Прочитайте онлайн Том 8. Черная Индия. Пятнадцатилетний капитан. Пятьсот миллионов бегумы | ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ Последняя угроза

Читать книгу Том 8. Черная Индия. Пятнадцатилетний капитан. Пятьсот миллионов бегумы
4516+328
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ Последняя угроза

В этот день работы в Новом Эберфойле шли, как обычно. Грохот взрывов, подрывавших угольные пласты, слышался издали. Здесь раздавались удары кайла и лома, отбивающих уголь, там - скрежет перфораторов, буры которых пробивались сквозь прослойки песчаника и сланца. В шахтах стоял непрерывный глухой шум. Воздух, всасываемый машинами, устремлялся в вентиляционные ходы, и деревянные заслонки со стуком захлопывались под его напором. В нижних штреках двигались со скоростью пятнадцати миль в час вагонетки поездов с механической тягой, и автоматические сигналы предупреждали рабочих о том, что нужно укрыться в нишах. Клети опускались и поднимались безостановочно с помощью огромных барабанов, установленных на поверхности земли. Лампы, накаленные до предела, ярко освещали Колсити.

Работа шла с величайшей интенсивностью. Уголь, добытый из пласта, ссыпался в вагонетки, - сотни вагонеток непрерывно опоражнивались в бадьи у нижнего конца подъемного ствола. Пока одна часть рабочих отдыхала после ночной смены, дневные бригады работали, не теряя ни часа. После обеда Симон Форд и Мэдж, как обычно, сидели во дворе коттеджа. Старый мастер отдыхал, покуривая свою трубку, набитую превосходным французским табаком. Если супруги разговаривали, то лишь о Нелль, о своем мальчике, о Джемсе Старре, об их поездке на поверхность земли. Где они? Что делают в эту минуту? Как могут оставаться так долго наверху, не скучая о шахте?

Вдруг раздался рев неслыханной силы, словно в шахту ворвался огромный водопад. Симон Форд и Мэдж вскочили. Почти тотчас же воды озера Малькольм вздулись. Высокая волна, набежав, как вал прилива, залила берег и разбилась о стену коттеджа.

Симон Форд, схватив Мэдж, быстро увлек ее в верхний этаж дома. В то же время со всех концов Колсити, которому угрожало это внезапное наводнение, донеслись крики и вопли. Жители города искали спасения на высоких сланцевых скалах, окаймлявших озеро. Ужас достиг предела. Несколько шахтерских семейств, обезумев от страха, кинулось к туннелю, чтобы бежать в верхние горизонты. Можно было опасаться, что в копи, штреки которых проходили под ложем Северного канала, прорвалось море. Как ни была обширна пещера, ее тогда затопило бы целиком и никто из обитателей Нового Эберфойла не избежал бы смерти.

Но первые же беглецы, достигнув устья туннеля, столкнулись с Симоном Фордом, уже покинувшим коттедж.

- Остановитесь, остановитесь, друзья мои! - кричал старый мастер. - Если городу грозит наводнение, то вода все равно побежит быстрее вас и никто от нее не уйдет! Но вода не поднимается больше. Опасность как будто миновала.

- А наши товарищи? Те, что работают внизу? - крикнул кто-то из шахтеров.

- За них бояться нечего, - ответил Симон Форд. - Работы ведутся выше уровня озера.

Слова старого мастера подтвердились. Наводнение произошло внезапно; но, распространившись по нижнему ярусу обширных копей, оно только подняло на несколько футов уровень озера Малькольм. Следовательно, Колсити не угрожала опасность, и можно было надеяться, что наводнение, затопив самые нижние, еще не разрабатываемые горизонты, никого не погубит.

Было ли наводнение вызвано разливом какого-нибудь подземного водоема по трещинам в массиве или то прорвался подземный поток, ложе которого было пробито разработкой, - Симон Форд и его товарищи не могли этого сказать. Но никто не сомневался, что это был несчастный случай, какие иногда бывают в шахтах.

В тот же вечер стало известно, что нужно думать о происшествии. Газеты графства поместили описание странного явления на озере Кэтрайн.

Нелль, Гарри, Джемс Старр и Джек Райан, поспешно вернувшиеся в коттедж, подтвердили эту новость и с радостью узнали, что для Нового Эберфойла все ограничилось лишь материальным ущербом.

Итак, дно озера Кэтрайн внезапно провалилось. Его воды ворвались в шахту сквозь широкую трещину. От любимого озера шотландского романиста - по крайней мере во всей его южной части - не осталось даже лужицы, где могла бы промочить ножки Дева Озера. Пруд в несколько акров - вот и все, что от него осталось, вода сохранилась лишь там, где дно озера оказалось ниже обрушившейся части.

Сколько шума наделало это странное явление! Впервые случалось, чтобы целое озеро вдруг ушло в недра земли. Оставалось только вычеркнуть его из карт Соединенного королевства, пока его не наполнят снова, предварительно организовав для этой цели всеобщую подписку. Вальтер Скотт умер бы от огорчения, случись это событие при его жизни.

В конечном счете странное явление было объяснимым. Вторичные пласты между обширной пещерой и ложем озера были очень тонкими вследствие особенностей геологического строения массива.

Однако хотя обвал мог быть вызван и естественными причинами, но Джемс Старр, Симон и Гарри Форд спрашивали себя, не следует ли приписать его злому умыслу. Прежние подозрения пробудились в них с новой силой. Неужели какой-то злой гений возобновил свои покушения на тех, кто разрабатывает новую копь?

Через несколько дней Джемс Старр завел об этом разговор в коттедже со старым мастером и его сыном.

- Симон, - говорил он, - хотя этот случай может объясниться и сам собой, но я чувствую, что он относится к разряду тех, причины которых мы до сих пор ищем.

- Я держусь того же мнения, мистер Старр, - ответил Симон Форд, - но поверьте мне - лучше не разглашать ничего. Поведемте расследование сами, без посторонних.

- Да я заранее знаю результаты! - воскликнул инженер.

- А именно?

- Мы обнаружим доказательства злого умысла, но самого злоумышленника не найдем.

- Однако он существует, - возразил Симон Форд. - Где он прячется? И неужели один человек, каким бы злодеем он ни был, может осуществить такой адский замысел, как обвал целого озера? Право же, я в конце концов начну думать вместе с Джеком Райаном, что всему виной какой-нибудь дух шахты, разозлившийся на нас за то, что мы проникли в его царство!

Разумеется, Нелль старались держать в стороне от всех этих совещаний. Впрочем, она и сама словно шла навстречу желанию своих покровителей не посвящать никого в эти тайны. Однако по ее поведению было видно, что она разделяет заботы своей приемной семьи. На ее печальном личике отражалась тяжелая внутренняя борьба.

Было решено, что Джемс Старр, Симон Форд и Гарри отправятся на место обвала и попытаются выяснить его причины. Они не говорили никому о своем намерении. Всякому, незнакомому с теми фактами, на которых оно основывалось, их предположения могли показаться совершенно невероятными.

Через несколько дней все трое отправились в легком челноке, которым правил Гарри: они решили осмотреть природные устои, на которых покоилась часть массива, находившаяся под ложем озера Кэтрайн. Осмотр подтвердил их предположения. Устои были подорваны динамитом, и черные следы копоти были еще заметны, так как вода, впитавшись, обнажила их.

Этот частичный обвал сводов купола был задуман заранее и, несомненно, выполнен человеческими руками.

- Сомневаться невозможно, - сказал Джемс Старр. - И кто знает, что произошло бы, если бы вместо этого маленького озера обвал открыл доступ в копи морским водам!

- Да! - вскричал с гордостью старый мастер. - Чтобы затопить Новый Эберфойл, понадобилось бы целое море, не меньше! Но я опять спрашиваю, кому и для какой цели может послужить гибель наших копей?

- Непонятно, - ответил Джемс Старр. - Тут и речи быть не может о шайке обыкновенных разбойников, которые скрываются в пещере и делают оттуда вылазки, чтобы воровать и грабить. Таких злодеев обнаружили бы за три года. Нельзя предполагать также, хотя мне это и приходило иногда в голову, что к этому причастны контрабандисты или фальшивомонетчики, скрывающие свой преступный промысел в каком-нибудь еще неизвестном закоулке здешних огромных пещер и, следовательно, заинтересованные в том, чтобы выгнать нас отсюда. Ни контрабандой, ни фальшивой монетой не занимаются для того, чтобы держать их при себе! Очевидно, однако, что некий безжалостный враг поклялся погубить Эберфойл и какая-то цель заставляет его искать всевозможные способы, чтобы утолить свою ненависть к нам. Несомненно, он слишком слаб, чтобы действовать открыто, и готовит свои покушения в тени, но обнаруживает при этом такой разум, что превращается в опаснейшее существо. Друзья мои, он знает все тайны нашего царства лучше, чем мы, так как давно уже ускользает от всех наших поисков! Он большой мастер своего подлого дела, искуснейший из искусных, - в этом нет сомнения, Симон! Это явствует из всего, что мы узнали о его образе действий. Вспомните, нет ли у вас личного врага, которого вы могли бы заподозрить? Поройтесь хорошенько в своей памяти. Бывают случаи, когда время не угашает ненависти. Обратитесь к своему прошлому, к самому далекому, если нужно. Все, что здесь происходит, продиктовано холодной, терпеливой ненавистью какого-то безумца. Постарайтесь же воскресить самые свои отдаленные воспоминания.

Симон Форд молчал. Видно было, что честный мастер прежде, чем ответить, добросовестно вглядывается в свое прошлое.

Наконец, он поднял голову.

- Нет, как перед богом клянусь вам, ни я, ни Мэдж не делали зла никогда и никому. Мы не думаем, чтобы у нас был хотя бы один враг!

- Ах, - вскричал инженер, - если бы Нелль захотела говорить!

- Мистер Старр и вы, отец, - возразил Гарри, - умоляю вас, сохраним пока в тайне наши розыски! Не расспрашивайте мою бедную Нелль! Я чувствую, что она уже встревожена и мучается. Для меня несомненно, что ее сердце с трудом сдерживает тайну, от которой она задыхается. Если она молчит, то либо потому, что ей нечего сказать, либо потому, что считает молчание своим долгом. Мы не можем сомневаться в ее любви, в ее привязанности ко всем нам! Возможно, позднее она расскажет мне все, о чем до сих пор молчала, и тогда вы тотчас же узнаете об этом.

- Пусть так, Гарри, - ответил инженер. - Но если Нелль знает что-нибудь, ее молчание необъяснимо.

Гарри хотел возразить, но инженер прибавил:

- Будь спокоен, мы ничего не скажем ей. Ведь она должна стать твоей женой.

- И станет ею немедленно, если вы этого захотите, отец!

- Мой мальчик, - произнес Симон Форд, - ровно через месяц день в день будет твоя свадьба. Вы будете у Нелль посаженым отцом, мистер Джемс?

- Рассчитывайте на меня, Симон, - ответил инженер.

Джемс Старр и его спутники вернулись в коттедж. Они никому не сказали о результатах своего расследования, к для всех обвал шахты остался простой случайностью. В Шотландии стало одним озером меньше, вот и все.

Нелль мало-помалу вернулась к своим прежним занятиям. О недавнем путешествии у нее остались неувядаемые светлые воспоминания, которыми Гарри пользовался, чтобы пополнять ее образование. Но это знакомство с жизнью внешнего мира не оставило в ней никаких сожалений: как и раньше, она любила свое мрачное царство, где должна была жить, став замужней женщиной, как жила, будучи ребенком и девушкой.

Весть о предстоящей свадьбе Гарри Форда и Нелль разнеслась по всему Новому Эберфойлу. В коттедж отовсюду стекались поздравления, и Джек Райан поспешил, конечно, принести свои. Теперь его не раз заставали где-нибудь в укромном уголке, где он разучивал свои лучшие песни для праздника, в котором должно было участвовать все население Колсити.

Но случилось так, что в течение месяца, предшествовавшего свадьбе, Новый Эберфойл подвергся еще большим испытаниям, чем прежде. Близость брака Нелль и Гарри словно вызывала одну катастрофу за другой. Несчастные случаи происходили главным образом на подземных работах, и настоящую причину их невозможно было установить.

Так, в одном из нижних штреков пожар истребил деревянные крепления; была найдена лампа, которой воспользовался поджигатель. Гарри и его товарищи с риском для жизни затушили пожар, угрожавший гибелью всей шахте; это удалось им только благодаря огнетушителям, которыми предусмотрительно были снабжены шахты: вода в них была насыщена углекислотой.

В другой раз произошел обвал, оттого что лопнули распорки ствола, - Джемс Старр установил, что они были предварительно подпилены. Гарри Форда, руководившего работами в этом месте, засыпало обломками, и он спасся от смерти только чудом.

Через несколько дней подземный поезд, на котором ехал Гарри, наткнулся на какое-то препятствие и опрокинулся. Позже обнаружилось, что поперек рельсов была положена балка.

Словом, несчастные случаи стали повторяться так часто, что среди шахтеров началась паника. Нужно было присутствие начальников, чтобы люди оставались на работе.

- Значит, здесь орудует целая шайка злодеев, - повторял Симон Форд. - А мы не можем поймать ни одного!

Снова начались розыски. Была поставлена на ноги вся полиция графства, но ничего не смогла открыть. Джемс Старр запретил Гарри, на которого были, по-видимому, направлены все эти покушения, выходить одному за пределы центрального участка работ.

Так же поступили и с Нелль, от которой, однако, по настоянию Гарри, были скрыты все преступные покушения, которые могли напомнить ей о прошлом. Симон Форд и Мэдж охраняли ее строго, - вернее, с суровой заботливостью, - днем и ночью. Бедная девушка видела это, но у нее не вырвалось ни одной жалобы, ни одного замечания. Понимала ли она, что это делается для ее пользы? Вероятно, да. Но и она по-своему охраняла других и казалась спокойной лишь после того, как те, кого она любила, сходились в коттедже. Вечером, когда Гарри возвращался, она не могла удержать безумной радости, мало совместимой с ее характером, скорее сдержанным, чем экспансивным. Не успевала пройти ночь, как она была на ногах раньше всех: тревога охватывала ее уже с утра, в час выхода на работу.

Оберегая ее покой, Гарри очень хотел, чтобы их брак был уже совершившимся фактом. Ему казалось, что пред лицом этого бесповоротного события злоба, отныне бесполезная, должна будет сложить оружие и что Нелль почувствует себя в безопасности, только когда станет его женой. Впрочем, его нетерпение одинаково разделяли Джемс Старр, Симон Форд и Мэдж. Каждый считал дни, оставшиеся до свадьбы.

Дело в том, что каждого обуревали самые тревожные предчувствия. Шепотом говорили, что скрытый враг, о котором никто не знал, где его искать или как с ним бороться, - этот враг, очевидно, не может оставаться равнодушным ни к чему, связанному с Нелль. Торжество ее бракосочетания с Гарри может поэтому послужить поводом для какого-нибудь нового проявления его ненависти.

Однажды утром, за неделю до свадьбы, Нелль - очевидно, под влиянием какого-то мрачного предчувствия - захотелось выйти из коттеджа первой, чтобы осмотреть окрестности. Едва она переступила порог, как у нее вырвался крик невыразимого ужаса; он раздался по всему дому, на этот вопль сбежались Мэдж, Симон и Гарри.

Нелль была бледна как смерть, и в ее искаженном лице отражался величайший ужас. Она не могла говорить, не спуская глаз с двери коттеджа, которую только что отворила, и дрожащей рукой указывала на строки, приводившие ее в трепет и, очевидно, написанные ночью:

«Симон Форд, ты украл у меня последний пласт наших старых копей! Гарри, твой сын, украл у меня Нелль! Горе вам! Горе всем! Горе Новому Эберфойлу!

Сильфакс».

- Сильфакс! - вскричали разом Симон Форд и Мэдж.

- Кто это? - спросил Гарри, переводя взгляд с отца на девушку.

- Сильфакс! - повторяла с отчаянием Нелль. - Сильфакс!

Она вся трепетала, повторяя это имя, пока Мэдж почти силой не увела ее в комнату.

Прибежал Джемс Старр. Прочитав угрожающие слова, он произнес:

- Эти строки написаны той же рукой, которая написала мне письмо, противоречившее вашему, Симон! Человек этот называется Сильфаксом. По вашему волнению я вижу, что вы его знаете? Кто такой этот Сильфакс?