Прочитайте онлайн Трагедия в Равенсторпе | Глава 15. Сэр Клинтон раскрывает дело

Читать книгу Трагедия в Равенсторпе
4016+1058
  • Автор:
  • Перевёл: В. Челнокова

Глава 15. Сэр Клинтон раскрывает дело

— Как приятно снова встретиться с сэром Клинтоном, — заметила Джоан, когда они допили кофе. — Всю последнюю неделю я имела дело с тем человеком, которого называли шефом полиции. Мне он не очень понравился. Чиновники с насупленными бровями не в моем вкусе. Они такие суровые, такие высокомерные.

На ее выпад сэр Клинтон рассмеялся.

— Извини, но я пригласил еще один предмет твоей антипатии присоединиться к нам. Кажется, я слышу его шаги.

— Инспектор Армадейл? О, я ничего против него не имею. Во время наших разговоров вы не давали ему слова сказать. Я бы сказала, зажимали ему рот.

Дверь открылась, и вошел инспектор. Они обменялись с шефом быстрыми взглядами, Армадейл сделал таинственный знак рукой. Компания ничего не заметила.

"Передал распоряжения, — расшифровал шеф полиции. — Путь расчищен".

Джоан налила инспектору кофе и обратилась к сэру Клинтону:

— Сесил обещал, что вы нам все расскажете. Не тяните. Мы приготовились слушать, надеюсь нам не придется скучать. Начинайте.

Смутить сэра Клинтона было не так-то просто.

— В этом деле последнее слово за инспектором Армадейлом. У него в кармане лежит признание человека, который был мозговым центром операции, а я его еще не читал. Давайте расскажу, как я это все себе представляю, а инспектор будет при необходимости поправлять? Справедливое разделение труда!

— Очень даже справедливое, — сказала Юна Рейнхил. — А ты, Джоан, помолчи и дай послушать.

— Перед тем как поднимется занавес, почитайте свои программки, — сказал сэр Клинтон. — Первое имя в ней — Томас Пейлтон, он же Том-Какао, он же Дж. Б. Фосс, он же Волшебник Страны Оз — фокусник в отставке, уголовник, вор на доверии и так далее. Насколько я разбираюсь в психологии, он был слабовольным человеком, не слишком честным даже… мм… с коллегами. В нашей пьесе он действовал по приказам джентльмена с куда более крутым характером. Следующее имя в программке — Томас Марден. Полиция не имеет сведений о его прежних деяниях, но, думается, не по причине его честности, скорее он просто должен благодарить судьбу. Я убежден, что он был изрядным пройдохой. Что касается его характеристики, то он, как я понимаю, становился очень жестоким, когда выходил из себя, и довольно часто не мог совладеть со своим дурным нравом.

— А третье у нас…

— Стефен Раке, — подсказал инспектор в ответ на вопросительный взгляд сэра Клинтона.

— Он же Джо Брэкли, — продолжил сэр Клинтон. — Будем называть его Брэкли, поскольку вы знали его под этим именем, если вообще знали. Он считался шофером Фосса. Однако я думаю, что он был главарем шайки, мозговым центром, и именно он разработал план ограбления.

— Да, верно, — внес свою лепту инспектор.

— Я думаю, мистер Брэкли был самым циничным из всей этой своры. Опасный человек, который ни перед чем не остановится, чтобы заполучить то, что ему нужно, или чтобы замести следы.

И наконец, мистер Неизвестный, я не знаю его имя, но в настоящий момент он арестован в Америке за подделку подписи миллионера Кессока. Он работал у Кессока — причем его должность давала ему доступ ко всей корреспонденции мистера Кессока. У меня пока нет точных сведений на этот счет.

— Когда я читаю детективы, я всегда пропускаю такие места, — сказала Джоан. — Вы не могли бы перейти к чему-нибудь интересному?

— Джоан, вы как глашатай из поэмы "Охота на Снарка" : "О, про своего дорогого дядюшку пропусти!" Ладно, пропущу, если ты этого так хочешь, только мимоходом упомяну, что недавно сюда приезжал американский турист и интересовался медальонами Леонардо, потому что якобы пишет о нем книгу. Я уверен, что это и был наш мистер Неизвестный из Америки; а на самом деле ему нужно было посмотреть на сейф и определить, какой он конструкции.

Я должен сделать еще пропуск, и мы оказываемся в музее в ночь грабежа. Вы знаете, что там произошло. Мистер Фосс пришел ко мне с рассказом о том, как вы планировали розыгрыш, а он вас подслушал. Я не сомневался, что история правдива, но она заставила меня задуматься. Джоан, я не показывал виду, но был полностью с тобой согласен: в таких делах нелепо сразу же идти в полицию. Конечно он подготовил оправдание, но оно звучало не слишком убедительно. Я мог бы объяснить это бестактностью, если бы не пришло на ум кое-что другое.

На мой взгляд, пистолетный выстрел, разбивший лампочку, был слишком хорошо рассчитан по времени. Выстрелил человек, который точно знал, что смотрителя схватят, и сделал он это в такой момент, чтобы опередить Фокстона Поулгейта на пути к витрине. Это означало только одно: стрелявший знал о розыгрыше. Только Фосс знал о вашей шутке, и только он мог помешать шутникам. Естественно, я стал подозревать, что Фосс приложил руку к этому делу. Типичная ошибка преступника — оказаться умнее всех, подставив под подозрение другого.

Пойдем дальше. Очевидно, что Фосс не был тем человеком в белом, потому что он пришел ко мне, когда погоня была в разгаре. Так что на этой стадии я уже знал, что в игре участвуют по крайней мере двое: Фосс и кто-то еще, кто был тем человеком в белом. В первую очередь я подумал про камердинера и шофера, потому что вроде бы только они были напрямую связаны с Фоссом. Но маскарад давал возможность любому человеку со стороны явиться в дом неузнанным, так что человек в белом мог быть сообщником личностей абсолютно нам не известных — ни в коей мере. Могло быть так, что ни Марден, ни Брэкли тут вообще ни при чем.

Позже я узнал, что Фосс сверил свои часы с твоими, Сесил, это подтверждало, что он в игре. Было и еще одно подтверждение. Если камердинер или шофер — сообщники Фосса, то им нетрудно было узнать, какой костюм собирается надеть Морис, достаточно спросить у его слуги, — и после этого они взяли для своего бегуна костюм Пьеро, чтобы спутать карты. Из этого можно было предположить, что слуги Фосса с ним заодно, но опять-таки только предположить. А вообще-то, белый костюм Пьеро был выбран главным образом потому, что он бросается в глаза, наверняка.

Теперь переходим к исчезновению человека в белом.

— Слава богу! — сказала Джоан. — Ваш рассказ становится все интереснее. Вы уже заслужили нашу благодарность.

— Да, я стараюсь как могу, — невозмутимо отозвался сэр Клинтон. Посмотрим, как этот парень мог исчезнуть. Во-первых, он мог спуститься по веревке, привязанной к столбику балюстрады, в озеро. Ее специально привязали. Но, к счастью, один из охотников не спускал глаз с озера, и стало ясно, что человек в белом ушел не этим путем. Во-вторых, если бы он спустился, у него была возможность спрятаться в пещере, но поиск в пещере отбросил и это предположение. В-третьих, бандит мог скрыться через потайной ход, в самом деле! Честно говоря, это я тоже отбросил — слишком уж невероятно. Но после того как мы исключим эти три варианта, остаются всего два. Первый — у человека в белом был сообщник среди "охотников", который его и пропустил. Но при этом слишком мал шанс улизнуть так, чтобы этого не заметили другие участники. Я решил, что риск был настолько велик, что и пробовать не стоило.

И последний вариант — беглец замаскировался до неузнаваемости. Какая маска будет лучше всего? У него были считанные секунды на переодевание. За это время нельзя нарядиться дренажной трубой или садовой скамейкой. Значит, надо стать тем, что имеет человеческую форму, но человеком не является. В саду можно было бы стать пугалом, но пугало на террасе! Это исключено. И тут я вспомнил про статуи.

Что, если как-то вечерком человек придет и спилит статую? Ее можно будет сбросить в озеро, а опустевший пьедестал послужит беглецу.

— Я должен был догадаться! — не выдержал Майкл. — Как подумаешь, это же так очевидно! А я тогда ни о чем таком не думал.

— Как я себе представляю, — продолжал сэр Клинтон, — на человеке в белом под костюмом Пьеро было белое трико. Лицо и руки у него тоже были выбелены, так что, как только он снял блузу и штаны, при лунном свете стал вполне похож на статую. Днем его бы выдали глаза, но под луной ему достаточно было их закрыть; вы вряд ли заметили бы присыпанные белой пудрой ресницы. За те несколько мгновений, когда вы выпустили его из виду, организовывая оцепление, он снял костюм Пьеро, завернул в него тот тяжелый предмет, которым разбивал стекло витрины, и зашвырнул за балюстраду. Этот всплеск вы и услышали.

Сэр Клинтон помолчал, раскуривая сигарету.

— Как видите, эта версия согласуется с большинством свидетельств. Она объясняет, почему для исчезновения было выбрано это место; объясняет всплеск. Далее, она предполагает, что в шайке был третий — тот, кто сбросил с пьедестала настоящую статую. Они должны были оставить эту работу на последний момент, чтобы кто-нибудь не увидел заранее. Фосс был па маскараде — значит, это не он. Человеку в белом потребовались все его силы, так что не похоже, чтобы он стал заранее делать тяжелую работу: убрать статую, хоть бы и по частям, — нелегкое дело. Требуется третий сообщник. Но я не поклонник хитроумных версий. Я просто заметил совпадение: нужны три человека, и команда Фосса состоит из трех человек — он сам, камердинер и шофер.

По причинам, которые я вам сейчас изложу, я понял, что это лишь первый этап куда более сложной операции. Я позаботился о том, чтобы ускорить развитие событий — установил патруль вокруг лесочка и настрого приказал, чтобы ни одна душа не поднималась па террасу, пока я сам ее не осмотрю. А потом постарался, чтобы все узнали, что на самом деле я не соизволил туда пойти. Во что бы то ни стало требовалось убедить этих умников, что никто не видел опустевший пьедестал. Они со всех сторон слышали, что террасу больше никто не посещал. И они смекнули, что в случае необходимости могут повторить свой трюк.

Мои рассуждения подкреплялись следующим: проводя дренаж озера, инспектор вытащил большой кусок мрамора. Это вписывалось в версию со статуей — куски разбитой статуи лежали теперь на дне, надежно прикрытые водорослями. Как видите, все совпадало.

Затем появилось еще одно примечательное свидетельство, даже два. Деревенский пьяница что-то плел насчет Белого Человека, а девочка видела Черного Человека. Это могло быть выдумкой, а могло и правдой. Когда охотники ушли, наша новая статуя слезла с постамента. Этот ловкач мог пойти в лес, где его увидал старик Гроуби — вот вам и Белый Человек. Но не отправляться же в дом прямо в белом трико. А он должен был попасть туда как можно скорее. А что, если под белым трико на нем было черное? Стоит снять белое — и он становился почти невидимым в тени. И тогда можно незаметно залезть в окно в крыле, где живет прислуга. Наверное, так все и происходило.

— Абсолютно так, — подтвердил инспектор, подняв глаза от бумажки, с которой он то и дело сверялся.

Услышав подтверждение, сэр Клинтон лишь скромно заметил:

— Я считал это возможным, но то была только догадка. Доказательств не было, просто она хорошо укладывалась в мою гипотезу.

Он повернулся к инспектору:

— Вы нашли у него пять медальонов?

Сунув руку в карман, Армадейл извлек пять золотых Дисков и передал шефу. Сэр Клинтон вынул из своего кармана шестой медальон и разложил весь набор на столе.

— Говорят, чем причудливее преступление, тем легче его раскрыть. Я не стал бы столь категорично это утверждать, но странные моменты действительно могут быть хорошей зацепкой. Если вы мысленно вернетесь к тому, как это дело виделось в ночь маскарада, вы вспомните одно обстоятельство, которое, без сомнения, казалось лишенным смысла.

Он оглядел кружок слушателей, но никто не пожелал высказаться.

— Эта шайка нацелилась что-то украсть. Один из них, Фосс, знал, что существуют три медальона и три копии! Медальоны — огромной ценности, копии почти ничто. Я был уверен, и в дальнейшем это подтвердилось, что Фосс знал, что подлинные медальоны лежат в верхнем ряду, а копии — в нижнем.

Он посмотрел на шестерку дисков.

— И несмотря на это, они стащили копии. На первым взгляд забавно, не правда ли? Эго было еще более странно, чем трюк с исчезновением беглеца. Естественно, на этом пункте я и сосредоточил свое внимание. Заметьте — это не был промах, и дальнейшие события это подтвердили. То, как ловко они воспользовались розыгрышем, доказывало, что всей операцией руководит недюжинного ума человек. В их первоначальном плане никакого розыгрыша, разумеется, не было, но они подхватили его, чтобы представить дело невинной шуткой. Они не те люди, чтобы ошибиться в расположении копий. Если вместо подлинников они взяли гальванические копии, значит, им были нужны именно они.

Зачем? Этот вопрос выходил на первый план, и нужно было на него отвечать.

Он наклонился и уставился на два ряда медальонов, лежащих перед ним на столе.

— Если о чем-то долго думаешь, то в конце концов возникает идея. Возможно, на мысль меня натолкнула фальшивая статуя. Их обман удался потому, что никто не предполагал обман. Не думаю, чтобы ваши добровольные помощники, мистер Клифтон, разглядывали эти статуи и зачем бы? Всем известно, что на пьедесталах всегда стоят статуи. То есть от статуй вы, разумеется, никакого подвоха не ожидали.

Этот трюк дал мне ключ к разгадке того, почему они предпочли копии. Если бы в ту ночь они прихватили настоящие медальоны, шум поднялся бы страшный, и вес знали бы, что похищены подлинники Леонардо; момент кражи был известен до минуты. Представляете, какой риск. Но допустим, кража копий первая стадия игры. что тогда? У них копии, у вас — подлинники. Фосс в качестве агента Кессока имеет право взглянуть на медальоны еще раз. И, разумеется, он им воспользовался.

Они уверены, что все получится так же, как в фокусе с.) статуей! Морис знает, что в сейфе у него подлинники Леонардо. Он выудит их, чтобы Фосс рассмотрел, а потом положит обратно, не проверяя. О копиях вообще нет речи, ведь их нет, они потеряны навсегда. Он о них и не вспомнит.

Бросив на Джоан озорной взгляд, сэр Клинтон продолжал.

— Я ведь и сам умею делать кое-какие фокусы. Поневоле научишься, когда вживаешься в роль Просперо. Я знаю, как сделать, чтобы вещи исчезали из рук. Как только я нащупал основную идею задумки, то понял, как мошенники будут действовать дальше. Фосс придумает повод для того, чтобы взять подлинные медальоны в руки и заменит их копиями. Морису, который не спускает глаз с медальонов, и в голову не придет снова их проверять, он просто положит их в сейф. Подлинники в кармане у Фосса, сделка отменяется, Фосс и компания благополучно отбывают в Америку. Сто к одному, что медальоны из сейфа снова станут рассматривать еще очень нескоро, и тогда уже никто не свяжет их с Фоссом, даже если его найдут.

Видите, какие преимущества? Во-первых, кража копий никого особенно не взволнует. Во-вторых, время настоящей кражи окажется под сомнением. И в-третьих, такой план дает много времени на то, чтобы успеть продать эти вещи до того, как их начнут разыскивать, ведь это подлинники Леонардо. Мне кажется, у них уже был покупатель — какой-нибудь бесчестный коллекционер, который заплатит хорошие деньги за Леонардо, даже если не сможет публично им похвастаться.

— Верно, сэр, — вставил инспектор. — У Брэкли был покупатель, только он не сказал кто.

Джоан поднявшись с кресла, подошла к маленькому столику и взяла поднос.

— Пожалуйста, виски с содой, — предложила она сэру Клинтону.

— Ты находишь мой рассказ суховатым? Увы, такова жизнь. Виски больше требуются инспектору, он провел много времени на холоде. Я чуть позже, если не возражаешь.

Джоан подошла к инспектору, и тот налил себе. Сэр Клинтон подождал, когда он добавит из сифона содовую, и продолжил, обращаясь к Джоан:

— Возможно, все рассказанное не так уж интересно милым дамам. Поэтому скорее поспешим к тому дню, когда ты, Морис и Фосс разговаривали на террасе. Под окном стояла машина Фосса — на случай, если запахнет жареным, и им придется удирать, а также для того, чтобы шофер, делая вид, что нужно что-то исправить в машине, мог отслеживать, что делается в музее. Думаю, он не хотел выпускать сообщника из виду.

В этот момент у Фосса в кармане три копни, и он ищет предлог, чтобы добраться до оригиналов и совершить подмену. Он говорит о японском мече и прочих раритетах. Подозреваю, Брэкли снабдил его материалом для беседы, чтобы Фосс выглядел знатоком. Фосс переводит разговор на "коллекцию бедняка", состоящей, главным образом, из рисованных копий, сделанных техникой "притирания-, карандашом или особым порошком. Я не сомневаюсь, что он таким образом подстрекал Мориса, и тот сам предложил ему спять копии с медальонов. Бывшему фокуснику с хорошо подвешенным языком добиться нужного поворота в разговоре ничего не стоит.

Но тут возникло неожиданное осложнение. Тебе, Джоан, захотелось увидеть, как делаются эти копии. Признаю, бедняге пришлось тую. Он такого не предвидел.

— Блат одарю за комплимент! — шутливо поблагодарила Джоан.

— В его план это никак не входило. Это означало лишнюю пару глаз, когда он будет делать подмену, а подмена — эго ключевой момент во всей игре. Твое присутствие — невозможно даже такое представить! — крайне ему не нравилось. Фосс занервничал. Он не был таким хладнокровным, каким хотел казаться; я понимаю ситуацию так, что первая попытка подмены ему не удалась, и ему пришлось сказать, что копия получилась неудачной, надо сделать вторую.

Со второй попытки ему повезло, даже при том, что вы не спускали с него глаз, и Медальон Номер Один из-под наложенной бумаги с растертым графитом скользнул в специальный потайной кармашек. Но он отчаянно хотел избавиться от твоего общества, потому и сказал, что тебя кто-то зовет, — конечно, это был блеф. Но чтобы заставить тебя уйти, этого было достаточно. Стало одним наблюдателем меньше.

Сэр Клинтон прервался на то, чтобы закурить. Инспектор отложил бумагу и повернулся к шефу с таким видом, как будто рассчитывал услышать нечто такое, чего он еще не знает.

— Следующая стадия — чистые домыслы, главное в ней — что Фосс мертв, продолжил сэр Клинтон. — У меня ранее не было возможности представить вам второе действующее лицо: Марден.

Инспектор Армадейл мрачно улыбнулся, отмстив, что сэр Клинтон ловко вышел из положения — ничем не выдал, что Марден тоже мертв.

— Возможно, у инспектора Армадейла есть кое-какие записи на этот счет, но они из серии "один солдат сказал", потому что сам Брэкли ничего не видел, он мог только передать с чужих слов. Вот как мы с инспектором это себе представляем. Фосс убит, он заколот мечом Мурамасы. Причем на рукояти мы нашли только отпечатки Мориса и никаких других. Под телом Фосса — пистолет с его собственными отпечатками, причем из него не стреляли. Мы обыскали загадочные кармашки Фосса, но в них ничего не было. Ни одного медальона! Морис исчез. Марден порезал руку о стекло витрины, когда падал. Он кое-как перевязал руку платком. Витрина, где лежал меч Мурамасы, открыта, и пустые ножны лежат на месте.

Справедливости ради надо сказать, что инспектор Армадейл сразу заподозрил Мардена. Я же рассказываю вам, как дело представлялось мне по ходу событий.

Армадейл покраснел от удовольствия: наконец-то и он удостоился похвалы за свою проницательность. Он тут же опасливо поглядел на сэра Клинтона, но в его лице не было насмешки.

"Может, он опять меня разыгрывает, — подумал инспектор, — но хорошо хоть не проговорился. Все звучит более-менее убедительно и одновременно так, чтобы они не поняли".

— У Мардена была заготовлена отличная история. Он подошел к двери музея со свертком, который должен был отправить по почте. Он, видите ли, обнаружил, что адрес написан не полностью, и вернулся к Фоссу, чтобы тот дописал. Стоя за дверью, он слышал ссору между Морисом и Фоссом, которая закончилась дракой. Когда Марден ворвался в комнату, Мориса там не было, а Фосс лежал убитый. Марден поскользнулся на паркете, угодил рукой в стекло, порезался и перевязал рану платком. Потом поднял тревогу.

Прежде всего меня заинтересовала посылка с недописанным адресом. В ней оказались вполне исправные наручные часы. Инспектор хотел проверить отпечатки пальцев, но их не было — ни на часах, ни на коробочке. Что, естественно, настораживало.

Единственное, что могло объяснить эту странность, — что Марден не хотел выпускать Фосса из виду. Посылка Давала ему возможность в любой момент вломиться к боссу. Допустим, Марден сам соорудил эту посылку, а Фосс не имеет к ней отношения. Коробочка была обернута в бумагу, на которой был написан адрес. Вы знаете, что адреса на посылках пишут очень крупно и четко — ничего общего с обычным почерком человека, так что подделать такой почерк Фосса ему было нетрудно. А если посылка вдруг попадет в руки полиции — ничто нс укажет на то, что Фосс ее и в руки нс брал, нет никаких отпечатков. А содержимое очень невинно: часы, которые надо отослать в мастерскую, чтобы отрегулировать ход. Если бы это было письмо, то пришлось бы все его подделывать под почерк Фосса.

Если принять эту версию, из нее много чего следует Первое и главное что именно Марден был главарем, а его якобы хозяин был в их шайке ниже и должен был повторять то, что скажет Марден. Второе — Марден не слишком доверял Фоссу. Он хотел в любой момент иметь доступ к Фоссу, а это не всегда удобно для камердинера. И когда он считал, что пора проверить, что поделывает Фосс, ему было достаточно сунуться с этой посылкой, и Фосс сразу бы смекнул, что шеф начеку. Третье — блеф с посылкой он устроил на завершающей стадии операции, когда копии должны были быть заменены на подлинники Леонардо. Разве это не означает, что Марден не очень-то доверял Фоссу? Марден был отнюдь не уверен, что, заполучив медальоны, Фосс поведет себя благородно. Что вы скажете на это, инспектор?

— Они не доверяли Фоссу, сэр. Брэкли это открыто говорил.

— А идея с посылкой принадлежала Брэкли? Похоже на то, что это его изобретение.

— Он так и сказал, сэр. Фосс ничего не знал. Для него это был сюрприз. Они понимали, что, когда Марден принесет ему посылку, Фоссу придется сделать вид, что он о ней знает.

— Ну, с посылкой покончим. Она наводит на определенные важные детали. По-моему, самое важное — то. что отношения между членами шайки оставляли желать лучшего. Двое подозревали третьего. Могли существовать и более глубокие разногласия.

Вернемся к истории, рассказанной камердинером. Он сказал, что Морис зарезал Фосса после ссоры, которую ему не удалось подслушать. Бедняга не знал, что удар был нанесен с большой силой, а Морис как раз в то утро вывихнул руку, даже не поехал на гольф. Конечно это еще не доказательство, но безусловно — повод для сомнения. Потом Марден сказал, что ему за дверью не было слышно, о чем они говорили, только их повышенные, сердитые голоса. Я провел эксперимент — с того места, где стоял Марден, псе было отлично слышно. Значит, намеренная ложь. После этого весь рассказ Мардена стал казаться мне подозрительным.

Что же па самом деле произошло в музее? Морис сбежал, Фосс мертв, Марден не расскажет. Остается самим реконструировать ход событий. Мое впечатление — это только предположения — таково. Марден подслушивал; в приоткрытую дверь ему была видна часть комнаты. Фосс успешно подменил один медальон. Чтобы отвлечь внимание Мориса, он попросил меч Мурамасы. Морис отошел, но не выпускал Фосса из виду. В этот момент Фосс подменил вторую копию. Морис вернулся с мечом — конечно при этом на рукоятке остались его следы. Стоявший за дверью Марден увидал это и взял на заметку. Морис вернулся к Фоссу и неожиданно почувствовал себя плохо. У него в руке был третий медальон; проходя мимо Фосса, он взял две копии, которые считал подлинниками, быстро прошел к сейфу и положил эти два, забыв про то, что третий — у него самого в левой руке. Потом захлопнул сейф и скрылся через тайный ход.

Инспектор посмотрел на него с явным недоверием.

— Разве может человек вот так ни с того ни с сею заболеть? Зачем ему нужно было срочно убегать?

Сэр Клинтон круто повернулся к нему.

— Вы когда-нибудь страдали ревматизмом, инспектор? Или невралгией? Или вдруг заболел зуб?

— Нет, — гордо ответил инспектор, явно кичась своим прекрасным здоровьем. — Никогда в жизни не было ни ревматизма, ни зубной боли.

— Тогда ничего удивительного, что вы не в состоянии понять. Подождите, когда прихватит невралгия. А если вы еще не поняли, что являетесь счастливым исключением из правила, спросите у друзей. Когда у вас приступ, вы прямо-таки сходите с ума, не меньше. Довольно часто мужчины даже не выдерживают этих мучений, кончают самоубийством, — и он многозначительно посмотрел па Армадейла.

Инспектора наконец осенило.

"Так вот в чем дело! Мне это действительно даже не Могло прийти в голову". — Но вслух он ничего не сказал.

— Теперь мы с вами совершаем прыжок в полную темноту, — продолжил сэр Клинтон. — Я уверен, что как только Морис скрылся, Марден вошел в музей и потребовал от Фосса медальоны.

Он положил на край пепельницы докуренную сигарету и откинулся в кресле. В лице его промелькнуло что-то вроде жалости.

— Фосс был жалкий человечек, кролик в бескрайних джунглях преступного мира. Те двое — совсем другое дело: они хищники, они безжалостны к жертве. Его взяли в дело за единственный ничтожный талант — ловкие руки. Он, бедняга, был для них просто инструментом и знал об этом. Я думаю, когда он увидал, в какую попал компанию, то пришел в ужас. Поэтому носил с собой пистолет.

Медальоны. Это был его единственный шанс получить свою долю. И он не хотел так просто их отдавать. И когда Марден потребовал их, Фосс взбунтовался. С таким же успехом кролик мог бы сражаться с горностаем. У него не было шансов. Я думаю, он вытащил пистолет, и Марден рассвирепел.

Но даже в ярости Марден не терял голову. А может, он обдумал этот вариант заранее. Он из тех низких тварей, для которых человеческая жизнь ничего не стоит. Он был готов к появлению пистолета. Я думаю, Фосс стал им размахивать, обычное поведение человека, не умеющего стрелять. Наверное, он вообразил, что при виде пистолета у Мардена душа уйдет в пятки.

Марден мгновенно вынимает платок. Может быть, он уже был у него наготове. Он хватает меч Мурамасы, не оставляя на нем отпечатков, и… тут Фоссу и пришел конец.

Сэр Клинтон порылся в портсигаре, привередливо выбирая сигарету, закурил и продолжил:

— Да. Так закончилась его жалкая попытка обойти сообщников. Деньги, которые у него при себе были, не давали возможности сбежать. Все ухищрения скрыть свою личность в конечном итоге сыграли на руку Мардену и Брэкли.

Мардену нужно было действовать дальше, и немедленно. Думаю, его первой мыслью было обыскать Фосса и вынуть из карманов медальоны. Но ведь и его руки, и его платок были в крови… Он мгновенно придумал выход. Отошел, нарочно поскользнулся — в мелочах он был артистом — и ударил рукой в стекло витрины. Он порезал руку и теперь был в полной безопасности. Он перевязал руку платком; если кровь попадет ему на одежду — объяснение готово. Он подергал ручку сейфа — боялся, что там спрятался Морис — и только после этого поднял тревогу.

Сэр Клинтон вопросительно глянул на инспектора, но тот покачал головой.

— Брэкли ничего про это не говорил, сэр. Марден рассказал ему в общих чертах.

— Все это догадки, — предупредил аудиторию сэр Клинтон. — В их пользу можно сказать только то, что они хорошо согласуются с фактами.

— И это чудовище сейчас в доме? — спросила Юна Рейнхил. — Если да, то я не смогу заснуть.

— Были посланы два констебля, чтобы арестовать его. В настоящее время его в доме нет.

Лицо Армадейла сделалось каменным — он еле сдерживал саркастическую улыбку.

"Надо же… ухитрился и правду сказать и в то же время заморочить барышням голову", — восхищенно отметил он про себя.

— Теперь давайте посмотрим, что было после смерти Фосса, — продолжал сэр Клинтон. — Марден и Брэкли оказались в незавидном положении. У них было три медальона, которые Марден изъял у мертвого Фосса. Но они не знали, чем именно они располагают. Им не было известно про секретные дырочки на копиях. Зато они точно знали, что Фосс мог провалить дело, тогда — па руках у них только копни. А значит, плохо дело. Я сам не могу отличить медальон от гальванической копии, но думаю, что специалист отличит. Эти два жулика были специалистами совсем в другом.

Они понятия не имели, что у них на руках.

Оставалось только одно — добыть все шесть, тогда три из них наверняка будут подлинниками. И они вернулись к первоначальному плану ограбления. Они заранее послали своего сообщника-американца на разведку, и он им доложил, что сейф старой конструкции. Они взяли с собой отофон, чтобы подобрать код замка. Отофон был еще в доме, я его специально для них оставил. Но было одно препятствие.

Возле музея я установил круглосуточный пост. Это блокировало все попытки ограбления, разве что они решились бы напасть на констебля. Если бы дверь была просто заперта, думаю, с этим они справились бы вмиг. Я уверен, что весь набор инструмента взломщика лежит у шофера в ящике с прочими инструментами, где он меньше привлекает внимание. Но полицейский, приставленный охранять музей, это препятствие серьезное.

Сэр Клинтон сделал тайный знак Армадейлу, давая понять, что следующая часть истории предназначается ему.

— Я изложил вам свою версию на тот момент. Я был Убежден в своей правоте. Но о передаче дела в суд пока не могло быть и речи. Сплошные догадки, довольно убедительные, но никаких стоящих улик. А суду, как известно, требуются факты. Кто может их убедить, что исчезновение беглеца произошло таким экстравагантным способом. Подавать дело в суд в таком виде было рискованно, а я не люблю превращать серьезное дело в азартную игру. Я хотел, чтобы улики, как говориться, были налицо. Лучший способ — поймать их на месте преступления.

В их обороне было одно слабое место. Я догадывался, что в отношениях между сообщниками уже есть трещина, и хорошо было бы вбить туда клин. Да, я рассчитывал на то, что убийство Фосса шофер воспримет, как грубый промах, и между ними начнутся трения. Позволю себе повторить: то, что шофер следил за музеем, делая вид, что чинит машину, означало, что он не доверял своим подельникам. Легко было предположить, что Марден накрепко вцепился в те медальоны, которые вынул из карманов убитого Фосса. А если Брэкли не получил свою долю добычи, он оказался в незавидном положении. Я поставил па то, что он захочет получить все, а терять ему и так было нечего. Я снова вызвал шофера на допрос, и он при первой возможности выдал своего дружка, сказав, что видел его с Фоссом непосредственно перед убийством! После этого я сразу выпалил инспектору, что пора снять охрану у подножия террасы и у двери музея. Брэкли ушел с этой горяченькой, никому еще не ведомой новостью. Мардену он ничего не сказал. Он увидел возможность сравнять шанс: придержать новость про себя, одному ограбить сейф, забрать остальные медальоны — и тогда уже он наверняка получит свою долю добычи. Ведь в этом случае они с Марденом не смогут обойтись друг без друга, они будут крепко повязаны.

Но я, знаете ли, недооценил аппетитов Брэкли. Он решил забрать себе и долю Мардена. Но подробности уже не столь интересны.

И опять Армадейл едва не ухмыльнулся, слушая, как ловко сэр Клинтон препарирует правду, ни слова не соврав.

— Осталось совсем немного. Брэкли пошел грабить сейф. Он решил, что если за ним погонятся, он повторит трюк с исчезновением на террасе; очевидно, я убедил его, что нам все еще не известен modus operandi. Может, он сходил туда после того, как был снят патруль, и убедился. что никто не поднимался на террасу. Он подготовился: набелил лицо, надел белое трико, накрылся для маскировки плащом Мардена, на лицо натянул черную маску, чтобы спрятать белую краску — все, что нужно, чтобы при необходимости повторить представление. И отправился в ловушку, которую я для него расставил.

Мы видели этот спектакль с начала до конца. Я даже взял с собой Сесила и Майкла, чтобы свидетелями были не только полицейские. Мы не пропустили ни одной сцены.

Сэр Клинтон прервал рассказ и посмотрел на часы.

— Ай-ай-ай! Мы самым бессовестным образом продержали инспектора чуть ли не весь остаток ночи, — виноватым голосом сказал он. — Скоро уже рассвет. Инспектор, прежде чем уйти, ответьте… Совпадают ли мои домыслы с признанием, которое вы получили от Брэкли, — я имею в виду, в последней его части.

Инспектор понял, что ему предлагают уйти, и встал.

— Все совпадает, сэр. Конечно есть отличия в деталях, но в главном вы правы.

Сэр Клинтон сдержанно выразил удовлетворение.

— Что ж, рад слышать. Кстати, инспектор, возьмите мою машину, она так и стоит на аллее. Когда доедете, пришлите с ней человека. После такой ночи нечего вам тащиться пешком.

Армадейл поблагодарил, отказался от очередной порции виски, предложенного Сесилом, и ушел. Сесил тут же вопросительно посмотрел на шефа полиции.

— Вам не терпится рассказать, как вы объяснили для себя мои действия? Я заметил, что вы не стали это выкапывать при инспекторе.

Сэр Клинтон кивнул.

— Я думаю, все довольно ясно, поправь, если поплыву не в ту сторону. Услышав про исчезновение Мориса, ты понял, что здесь неладно. Ты прекрасно знал, где он может быть, но не хотел раскрывать секреты Равенсторпа. И в одну прекрасную ночь ты вернулся и пошел туда. Не знаю, удивился ты или нет, найдя его, но в любом случае решил, что нечего давать газетчикам повод болтать про тайные ходы. Ты вытащил его на просеку через второй выход из туннеля, а потом пришел в Равенсторп, как если бы приехал первым поездом. Инспектор поймал тебя на обмане, но это особого значения не имеет. Хотя он тебя, кажется, не любит. Я не стал вмешиваться, чтобы не сделать хуже; я видел, что ты сам можешь за себя постоять. Так?

— Так или почти так, — согласился Сесил. — В тех обстоятельствах это было самое лучшее, что я мог сделать.

Было видно, что сэру Клинтону предмет разговора весьма неприятен. Он повернулся к девушкам.

— Детки, пора спать. Уже светает. Вы достаточно поразвлекались, надо и отдохнуть.

Он изобразил зевок.

— Я валюсь с ног, — призналась Юна Рейнхил. — Глаза слипаются. Пойдем, Джоан. На улице светло, я уже не боюсь ложиться спать.

Джоан потерла глаза.

— Устала больше, чем после двадцати танцев, — призналась она. — Начало ночи было слишком волнующим, если так будет каждый день, я не вынесу. Кстати, как правильно сказать "спокойной ночи", когда солнце уже выше горизонта? Я сдаюсь.

Помахав рукой, они с Юной вышли за дверь. Сэр Клинтон тут же обратился к Сесилу.

— Пройдемся навстречу моей машине? Свежий воздух, тишина, и все такое прочее. Я вообще-то люблю рассвет, когда случается его увидеть без особых усилий с моей стороны.

Сесил понял, что шеф полиции дает ему возможность отказаться.

— Я прогуляюсь с вами.

Сэр Клинтон не пригласил Майкла, который явно желал пойти спать. Когда они вышли из дома, Сесил сказал:

— Вы несколько раз скользили по тонкому льду. Особенно насчет Мориса. Зубная боль! Невралгия! Этот ваш адский инспектор проглотил все, как миленький, как кот валерьянку. Гладя на него, можно было подумать, что он знает абсолютного фаворита скачек, которого никто другой не замечает. Я чуть не засмеялся. — Неожиданно он посерьезнел. — Как вы догадались, что на самом деле было с Морисом?

— Одно цеплялось за другое, однако я не сразу понял, — признался сэр Клинтон. — Меня натолкнули на мысль Домики Феи. Никто не держит подобные игрушки в идеальном порядке только из-за каких-то старых легенд. Они явно имеют вполне реальное назначение. И еще… Казалось, ты находишь в них какой-то повод для веселья — для недоброго веселья. Это заставило меня задуматься. А потом ты как-то обронил, что Морис — специалист по семейным проклятьям, ну я и сопоставил…

— У вас дьявольская память на пустяки, — изумился Сесил.

— В моей профессии пустяки иногда решают все. Привыкаешь отмечать их, не задумываясь. Должно быть, у меня автоматически отложился в памяти разговор о Домиках Феи. Позже вспомнил, что эти сооружения понатыканы по всему вашему имению, а больше нигде не встречаются. На своей земле Чейсвотеры всегда находятся в пределах досягаемости одного из этих строений. Древнее семейное проклятие; любопытные домики всегда под рукой; один из братьев ухмыляется, когда говорит о них — да, ты ухмылялся, причем гадко. При этом я знал, что этот брат люто ненавидит другого. Проблема… по вполне частная. И я…

— И что вы? — спросил Сесил, когда сэр Клинтон остановился.

— И я выбросил это из головы. Мне в вашем имении хватало проблем более существенных, — резко сказал сэр Клинтон. — К тому же это меня не касается.

— А потом?

— Потом Майкл рассказал, как нашел Мориса в одном из этих домиков. И о странном состоянии, в котором он тогда находился. Это уже было связано с преступлением, а преступление как раз очень меня касается. Зачем парень туда заполз? Почему сопротивлялся, когда его вытаскивали? Почему он не потрудился хотя бы встать? В общем, сплошные "почему". Поневоле возникли некоторые подозрения. Но эти подозрения не давали ничего, что могло бы пролить свет на преступление, значит, все-таки это было не мое дело, и я не стал докапываться. Но…

— Да?

— Морис действительно был неприятным человеком, я готов это признать. Мне отвратительно то, что он себе позволял, его цинизм и мелочность. Но я всегда стараюсь отыскать в людях то лучшее, что в них есть. Худшее, в силу профессии, я и так вижу слишком часто. И постепенно я начал понимать, что, возможно, поведение Мориса можно объяснить, если не простить. Он находился в крайне нервозном состоянии, я бы сказал, в пограничном.

— Да. Бедняга, — в голосе Сесила промелькнуло раскаяние.

— Затем мне пришлось заставить тебя открыть тайный ход. Сесил, ты повел себя так, что хуже некуда. Я прекрасно понимал, что ты не сделал ничего дурного. Что ты не братоубийца. Но за той дверью в стене явно было что-то, что ты хотел скрыть. Ты боялся, что я что-то замечу. Инспектор решил, что ты скрываешь убийство. Но я к тому времени уже знал, что ты скрываешь семейную тайну Равенсторпа. Как только я увидел ваш сужающийся коридор, ведущий в никуда, я все понял. Ключом к разгадке послужили Домики Феи. И наконец, ты сам подтвердил мои догадки тем, что сказал над телом Мориса.

— Про Чучундру?

— Да. Я вспомнил — еще одна полезная мелочь — кто такая Чучундра. Это мускусная крыса, которая все мечтала выбежать на середину комнаты, но ей не хватало храбрости это сделать. И я спросил тебя, не на букву ли "А" начинается его проблема. Агорафобия. Наверное, у Мориса еще в детстве бывали ее приступы — он отказывался проходить по середине комнаты, а крался по стенам. Отсюда и возникла дразнилка?

Сесил кивнул.

— Очевидно, в вашей семье эта болезнь то и дело проявлялась вновь. Для того и Домики Феи — это убежища на случай внезапного приступа. Как и та подземная камера, куда можно забиться, спрятаться от открытого пространства, которое вызывает у человека в таком состоянии панический ужас.

— Я понятия не имел, как плохо приходилось Морису, — торопливо сказал Сесил. — Видимо, это было действительно ужасно, если он дошел до самоубийства.

— Наверное, это что-то непередаваемое, — задумчиво сказал сэр Клинтон.

Он оглядел широкие аллеи парка и посмотрел на синее небо, по которому длинной чередой плыли сверкающие облака, и сказал:

— Какой мирный вид, Сесил, не правда ли? Когда смотришь на него, радуешься, что живешь на свете. А для бедного Мориса это было пыткой, вызывало тошноту и страх, которые заставляли его прятаться в дыры и щели, лишь бы не видеть наводящего ужас неба. Наверное мы, здоровые люди, не можем даже отдаленно представить себе, что это такое. Это слишком странно, слишком выпадает из всего, что мы знаем. Бедняга! Не удивительно, что он под конец немного тронулся.