Для того чтобы выжить на рынке, где царит высокая конкуренция, необходимо адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам, видеть возможности, а не проблемы и заменять проблемы возможностями. Он был уверен, что Жизель мыслит так же, но ее нежелание осознать положительные стороны сложившейся ситуации создавало барьер между ними. И своими обвинениями она только укрепляла его. Саул всегда все держал под контролем, и теперь был настроен на то, чтобы снова обрести его.

— Согласен, я ошибся, — твердо произнес он, — наивно полагая, что ты уже и так все поняла и намерена поддерживать меня в дальнейшем. Мне стоило обсудить это с тобой раньше. И у тебя есть право сердиться. Но ты не можешь обвинять меня в том, что я не думаю о наших отношениях, о нашем браке. Это нечестно и несправедливо. Ничто — повторяю, ничто — не сможет уничтожить наш союз. Никакие обстоятельства. Только вдвоем мы обладаем силой. Подумай об этом, Жизель, — умолял Саул, встав и подойдя к ней. — Подумай, сколько мы сможем сделать вместе, работая ради людей. Подумай о том, что судьба в свое время свела нас — двух одиночек с судьбами, поломанными смертью близких. И спроси себя: не судьба ли предоставила нам возможность помочь обездоленным, у которых почти ничего нет? Ты обладаешь обостренным чувством ответственности и способна понять, что я испытываю по отношению к соотечественникам, с которыми у меня общие корни. Согласен, прежде я не задумывался об этом. Только смерть Альдо заставила меня вспомнить о долге. Теперь у меня уже нет права просто развернуться и уйти… — Он покачал головой. — Мне пора. Через десять минут назначена встреча с членами государственного совета. Нам придется вернуться к этой теме позже, но пока меня нет, пожалуйста, подумай о будущем в положительном ключе. Ты слишком много для меня значишь, Жизель. Без тебя я — ничто. Твоя любовь дает мне силы. Ты — моя жизнь.

Саул ушел прежде, чем она успела ответить.

Жизель начала расхаживать по патио, ее мысли были хаотичны, а сердце бешено билось. Она не замечала ни ласкового солнца, ни элегантного дизайна, который так радовал ее глаз всего час назад.

Саул изо всех сил старался убедить ее, что перемены в жизни никак не отразятся на их отношениях, но он был не прав. То, что он сделал, разрушит брак.

Эмоции обуревали молодую женщину. Это наказание за то, что она предала Саула, не рассказала всей правды о своем прошлом и о темных и опасных секретах, которые оно скрывало. Она затеяла игру с судьбой и проиграла. И теперь потеряет Саула.

Отчаяние захлестнуло ее. Болели и тело и душа. Как бы она хотела, чтобы Альдо был жив… Как бы хотела повернуть время вспять и вернуться… Но куда? В день их свадьбы, когда бабушка Мод поинтересовалась, все ли она рассказала Саулу. Тогда Жизель не задумываясь ответила «да». Или лучше вернуться в детство? Или еще раньше? Желала ли она, чтобы ей вообще не была дана жизнь?

Да, желала, поскольку ценой жизни стала ноша, которую Жизель была вынуждена носить в душе постоянно и могла передать своему ребенку. Именно это заставило ее поклясться, что детей у нее никогда не будет.

Решение Саула было связано с тем, что в детстве его родители все время отсутствовали. Он не хотел, чтобы его ребенок, как и он, страдал от этого. Он знал, что энергичная жизнь, которую он вел, его бизнес будут отнимать много времени и он не сможет быть рядом со своими детьми. И это придало Жизель уверенности в том, что, выйдя за него замуж, она может быть спокойна на этот счет. Саул был полностью на ее стороне. Тогда. Но теперь, заняв важный пост, он изменит отношение к детям. Он непременно захочет наследника — ребенка, которого она не может ему подарить. У Жизель не было полной уверенности в этом, но она боялась, что дело обстоит именно так. Для Саула, хоть он и отрицает это, титул князя значит больше, чем жена. Так же будет и с вопросом о наследнике.

Их брак обречен и рано или поздно распадется. В конце концов Саулу придется отодвинуть ее в сторону и жениться на ком-то еще. На женщине, которая будет рада родить наследника. Женщине, которая даст ему то, что Жизель не может.

Рано или поздно… Хватит ли ей сил перестать любить его? Никогда! Жизель трясло. Она сильно любила Саула и даже представить не могла, что этой любви может прийти конец. Еще одна рана на сердце. Что такое жизнь, если все, что у нее осталось, — одни потери и боль? Лучше вообще не жить.

Неужели ее собственная мать испытывала нечто подобное? Новая волна паники охватила ее. Ей не к кому обратиться, никто не поможет ей.

Патио и сам дворец давили на нее. Здесь царила неприветливая атмосфера, не принимающая Жизель. Дворец являлся символом династии, долга, передаваемого из поколения в поколение, от отца к ребенку — не важно, кто он: мальчик или девочка. История полна случаев, когда женщины становились сильными правительницами. Дочка! Все тело Жизель покрылось мурашками, и она потерла руки. Ей необходимо выбраться отсюда, убежать как можно подальше от дворца и всего того, что он олицетворяет.

Солнце ласково согрело спину Жизель, когда она миновала старинную узкую улочку и вышла на одну из многочисленных городских площадей, окруженную купеческими домами эпохи Средневековья. Независимое государство Ареццио, славившееся фермерскими лугами и горами с залежами минералов, в те времена с большим успехом вело торговлю. Обеспеченные граждане могли позволить себе стать меценатами и поддерживать художников и скульпторов, многие из которых потом уехали во Флоренцию и другие города Италии, чтобы оттачивать свое мастерство. Но теперь страна пришла в упадок.

Признаки этого упадка были заметны на зданиях, окружающих площадь. Большинство жителей Ареццио бедствовали. А те, кто имел деньги, отправляли детей учиться за границу, и эти дети оседали в других странах. Таким образом, налицо была интеллектуальная бедность нации.

Саул был прав, утверждая, что им предстоит ответственная, важная и значимая работа. Но на сей раз она не станет его партнером и не проделает эту работу вместе с ним. Правитель, которому нужен наследник, нуждается в жене, способной и желающей произвести на свет ребенка. И если Саул еще ничего не сказал об этом, то вскоре скажет. Это всего лишь вопрос времени.

Стоя посреди площади, Жизель видела дворец, возвышающийся на скале. Он охранял доступ к плодородным землям, которые лежали за ним. Демократия могла бы идти рука об руку с традициями при хорошем правителе. Человеке одаренном и дальновидном, обладающем большой смелостью и еще большей честностью. Она гордилась бы, стоя рядом с Саулом. Но этому не суждено сбыться.

Возвращаясь во дворец, Жизель окончательно поняла: Саул, может, и любит ее, но ему придется рано или поздно выбирать между своей женой и своим народом. Она также знала, что та страсть, с которой он говорил о лишениях, которые терпят жители Ареццио, о переменах, об обещании, данном Альдо, не позволит ему остаться с ней. Что значит на весах справедливости их любовь против нужд целого народа?

Жизель заметила то место, где когда-то, еще до замужества, она видела молодую женщину с детьми, переходящую дорогу. Тогда она перенеслась в свое детство и чуть было не попала под машину. Этот инцидент заставил ее рассказать Саулу кое-что о своем прошлом. Но если бы Жизель призналась во всем, полюбил бы ее Саул, женился бы на ней? Она должна быть благодарна судьбе за ту любовь, которая у нее была, за то счастье, которое они пережили. Пока у нее есть Саул. Пока…

Именно за настоящее она будет держаться. У нее еще есть время наполнить все свое сердце любовью для того, чтобы потом, в темное время, воспоминания об этих днях согревали душу.

Подходя ближе к дворцу, Жизель заметила необычное оживление у дорогого эксклюзивного магазина, куда однажды ее привела Наташа. Его владелец охапками загружал одежду в фургон, оставляя пустые полки. Неудивительно: без венценосной покупательницы его магазин не мог просуществовать.

Жизель почувствовала себя очень уязвимой. Страх охватил ее.