Прочитайте онлайн Том 8. Черная Индия. Пятнадцатилетний капитан. Пятьсот миллионов бегумы | ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ «Кающийся»

Читать книгу Том 8. Черная Индия. Пятнадцатилетний капитан. Пятьсот миллионов бегумы
4516+327
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ «Кающийся»

Это имя было откровением для старого мастера.

Так звали последнего «кающегося» в шахте Дочерт.

Некогда, еще до изобретения безопасной лампы, Симон Форд знавал этого нелюдимого человека, который должен был, рискуя жизнью, каждый день вызывать частичные взрывы рудничного газа. Он видел это странное существо, блуждавшее по шахте всегда в сопровождении огромного гарфанга - чудовищной совы, помогавшей ему в его опасном ремесле. Птица держала в клюве горящий фитиль и проникала туда, куда не могла достать рука Сильфакса. Однажды этот старик исчез, а с ним исчезла и маленькая сиротка, родившаяся в шахте и не имевшая других родственников, кроме Сильфакса, своего прадеда. Это дитя, очевидно, и была Нелль.

Значит, они пятнадцать лет прожили в каком-нибудь потаенном ущелье, вплоть до того дня, когда Гарри спас Нелль.

Старый мастер, охваченный и жалостью и гневом, рассказал инженеру и своему сыну все, о чем напомнило ему имя Сильфакса.

Теперь все объяснялось. Сильфакс и был тем таинственным существом, которого они тщетно разыскивали в недрах Нового Эберфойла!

- Так вы его знали, Симон? - спросил инженер.

- Хорошо знал, - ответил мастер. - Человек с гарфангом! Он был уже немолод, лет на пятнадцать - двадцать старше меня. Совершеннейший дикарь, он не знался ни с кем; говорили, что он не боится ни огня, ни воды! Он сам выбрал себе ремесло «кающегося», на которое было немного охотников. Эта опасная работа повлияла на его рассудок. Его считали злым, но, возможно, он был только сумасшедшим. Сила у него была необычайная. Он знал копи, как никто, - по крайней мере так же, как я сам. Говорили, что он человек довольно состоятельный. Но, право же, я давно считал его мертвым!

- Но, - продолжал Джемс Старр, - что он хочет сказать этими словами: «Ты украл у меня последний пласт наших старых копей»?

- Ах, вот что! - ответил Симон Форд. - Давно уже старик Сильфакс, мозг которого, как я уже сказал, был расстроен, вообразил, что у него есть права на Старый Эберфойл. Поэтому его характер становился все более диким по мере того, как истощалась шахта Дочерт - его шахта! Помилуйте, ему казалось, что каждый удар кайла вырывает у него внутренности. Ты, должно быть, помнишь это, Мэдж?

- Да, Симон, - ответила старая шотландка.

- Все это вспомнилось мне, - продолжал Симон Форд, - когда я увидел имя Сильфакса на двери; но, повторяю, я считал его мертвым и не мог представить себе, чтобы злобное создание, которое мы так долго искали, было старым «кающимся» шахты Дочерт!

- В самом деле, - произнес Джемс Старр, - теперь все объясняется. Случай открыл Сильфаксу существование новой залежи. Помешанный старик решил стать ее защитником. Живя в шахте, он бродил в ней днем и ночью и проник в вашу тайну. Он узнал, что вы спешно вызываете меня в коттедж. Отсюда - это письмо, противоречившее вашему; отсюда - камень, брошенный в Гарри в день моего приезда, и разрушенные лестницы в стволе Ярроу; отсюда - заделка трещин в стене новой залежи; отсюда, наконец, наше заточение и освобождение, которым мы обязаны Нелль, но, конечно, оно произошло без ведома и против воли Сильфакса!

- Все, вероятно, так и было, как говорит мистер Джемс, - ответил Симон Форд. - Теперь старый «кающийся», несомненно, совсем уж сошел с ума.

- Это и лучше, - заметила Мэдж.

- Не знаю, - возразил Джемс Старр, покачав голевой. - Его безумие должно быть страшным. Я понимаю, почему Нелль не может думать о нем без ужаса, и понимаю также, что она не хотела выдавать его, своего деда. Какие тяжелые годы она провела рядом с этим стариком!

- Убийственные! - подтвердил Симон Форд. - Она жила в обществе этого дикого старика и его не менее дикого гарфанга, - ведь эта птица, конечно, тоже жива! Как раз она и погасила нашу лампу, она чуть не оборвала веревку, на которой повисли Гарри и Нелль!

- И я понимаю, - прибавила Мэдж, - что известие о браке его внучки с нашим сыном усилило его злобу и ненависть.

- Брак Нелль с сыном человека, который, как он думает, украл у него последний пласт Эберфойла, может действительно довести до предела его бешеную злобу, - подтвердил Симон Форд.

- Ему, однако, придется примириться с нашим браком! - вскричал Гарри. - Как ни чуждается он людей, он в конце концов убедится, что новая жизнь Нелль лучше той, какую он заставлял ее вести в глубине шахты! Я уверен, мистер Старр, что если бы нам удалось захватить его, мы бы его убедили!

- Нельзя убедить безумца, мой бедный Гарри, - возразил инженер. - Разумеется, лучше знать своего врага, чем не знать, но нельзя на этом успокаиваться. Будем настороже, друзья мои. Прежде всего, Гарри, нужно расспросить Нелль. Это необходимо! Она поймет, что теперь ее молчание не имеет смысла. Даже в интересах ее деда нужно, чтобы она заговорила. И для него и для нас одинаково важно, чтобы мы положили конец его злодейским замыслам.

- Я не сомневаюсь, мистер Старр, - ответил Гарри, - что Нелль теперь сама все окажет, не ожидая ваших расспросов. Вы знаете, что она молчала из чувства долга. И это же чувство заставит ее заговорить, как только вы захотите. Моя мать хорошо сделала, что увела ее. Ей нужно было оправиться, но я сейчас схожу за ней...

- Не нужно, Гарри, - твердым и ясным голосом сказала девушка, входя в комнату.

Нелль была бледна. Глаза ее покраснели от слез, но чувствовалось, что она решилась поступить так, как требовала ее совесть.

- Нелль! - вскричал Гарри, бросаясь к ней.

- Гарри, - заговорила Нелль, жестом останавливая жениха, - ты и твои родители должны сегодня узнать все. Нужно, чтобы и вы, мистер Старр, узнали все о девушке, которую вы приняли, не зная, кто она, и которую Гарри - на свое несчастье, увы! - спас из пропасти.

- Нелль!.. - снова вскричал Гарри.

- Дай Нелль говорить, - остановил его Джемс Старр.

- Я внучка старого Сильфакса, - продолжала Нелль. - Я не знала матери, пока не пришла сюда, - прибавила она, взглянув на Мэдж.

- Будь благословен этот день, дитя мое! - отозвалась старая шотландка.

- Я не знала отца, пока не увидела Симона Форда, - продолжала Нелль. - Не знала и друга, пока рука Гарри не коснулась моей руки. Пятнадцать лет я жила одиноко в самых отдаленных уголках шахты вместе с дедом. Вместе с ним - не совсем точно сказано. Вернее - с его помощью. Я редко видела его. Исчезнув из Старого Эберфойла, он укрылся в глубинах, известных ему одному. Он был по-своему добр ко мне, хотя и страшен. Он кормил меня тем, что приносил с поверхности земли, но я смутно помню, что в самые ранние годы моей кормилицей была коза, потеря которой маня очень огорчила. Дедушка, видя, что я так опечалена, заменил ее другим животным - собакой, как он мне сказал. К несчастью, собака была веселая и лаяла. Мой дед не любил веселья и ненавидел шум. Меня он заставлял молчать, но собаку не мог приучить к молчанию, и бедное животное очень быстро исчезло. Товарищем дедушки была большая птица, гарфанг; я сначала ее боялась, но она так полюбила меня, что мое отвращение рассеялось, и я, наконец, тоже к ней привязалась. Она стала слушаться меня даже больше, чем своего хозяина, и это внушало мне тревогу за нее: дедушка был ревнив. Мы с гарфангом всячески скрывали свою дружбу. Мы понимали, что это необходимо. Но я слишком много говорю о себе. Дело касается вас...

- Нет, дитя мое, - ответил Джемс Старр, - говори как тебе хочется.

- Мой дедушка, - продолжала Нелль, - всегда был недоволен вашим соседством, хотя места в шахте было довольно. Он выбирал себе убежища далеко, очень далеко от вас. Ваше присутствие было ему неприятно. Когда я его расспрашивала о людях, живущих наверху, он становился мрачным и долго не разговаривал со мной. Но особенно гнев его усилился, когда он заметил, что вы, не довольствуясь старыми владениями, хотите захватить те, что он считал своими. Он поклялся, что, если вам удастся проникнуть в новую залежь, о которой до сих пор знал только он, вы погибнете! Несмотря на возраст, он был еще необычайно силен, и его угрозы заставили меня бояться за вас и за него.

- Продолжай, Нелль, - сказал Симон Форд, когда девушка умолкла на минуту, словно для того, чтобы лучше разобраться в воспоминаниях.

- Как только дедушка увидел, что вы проникли в Новый Эберфойл, он заделал ход и запер вас, как в тюрьме. Для меня вы были просто тени, промелькнувшие во мраке; но мне была непереносима мысль, что вы умрете от голода в этих глубинах, и, рискуя быть застигнутой на месте «преступления», я посмела несколько раз принести вам немного воды и хлеба. Я хотела бы вывести вас на поверхность земли, но обмануть бдительность деда было так трудно! Вас ждала смерть... Но тут пришли Джек Райан и его товарищи... По воле божией я встретила их в этот день и привела к вам. На обратном пути дедушка застиг меня. Гнев его был ужасен. Я думала, что погибну от его руки! С тех пор жизнь для меня стала невыносимой. Рассудок дедушки окончательно помрачился. Он провозгласил себя царем огня и мрака... Когда доносились удары кайла по пластам, которые он считал своими, он приходил в ярость и бил меня. Я хотела бежать, но это было невозможно: он зорко следил за мной. Наконец, три месяца назад, в приступе несказанной ярости, он спустил меня в пропасть, где вы меня нашли, и исчез, тщетно зовя гарфанга, который остался со мной. Сколько времени я пробыла там - не знаю. Знаю только, что я умирала, когда пришел ты, мой Гарри, и спас меня. Но ты видишь, внучке старого Сильфакса нельзя быть женою Гарри Форда.

- Нелль! - прошептал Гарри.

- Нет, - продолжала девушка, - я должна пожертвовать собой. Есть только один способ предотвратить вашу гибель - это вернуться к деду. Он угрожает всему Новому Эберфойлу... Это человек, неспособный прощать, и никто не может угадать, что внушит ему жажда мщения! Мой долг ясен. Я была бы презреннейшим созданием, если бы поколебалась выполнить его. Прощайте! Благодаря вам я познала счастье в этом мире. Спасибо вам! Что бы ни случилось, - знайте, что мое сердце остается с вами!

При этих словах Симон Форд, Мэдж я Гарри вскочили с мест, обезумев от горя.

- Как, Нелль! - воскликнули они с отчаянием. - Ты хочешь покинуть нас?

Джемс Старр властным жестом отстранил их, подошел прямо к Нелль и взял ее за обе руки.

- Хорошо, дитя мое, - оказал он. - Ты оказала все, что должна была сказать; «о вот что мы должны тебе ответить. Мы не дадим тебе уйти и, если понадобится, удержим тебя силой. Неужели, по-твоему, мы настолько низкие люди, что можем принять твое великодушное предложение? Угрозы Сильфакса опасны, - пусть так! Но в конце концов человек - это только человек, « мы примем меры предосторожности. Но не можешь ли ты, в интересах самого Сильфакса, рассказать нам о его привычках, о том, где он скрывается? Мы хотим только одного: лишить его возможности вредить и, может быть, вернуть ему рассудок.

- Вы хотите невозможного, - ответила Нелль. - Мой дед везде и нигде. Я никогда не знала его убежищ. Я никогда не видела его спящим. Найдя себе какой-нибудь тайник, он оставлял меня одну и скрывался. Принимая решение, мистер Старр, я знала все, что вы можете мне возразить. Верьте мне! Есть только один способ обезоружить моего деда: искать его мне самой! Он невидим, но сам видит все. Спросите себя, как он узнал бы ваши самые тайные замыслы, начиная с письма, написанного мистеру Старру, и кончая моей помолвкой с Гарри, если бы у него не было чудесной способности узнавать все? Насколько я могу судить, его разум даже в безумии остался могучим. Раньше он говорил мне замечательные вещи. Он рассказывал мне о боге и обманул меня лишь в одном: он уверял меня, что люди вероломны, и хотел внушить мне ненависть к человечеству. Когда Гарри принес меня в коттедж, вы думали, что я была только невежественна? Нет, я была еще и запугана. Ах, простите меня, но несколько дней я считала себя во власти злодеев и хотела убежать от вас! Но постепенно, благодаря вам, Мэдж, мне открылась истина. И вы сделали это не словами, это показал мне весь уклад вашей жизни, ваше взаимное уважение, уважение и любовь. Потом, наблюдая, как эти добрые, счастливые труженики чтут мистера Старра, рабами которого я их считала, увидев впервые, как все население Эберфойла преклоняет колена в часовне и молится богу, благодаря его за безграничные милости, - я сказала себе: «Дедушка обманул меня». Но теперь, когда вы многому научили меня, я поняла, что он обманывался сам. Теперь я снова пойду по тайным путям, по которым раньше сопровождала его. Он, наверно, караулит меня! Я позову его... он услышит... И кто знает, может быть, возвратившись к нему, я верну его к истине?

Все молча слушали девушку. Каждый чувствовал, что ей нужно открыть свою душу перед друзьями в тот момент, когда в своем великодушном заблуждении она думала, что должна покинуть их навсегда...

Она умолкла, изнемогая от волнения, и опустила глаза, полные слез, и тогда Гарри сказал матери:

- Матушка, что подумали бы вы о человеке, который покинул бы эту благородную девушку?

- Я подумала бы, - ответила Мэдж, - что этот человек подлый трус, и если бы он был моим сыном, я отреклась бы от него и прокляла его!

- Нелль, ты слышала, что сказала наша мать, - продолжал Гарри. - Куда ты пойдешь, пойду и я. Если ты настаиваешь на том, чтобы уйти, мы уйдем вместе.

- Гарри! Гарри! - вскричала Нелль.

Но волнение было слишком сильно. Губы у девушки побелели, и она упала на руки своей приемной матери. Мэдж попросила инженера, Симона и Гарри оставить их одних.