Прочитайте онлайн Топ и Гарри | РЫСИ В НОЧИ

Читать книгу Топ и Гарри
3212+3478
  • Автор:
  • Перевёл: А. Девель

РЫСИ В НОЧИ

Харка — Убивший Волка и Сильный Как Олень наутро направились к палатке вождя.

— Отец, — начал Сильный Как Олень, — когда солнце взойдет еще раз, я и Харка — Убивший Волка, отправимся на охоту, и, если мы поедем туда, куда я задумал, то мы пробудем в походе четыре дня.

Вождь Горящая Вода рассмеялся.

— О, у тебя всегда большие думы, мой сын!

Сильный Как Олень покраснел. Он не понимал, шутит отец или серьезно относится к его словам.

— Отец, — сказал юноша, — мы хотим ехать туда, где заходит солнце. Там начинаются горы и леса. Мы найдем место, где зимой стояли наши палатки. Воздух там мягче, ветры в долинах не такие сильные, по берегам ручьев сочные травы. Теперь там должно быть много оленей, антилоп и даже медведей. В этих лесах мы уже семь раз пережили время снегов и льдов, и я знаю там каждое дерево, каждый источник. Вы, воины, будете охотиться в прериях на бизонов, а для нас — там самое лучшее место охоты.

— Ты думаешь?

— Да, отец. А на обратном пути мы можем посетить охотников на бобров.

— Это хорошо. Возможно, привезете новости.

— Да, отец.

— Если Матотаупа согласен, не возражаю и я. Что еще ты хочешь сказать?

— У Харки, Твердого Как Камень, нет хорошего лука.

Вождь снова рассмеялся и кивнул юноше дакота.

— Тебе, конечно, нужен хороший лук, — сказал он, — потому что ты свое таинственное железо потерял. Там, — и вождь указал внутрь палатки, — там лежат четыре лука. Испробуй их и скажи, который лучше. Если понимаешь в этом деле, то найдешь лучший. Один из луков — твой.

Слова и жесты вождя были поняты Харкой. Он медленно подошел к указанному месту, наклонился и стал пробовать лежащие там луки. Осмотрев все четыре, он понял, что тот, который он взял в руки последним, — лучший.

— Этот!

Вождь поднял брови.

— Ты правильно решил. Так вот, бери. — И вождь вручил Харке другой, однако тоже великолепный лук из упругого дерева с выкрашенной в красный цвет тетивой из жил бизона.

— Позови Матотаупу! — сказал Горящая Вода сыну.

Сильный Как Олень отправился выполнять поручение и скоро вернулся с отцом Харки.

— Матотаупа! — произнес Горящая Вода, протягивая ему лук, признанный Харкой лучшим. — Этот костяной лук добыт в далекие времена нашим большим вождем. Ты — наш гость, ты показал себя великим воином в борьбе с нашими врагами. И этот лук мы дарим тебе.

Матотаупа с достоинством принял дорогой подарок.

— Пусть знают воины сиксики, что моя стрела — это их стрела, что их враг-мой враг! Хау!

Когда Матотаупа и Харка вернулись в свою палатку на южной окраине поселка и у очага рассматривали свое новое оружие, отец спросил юношу:

— Не хочешь ли ты выбросить свой старый лук?

— Нет, отец. Мы сделали его сами, когда жили одни в горах и лесах. Я буду хранить старый лук, хау!

Вечером мальчики подготовили свое оружие, огниво. Жена вождя собрала им в дорогу еду — измельченное сушеное бизонье мясо; это был очень питательный и не требующий особого приготовления продукт, и его можно было взять с собой в небольших кожаных мешочках.

Наступило следующее утро. Матотаупа с тремя молодыми воинами поехал на поиски бизоньих стад. Сильный Как Олень и Харка поскакали галопом на запад. Палатки остались позади, и юноши были одни в бескрайней прерии — последнем пристанище своего народа. Они ехали, воображая себя воинами, ехали без троп и дорог.

Вскоре поросшая травой прерия изменила свой вид: глубже стали долины, чаще встречались возвышенности. Ручьи были полноводнее и быстрее; заросли ольхи и ивы тянулись по их берегам. Попадались группы хвойных деревьев. Сине-зеленые ели топорщили свои ветви, устремляясь вершинами к голубому небу. Юноши еще не делали остановок: голода они не испытывали, потому что завтрак в палатках был очень сытным, но лошади все чаще и чаще переходили на шаг. В пути уже попадалась дичь. Они видели на горизонте антилоп, а на опушке молодой поросли — лань. В траве, совсем рядом, мелькнули хвосты индюшек. Юноши тотчас схватили луки. Двух индюшек удалось убить. Остальные разбежались. Что ж, жареная индюшка — неплохая добавка к сушеному мясу.

Когда вечернее солнце уже смотрело в лицо всадникам, Сильный Как Олень направил коня к высотке, с которой открывался широкий вид. Далеко на востоке, где потускнела голубизна неба, остались их палатки. На западе и на северо-западе были видны Скалистые горы. Ослепительно сверкали в наступающих сумерках заснеженные вершины. В их волшебном блеске скалы казались прозрачными, невесомыми тенями, окаймленными последними золотыми лучами заходящего светила. Меркла зелень лугов и деревьев. Горы приобретали фиолетовый оттенок, и еще резче становились их контуры. Харка словно впитывал в себя картину этого вечера, ведь такие же в точности вечера были на его родине. Вот, может быть, и сейчас, немного южней, его сестра Уинона, где-то у Лошадиного ручья, идет за водой, и ей светит такое же вечернее солнце. Может быть, она тоже смотрит на далекие цепи гор, протянувшиеся до самых истоков реки Платт, и горы также отсвечивают огнем заходящего солнца.

Харка вздрогнул, когда заговорил Сильный Как Олень.

— Вот там, в роще, — и он показал рукой в сторону ручья, — мы переночуем. Там есть вода, валежник, там мы найдем и защиту от ветра.

Харка был, конечно, согласен. Они направили коней к елям и кустарнику. Мальчики осмотрели рощу, но ничего подозрительного не обнаружили. Небольшой источник бил из земли, увлажняя мхи, питая влагой травы. Вода струилась дальше маленьким ручейком. Мустанги принялись искать себе еду, а юноши стали собирать хворост. Они развели между деревьями небольшой костер. По мере того как сучья сгорали, они подсовывали их дальше в огонь, и от костра шло тепло, хотя пламя большое не разгоралось. Юноши поджарили индюшек. Насытившись, они решили спать. Сильный Как Олень считал, что можно положиться на чуткость мустангов. Оба завернулись в одеяла, протянули ноги к костру и заснули. Пасущиеся лошади потряхивали гривами и с хрустом пережевывали сочную траву.

Ночь прошла спокойно. Мальчики проснулись, когда бледный свет на востоке возвещал наступление утра. Подкрепившись сухим бизоньим мясом и утолив жажду из источника, они двинулись в путь.

Юноши ехали шагом. Они преодолевали возвышенности, пересекали долины. Леса встречали их запахами молодой листвы и смолы. По дороге попадалось много следов диких животных, но это особенно не беспокоило их, пока они не напали на след медведя. Мальчики тотчас спешились: в их планы не входила встреча с медведем. След вел куда-то на юг. Это немного успокоило их. Второй раз они остановились, заметив свежие следы лося, который, видимо, как и юноши, двигался к горам. Глубоко отпечатались копыта тяжелого животного.

Наконец мальчики подошли к небольшой лесной речке. Русло ее местами достигало тридцати шагов в ширину, местами суживалось до щели, промытой водой в скалистом основании. Вода была изумительно прозрачна, и на дне был виден каждый камушек, каждая песчинка.

Все выше поднималось солнце, становилось теплее. Решили устроить привал. Выбрали место, где речка образовала пологую террасу и в небольшой заводи можно было хорошо искупаться. Мальчики слезли с мустангов, привязали их к деревьям так, чтобы они могли и напиться и попастись, сами же улеглись на берег половить форелей. Словно сонные, форели спокойно стояли возле самого берега, но нужно было немало ловкости, чтобы быстрым движением руки схватить осторожную рыбу. Каждому удалось поймать по форели. Оглушив рыб, они тут же разложили костерок и принялись жарить их на углях. Запах возбудил аппетит, и только теперь они почувствовали, как проголодались. Заканчивая свой легкий завтрак, оба обратили внимание, что у самой речки тоже глубоко отпечатался след лося, — видимо, животное приходило сюда напиться.

Мальчики разделись и стали купаться. Солнечные лучи пронизывали воду, но она оставалась холодной и хорошо освежала. Они с удовольствием брызгали друг на друга водой, проплыв немного вверх, подставили плечи и спины под небольшой водопад, а потом и совсем спрятались за его струями.

И тут, даже сквозь шум падающей воды, донесся до них треск веток и тяжелый топот. Мальчики хотели выскочить на берег, но было поздно: между деревьями показался лось.

Конечно, ни Харка, ни Сильный Как Олень и самим себе не признались бы в этом, но испугались они сильно. Лесной исполин был в приступе ярости. Он низко опустил огромные рога, точно готовясь на кого-то напасть. Широкая шея, длинные передние ноги, темная грива, огромнейшие рога с множеством отростков. Ну и гигант! Ну и силища! Лось повернулся, поднял голову, посмотрел в лес, точно там-то между деревьями и скрывался враг, обративший его в бегство, и снова опустил рога. Всю свою злобу он направил на чуждые и потому казавшиеся опасными предметы. В дикой ярости принялся он топтаться на месте, где только что располагались мальчики. Полетели в воздух мокасины, легины, лук, одеяла. Одно из одеял повисло у лося на рогах и закрыло глаз. Он замотал головой, стряхивая этого неожиданного врага, а когда одеяло оказалось на земле, стал остервенело топтать его копытами. Вновь и вновь подбрасывал зверь пожитки мальчиков, и тут Харка увидел, что его новый лук застрял на левом роге лося.

Лось остановился, помотал головой, осмотрелся и пустился в бегство. Огромными прыжками понесся он по берегу речки к горам. И вот он уже исчез — и ни шума ломаемых веток, ни топота…

Стоя позади водяных струй, мальчики посмотрели друг на друга: отчего лось так бесновался? Кто испугал этого исполина? Кто заставил его бежать? Хищник? Какой?.. Может быть, человек? И не была ли эта опасность опасностью и для них?

Совершенно продрогшие, вышли они на берег. Лук Харки лось унес с собой. Лук Сильного Как Олень был сломан. Что же скажут им по возвращении домой? Во всяком случае, совсем не то, чего ожидали они, представляя свое возвращение в лагерь. Еще счастье, что лось не напал на коней. Мальчики подобрали оставшееся оружие и спрятались в кустарнике на опушке леса. Они увидели, что мустанги их по-прежнему спокойны. В лесу тоже теперь было тихо, и мальчики решили, что Харка останется дозорным у коней, а Сильный Как Олень отправится обследовать местность.

Уже темнело, когда вернулся Сильный Как Олень. Он очень устал и бросился рядом с Харкой на землю, но тут же вновь вскочил и на языке жестов рассказал, как он шел по следу лося. Далеко в горах он нашел то место, где лось резко повернул назад и бросился бежать. Сильный Как Олень установил, что лось наскочил на двух рысей с детенышами. Эти могли и днем напасть, если бы им что-нибудь угрожало. Вероятно, рассерженные рыси и испугали лося. Куда делись хищники со своими детенышами, он узнать не смог. Сильный Как Олень видел еще в лесу следы медведя, волков, нашел задранную лань, наткнулся на растерзанную тушу бизона, из тех, что бродят в одиночку, — обычно старое животное, которое не в состоянии поспевать за стадом. Все это не очень успокаивало, в особенности если учесть, что наступала ночь.

Зажигались первые звезды, взошла луна. Мальчики собрали все, что осталось от их имущества. Переночевать они решили опять на берегу. Здесь все-таки было больше путей к отступлению. Можно было вскарабкаться на дерево на опушке, можно было спрятаться под водой, а если нужно, то вдоль берега ускакать на конях. Кроме того, здесь был хороший обзор.

Сильный Как Олень очень устал, проделав такой огромный путь, и Харка предоставил ему возможность отдохнуть. Взяв топор, он срубил молодую елочку, очистил ее от веток. Получился довольно длинный шест. Длинные палки и копья вселяли в хищников страх, так как они принимали их за опасные рога. Харка остался у лошадей с этим оружием в руках. Маленький водопад монотонно шумел, высокие кроны деревьев слегка качались на ветру.

Сильный Как Олень плотно завернулся в свое довольно истерзанное одеяло и крепко спал. Харка укрыл его еще своим одеялом и принялся ходить вдоль опушки. Он прислушивался к тому, что делается кругом, напряженно всматривался.

Посреди ночи лошади стали беспокоиться. Харка тотчас разбудил своего спутника. Мальчики отвязали мустангов. Лошади подошли вплотную к воде и, прижимаясь друг к другу, остановились под прикрытием берега. Харка остался около них. Сильный Как Олень спрятался в кустарнике. Сквозь равномерное журчание воды с одного из прилегающих к речке склонов донеслись какие-то звуки. Хрустнули ветки, и снова стало тихо.

Ветер улегся. Неподвижно стояли высокие ели. Их вершины вырисовывались на звездном небе. Там, где речка пробивалась между большими камнями, искрились в маленьких волнах отражения звезд. Вдруг Серый и Пегий взмыли на дыбы, и Харка увидел на склонившейся над водой ветке дерева горящие зеленые глаза. Большое животное мягкими кошачьими движениями проскользнуло почти до самого ее конца и, словно распрямившаяся пружина, бросилось на Серого, ощерив клыкастую пасть. Мустанг рванулся в сторону, и хищник, скользнув лапами по гриве, вцепился в бизонью шкуру на спине коня. Харка издал громкий охотничий клич и, подняв обеими руками эластичную палицу, на какую-то долю секунды раньше, чем мустанг со смертельным врагом на спине сорвался с места, изо всех сил ударил. Точно между глаз угодила тяжелая палица, и оглушенный зверь свалился. Конь, вместо того, чтобы бежать, стал передними копытами бить поверженного врага, и Харке стоило большого труда оттащить его. Он сам подскочил к рыси, которая обладала огромной живучестью и вновь зашевелилась. Харка вонзил нож в шею хищника и издал победный крик. Но у него не было времени праздновать победу, так как за спиной подстерегала новая опасность. Со склона берега подкрадывалась другая рысь. А неподалеку, в темном лесу, слышалось рычание медведя.

Такое нашествие хищников случается не часто. Но звери за зиму изголодались, у них были детеныши, а два мустанга и два мальчика были заманчивой добычей. Рысь выползала из кустарника и готовилась к прыжку. Однако Сильный Как Олень оказался быстрее. Он схватил топор. И не успел зверь прыгнуть, как топор настиг его. Топор, правда, сорвался с топорища, но удар подействовал. Подоспевший Харка передал другу палицу. Под ударами палицы рысь испустила дух. Теперь второй юноша издал крик победителя. Оба жадно глотали воздух, их трясло от переживаний и напряжения.

Но возможности передохнуть не было: испуганный Пегий скрылся где-то в ночном лесу, и Серый был готов последовать за ним. Харка бросился к своему коню.

— Оставайся! Я сам найду Пегого, — крикнул Сильный Как Олень своему другу.

Мустанга поймать в лесу легче, чем в прерии. Среди деревьев он не может быстро бежать, кроме того, его хорошо слышно по треску веток. Харка не испытывал особенной тревоги за своего друга и надеялся, что тот быстро найдет коня. Сам он остался у речки и держался поближе к воде, прислушиваясь, не пошевелится ли где-нибудь медведь. Харка был уверен, что это не опасный гризли. Скорее всего это бурый медведь. Рычание гризли было совсем другим, а уж это-то рычание он хорошо знал с того дня, когда у лагеря на Лошадином ручье он вместе с отцом охотился на гризли. Это было прошлым летом, незадолго до изгнания из племени…

Сильный Как Олень нашел Пегого и вернулся к речке. Юноши больше и не помышляли о сне. Они подвели коней к берегу, остались около них и молча ждали наступления дня.

После схватки с рысями, после всего ужаса этой ночи в лесу среди хищников им не надо было ни антилоп, ни ланей. Добыча юношей — рысьи шкуры и мясо рысей — была великолепной.

Утром они отправились назад.