Прочитайте онлайн Трагедия в Равенсторпе | Глава 5. Сэр Клинтон в музее

Читать книгу Трагедия в Равенсторпе
4016+1063
  • Автор:
  • Перевёл: В. Челнокова

Глава 5. Сэр Клинтон в музее

— Свет восстановлен, давайте взглянем, что там у пас происходит, сказал сэр Клинтон.

Моулд отступил в сторону, пропуская их, и снова занял свой пост у входа. Слуга, заменивший лампочку, собрался сложить стремянку, но сэр Клинтон приказал оставить ее и ждать дальнейших распоряжений.

Музей представлял из себя квадратную комнату метров двадцати с высоченным потолком. Судя по стенным панелям, она была частью старинной постройки, но паркет был современный. Вдоль стен стояли двухметровые выставочные шкафы; с равномерными интервалами шкафы выступали вперед, образуя ниши. В центре комнаты, прямо под лампой была длинная витрина, и вокруг нее пол был усеян осколками стекла.

— Начнем с самого начала, — сказал сэр Клинтон. Он обратился к слуге, ожидающему возле стремянки. — Разбитая лампочка у вас? Давайте ее сюда, а сами можете идти.

Он долго осматривал разбитую лампочку и наконец заключил:

— Лампочка как лампочка. Таких тысячи. От нее остался только цоколь и торчащие осколки стекла. — Затем посмотрел вверх. — Высота потолка метров девять. Даже удочкой не дотянуться. Вручную не разбить. — Подобрал с полу несколько осколков стекла. — Эти тоже от лампы, Джоан. Видишь, они закругленные? — Он протянул ей на ладони осколки и дал рассмотреть. — Как ты заметила, стекло разлетелось на мелкие кусочки, нет ни одного крупного фрагмента. — И наконец обратился к смотрителю. — Моулд, закрой дверь. Нам свидетели не нужны.

К великому разочарованию столпившихся у входа людей, с интересом наблюдавших за происходящим, Моулд исполнил приказание.

— Джоан, будь добра, пройдись вдоль витрин и посмотри, не пропало ли что-нибудь.

Джоан послушно обошла всю комнату и доложила, что, кажется, все на месте.

— Все шкафы заперты, и все стекла целы. По-моему, па полках все на месте.

— Что скажешь насчет того сейфа в стене?

— Там иногда хранятся особо ценные вещи, но сегодня мы все выставили, и сейф пуст.

Она подошла к сейфу и распахнула дверь, демонстрируя голые полки.

— Обычно мы принимаем меры предосторожности. Дверь музейная в этой комнате железная, и замок с секретом. Мы только сегодня все выложили на витрины.

Сэр Клинтон воздержался от комментариев, поскольку знал, что девушка и так чувствует себя виноватой. Он стал осматривать разбитую центральную витрину, точнее, разбит был небольшой ее кусок.

— Джоан, можешь сказать, что здесь пропало?

Джоан послушно подошла и пробежалась взглядом по оставшимся предметам.

— Нет медальонов с изображением Медузы! — воскликнула она и побледнела от ужаса. — Сэр Клинтон, они забрали самое ценное сокровище. Отец скорее расстался бы со всем остальным, чем с медальонами, я знаю.

— Больше ничего не пропало?

Джоан еще раз оглядела витрину.

— Нет, по-моему, больше ничего. Хотя подождите! Еще взяли копии! Было три медальона и три их гальванических копии, Фокстон Клиффорд сделал. Пропали все шесть медальонов.

Она бросила последний взгляд на разбитую секцию.

— Все, насколько я могу судить, больше ничего не пропало. Кое-что сдвинуто с места, но исчезли только медальоны и их копии.

— Ты уверена?

— Вполне.

— Ну-ну. Мы, конечно, проверим по каталогу, но думаю, ты права. Эти медальоны — отличная добыча для двухминутной работы. Наверное, они сначала просмотрели все экспонаты и выяснили, что здесь самое ценное.

— Но копии-то им зачем? — удивилась Джоан и сама тут же дала объяснение. — О, они не знали, где оригиналы, а где копии, и на всякий случай забрали все.

— Вероятно, — согласился сэр Клинтон. — Но не будем торопиться. Пока нет улик, лучше не забивать голову всякими домыслами.

— Понимаю, — сказала Джоан, и в ее голосе послышалось прежнее лукавство. — Я буду Ватсоном, да? А вы сейчас мигом докажете, какая я тупица? Я угадала?

— Не совсем, — улыбнулся сэр Клинтон. — Просто сначала факты, а уж потом версии.

Он обернулась к смотрителю.

— Мы вас слушаем, Моулд. Изложите подробно все события, и постарайтесь — по порядку.

Моулд долго что-то обдумывал; наконец заговорил.

— Я хотел вспомнить, сколько людей было в комнате перед тем, как погас свет, но не получается, сэр Клинтон. Сдается мне, что пока я не перекрыл выход, многие успели сбежать, воспользовались темнотой. Во всяком случае, когда я стал всех переписывать, то понял, что людей что-то маловато. Вот и все, что я могу сказать, сэр.

Сэр Клинтон похвалил Моулда за предусмотрительность.

— Теперь расскажите, что было после того, как погас свет. И поточнее. Расскажите все, что вспомните, все детали.

Моулд уставился в угол комнаты возле сейфа.

— Я обходил комнату по кругу весь вечер, сэр. Ни разу не остановился. Перед тем как погас свет, я отошел от этой витрины, — он указал на центральную, — дошел до входа во вторую нишу, это прямо перед вами, потом до сейфа и уже собрался повернуть назад, как раздался пистолетный выстрел.

— Это было первое, что привлекло ваше внимание? — спросил сэр Клинтон. Это важно, Моулд, подумайте.

— До этого ничего необычного не было, — подтвердил Моулд. — Ну вот, грянул выстрел, погас свет, и я услышал звон стекла — во всей комнате.

— Значит, свет погасили выстрелом? — сам себе сказал сэр Клинтон. Он посмотрел на резной деревянный потолок, но ничего особенного не увидал.

— Джоан, у вас в доме не найдется бинокль? Полевой или хотя бы театральный? Скажи, пожалуйста, Моулду, где его взять. Джоан объяснила, и смотритель ушел.

— Постучите, когда вернетесь, — приказал сэр Клинтон. — Я запру дверь от непрошеных посетителей.

Когда Моулд уже не мог их слышать, сэр Клинтон спросил:

— Этот Моулд — падежный человек? Что ты о нем знаешь, Джоан?

— Он главный смотритель. Мы всегда ему полностью доверяли.

Она пыталась понять, что на уме у сэра Клинтона.

— Не думаете же вы, что это он все организовал? Не может такого быть!

— Пока я просто собираю факты. Я всего лишь хотел узнать, считаете ли вы Моулда падежным человеком.

— Безусловно, всегда считали.

— Хорошо, так и запомним; надеюсь, все разъяснится и твое мнение подтвердится.

Через несколько минут в дверь постучали — сэр Клинтон впустил смотрителя.

— Полевой? Отлично, в них сильные линзы.

Он навел резкость и с минуту рассматривал потолок. Наконец, протянул бинокль Джоан.

— Смотри сюда, — он указал нужное место.

Джоан быстро его нашла.

— Вижу, — сказала она. — Это дырка от пули, да?

Сэр Клинтон кивнул.

— Пуля разбила лампочку и отлетела сюда. Моулд, подвиньте стремянку, я хочу получше рассмотреть.

Больная нога затрудняла движения, но он все-таки залез на стремянку и стал изучать пулевое отверстие.

— Похоже, двадцать второй калибр. Такой пистолет ничего не стоит спрятать в кармане.

Он мысленно провел линию от пулевого следа до лампочки.

— Очевидно, выстрел был сделан из той ниши. Моулд, встаньте туда, где вы были в момент выстрела. Вы видите, что в нише?

Моулд посмотрел; между ним и местом, откуда стреляли, находится шкаф.

— У них все было продумано, — сказал сэр Клинтон, услышав отчет Моулда. Если бы человек разрядил свой пистолет под носом у Моулда, тот запомнил бы его костюм. Стреляя из укрытия, он был в безопасности и мог располагать большим временем.

Он слез со стремянки и провел эксперимент: встал туда, откуда стреляли. Было очевидно, что в момент выстрела смотритель не мог видеть стрелка.

— Что было дальше, Моулд? — спросил сэр Клинтон, возвращаясь к центральной витрине.

Моулд почесал за ухом, как бы вспоминая, но тут же смущенно спрятал руку за спину.

— Грохнул выстрел, сэр, и осколки лампочки разлетелись по всей комнате. От неожиданности я прямо остолбенел, тут любой бы растерялся: свет погас, и все такое, — и прежде чем я успел пошевелиться, кто-то схватил меня сзади за руки и развернул лицом к стене. Он так скрутил мне руки, что я не мог вырваться, оставалось только лягаться, и то поаккуратнее, иначе я бы упал на живот.

— Вы хоть попали в него?

— Один раз попал, сэр. Но ударил несильно, только задел.

— Жаль, — сказал сэр Клинтон. — Было бы очень кстати, если бы вы пометили его хорошим синяком.

— О, синяк будет, можете не сомневаться, сэр. Но он оказался такой прыткий, что все равно удрал.

— А потом? — спросил сэр Клинтон увлекшегося комментариями Моулда.

— Почти сразу же после того, как погас свет, я услышал, как разбили стекло — звук был, будто бросили камень в окошко. Мне показалось, но я не ручаюсь, что было два удара один за другим. Но я не уверен. Потом в темноте была потасовка, но кто с кем дрался, я не могу сказать. Я старался вырваться.

Сэр Клинтон подошел к разбитой витрине и стал рассматривать стекло.

— Вы ищете отпечатки пальцев? — спросила Джоан, подойдя к нему.

Сэр Клинтон покачал головой.

— Это бессмысленно. Наверняка за вечер к витрине прикасалось столько людей, разглядывавших коллекцию, что отпечатков слишком много. Нет, я пытаюсь найти подтверждение тому, что было два удара. Похоже, Моулд прав. Посмотри, как треснуло стекло — тут две разновидности трещин. Видимо, ударили сначала сюда, — он показал, — длинные трещины идут в этом направлении. Второй удар — вот сюда — пришелся уже по следу от первого. Но это, в сущности, ничего не значит. Оба удара мог нанести и один человек. Моулд, обратился он к смотрителю, — как по-вашему? Какой интервал был между этими Двумя ударами?

Моулд долго размышлял.

— Я так думаю, сэр, секунд пять. Но ручаться не могу.

— Хотелось бы знать точнее, — сказал шеф полиции. — Если действительно прошло пять секунд, то это два разных человека. Когда один человек бьет два раза, он не будет ждать целых пять секунд.

Сэр Клинтон еще раз осмотрел разбитое стекло.

— По краю отверстия — острые обломки, но крови не видно. Если парень бил в темноте рукой и не порезался, значит, на нем были толстые перчатки.

Он обернулся к смотрителю.

— Моулд, вы можете выйти и подержать людей в сторонке еще минуту-другую. Скоро мы получим известия от наших охотников. Если кто-то захочет просто посмотреть, как я работаю, — так и быть, впустите его, но любителей задавать вопросы пока держите подальше.

Моулд послушно отпер дверь, вышел за порог и прикрыл дверь за собой.

— Не знаешь, медальоны застрахованы? — тут же спросил сэр Клинтон у Джоан.

По счастью, это Джоан было известно.

— Я знаю, Морис их застраховал. Но он говорил, что его не устраивает названная сумма. Кажется, в страховой компании не поверили, что это вещи действительно очень ценны, они решили, что Морис набивает цену, и в случае кражи они готовы заплатить сумму куда меньшую, чем им назвал Морис.

— Я полагаю, гальванические копии застрахованы на небольшую сумму?

— Не знаю, застрахованы ли они отдельно. По-моему, их включили в общую оценку дома. Но вы лучше спросите Мориса, он все знает.

Сэр Клинтон еще раз осмотрел комнату.

— Думаю, вряд ли тут можно найти еще что-то полезное, — заключил он. Немного мы узнали, верно? Может, больше повезет, когда парни вернутся с охоты. Может, у них будут новости. А пока нам даже неизвестно, действовали ли тут два человека или две шайки. К Моулду никаких претензий быть не может, но фактов он нам предоставил маловато.

Он собрался уходить, но вошел Моулд.

— Вас хочет видеть мистер Фосс, сэр. Говорит, что должен что-то срочно вам сообщить. Он искал вас по всему дому.

— Это тот американец? — тихо спросил сэр Клинтон у Джоан.

— Да. Он живет здесь два дня, все обсуждают с Морисом эти медальоны.

— Что ж, возможно, он прольет свет на это дело, надо его впустить. Не уходи, Джоан. Послушай, что он скажет.

Он взглянул на смотрителя.

— Пусть мистер Фосс войдет, Моулд; а вы останьтесь за дверью.