Прочитайте онлайн Транкилино-найденыш | Глава IIIПредварительное расследование

Читать книгу Транкилино-найденыш
4616+1045
  • Автор:

Глава III

Предварительное расследование

Транкилино взглянул на сыщика со странным выражением, по которому можно было догадаться, что имя Ника Картера ему знакомо. По всей вероятности, он где-то слышал это имя, а теперь старался вспомнить, где и когда именно.

Поэтому Ник Картер не мешал ему и стал ждать.

Вдруг мальчик спросил:

– Вы когда-нибудь были в гасиенде Двух Источников?

– Нет! Если бы я бывал там, то не спросил бы тебя, где находится эта гасиенда.

– Вы никогда не слыхали о моем отце или о доне Рибера?

– Нет, не слыхал. Скажи мне, Лино, где ты уже слышал мое имя?

Мальчик подумал еще немного и вдруг воскликнул:

– Вспомнил! Правда, это было очень давно, еще до того, как отец уехал в Сан Хуан дель Илоя. Тогда в гасиенду явились какие-то люди, которые говорили с отцом на чужом языке. Я слышал, как они говорили. Вот они-то часто упоминали ваше имя, да так часто, что я запомнил его.

– У тебя поразительно хорошая память! Но только в известных случаях: ты помнишь имя, произнесенное во время беседы на непонятном тебе языке, а не можешь назвать города, наиболее близкого к гасиенде. Быть может, ты помнишь также, кто именно произносил мое имя, твой отец или те люди?

– Я хорошо помню, что его произносил не отец, а те другие.

– Не можешь ли ты мне сказать, давно ли это было?

– Я думаю, года два тому назад, судя по тому, что мы два раза после этого срезали агаву.

– Вот это удачный ответ. Теперь я знаю, что гасиенда находится в южной части Мексики, так как в северной Мексике агава не растет. Вот еще что: не помнишь ли ты имен тех людей, которые часто бывали у твоих родителей?

– Помню, они часто говорили со мной, и я был им представлен. Бывал некий дон Гусман Хименес и донна Хименес, потом дон Рафаил дель Пуенте, дон Сант-Яго Голоман, донна...

– Погоди! Этот дон Сант-Яго Голоман очень высокий человек, с длинной, седой бородой, родом из Койокана?

– Совершенно верно!

– Вот это великолепно! Теперь будет нетрудно узнать, в чем дело! Вероятно, дон Сант-Яго чаще всего и называл мое имя?

– Кажется, так.

– Ну, а теперь я не буду больше затруднять тебя расспросами. Ты молодец, Лино, и в награду за толковые ответы я прикажу прокатить тебя в моей карете, у которой нет лошадей, но нет и рельс. У нас такая карета называется автомобиль.

Ник Картер нажал кнопку электрического звонка и приказал вошедшему лакею Иосифу позвать своего младшего помощника.

Когда Патси вошел в комнату, Ник Картер сказал:

– Мне нужно, Патси, чтобы ты проехался с этим молодым человеком в автомобиле. Он говорит только по-испански, но ведь и ты знаешь немного этот язык. Пусть шофер Дании поедет по следующим улицам...

– Одну минутку, начальник, – сказал Патси, вынимая карандаш и записную книжку, – я слушаю.

– Так вот: с 23-й улицы поезжай на авеню Мэдисон, оттуда на 53-ю улицу до Пятой авеню, затем через Центральный парк на 92-ю улицу, оттуда на авеню Ленсингтон и по 125-й улице до второй авеню. Затем поезжай опять на юг. В той местности должна находиться ссудная касса. Спроси мальчика, помнит ли он этот дом, но не останавливайся, а проезжай мимо, не замедляя хода.

Затем Ник Картер обратился к Транкилино и сказал:

– Этот господин мой хороший приятель. Он поедет с тобой. Он говорит по-испански, так что ты можешь с ним беседовать. Да, я почти позабыл вас познакомить. Дон Патси Мурфи – дон Транкилино Анджело Иосиф Мария дель Корона и Аграмонте.

Мальчик торжественно подошел к Патси, отвесил низкий поклон и с неподражаемой грацией пожал ему руку, так что Ник Картер чуть не расхохотался.

После того, как Патси с Транкилино вышли из комнаты, Ник Картер составил две телеграммы:

"Господину Голоману, Койокань, Мексика.

Будьте добры ехать на гасиенду Двух Источников и навести справки о владельце Иосифе дель Корона и его семье. Если вы узнаете что-нибудь, чего не пожелаете передать телеграммой, то пришлите письменное сообщение. Сын Корона находится у меня.

Ник Картер".

Вторая телеграмма была адресована министру внутренних дел в Мексике и тоже содержала просьбу навести справки о гасиенде Двух Источников и се обитателях.

После долгого раздумья Ник Картер составил еще третью телеграмму на имя лично ему известного начальника полиции в Мексике. Содержание этой телеграммы не отличалось от двух предыдущих, но только была прибавлена просьба известить сеньора Корона о том, что Транкилино находится у него.

На другое утро Ник Картер получил три телеграммы.

Первая содержала неутешительные сведения: оказалось, что Сант-Яго Голоман умер и потому запрос сыщика не мог быть доставлен.

Вторая телеграмма гласила:

«Гасиенда Двух Источников находится в штате Пуэбла вблизи города Тлакскала».

Почему-то на вторую часть запроса в телеграмме министра не было ответа.

Начальник полиции Мексики телеграфировал следующее:

«Запрашиваемый два года тому назад, в марте, был приговорен к смертной казни за убийство Мануила Бланко, приговор был смягчен, казнь заменена пожизненным заключением. Девять месяцев тому назад заключенный бежал. Пока не знаю, где находится его жена. Письмо излишне, но если угодно сообщу дальнейшие сведения».

– В общем, я ничего особенного не выиграл от этих телеграмм, – пробормотал Ник Картер, откладывая телеграммы в сторону, – но, по крайней мере, я теперь знаю, где именно находится гасиенда, и знаю, что отец Транкилино девять месяцев тому назад бежал из тюрьмы. Как жаль, что старик Сант-Яго Голоман умер! В сущности, глупо браться за работу, которую никто не поручал мне. Но – что делать? Этот мальчик меня интересует, и мне любопытно знать, как выяснится вся эта история! Пока дел особых у меня не предвидится и я могу рискнуть послать Дика в Мексику.

Через полчаса вернулся Дик с какой-то прогулки.

– Хочешь освежить свои познания испанского языка? – спросил его Ник Картер.

– Отчего же нет!

– Если так, то уложи чемодан и поезжай в Мексику. Представься там начальнику полиции и постарайся навести подробнейшие справки о некоем Иосифе дель Корона. Главным образом мне нужно знать, виновен ли он в том преступлении, в котором его обвинили. Он был в свое время приговорен к смертной казни, но казнь была заменена пожизненным заключением, а по мексиканским законам это могло произойти только в том случае, если действительно имелись налицо весьма важные причины, или если суд был убежден, что приговор несправедлив. Из Мехико поезжай на гасиенду Двух Источников вблизи Тлакскала. Управляющий этой гасиенды, насколько мне известно, человек порядочный. Можешь довериться ему и рассказать, что сын его хозяина в настоящее время находится у меня. Спроси его и старуху-няню, что произошло с родителями Транкилино, а затем извести меня шифрованной телеграммой обо всем, что тебе удастся узнать.

– Только и всего? – рассмеялся Дик. – Да ведь это увеселительная поездка!

– Когда ты можешь ехать? – спросил Ник Картер.

Дик взглянул на часы и сказал:

– Сейчас десять часов утра. В сущности, я обещал Иде пойти с ней на утренний концерт послушать Карузо, но от этого удовольствия придется отказаться, если ехать с двенадцатичасовым поездом. Больше никаких распоряжений не будет?

– Никаких. Впрочем, можешь привезти апельсинов, там на месте они дешевле, – рассмеялся Ник Картер.

– Ладно! Итак, до свиданья!

– До свиданья! Смотри, не сплошай!

В эту минуту в комнату вошла Ида, двоюродная сестра Ника Картера.

– Ну, как дела, Дик? – спросила она. – Могу ли я на этот раз положиться на твою аккуратность? А то обыкновенно у тебя в последнюю минуту появляются отговорки.

– Больше никогда не буду, – отозвался Дик, – только на этот раз извини.

– Так я и знала! – воскликнула Ида. – Какая же у тебя сегодня отговорка?

– Мне надо поехать на минутку в Мексику. Хочешь, поедем со мной. Я скоро вернусь.

– В Мексику? Послушай Ник, неужели он говорит правду? Наверное, врет?

– Конечно, врет, – спокойно ответил Ник Картер, – он за две минуты до твоего прихода заявил мне, что терпеть не может концертов и что постарается как-нибудь избежать необходимости идти туда с тобой.

– Ну, как тебе не стыдно, – возмутился Дик, – сначала дает мне длинные наставления, а потом еще клевещет на меня Иде, которая и без того не верит мне.

– Послушайте, господа, – проговорила Ида, – вы, кажется, оба смеетесь надо мною? Скажу только одно: если никто не проводит меня на концерт, то я в течение недели буду кормить вас обоих холодным завтраком!

– Ради Бога! Это так ужасно! – проговорил Ник Картер, – что я уж лучше признаюсь. Да, Дик на этот раз сказал правду! Он с двенадцатичасовым поездом действительно должен ехать в Мексику.

– Ну что ж! Поезжай и влюбись там в какую-нибудь красавицу со жгучими глазами! – отозвалась Ида. – Впрочем, мне нужно еще распорядиться насчет второго завтрака. Прощай, Дик!

Она ушла.

– Хорошо, что ты еще не ушел, Дик, – сказал Ник Картер, – я забыл сказать тебе, что Транкилино все-таки в одном отношении соврал. Вчера Патси чуть ли не полдня объезжал всю местность, указанную мальчиком, но не мог найти дома с тремя золотыми шарами. Я справлялся в адресной книге и у полиции, но оказывается в этой местности нет ссудной кассы.

– Странно, – проговорил Дик, – мальчик как будто искренен. Что ж, поживем, увидим. Прощай, Ник!