Прочитайте онлайн Трагедия в Равенсторпе | Глава 11. Подземный Равенсторп

Читать книгу Трагедия в Равенсторпе
4016+1057
  • Автор:
  • Перевёл: В. Челнокова

Глава 11. Подземный Равенсторп

Когда на следующее утро инспектор Армадейл явился в кабинет шефа полиции, он обнаружил, что сэр Клинтон не изменил политике складывать факты в общий котел.

— Я связался с коронером, — сказал сэр Клинтон. — Я сообщил ему, что мы, скорее всего, получим новые свидетельства по делу Фосса, и предложил пока заняться юридическими формальностями и отложить дознание на день-другой. Это означает, что Мардену и шоферу придется задержаться несколько дольше, но они могут жить в Равенсторпе, мисс Чейсвотер не возражает. Она согласилась сразу, как только я попросил.

— У суда будет достаточно фактов, чтобы вынести вердикт об убийстве неизвестным лицом, — сказал инспектор. — Вы хотите найти нечто более определенное, хотя дело пока на середине расследования?

Сэр Клинтон развел руками.

— Дадим себе возможность хотя бы классифицировать преступление. Не удастся — не беда. И еще одно. Мне позвонили из Скотленд-Ярда. В их картотеке нет ничего, что вывело бы па Мардена и шофера. Фосс — другое дело. Его отпечатки имеются, и по фотографии его узнали люди, имевшие с ним дело раньше. Среди своих приятелей он проходил под именем Том-Какао, но его настоящее имя — Томас Пейлтон. Дважды был осужден, правда, давно.

— За что?

— В той или иной форме вор на доверии, мошенник. Видимо, мастер молоть языком.

— Что еще про него сказали? — спросил инспектор. — Состоял ли он в банде, ну… что-нибудь в этом роде? Если так, то можно будет что-то узнать от его сообщников.

— Кажется, он работал в одиночку, — ответил сэр Клинтон. — Подвизался в приемных муниципалитетов — тех, что подешевле. Называл себя Волшебником Страны Оз. Но, видно, там стало слишком опасно, и он докатился до жульничества.

— А-а! Карманы — те, что меня озадачили! — Армадейл словно увидел то, чего не замечал раньше. — Они подходят только тому, у кого ловкие руки. Тогда я об этом не подумал.

Он виновато посмотрел на сэра Клинтона, и тому стало смешно.

— Да, признаюсь, я почти сразу понял назначение этих карманов, но не мог сказать вам, не хотел нарушать условий сделки, инспектор. Помните — мы складываем в один котел факты, а тот факт, что у Фосса были эти необычные карманы, был известен нам обоим. Замечание относительно ловкости рук — это уже интерпретация, а мы не должны были делиться своими соображениями.

— Я догадался, что вы что-то подметили, но договор дороже денег… я признаю, что вы имели полное право придержать эту особую информацию, сэр. У нас с вами как бы соревнование — кто первый найдет решение, тот и победил. Я не против.

— Тогда вот вам еще порция информации. Только что мне позвонил мистер Сесил Чейсвотер. Он уже дома. Видимо, выехал из Лондона первым поездом и сейчас ждет нас в Равенсторпе, так что мы едем. Я думаю, он сможет что-то прояснить насчет исчезновения брата. По крайней мере, покажет, как делается этот трюк. Все-таки будет шаг вперед.

Сесил их действительно ждал. Инспектор отметил, что У него усталый вид, утомленные глаза.

"После попойки", — тут же подумал про себя инспектор, поскольку был крайне невысокого мнения о людской породе и оценил внешний вид Сесила соответствующие образом.

Сэр Клинтон в нескольких словах обрисовал Сесилу положение дел.

— Я об этом уже кое-что слышал, — сказал Сесил. — Морис не раз поднимал суматоху своими исчезновениями. Не могу сказать, что я сильно скучал без него, но, естественно, очень неприятно иметь брата, который куда-то пропадает.

— Конечно, это не может не раздражать, — согласился сэр Клинтон, слегка пародируя отстраненную манеру Сесила.

Разговор сразу зашел в тупик, потому что сэр Клинтон не делал попытки его продолжать.

— Ну так что? — спросил Сесил. — Лично я Мориса нигде не прячу.

Он порылся в пустом кармане пиджака и вывернул его наизнанку.

— Нету! Здесь его нет. Знаете, я почти уверен, что не унес его в этом костюме.

Но сэр Клинтон, кажется, не заметил рассчитанной дерзости Сесила.

— Помнишь, есть один известный исторический персонаж, который сказал нечто подобное. "Разве я сторож брату моему?"

— А, добрый старый Каин? Да, он так говорил. И в его имени в два слога, как и в моем, одна общая буква — "и". Может, поищете и другие совпадения?

— Не сейчас, — откликнулся шеф полиции. — Сейчас мне важнее кое-какая информация. Пожалуйста, пройдемте в музей. Нужно прояснить парочку загадок.

Сесил открыто не роптал, но был неприступно враждебен все то время, что они шли по коридору. У двери музея стоял полицейский, он отступил в сторону, пропуская их.

— Минуточку, — остановил компанию сэр Клинтон. — Проведем эксперимент. Он повернулся к Сесилу. — Ты не мог бы подойти и встать возле шкафа, где хранился меч Мурамасы? Ножны и сейчас там. А вы, инспектор, встаньте на то место, где мы нашли тело Фосса.

Когда они вошли, он прикрыл дверь так, что осталась только щелка, и в эту щелку сказал:

— Инспектор, пожалуйста, скажите несколько слов обычным тоном. Ну, адреса или что-нибудь в таком роде.

— Вильям Джонс, Парк Плейс, Эймерсли Роял, — послушно забормотал инспектор. — Гени Бленкинсоп, восемнадцать Скипинг-род, Хинчли; Джон Орран Гордон, восемьдесят восемь Болсовер-лейн…

— Достаточно, спасибо. Я хорошо вас слышу. А теперь потише, скажите: "Мурамаса", "японский" и "меч", пожалуйста. Смешайте эти слова с адресами.

Инспектор начал говорить, и по голосу чувствовалось, что его раздражает бестолковая трата времени.

— Фред Галл, Мурамаса, Эндельмир; Гарри Белл, пятнадцать Эльм, японский, авеню, Стоунтон; Дж. Хикей, меч. Коттедж, Аперлей… Хватит?

— Отлично, инспектор. Тысяча благодарностей. Думаете, я сошел с ума? Я хотел узнать, что видно и слышно с этого места. Еще один взнос в общий котел. Во-первых, мне видно место, где обычно лежит меч Мурамасы, во-вторых, хорошо слышно все, что вы говорите. Небольшое эхо в комнате не мешает.

Он распахнул дверь и зашел в музей.

— Ну так вот, Сесил. — Инспектор отметил, что тон сэра Клинтона стал чуть более жестким. — Ты знаешь, что Морис загадочно исчез из комнаты? Он был здесь с Фоссом; за дверью стоял камердинер; Фосс был убит в этой нише; а Морис не выходил через дверь. Как он мог уйти?

— Откуда мне знать? — мрачно сказал Сесил. — Спросите его самого, когда он вернется. Я ему не нянька.

Сэр Клинтон сдвинул брови.

— Поясняю. У меня есть основания полагать, что в этой нише за сейфом имеется вход в потайной коридор. Это единственный способ, каким Морис мог покинуть комнату. Тебе придется его показать.

— Да что вы говорите! — презрительно фыркнул Сесил.

— Тебе самому будет лучше. Можешь и не показывать, но на этот случай у меня в кармане ордер на обыск, и я найду этот вход, даже если мне придется вскрыть все панели и распотрошить комнату. Своим упрямством ты ничего не добьешься, мы сами все найдем, но со скандалом и ненужной оглаской. Разумнее смириться с неизбежным и показать самому. Не люблю портить вещи, но если придется, я это сделаю, имей в виду.

Сесил окинул сэра Клинтона злобным взглядом, но понял по лицу начальника полиции, что дальнейшее сопротивление бесполезно.

— Ладно, — огрызнулся он. — Раз надо, открою.

Его гнев нисколько не смущал сэра Клинтона.

— Ты только открой, остальное мне не важно. Мне чужие тайны не нужны. Я не хочу знать, как открывается секретная дверь. Инспектор, мы с вами отвернемся на то время, пока мистер Чейсвотер будет включать механизм.

Сесил вошел в нишу, они отвернулись, раздался резкий щелчок, и когда они снова повернулись, в панели зияла дыра.

— Вот и все, — сказал сэр Клинтон. — Стоило ли так кипятиться.

Его тон обрел былую приветливость; он решил поскорее умерить накал страстей.

— Сесил, может, ты пойдешь первым? Тебе будет проще пробиться по всяким ходам, а мы тут ничего не знаем. У меня есть фонарик. На, возьми.

Проиграв, Сесил смирился и — успокоился. Он послушно взял у сэра Клинтона фонарик, включил его и переступил порог.

— Подождите, надо запереть музей, как бы кто не забрел сюда и не увидел потайной вход. — Сэр Клинтон вернулся к двери и повернул ключ в замке. — А теперь веди, Сесил.

Сесил Чейсвотер пошел вперед, сэр Клинтон жестом предложил инспектору следовать за ним, а сам замыкал процессию.

— Осторожно, здесь почти сразу ступеньки, — предупредил Сесил.

Они спускались по винтовой лестнице, которая, похоже, вела вглубь, видимо, даже за пределы фундамента. Наконец, она кончилась, и перед ними открылся узкий туннель.

— Видите, больше никаких лазеек, — сказал Сесил, посвечивая фонариком во все стороны. — Этот коридор — единственная ветка.

Он вошел в туннель, инспектор за ним, сэр Клинтон плелся сзади так медленно, что им то и дело приходилось останавливаться и ждать, когда он их нагонит.

Сначала туннель шел прямо, потом сделал поворот.

— Сужается, — отметил инспектор.

— Сузится еще так, что вы еле пролезете, — соизволил предупредить Сесил.

Когда коридор сделал еще один поворот, сэр Клинтон остановился.

— Я хочу взглянуть на стены, — сказал он.

Сесил повернулся и осветил фонариком стены и потолок тоннеля.

— Кладка очень старая, — отметил он.

— Это часть старинного Равенсторпа? — спросил сэр Клинтон.

— Да, он гораздо старше, чем современная половина, — отозвался Сесил. Он преодолел досаду и обиду и теперь был полон энтузиазма.

— Пошли дальше, я увидел все, что хотел, — сказал сэр Клинтон.

Стены туннеля сходились все ближе, потолок становился ниже, но коридор был еще достаточно широк, чтобы можно было идти, не задевая плечами камни.

— Подождите, — сказал сэр Клинтон при следующем повороте. — Инспектор, вы не могли бы замерить высоту и ширину?

Несколько удивленный инспектор повиновался и записал замеры в блокнот. Сесил стоял сзади, озадаченный странной процедурой.

— Спасибо, это нам пригодится. Пошли?

Сесил пошел было вперед, но вдруг передумал.

— Там будет еще уже. Придется передвигаться на четвереньках, пропустить другого вперед станет невозможно. Может, первым с фонариком пойдет один из вас? Дорога простая.

Сэр Клинтон кивнул.

— Первым пойду я, за мной вы, инспектор.

Армадейл насторожился и тихо прошептал шефу на ухо:

— Он может дать деру и запереть нас.

Шеф тут же рассеял его опасения.

— Механизм панели наверху — простейший, — обратился он к Сесилу. Проходя мимо, я посмотрел. Чтобы открыть его изнутри, достаточно поднять щеколду, так?

— Так, — подтвердил Сесил.

Армадейл был удовлетворен объяснением, которое касалось и его. Он прижался к стене, пропуская сэра Клинтона вперед. Тот осветил проход, который действительно резко сужался.

— Пора вставать на четвереньки, чтобы не разбить себе головы. — Он так и сделал. — Слава богу, здесь сухо.

Вскоре стало трудно продвигаться даже так.

— Долго еще? — проворчал инспектор, которому все это очень не нравилось.

— Конец будет за поворотом, — сказал Сесил.

Вскоре они достигли поворота, и за ним оказалось крошечное помещение. Потолок в нем был даже ниже, чем в тоннеле, пола — не больше двух квадратных метров. Приподнятая над полом каменная плита напоминала кровать, втиснутую в нишу.

— Здесь довольно сыро, — отметил сэр Клинтон. — Знал бы заранее, надел бы старый костюм. Берегите колени, инспектор, мокро.

Он влез в нишу, которая была не больше днища парового котла, и стал изучать окружающее, светя себе фонариком. Обрадовавшись хоть этому условному простору, инспектор вполз в камеру.

— Такое впечатление, будто здесь недавно помыли пол, — проворчал он, разглядев влажные гладкие плиты, потом взглянул на потолок, видимо, в поисках капающей воды, но вода оттуда не сочилась, хотя стены были мокрые.

Вдруг сэр Клинтон наклонился и осветил фонариком что-то у самого края ниши. Заинтересованный инспектор подполз ближе — и сразу узнал, что это такое.

— Э, да это же… — Фонарик вдруг погас, и в плечо инспектора впилась рука шефа.

— Извините, — сказал сэр Клинтон. — Палец соскользнул и задел выключатель. Инспектор, подвиньтесь, пожалуйста. Здесь больше не на что смотреть.

Инспектор попятился в коридор, а сэр Клинтон сделал такое движение, как будто собрался слезть со своего насеста в нише.

— Значит, Морис сюда сбежал из музея? — задумчиво пробормотал шеф полиции. — Что ж, сейчас его здесь нет, это ясно. Нужно поискать где-то еще, согласно вашей схеме, инспектор. Если бы он не был где-то еще, то он был бы здесь. Но раз его здесь нет, значит, он где-то еще. А теперь, я думаю, нам пора возвращаться в музей. Хотя минуточку! Нужно развернуться головой вперед, в тоннеле нам сделать это не удастся.

Сделать это оказалось непросто, потому что камера была слишком тесна, чтобы вместить троих мужчин, но в конце концов им удалось выбраться в тоннель в таком положении, которое позволяло двигаться головой вперед, а не пятиться задом. Долгое путешествие закончилось без происшествий, и они снова вошли в музей через открытую панель стены.

— А теперь, инспектор, повернемся спиной к мистеру Чейсвотеру, пусть он закроет панель.

Резкий щелчок показал, что можно оборачиваться. Панель выглядела абсолютно неприступной.

— Есть еще две вещи, которые я хотел узнать, — сказал сэр Клинтон, обращаясь к Сесилу. — Как я полагаю, ты не знаешь код замка сейфа?

Сесил Чейсвотер с удивлением и облегчением выслушал вопрос.

— Нет, Морис держал его в тайне.

Сэр Клинтон кивнул — он так и думал.

— И еще одно. Не знаю, сможешь ли ты вспомнить. В то время как вы с Фокстоном Поулгейтом планировали розыгрыш, не спрашивал ли Фосс у тебя, сколько времени?

— Не спрашивал ли он время? Насколько я знаю, нет. Не помню, чтобы он это делал. Хотя подождите… Нет, не спрашивал.

Сэр Клинтон на какое-то время растерялся, но ему в голову пришла другая идея:

— А па балу кто-нибудь спрашивал у тебя время?

Сесил задумался.

— Да, парень, одетый ковбоем, — подумав, ответил Сесил. — Подошел и сказал, что у него остановились часы.

— А! Я так и знал! — К величайшей досаде Армадейла, сэр Клинтон не стал ничего объяснять.

— Кстати, я хотел бы забраться на верх одной из этих башенок, — он показал на крышу. — Там ведь есть лестница?

Армадейл был потрясен столь экстравагантной прихотью, но все же удержался, он отвел их наверх и открыл дверь, ведущую в башенку. Когда они поднялись и вышли на площадку, сэр Клинтон оперся на парапет и с интересом оглядел окрестности. Места на площадке было мало, и Сесил остался в башенке, а инспектор присоединился к шефу.

— Великолепный вид, не правда ли, инспектор?

— Да, сэр. Очень красиво.

Армадейл был озадачен. Он не понимал, зачем сэр Клинтон вздумал любоваться видами вместо того, чтобы продолжать расследование. Шеф, казалось, не замечал замешательства подчиненного.

— Это Хинчелден. В ясный день, имея приличный бинокль, можно разглядеть, какое время показывают часы на башне. Леса придают всему такой мирный вид. Эта зелень так успокаивает. Ага! Следите за моим пальцем, инспектор. Видите, там что-то белеет? Это Домик Феи. — Он обшарил взглядом ландшафт. — Вон еще один, там, где ручей бежит между двумя перелесками. А вот и третий, возле разрушенной башни. Видите? Посмотрим, не найдется ли еще. Они довольно часто попадаются в этом имении. Да, вон там, на просеке. Не видите? Посмотрите на серый коттедж, увитый зеленью, возьмите от него на три пальца вправо. Теперь видите?

— Не удается, сэр, — признался инспектор.

Ему надоели настойчивые призывы сэра Клинтона, но он вытянул руку и попытался найти глазами Домик Феи у просеки. Через некоторое время он бросил бесплодные попытки и, повернувшись к сэру Клинтону, увидел, что тот прячет в карман маленький компас.

— Этот вид стоит того, чтобы на него посмотреть, — невозмутимо сказал сэр Клинтон, направляясь к лестнице башенки. — Большое спасибо, Сесил. Я думаю, пока мы тебя больше не будем тревожить, а вот сестру твою я хотел бы видеть, если можно. Хочу задать ей вопрос.

Сесил Чейсвотер пошел искать Джоан, и через несколько минут она встречала их у подножия лестницы.

— Мне кое-что пришло в голову, когда ты рассказывала о своем разговоре с Морисом и Фоссом перед тем, пойти в музей. Вы тогда сидели на террасе?

— Да.

— Значит, ты видела, как машина Фосса подъехала к парадному входу?

— Помню, она подъехала как раз перед тем, как мы пошли в музей. Я не рассказывала об этом, потому что не придала этому значения.

— Вполне естественно, — успокоил ее сэр Клинтон. — В сущности, я и сам пока не уверен, что это имеет значение. Я просто собираю все свидетельства, которые удастся найти. Расскажи обо всем, что ты заметила, не думая о том, важно это или нет.

Джоан надолго задумалась.

— Я заметила, что шофер поднял верх машины и удивилась, зачем ему это нужно в такой палящий зной.

— Что еще?

— Он достал инструменты, как будто собрался что-то чинить.

— В тот момент, когда приехал за Фоссом? — изумился инспектор. — Он что, не мог в гараже все наладить?

— Спросите об этом его самого, инспектор, — едко сказала Джоан. — Я просто говорю, что видела, а видела я отчетливо. К тому же он мог знать, что у него впереди много времени. Мистер Фосс выходил вместе с нами, и было видно, что он не спешит сесть в автомобиль.

Сэр Клинтон словно не заметил вмешательства инспектора.

— Моя машина стоит перед входом. Подскажешь мне, где тогда стояла машина Фосса? Я хочу провести один эксперимент.

Джоан согласилась, и они вместе вышли.

Сэр Клинтон включил мотор. С террасы Джоан показывала ему, куда двигаться, пока он не занял то место, где в день убийства стояла машина Фосса. Наконец она сказала:

— Вот так, насколько я помню.

Сэр Клинтон со своего сиденья оглядел фасад Равепсторпа.

— Напротив какого окна я стою? — спросил он.

— Это окно музея. Но вы не можете заглянуть в комнату, для этого вы находитесь слишком низко.

— Видно только верхушки шкафов, — сказал сэр Клинтон. — Выходите, инспектор. Нам здесь больше нечего делать.

Дождавшись Армадейла, он помахал рукой Джоан, и они поехали. Инспектор молчал, пока они не выехали из Равенсторпа на шоссе. Потом он повернулся к шефу и пылко спросил:

— Ведь это было пятно крови — то, что вы нашли в подземелье, да? Я сразу понял.

— Не надо так волноваться, инспектор, — спокойно сказал сэр Клинтон. Конечно это была кровь; но ведь мы не будем кричать об этом с крыши дома, верно?

Армадейл догадался, что шеф только что сделал ему выговор за те слова, которые вырвались у него при виде пятна.

— Вы ловко прикрыли те мои слова, сэр, — искренне признал он. — Я как увидел на стене кровь, даже вздрогнул, и у меня невольно вырвалось. Глупо, конечно. Но вы вовремя выключили фонарик — до того, как я успел сказать самое главное. Я понятия не имел, что вы собираетесь замалчивать эту находку.

— Ничего страшного, — утешил его сэр Клинтон. — Но в другой раз будьте осторожнее. Нельзя раскрывать все свои карты.

— Вы свои уж точно не раскрываете, — съязвил Армадейл.

— Инспектор, в вашем распоряжении все факты. Чего еще вы хотите?

Армадейл решил, что лучше сменить тему.

— Теперь насчет воды в той камере. Крыша там не протекает. Кирпичная кладка гладкая, как барабан, никаких подтеков. Вода появилась откуда-то еще. Кто-то все вымыл в подвале — наверное, там было больше крови, очень много крови, ее и отмыли. А это пятно проглядели. Верно, сэр?

— Инспектор, это уже не факты, а выводы, — усмехнулся сэр Клинтон. — Не скажу, что вы не правы. Более того, я уверен, что вы правы. Но хочу напомнить: в общий котел идут только факты.

— Очень хорошо, сэр.

Но оказалось, что инспектор имеет кое-что в запасе.

— Сейчас я дам вам факт, — сказал он с плохо скрытым торжеством. — Вы спросили мистера Чейсвотера, приехал ли он сегодня первым поездом, да?

— Да.

— И он сказал вам, что это так?

— Да.

— Ну так вот, — в голосе Армадейла мелькнула насмешка, — он вас надул. Но меня ему не провести! Он не приезжал первым поездом — его там не было! Более того, он вообще не выходил па нашей станции, я спрашивал. Я знал, как вы беспокоитесь, как его ждете, и решил спросить, не приезжал ли он.

— Очень интересно, — сказал сэр Клинтон.

До самого полицейского участка он больше не сказал пи слова. И только когда они вылезли из машины, он обратился к Армадейлу:

— Инспектор, не хотите ли посмотреть, как я буду вычерчивать карту? Это может вас позабавить.