Прочитайте онлайн Том 5. Таинственный Остров | ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Читать книгу Том 5. Таинственный Остров
4116+558
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Исследование полуострова Извилистого. - Лагерь около устья Водопадной речки. - В шестистах шагах от кораля. - Гедеон Спилет и Пенкроф идут в разведку. - Их возвращение. - Вперед! - Открытая дверь. - Огонек в окне. - При свете луны

Следующий день, 18 февраля, был посвящен исследованию лесистой части побережья, тянувшейся от Змеиного мыса до Водопадной речки. Колонистам удалось основательным образом обследовать весь этот лес, который шел полосой от трех до четырех миль ширины, ограниченной берегами полуострова. Могучие ветвистые деревья свидетельствовали о поразительном плодородии почвы, - пожалуй, здесь земля была самой плодородной на всем острове. Казалось, сюда, в умеренный пояс, природа перенесла уголок девственных тропических лесов Америки или Центральной Африки. Очевидно, буйная растительность находила в этой почве, влажной в верхнем своем слое и согреваемой изнутри вулканическим огнем, тепло, не свойственное умеренному климату. Преобладающими породами в лесу были каури и эвкалипты, достигавшие тут гигантских размеров.

Но колонисты пришли сюда не для того, чтобы восхищаться великолепной растительностью. Они уже знали, что в этом отношении остров Линкольна мог потягаться с группой Канарских островов, которые сначала названы были Счастливыми островами. Теперь, увы, остров Линкольна уже не принадлежал им полностью, - другие завладели им, на землю его ворвались изверги, и нужно было истребить их всех до единого.

На западном берегу колонисты, как ни искали, уже не нашли признаков пребывания пиратов - ни отпечатков ног, ни заломленных веток на деревьях, ни золы потухшего костра, ни следов недавнего становища.

- Это меня не удивляет, - говорил товарищам Сайрес Смит. - Негодяи пристали к берегу около мыса Находки и сразу же пустились в леса Дальнего Запада, пройдя через Утиное болото. Шли они, вероятно, той же дорогой, что и мы, когда расстались с Гранитным дворцом. Оттого мы и наткнулись на следы, оставленные ими в лесу. Но, выбравшись на побережье, пираты поняли, что им не найти сносного убежища, и тогда они опять направились на север, обнаружили наш кораль...

- Может, они опять туда забрались... - сказал Пенкроф.

- Ну, не думаю... - ответил инженер. - Должны же они сообразить, что мы будем их разыскивать в той стороне. Для них наш кораль - место, где можно поживиться провиантом, а устраивать там лагерь они не станут.

- Я согласен с Сайресом, - заметил журналист. - По-моему, пираты будут искать убежище меж отрогов горы Франклина.

- Ну так нечего и раздумывать, мистер Смит. В кораль шагом марш! Надо с ними покончить. Что мы зря теряем время!

- Нет, друг мой, - ответил инженер. - Вы забыли, что для нас очень важно выяснить, нет ли в лесах Дальнего Запада некоего жилища. У нашей экспедиции двоякая цель, Пенкроф. Нам нужно покарать преступников и уплатить долг признательности.

- Правильно сказано, мистер Сайрес, - ответил моряк. - А все-таки, думается мне, таинственного джентльмена нам не найти, ежели он сам того не пожелает.

Пенкроф в сущности выразил мнение всех своих сотоварищей. Убежище незнакомца, вероятно, было не менее таинственным, чем он сам.

К вечеру тележка остановилась у самого устья Водопадной речки. Устроились на ночлег, приняв, как обычно, все меры предосторожности. Герберт вновь стал крепким и здоровым юношей, каким он был до болезни, ему пошла на пользу жизнь на вольном воздухе, океанские ветры и живительное благоухание лесов. Теперь он уже мог не ехать на тележке, а идти во главе каравана.

На следующий день, 19 февраля, колонисты расстались с побережьем, где за устьем речки живописно громоздились базальтовые глыбы самых причудливых очертаний, и стали подниматься левым берегом вверх по течению. Дорога там была в значительной ее части расчищена во время прежних походов из кораля до западного берега. Колонисты уже находились в шести милях от горы Франклина.

Сайрес Смит предложил следующий план: держа под тщательным наблюдением всю долину, по которой пролегало русло реки, осторожно подойти к коралю; если кораль захвачен - отбить его силой; если он свободен - укрепиться там и сделать его средоточием дальнейших походов для обследования горы Франклина.

План этот был единодушно одобрен, ведь колонистам не терпелось вновь стать хозяевами на своем острове!

Итак, путники направились по узкой долине, разделявшей два самых больших отрога горы Франклина. Рощи, теснившиеся по берегам речки, редели, поднимаясь к вершине вулкана. Местность вокруг была гористая, изрезанная оврагами и ущельями, очень удобная для вражеских засад, и продвигаться тут следовало с большой осторожностью. Топа и Юпа пустили вперед: бросаясь то направо, то налево, в лесные заросли, они прекрасно выполняли обязанности разведчиков, соперничая друг с другом в сообразительности и ловкости. Однако не было никаких признаков, говоривших, что кто-то бродил недавно по берегам горного потока, что пираты находятся где-то поблизости.

Около пяти часов вечера тележка остановилась шагах в шестистах от частокола, служившего оградой кораля. Полукружие высоких деревьев закрывало ее завесой густых ветвей.

Надо было произвести разведку, узнать, не захвачен ли кораль. Но если там засели бандиты, двинуться к коралю открыто, когда светило еще солнце, значило подставлять себя под выстрелы и получить пулю в грудь, как это случилось с Гербертом. Решили, что будет разумнее дождаться темноты.

Однако Гедеону Спилету хотелось, не мешкая, разведать подступы к коралю, и Пенкроф, совсем уже потерявший терпение, намеревался пойти вместе с ним.

- Нет, друзья мои, - ответил инженер. - Дождитесь темноты. Я не позволю вам бесцельно рисковать жизнью.

- Да что же это, мистер Сайрес!.. - недовольно воскликнул моряк, выйдя из повиновения.

- Успокойтесь, прошу вас, Пенкроф! - сказал инженер.

- Есть успокоиться! - ответил моряк и, дав волю своему гневу против пиратов, принялся честить их на все корки, пустив в ход самые энергичные выражения матросского лексикона.

Итак, колонисты ждали, собравшись около тележки, и внимательно следили за тем, что делается по соседству, в лесу.

Так прошло три часа. Ветер спал. Под высокими деревьями воцарилась тишина, столь глубокая, что она выдала бы самый слабый звук: легкий хруст сломившейся тоненькой веточки, шорох осторожных шагов по сухим листьям, шелест травы, примятой ползущим человеком. Все кругом было спокойно. Топ неподвижно лежал на земле, положив морду на вытянутые лапы, и не проявлял ни малейшей тревоги.

К восьми часам уже достаточно стемнело, и, казалось, все благоприятствовало разведке. Гедеон Спилет заявил, что он готов отправиться вместе с Пенкрофом. Сайрес Смит дал на это согласие. Топу и Юпу пришлось остаться с инженером, Гербертом и Набом: ведь собака могла залаять, а Юп - испустить крик, и этот неуместный шум всполошил бы врагов.

- Зря собой не рискуйте, - сказал Сайрес Смит моряку и журналисту. - Ваша задача не захват кораля, а разведка. Узнайте, засели там бандиты или нет.

- Решено, - ответил Пенкроф.

И оба разведчика тронулись в путь.

В лесу под деревьями уже стояла такая темень, что в тридцати - сорока футах ничего не было видно. Журналист и Пенкроф ступали осторожно и застывали на месте при малейшем подозрительном звуке.

Они шли на некотором расстоянии друг от друга, не желая представлять удобную мишень. Надо сказать, что они каждую минуту ждали выстрела.

Через пять минут Гедеон Спилет и Пенкроф уже вышли на опушку леса; перед ними была поляна, а в конце ее - частокол, окружавший кораль.

Они остановились. Бледный, сумеречный свет еще озарял поляну. В тридцати шагах от себя разведчики увидели ворота кораля, казалось запертые. Надо было пройти расстояние в тридцать шагов - от опушки леса до ограды. Но по терминологии, употребляемой в баллистике, пространство это представляло собой «опасную зону». Действительно, несколько пуль и даже одинокий выстрел могли уложить на месте всякого, кто дерзнул бы появиться в этой «опасной зоне».

Гедеон Спилет и моряк никогда не отступали перед опасностями, но они хорошо понимали, что сейчас любая неосторожность могла оказаться роковой не только для них самих, но и для товарищей. Если убьют разведчиков, что станется с Сайресом Смитом, Набом и Гербертом?

Правда, Пенкроф, возбужденный близостью врагов, - ведь он предполагал, что разбойники укрылись в корале, - уже двинулся было вперед, но журналист крепко схватил его за плечо.

- Через несколько минут будет совсем темно, - прошептал он на ухо Пенкрофу. - Тогда и приступим.

Пенкроф остановился, крепко сжимая ствол своего ружья, и замер в ожидании, проклиная про себя бандитов.

Вскоре угасли последние, тусклые отсветы. Поляну окутал мрак, словно выползавший из лесной чащи. Гора Франклина высилась, будто огромный заслон, закрывавший полосу заката; быстро настала тьма, как это бывает в низких широтах. Пора было действовать.

С той минуты, как журналист и Пенкроф остановились на опушке леса, они не теряли из виду ограду. Казалось, в корале никого нет. Гребень ограды выделялся в темноте черной линией, и ничто не изменяло его четких очертаний. Однако, будь в корале пираты, им пришлось бы поставить тут дозорного, чтобы обезопасить себя от всякого рода неприятных неожиданностей.

Гедеон Спилет сжал руку своему товарищу, и оба ползком двинулись к коралю, взяв ружья на изготовку.

Они подобрались к воротам: во мраке не мелькнуло ни единой искорки света.

Пенкроф попробовал отворить ворота, но предположения его самого и журналиста были верны - ворота оказались запертыми, и запертыми изнутри: моряк убедился, что наружные засовы не задвинуты. Из этого можно было заключить, что пираты находятся в корале и, по всей вероятности, заперлись крепко-накрепко, чтобы к ним не могли ворваться.

Гедеон Спилет и Пенкроф прислушались.

За оградой царила мертвая тишина. Должно быть, муфлоны и козы спали, из хлевов не доносилось ни звука.

Не слыша ни малейшего шума, журналист и Пенкроф уже подумывали, не перелезть ли им через ограду. Однако это противоречило указаниям Сайреса Смита.

Попытка могла увенчаться успехом, но она могла привести и к поражению. Ведь если пираты ничего не подозревают о готовящемся нападении, то сейчас есть возможность захватить их врасплох, и разве можно рисковать, все испортить, неосмотрительно перебравшись через ограду?

Журналист не хотел действовать очертя голову. Он думал - не лучше ли подождать, пока все соберутся, а тогда уж попытаться проникнуть в кораль. Во всяком случае, ясно было, что к ограде можно подобраться незаметно и что ее никто не охраняет. Установив это обстоятельство, разведчики решили вернуться к своим и обсудить с ними положение.

Пенкроф, очевидно, разделявший теперь эту точку зрения, безропотно последовал за журналистом, когда тот повернул обратно, к лесу.

Несколько минут спустя инженер уже знал, как обстоит дело.

- Прекрасно, - сказал он после краткого размышления. - Я думаю, что бандитов в корале нет.

- А мы это сейчас проверим, - заметил Пенкроф. - Стоит только перелезть через ограду.

- Вперед, друзья! - воскликнул Сайрес Смит.

- Тележку в лесу оставим? - спросил Наб.

- Нет, - ответил инженер. - Это наш обозный фургон для военного снаряжения и провианта. А в случае нужды тележка послужит нам и укрытием.

- Ну, в путь! - сказал Гедеон Спилет.

Тележка выехала из леса и бесшумно покатила к коралю. Кругом был такой же непроглядный мрак, как и в ту минуту, когда Пенкроф с журналистом ползком пробирались по поляне. Густая трава заглушала шаги.

Колонисты приготовились открыть огонь. Юпу моряк велел двигаться позади. Наб держал Топа на сворке, чтоб он не кинулся вперед.

Вскоре подошли к поляне. На ней никого не было. .Маленький отряд смело двинулся к ограде. Быстро пересекли «опасную зону». Ни один выстрел не нарушил тишины. Тележка остановилась у частокола. Наб остался около онагров, чтобы сдерживать их. Инженер, журналист, Герберт и Пенкроф направились к воротам, посмотреть не забаррикадированы ли они изнутри.

Одна створка оказалась отворенной!

- Ну, а вы что говорили? - спросил инженер, повернувшись к моряку и Гедеону Спилету.

Оба они были ошеломлены.

- Клянусь честью, - воскликнул Пенкроф, - ворота только что были заперты!

Колонисты стояли в нерешительности. Ведь пираты были в корале, когда Пенкроф и журналист подходили к ограде, производя разведку. Сомнений тут быть не могло. Кто же, кроме самих разбойников, отпер крепко запертые изнутри ворота? А сидят ли они еще в корале? Или кто-нибудь из них вышел оттуда?

Все эти вопросы проносились в уме у каждого, но как найти на них ответ?

В эту минуту Герберт, пройдя несколько шагов по двору, бросился обратно и схватил за руку Сайреса Смита.

- Что ты увидел? - спросил инженер.

- Свет.

- В доме?

- Да.

Все пятеро подошли к воротам. Действительно, прямо напротив них, в окне, мерцал тусклый огонек.

Сайрес Смит быстро принял решение.

- Удача необыкновенная! - сказал он. - Бандиты, верно, заперлись в доме и не ждут нападения. Они в наших руках! Вперед!

Колонисты прокрались во двор, держа наготове ружья. Тележку оставили за оградой под охраной Юпа и Топа, из осторожности привязав их к самой тележке.

Сайрес Смит, Пенкроф, Гедеон Спилет - с одной стороны, а Герберт и Наб - с другой, бесшумно прокрались вдоль ограды. Кругом было темно и безлюдно.

Через несколько мгновений все были около дома, у запертой двери.

Сайрес Смит знаком велел товарищам не шевелиться и заглянул в окно, слабо освещенное изнутри.

Он окинул взглядом комнату - единственную в нижнем этаже дома.

На столе горел фонарь. Рядом со столом стояла кровать, на которой когда-то спал Айртон.

На кровати кто-то лежал.

Вдруг Сайрес Смит отпрянул от окна и произнес вполголоса:

- Айртон!

Тотчас же дверь отворили, вернее выломали, и колонисты бросились в комнату.

Айртон, казалось, спал. Лицо у него было измученное, говорившее о долгих и жестоких страданиях. На запястьях и на щиколотках виднелись кровоточащие ссадины.

Сайрес Смит наклонился над ним.

- Айртон! - воскликнул инженер и схватил спящего за руки.

При каких необыкновенных обстоятельствах произошла эта неожиданная встреча!

Айртон открыл глаза и посмотрел на Сайреса Смита, потом обвел взглядом всех остальных.

- Вы? - воскликнул он. - Неужели это вы?

- Айртон! Айртон! - повторял Сайрес Смит.

- Где я?

- В нашем корале.

- Один?

- Да.

- Но они сейчас придут! - воскликнул Айртон. - Защищайтесь! Защищайтесь!

И в изнеможении он упал на кровать.

- Спилет, - сказал инженер, - на нас с минуты на минуту могут напасть. Завезите тележку во двор. Потом заприте хорошенько ворота и все возвращайтесь сюда.

Пенкроф, Наб и журналист поторопились выполнить распоряжение инженера. Нельзя было терять ни минуты. Может быть, тележка уже попала в руки пиратов.

В одно мгновение журналист с двумя товарищами промчались через двор, но, выбежав за ограду, услышали глухое рычанье Топа.

Оставив на минуту Айртона, инженер вышел за порог и взял ружье на изготовку. Герберт встал рядом с ним. Оба настороженно смотрели на гребень отрога, возвышавшийся над коралем. Если бандиты устроили там засаду, они могли перестрелять всех колонистов одного за другим.

В это мгновение над черной завесой лесных зарослей выплыла луна, и стало светло, как днем. Лунное сияние озарило весь кораль, разбросанные по нему купы деревьев, орошавший его ручеек и широко расстилавшийся ковер зеленой травы. В той стороне, где высилась гора Франклина, дом и часть ограды, залитые лунным светом, казались совсем белыми, а на противоположной стороне, в тени, ограда тянулась темной стеной.

Вскоре в светлом круге появилось что-то громоздкое и черное, - это въехала во двор тележка, и Сайрес Смит услышал, как захлопнулись ворота и загремели засовы.

Но в эту минуту Топ, сорвавшись с привязи и заливаясь яростным лаем, бросился в глубину кораля, вправо от дома.

- Осторожней, друзья! Целься! - крикнул Сайрес Смит.

Колонисты вскинули ружья и уже готовы были выстрелить. Топ лаял, не умолкая, а Юп, подбежав к нему, пронзительно засвистел.

Колонисты двинулись за ними следом и вышли к ручейку, бежавшему под высокими деревьями.

И что же увидели они у берега, озаренного ярким светом луны!

На траве лежало пять трупов!

Это были те самые бандиты, которые четыре месяца назад высадились на остров Линкольна!