Прочитайте онлайн Том 12. Матиас Шандор. ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ | Часть первая

Читать книгу Том 12. Матиас Шандор. ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ
3916+771
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Часть первая

Онлайн библиотека litra.info

ГЛАВА ПЕРВАЯ Почтовый голубь

Триест, столица Иллирии, распадается на два совсем непохожих города: богатый новый город - Терезиенштадт, с прямыми, широкими улицами, на берегу залива, где с давних пор обосновался человек, и бедный старый город, построенный кое-как, зажатый между широкой улицей Корсо, отделяющей его от нового города, и склонами невысокой горы Карст, вершину которой украшает старинная крепость.

Триестский порт защищен молом Сан-Карло, возле которого стоят на якоре преимущественно торговые суда. Здесь околачивается множество бродяг, не имеющих ни кола ни двора, одетых в драные штаны, жилеты и куртки, не нуждающиеся ни в каких карманах, ибо у их владельцев никогда не было и, вероятно, никогда не будет, чем их наполнить; порой эти оборванцы собираются в довольно многочисленные шайки, наводящие страх на местных жителей.

В этот день, 18 мая 1867 года, среди множества бродяг можно было заметить двух человек, одетых немного лучше других. Однако их тоже вряд ли когда-либо обременяло излишнее количество флоринов или крейцеров, для этого им должно было бы улыбнуться счастье. И, право, эти двое готовы были на все, лишь бы заставить его улыбнуться!

Один из них, по имени Саркани, говорил, что родился в Триполитании. Другой - Зироне - был выходцем из Сицилии. Спутники раз десять прошлись по молу туда и обратно и, наконец, остановились на самом его конце. Они пристально смотрели на запад в морскую даль, как будто ждали, что там появится судно, везущее им богатство!

- Который час? - спросил Зироне по-итальянски; его спутник так же свободно владел этим языком, как и другими наречиями, распространенными на берегах Средиземного моря.

Саркани не ответил.

- Ах я дурак! - воскликнул сицилиец. - Ведь теперь как раз тот час, когда человеку хочется есть, особенно если он забыл позавтракать!

В этой части Австро-Венгерского государства люди австрийского, итальянского и славянского происхождения так перемешались, что дружба двух иностранцев, которые были несомненно чужаками в этом городе, не могла никому показаться странной. К тому же, если их карманы и были пусты, никто не мог об этом догадаться, так важно они расхаживали в своих длинных коричневых плащах.

Младший из них, Саркани, был стройный молодой человек среднего роста, с изящными манерами, лет двадцати пяти. Его звали Саркани - и все. Иного имени он не имел. Вероятно, он даже не был крещен, так как, повидимому, родился в Африке - в Триполи или Тунисе; но хотя у него и была смуглая кожа, правильные черты лица скорее указывали на арабское, чем на негритянское происхождение.

Вряд ли когда-либо встречалась на свете более обманчивая внешность! Только очень проницательный наблюдатель мог бы разгадать, какое глубокое коварство таится в этом красивом лице с большими черными глазами, тонким носом и хорошо очерченным ртом, опушенным темными усиками. Пожалуй, никто бы не разглядел в этих бесстрастных чертах тайной ненависти и презрения, свидетельствующих о постоянных злоумышлениях против общества. Хотя физиономисты утверждают (и в большинстве случаев справедливо), что всякий обманщик, несмотря на всю свою ловкость, Когда-нибудь да рыдает себя, Саркани был несомненно исключением из этого правила. Глядя на него, никто не заподозрил бы, ни кто он такой, ни кем он был раньше. Он не вызывал того невольного отвращения, какое возбуждают в нас мошенники и воры. Тем он был опаснее.

Как прошли детские годы Саркани? Этого никто не знал. Вероятно, он был совсем заброшенным ребенком. Кто и как его воспитывал? В какой дыре ютился он первые годы своей жизни в Триполитании? Чьи заботы оградили мальчика от многочисленных опасностей, подстерегавших его в этой дикой стране? По правде сказать, на эти вопросы никто не мог бы ответить, вероятно, даже он сам, - родился он по воле случая, рос по воле случая и был обречен жить по воле случая! Однако за время своей юности он кое-чему научился, вернее, приобрел практические навыки, так как ему с ранних лет пришлось колесить по свету, встречаться со всевозможными людьми, пускаться на всякие уловки, чтобы не умереть с голоду. И вот, по прихоти судьбы, несколько лет тому назад он вошел в сношения с одним из самых богатых домов Триеста - с домом банкира Силаса Торонталя, имя которого неразрывно связано с нашим рассказом.

Спутник Саркани - итальянец Зироне - был из тех людей без стыда и совести, которые всегда готовы участвовать в грязном деле или оказать любую услугу тому, кто хорошо заплатит, и тут же перейти на сторону того, кто заплатит еще лучше. Этому выходцу из Сицилии было лет тридцать; ему ничего не стоило подстрекнуть человека на злое дело или послушаться дурного совета и с охотой привести его в исполнение. Где он родился? Быть может, он бы и ответил, если бы только знал сам. Во всяком случае, он неохотно сообщал, где живет, даже когда у него и было жилье. Скитаясь по Сицилии, он случайно встретился с Саркани. С тех пор они вместе бродили по свету, стараясь правдами или неправдами набить себе карманы. Зироне, рослый, бородатый детина, с очень смуглым лицом и черными, как смоль, волосами, был человеком себе на уме; его врожденную хитрость выдавали всегда прищуренные глаза и манера лукаво покачивать головой. Свое коварство он пытался спрятать под напускной болтливостью. Впрочем, он обладал скорее веселым нравом и был настолько же развязен, насколько его молодой спутник сдержан и молчалив.

На этот раз Зироне болтал меньше, чем всегда. Видно, его тревожила мысль об обеде. Накануне, когда Саркани сел за карты в каком-то грязном притоне, удача окончательно отвернулась от них, и они оказались совсем на мели. Теперь оба не знали, за что взяться. Они могли надеяться только на счастливый случай, а так как этот покровитель босяков не спешил им навстречу на молу Сан-Карло, то они решили сами поискать его на улицах нового города.

Там, на проспектах и площадях, на набережных и бульварах, в порту и прилегающих к нему кварталах, на берегах большого канала, пересекающего Триест, толпятся, снуют туда-сюда, спешат, суетятся, бегут по своим делам обитатели этого города, насчитывающего семьдесят тысяч жителей итальянского происхождения, и их венецианский говор смешивается с многоязычным говором моряков, купцов, чиновников и разных должностных лиц, которые вносят в этот разноголосый концерт звуки немецкого, английского, французского и славянских языков.

Но как ни богат новый город, не следует думать, что все встречные и поперечные на его улицах непременно люди состоятельные. Нет! Даже самые зажиточные из его жителей не могут тягаться с английскими, армянскими, греческими и еврейскими купцами, занимающими самое высокое положение в Триесте и чьи роскошные дома ничуть не уступают лучшим домам австро-венгерской столицы. Но, помимо них, сколько несчастных бедняков с утра до вечера бродят по богатым торговым улицам, мимо запертых, подобно несгораемым шкафам, высоких зданий, где заключают всевозможные торговые сделки многие дельцы, съехавшиеся в этот порт, так удачно расположенный в самом сердце Адриатики! Сколько оборванцев, которым не пришлось позавтракать и вряд ли удастся пообедать, толпятся вокруг причалов, где с судов, принадлежащих самой могущественной в Европе мореходной компании «Австрийский Ллойд», выгружают несметные богатства, привезенные со всех концов света! Сколько жалких бродяг, каких мы видим сотни в Лондоне, Ливерпуле, Марселе, Гавре, Антверпене, Ливорно, сталкиваются здесь с богатыми судовладельцами, бродя возле складов, куда им вход воспрещен, возле Биржи, двери которой для них всегда заперты, у входа в Тергестеум, где «Ллойд» разместил свои конторы и приемные и где он ведет свои дела в полном согласии с Торговой палатой.

Известно, что во всех больших портовых городах Старого и Нового Света можно видеть совсем особую толпу обездоленных, встречающихся только в этих крупных центрах. Откуда они взялись, никто не знает. Что они пережили - никому нет дела. Что с ними будет - они и сами не ведают. Среди них довольно много людей опустившихся и немало иностранцев. Железные дороги и торговые суда выбросили их словно тюки с негодным товаром, и они всем мешают, нарушая нормальную жизнь города, откуда полиция тщетно старается их изгнать.

Итак, Саркани и Зироне, последний раз окинув взглядом бухту с маяком на мысу св. Терезы, покинули мол и, пройдя между зданием «Театро Коммунале» и сквером, вышли на Пьяцца Гранде; с четверть часа они прогуливались у подножия памятника Карлу VI возле фонтана, сложенного из камня, добытого на ближней горе Карст.

Затем они свернули налево. Зироне так внимательно приглядывался к прохожим, как будто испытывал непреодолимое желание их обобрать. Они подошли к громадному квадратному зданию Тергестеума как раз в час закрытия Биржи.

- Сейчас на бирже пусто, как у нас в кармане! - воскликнул, смеясь, Зироне, хотя ему было вовсе не до смеха.

Но равнодушный Саркани, казалось, даже не слышал плоской остроты своего спутника, который поеживался и зевал от голода.

Они пересекли треугольную площадь, на которой возвышалась бронзовая статуя императора Леопольда I. Зироне свистнул, словно уличный мальчишка, и перед ним взлетела стая сизых голубей, которые обычно воркуют под портиком старой биржи, подобно серым голубям, живущим под аркадами Прокураций на площади св. Марка в Венеции. Здесь начиналась улица Корсо, отделяющая старый Триест от нового.

Они двинулись по этой широкой, но довольно неприглядной улице, с бойко торгующими, но безвкусно отделанными магазинами, скорей напоминающей Риджент-стрит в Лондоне или Бродвей в Нью-Йорке, чем Итальянский бульвар в Париже. По ней сновало множество прохожих и то и дело проезжали кареты, направляясь от Пьяцца Гранде к Пьяцца делла Ленья, - эти названия указывают на несомненное итальянское происхождение города.

Саркани шел с видом человека равнодушного ко всяким искушениям, но Зироне, проходя мимо магазинов, бросал на них жадные взгляды, как человек, который стремится, но не имеет возможности туда войти. А сколько там было вещей, в которых оба они так нуждались! Особенно соблазняли их лавки со съестными припасами или пивные, где пиво всегда льется рекой, больше, чем в любом другом городе Австро-Венгерского государства.

- На Корсо есть и пить хочется еще сильней! - заметил Зироне и прищелкнул пересохшим языком, словно трещоткой.

В ответ Саркани только пожал плечами.

Они свернули в первую улицу налево, вышли к каналу возле подъемного моста Понто Россо и направились вдоль набережной, к которой могли приставать даже самые крупные морские суда. Тут приятелей больше не соблазняли приманки, выставленные в витринах магазинов. Дойдя до церкви Сант-Антонио, Саркани внезапно свернул направо. Его спутник последовал за ним без всяких возражений Они снова пересекли Корсо и углубились в старый город, узкие, непроезжие улички которого карабкаются по склонам Карста и расположены таким образом, чтобы их не продувал жестокий ветер «бора» - ужасный ледяной северо-восточный ветер. В старом Триесте Саркани я Зироне, не имевшие ни гроша в кармане, чувствовали себя как дома, не то что в роскошных кварталах нового города.

Действительно, приехав в столицу Иллирии, они поселились в скромной гостинице, близ церкви Санта-Мария-Маджоре. Но так как хозяин, до сих пор не получивший от них ни флорина, все настойчивей требовал оплаты счета, который с каждым днем увеличивался, они обошли этот опасный риф, пересекли площадь и некоторое время прогуливались вокруг Арко ди Рикардо.

Однако они пришли сюда совсем не для осмотра этого памятника римской архитектуры. А так как счастливый случай все не подвертывался им и на этих безлюдных улицах, они отправились искать его на крутых тропинках, ведущих к старому собору, стоявшему на террасе почти у самой вершины Карста.

- И дернула же тебя нелегкая карабкаться наверх! - пробормотал Зироне, подбирая полы своего плаща.

Но он не покинул своего молодого товарища, и снизу можно было видеть, как они взбирались друг за другом на склоны Карста по лестницам, которые называются здесь улицами. Десять минут спустя они добрались до террасы, еще более голодные и усталые, чем раньше.

С этой высокой точки перед приятелями открылся великолепный вид: Триестский залив, уходящий в безбрежное море; оживленная гавань, где сновали рыбачьи лодки и медленно двигались громадные пароходы и торговые суда; большой город, раскинувшийся у их ног, со всеми его пригородами, маленькими домиками, громоздившимися по склонам, и красивыми виллами, разбросанными на холмах. Однако это зрелище не восхищало приятелей. Они уже повидали на своем веку немало живописных мест, да к тому же не раз гуляли здесь и раньше, спасаясь от скуки и безделья. Зироне во всяком случае предпочел бы слоняться перед заманчивыми витринами на Корсо. Но раз уж они залезли так высоко в погоне за счастливым случаем, оставалось только терпеливо его дожидаться.

У самой лестницы, выходящей на террасу, возле византийского собора св. Юста есть огороженное место, бывшее кладбище, ставшее музеем старины. Там не сохранилось могил, кругом валяются лишь каменные обломки старых надгробных памятников: разбитые римские стелы и средневековые столбы, куски триглифов и разных украшений эпохи Возрождения, черепки разбитых урн со следами пепла - все эти осколки старины лежат вперемежку в траве, у подножия прекрасных деревьев.

Калитка кладбища была не заперта. Саркани толкнул ее и вошел, а за ним и Зироне, который меланхолически заметил:

- Вот самое подходящее место для самоубийства.

- А что, если бы тебе предложили покончить с собой? - насмешливо спросил Саркани.

- Ну нет, приятель, я бы отказался наотрез! Пусть у меня будет всего один счастливый день в неделю, с меня и этого довольно.

- Ты его получишь, и даже больше!

- Да услышат тебя все святые Италии, а их здесь, клянусь богом, насчитывают целые сотни!

- Ну идем!

Они прошли по полукруглой аллее, между двумя рядами урн и уселись на лежащей в траве огромной каменной розетке.

Сначала они молчали, что было по душе Саркани, но совсем не устраивало его спутника. Подавляя зевоту, Зироне вскоре сказал:

- Черт подери! Счастливый случай что-то не торопится, а мы-то сдуру так надеялись на него!

Саркани промолчал.

- Что за дурацкая затея искать его среди этих развалин! Боюсь, что мы дали маху, приятель! За каким чертом полезет он сюда на это старое кладбище? Когда души покинули свою земную оболочку, он им больше не нужен. И когда я буду тут лежать, мне тоже будет наплевать на запоздавший обед или пропущенный ужин. Идем-ка отсюда!

Но Саркани, погруженный в свои мысли, сидел с отсутствующим видом и не двинулся с места.

Несколько минут Зироне молчал, но вскоре на него напала обычная болтливость.

- Саркани, - начал он, - знаешь, в каком обличье мне больше всего хотелось бы повстречать счастливый случай, который, кажется, забыл своих старых клиентов? В образе кассира из банка Торонталя, который явился бы сюда с портфелем, набитым банковыми билетами, и передал бы нам сей портфель от имени упомянутого банкира, рассыпаясь в извинениях за то, что заставил нас ждать!

- Слушай, Зироне, - ответил Саркани, сердито хмуря брови, - в последний раз говорю тебе, что нам нечего больше ждать от Силаса Торонталя.

- Ты уверен?

- Да! Кредит, которым я у него пользовался, теперь исчерпан, и на мою последнюю просьбу он ответил решительным отказом.

- Плохо дело!

- Очень плохо, но это именно так.

- Ладно, допустим, что сейчас твой кредит исчерпан, но раньше ты ведь пользовался кредитом? А на чем он был основан? На том, что ты не раз отдавал свой ум и способности банку Торонталя для выполнения разных... щекотливых дел. Вот почему первые месяцы после нашего приезда Торонталь был не слишком прижимист. Не может быть, чтобы ты и сейчас не держал в руках каких-нибудь нитей, а если ему пригрозить...

- Если бы дело стало только за этим, оно давно было бы на мази, - пожал плечами Саркани, - и ты не бегал бы в поисках обеда! Нет, черт возьми! Я не держу Торонталя в руках, но если это когда-нибудь случится, уж я сорву с него хороший куш и заставлю его выплатить мне проценты и проценты на проценты с тех денег, в каких он мне сейчас отказывает! Вдобавок я подозреваю, что дела его банка последнее время немного запутались, он вложил большие суммы в сомнительные предприятия. Несколько крупных банкротств, произошедших в Германии - в Берлине и Мюнхене, - отразились и на банках Триеста, и что бы ни говорил Силас Торонталь при нашем последнем свиданий, мне показалось, что он чем-то встревожен. Надо дать воде замутиться, а в мутной воде...

- Пусть так, но пока у нас осталась только чистая вода для питья! Послушай, Саркани, мне кажется, надо еще разок попытаться выжать что-нибудь из Торонталя! Последний раз постучаться в его кассу и добыть хотя бы денег на дорогу в Сицилию через Мальту...

- А что нам делать в Сицилии?

- Это уж моя забота! Я хорошо знаю страну и могу набрать по дороге шайку мальтийцев, смелых ребят, без предрассудков, с которыми можно пуститься на любые дела. Тысяча чертей! Чем тут сидеть на мели - лучше уедем и заставим этого проклятого банкира оплатить нам дорожные расходы! Хоть ты и мало знаешь о его делах, кое-что ты знаешь, и он будет рад, если ты уберешься подальше от Триеста!

Саркани покачал головой.

- Черт возьми! Дальше это не может продолжаться! Ведь этак можно подохнуть с голоду!

Он встал и сердито топнул ногой о землю, словно она была ему злой мачехой и не желала его кормить.

В эту минуту глаза его остановились на птице, тяжело летевшей за оградой кладбища. Это был голубь; он с трудом махал усталыми крыльями и постепенно опускался все ниже к земле.

Зироне, не задумываясь над тем, к какой из ста семидесяти семи пород голубей, известных орнитологам, принадлежит эта птица, сразу решил, что она относится к разряду съедобных. Вот почему, указав на нее своему спутнику, он стал жадно следить за ней.

Голубь, повидимому, совсем выбился из сил. Он пытался отдохнуть, присев на выступ в стене старого собора, к которому примыкала высокая, квадратная, еще более старинная башня. Но, окончательно обессилев, он опустился ниже и сел на крышу над небольшой нишей, где стояла статуя св. Юста; вскоре ею ослабевшие лапки разжались, и он соскользнул на капитель античной колонны, стоявшей между башней и фасадом собора.

Саркани попрежнему сидел задумавшись и перестал следить за птицей, но Зироне не спускал с нее глаз. Голубь прилетел с севера. Как видно, он проделал далекий путь, и силы его истощились. А в то же время инстинкт толкал его вперед, к какой-то отдаленной цели; поэтому он снова взлетел, но, описав в воздухе дугу, вынужден был опуститься и скрылся в ветвях одного из деревьев кладбища.

Тут Зироне решил его поймать и осторожно пополз по траве к дереву. Вскоре он добрался до подножия толстого, узловатого ствола, по которому мог бы легко вскарабкаться на вершину. Он застыл на месте, молчаливый и неподвижный, как собака на стойке, ожидая, когда дичь взлетит на дерево и спрячется в ветвях у него над головой.

Голубь не заметил Зироне и попытался продолжать полет, но силы вновь покинули его, и он упал на землю, в нескольких шагах от дерева.

Броситься вперед, протянуть руку и схватить птицу было для сицилийца делом одной секунды. Он собирался тут же задушить бедняжку, но вдруг вскрикнул от удивления и вернулся к Саркани.

- Почтовый голубь, - сказал он.

- Ну что ж! Этот почтальон, видно, совершил свое последнее путешествие!

- Конечно, и тем хуже для тех, кому он нес эту записку под крылом!

- Записку? - воскликнул Саркани. - Погоди, Зироне, погоди! Если так, дадим ему отсрочку.

И он остановил руку своего товарища, собиравшегося уже свернуть пленнику шею. Затем, взяв мешочек, который Зироне достал из-под крыла птицы, открыл его и вынул шифрованную записку.

В записке было всего восемнадцать слов, написанных в три колонки, следующим образом:

Онлайн библиотека litra.info

Откуда была послана записка и кому она предназначалась? Об этом не говорилось ни слова. А разве можно разгадать эти восемнадцать слов, состоящих из равного количества букв, не зная шифра? Вряд ли! Для этого надо быть очень ловким отгадчиком; к тому же неизвестно, можно ли ее вообще расшифровать!

Саркани был очень разочарован и в замешательстве смотрел на криптограмму, в которой ничего не понимал. Быть может, в записке содержатся важные и даже компрометирующие кого-нибудь сведения? Весьма вероятно, судя по тому, какие предосторожности были приняты, чтобы ее не могли прочесть, если она попадет в чужие руки. Уж если записку не захотели доверить ни почте, ни телеграфу, а воспользовались необыкновенным инстинктом почтового голубя, чтобы ее переслать, значит речь шла о деле, которое хотели сохранить в абсолютной тайне.

- А вдруг в этой записке содержится такая тайна, которая могла бы принести нам богатство, - заметил Саркани.

- Так, значит, счастливый случай, за которым мы гонялись все утро, прилетел к нам в виде этого голубя! - воскликнул Зироне. - Черт возьми! А я-то чуть его не задушил! Впрочем, самое главное - захватить послание, а посланца можно с успехом сварить...

- Не спеши, Зироне, - ответил Саркани, еще раз спасая голубю жизнь, - птица поможет нам узнать, кому послана записка, если, конечно, этот человек живет в Триесте.

- Ну, а потом? Она не поможет тебе ее прочесть!

- Нет.

- И ты не узнаешь, откуда ее послали.

- Конечно. Но если мне удастся найти одного из корреспондентов, быть может, я смогу разыскать и второго. Значит, вместо того чтоб убивать эту птицу, надо помочь ей восстановить свои силы и долететь до места назначения.

- С запиской?

- Да, с запиской. Но сперва я сниму с нее точную копию и спрячу до того времени, когда она сможет мне пригодиться.

Саркани, вынув из кармана записную книжку и карандаш, тщательно переписал записку. Зная, что в криптограммах нельзя упускать ни одной мелочи, он постарался точно сохранить расстановку слов и букв. Затем спрятал копию в карман, а записку вложил в мешочек и снова привязал под крылом голубя.

Зироне следил за ним, по-видимому, не разделяя надежд, которые его товарищ возлагал на этот неожиданный случай.

- А теперь? - спросил он.

- Теперь позаботься о посланце и помоги ему оправиться.

В самом деле, голубь обессилел скорее от голода, чем от усталости. Крылья его были невредимы, на них не видно было ни переломав, ни ушибов, значит его слабость не была вызвана ни свинцовой дробинкой охотника, ни камнем, брошенным скверным мальчишкой. Он просто хотел есть, а еще больше пить.

Зироне нашел на земле несколько червяков, насекомых и зернышек, и голубь с жадностью их проглотил; затем, подобрав черепок старинной урны, в котором осталось несколько капель воды после дождя, Зироне напоил его. Не прошло и получаса, как отдохнувший и подкрепившийся голубь был уже в состоянии продолжать свое прерванное путешествие.

- Если ему предстоит далекий путь, - заметил Саркани, - я место его назначения где-то за пределами Триеста, тогда нам все равно, долетит ли он, или свалится по дороге, ведь мы скоро потеряем его т виду. Если же он летит в один из триестских домов, то у него хватит сил до него добраться, ибо ему осталось лететь всего одну-две минуты.

- Ты совершенно прав, - ответил Зироне. - Но сможем ли мы проследить за ним до того места, где он сядет, даже если он не улетит за пределы города?

- Ну что ж, постараемся сделать все, что в наших силах.

И вот что они сделали.

К романскому собору, имевшему два придела, посвященные Богоматери и покровителю Триеста св. Юсту, примыкает высокая башня; она стоит вплотную к фасаду, где под большим круглым окном, с резным каменным переплетом, находится главный вход в здание. Эта башня господствует над всей Карстской возвышенностью, и город раскинулся под ней словно рельефная карта. С этой высокой точки легко разглядеть многочисленные крыши города, от самых склонов горы до берегов бухты. Значит, если выпустить голубя с верхушки башни, может быть, удастся проследить за его полетом и разглядеть, в какой дом он опустится, если только он летит в Триест, а не в какой-либо другой город на Иллирийском полуострове.

Возможно, что они добьются успеха. Во всяком случае, стоило попытаться. Оставалось только выпустить голубя на свободу.

Саркани и Зироне покинули старое кладбище, пересекли небольшую лужайку перед церковью и направились к башне. Одна из маленьких стрельчатых дверей под античным карнизом - та, что находилась под нишей со статуей св. Юста, - была открыта. Войдя в нее, они стали подниматься по крутым ступенькам винтовой лестницы.

Минуты через три они очутились под самой крышей башни; наверху не было открытой площадки, но два окна в стенах башни позволяли охватить взглядом весь горизонт - и холмы и море.

Саркани и Зироне стали перед окном, выходившим на северо-запад; внизу раскинулся Триест.

В эту минуту часы на башне старинного замка шестнадцатого века, стоявшего на вершине Карста позади собора, пробили четыре. Было еще совсем светло. Воздух был чист и прозрачен, солнце только начало склоняться к водам Адриатики, и городские дома, обращенные фасадами к башне, были ярко освещены.

Итак, все складывалось как нельзя лучше.

Саркани взял в руки голубя, покровительственно погладил его напоследок и выпустил на волю.

Птица забила крыльями, но сперва стала быстро опускаться вниз, и казалось, что воздушный гонец закончит свой путь ужасным падением.

Несдержанный сицилиец невольно вскрикнул с досады.

- Нет! Он поднимается! - возразил Саркани.

И в самом деле, над землей голубь выровнял свой полет и, описав петлю, устремился к северо-западной части города.

Саркани и Зироне следили за ним, не отрывая глаз.

Выбрав нужное направление, птица, подчиняясь своему чудесному инстинкту, летела без всяких колебаний. Чувствовалось, что она стремится прямо к цели, туда, где она была бы уже час тому назад, если бы не эта вынужденная остановка под деревьями старого кладбища.

Саркани и его приятель продолжали следить за голубем с напряженным вниманием. Они опрашивали себя, не собирается ли он вылететь за черту города, что расстроило бы все их планы.

Но этого не случилось.

- Я его вижу! Я его вижу! - восклицал Зироне, обладавший на редкость острым зрением.

- Главное, надо приметить, куда он сядет, и точно определить, где находится это место.

Через несколько минут голубь опустился на крышу дома с высоким острым коньком, среди группы деревьев, в той части города, где расположена больница и городской сад. Он тут же исчез в слуховом окне мансарды, хорошо заметном издали, так как над ним поднимался ажурный металлический флюгер, который, будь Триест фламандским городом, наверняка оказался бы творением Квентина Метсу.

Теперь, установив основное направление, они думали, что будет не слишком трудно отыскать по резному флюгеру высокий конек крыши со слуховым окном, а затем и дом, где жил человек, которому предназначалось послание.

Саркани и Зироне сразу двинулись в путь и, спустившись по склону Карста, углубились в переулочки, ведущие к Пьяцца делла Ленья. Они старались не сбиться с направления и выйти к группе домов, образующих западный квартал города.

Дойдя до пересечения двух крупных городских артерий: улицы Корса-Стадион, ведущей к городскому саду, и Акведотто, красивой, обсаженной деревьями аллеи, выходившей к большому ресторану Боскетто, приятели остановились в нерешительности. Куда теперь свернуть - направо или налево? Они инстинктивно выбрали правую улицу, решив обследовать на ней один за другим все дома, пока не найдут того, над которым приметили флюгер, поднимающийся над группой деревьев.

Так шли они по Акведотто, внимательно разглядывая крыши домов, но все не находили той, которую искали, пока не дошли до самого конца улицы.

- Вот она! - воскликнул вдруг Зироне.

И он указал на крышу, над которой торчал на железном шпиле флюгер, скрипевший на ветру; под ним виднелось слуховое окно, с летающими вокруг голубями.

Тут не могло быть ошибки. Именно сюда спустился почтовый голубь.

Небольшой скромный дом стоял среди группы домов в самом начале улицы Акведотто.

Саркани навел справки у лавочников по соседству и вскоре разузнал все, что ему было нужно.

Этот дом уже много лет принадлежал жившему в нем графу Ладиславу Затмару.

- Кто такой граф Затмар? - спросил Зироне, которому это имя ничего не говорило.

- Как кто? Граф Затмар!

- Но ведь мы могли бы расспросить...

- Потом, Зироне, незачем спешить! Выдержка и спокойствие. А теперь пойдем к себе в гостиницу.

- Да! Теперь как раз время обеда для тех, кто может себе позволить сесть за стол! - иронически заметил Зироне.

- Если мы сегодня и не пообедаем, то весьма возможно, что пообедаем завтра.

- У кого?

- Как знать, Зироне, быть может, у графа Затмара!

Они отправились не торопясь - к чему спешить? - и вскоре пришли в свою дешевую и все же слишком роскошную для них гостиницу, раз им нечем было заплатить за ночлег.

Какой их ожидал сюрприз! На имя Саркани только что прибыло письмо.

В конверт был вложен кредитный билет на двести флоринов и коротенькая записка, всего несколько слов:

«Больше вы от меня ничего не получите. Этих денег вам хватит, чтобы добраться до Сицилии. Уезжайте, и чтобы я никогда о вас не слышал.

Силас Торонталь».

- Ура! - крикнул Зироне. - Банкир все-таки одумался и очень кстати! Право, никогда не надо отчаиваться, если имеешь дело с денежными тузами!

- И я так думаю, - ответил Саркани.

- Значит, теперь у нас есть деньги, я мы можем уехать из Триеста?

- Нет, мы можем остаться.

ГЛАВА ВТОРАЯ Граф Матиас Шандор

Венгры, или мадьяры, поселились в Венгрии в IX веке христианской эры. В настоящее время они составляют третью часть всего населения страны - более пяти миллионов человек. Являются ли венгры потомками испанцев, египтян или татар, произошли ли они от гуннов Аттилы или северных финнов - вопрос спорный. Да нам это и не важно. Однако следует подчеркнуть, что они не славяне и не немцы и, повидимому, вовсе не желают онемечиваться.

В XI веке венгры приняли католичество, которому остались верны до сих пор, и не раз показали себя ревностными католиками. Говорят они на своем древнем языке, на мягком, благозвучном языке своих предков, так хорошо передающем всю прелесть поэзии, и хотя он менее богат, чем немецкий, зато более краток и энергичен; в XIV и XVI веках он заменил латынь, употребляемую в законах и уложениях, и вскоре стал национальным языком.

Но 21 января 1699 года по Карловицкому договору Венгрия и Трансильвания были присоединены к Австрии.

Двадцать лет спустя было торжественно объявлено, что Австро-Венгерское государство останется навеки неделимым. За неимением сына наследницей престола могла стать дочь, по праву первородства. Благодаря этому новому закону в 1749 году на трон взошла Мария-Тереза, дочь Карла VI, последнего отпрыска мужской ветви Австрийского дома.

Венгры были вынуждены склониться перед силой; однако и полтораста лет спустя во всех слоях общества встречалось немало людей, не признававших ни объединения с Австрией, ни Карловицкого договора.

В эпоху, к которой относится наш рассказ, в Венгрии жил мадьяр весьма знатною рода, которым всю жизнь владели два чувства: ненависть ко всему немецкому и надежда вернуть родине ее былую независимость. Он был еще молод, не раз встречался с Кошутом, и хотя вследствие своего происхождения и воспитания придерживался других политических взглядов, он искренне восхищался мужеством великого патриота.

Граф Матиас Шандор жил в Трансильвании, в округе Фагараш, в старинном феодальном замке. Этот замок, построенный на северных отрогах Восточных Карпат, отделяющих Трансильванию от Валахии, гордо возвышался над отвесной горной грядой во всей своей дикой красоте и казался неприступным убежищем заговорщиков, где они могли защищаться до последнего вздоха.

Хозяин замка Артенак получал крупные доходы от умелой разработки близлежащих рудников, богатых железной и медной рудой. В его владения входила часть округа Фагараш, в котором насчитывалось не менее семидесяти двух тысяч жителей. Население области - и горожане и крестьяне - были преданы графу Шандору душой и телом и бесконечно благодарны ему за то добро, что он делал для всей округи. Вот почему его замок находился под особым наблюдением Венской канцелярии по венгерским делам, которая действовала совершенно независимо от других министерств империи. В высоких сферах знали о свободолюбивых идеях Шандора и были ими встревожены, хотя до поры до времени его и не трогали.

К этому времени Матиасу Шандору исполнилось тридцать пять лет. Широкоплечий, выше среднего роста, с гордо посаженной головой, он отличался крепким сложением и обладал большой физической силой. Его смуглое лицо, со слегка выдающимися скулами, представляло собой чисто мадьярский тип. Живость движений, четкость речи, спокойный и решительный взгляд, горячая кровь, струившаяся в его жилах и проявлявшаяся в легком трепете ноздрей и губ, часто мелькавшая улыбка - верный признак доброты, энергия, сквозившая и в словах и в жестах, - все свидетельствовало о прямой и великодушной натуре. Не раз замечали, что в характерах мадьяра и француза немало общих черт. Граф Шандор подтверждал это наблюдение.

Следует отметить еще одну важную черту графа Шандора: он был довольно снисходителен, когда затрагивали его интересы, и легко забывал причиненное ему зло, но никогда не прощал и не мог забыть оскорблений, нанесенных его друзьям. На редкость справедливый, он ненавидел всякое вероломство. Тут он проявлял необыкновенную стойкость и непреклонность. Граф был не из тех, кто предоставляет лишь богу наказывать виновных на этом свете.

Добавим, что Матиас Шандор получил весьма солидное образование. Он не любил бездельничать, хотя его состояние вполне ему позволяло это; у него были другие вкусы, и он занялся физикой, химией и медицинскими науками. Из него вышел бы замечательный врач, если бы ему пришлось ухаживать за больными, но он предпочел стать химиком и пользовался большим уважением среди ученых. Он прошел курс наук в Пештском университете, Пресбургской академии, Хемницком горном училище и Темешварском высшем педагогическом училище и всюду выделялся своими успехами. Скромная жизнь и усиленные научные занятия развили и укрепили его природные дарования. Он стал человеком в самом высоком смысле этого слова. Вот почему все знакомые графа так ценили его, особенно профессора многих учебных заведений Австро-Венгрии, которые на всю жизнь остались его друзьями.

В прежние годы в замке Артенак царило веселье и оживление. Трансильванские охотники любили встречаться на этих суровых отрогах Карпатских гор. Они устраивали шумные и опасные облавы, в которых граф Шандор проявлял весь свой воинственный пыл, так как не принимал участия в политической борьбе. Он держался в стороне от политики, но пристально следил за ходом событий. Казалось, что жизнь графа проходит в научных занятиях и светских развлечениях. В эти годы графиня Рена Шандор была еще жива. Она была душой веселых собраний в замке Артенак. За полтора года до начала нашего рассказа жизнь графини внезапно оборвалась; она умерла в полном расцвете молодости и красоты, оставив маленькую дочь, которой теперь исполнилось два года.

Граф Шандор был глубоко потрясен этой утратой и никогда не мог с ней примириться. Замок затих и опустел. С той поры его владелец, погруженный в свое горе, вел жизнь отшельника. Он жил только для маленькой дочки, которую поручил заботам Рожены Лендек, жены управляющего замком. Эта преданная, еще не старая женщина посвятила всю свою жизнь наследнице Шандора и заботилась о ней как родная мать.

Первые месяцы после смерти жены Матиас Шандор не покидал замка. Он искал уединения и жил воспоминаниями о прошлом. Но через некоторое время мысли о бедствиях угнетенной родины отвлекли его от собственного горя.

Франко-итальянская война 1859 года нанесла страшный удар Австрийской империи. А спустя семь лет, в 1866 году, последовал еще более сокрушительный удар - разгром при Садове. Теперь Венгрия была прикована к дважды побежденной Австрии, которая не только лишилась своих итальянских владений, но и попала в зависимость от Германии. Национальная гордость венгров была оскорблена - такие чувства не повинуются голосу рассудка, здесь говорит голос крови. Венгры считали, что одержанные Австрией победы при Кустоцце и Лиссе не могли возместить поражения при Садове.

Граф Шандор за этот год тщательно изучил политическую обстановку и решил, что борьба за отделение Венгрии может увенчаться успехом.

Итак, настало время действовать. 3 мая 1867 года, расцеловав свою дочурку и оставив ее на попечение верной Рожены Лендек, граф Шандор покинул замок Артенак и отправился в Пешт, где встретился со своими друзьями и единомышленниками, чтобы принять важные решения; затем, через несколько дней, он переехал в Триест, где собирался развить свою деятельность.

Здесь должна была находиться штаб-квартира заговорщиков. Отсюда протянутся во все стороны нити, сосредоточенные в руках графа Шандора. В этом городе руководители восстания будут не слишком на виду и смогут, не вызывая подозрений, пользуясь большей свободой и не подвергаясь опасности, осуществить свой великий замысел.

В Триесте жили два самых близких друга Матиаса Шандора. Они разделяли его убеждения и твердо решили идти за ним до конца. Граф Ладислав Затмар и профессор Иштван Батори, оба лет на десять старше Матиаса Шандора, были знатные мадьяры, но не имели состояния. Один из них жил на скромный доход от небольшого имения в округе Липто, по ту сторону Дуная; другой преподавал физику в Триесте и зарабатывал на жизнь уроками.

Ладислав Затмар жил на улице Акведотто, в доме, недавно привлекшем внимание Саркани и Зироне; это скромное жилище он предоставил в распоряжение Матиаса Шандора на все время его пребывания в Триесте, то есть до конца подготовлявшегося восстания, чем бы оно ни кончилось. Единственным слугой в этом доме был старый Борик, венгр лет пятидесяти пяти, человек столь же преданный своему хозяину» как управляющий замком Лендек владельцу Артенака.

Иштван Батори занимал скромный домик на Корса-Стадионе, в том же квартале, что и граф Затмар. Его жизнь протекала в кругу семьи, состоявшей из жены и восьмилетнего сына Петера. Иштван Батори был подлинным, хотя и очень отдаленным потомком мадьярских князей, которые в XVI веке царствовали в Трансильвании. С течением времени этот род дал многочисленные разветвления и постепенно измельчал, и никто не подозревал, что одним из последних его представителей является скромный профессор Пресбургской академии. Иштван Батори был выдающимся ученым, одним из тех жрецов науки, что живут в уединении и становятся знаменитыми лишь благодаря своим трудам. О нем можно было бы сказать, как о шелковичном черве: «Inclusum labor illustrat». Из-за своих политических убеждений, которых он никогда не скрывал, ему пришлось уйти в отставку, и, перебравшись в Триест вместе с женой, которая мужественно поддерживала его во всех испытаниях, он стал давать частные уроки.

С приездом Матиаса Шандора, который официально снимал комнату в Палаццо Модело - нынешнем отеле Делорм - на Пьяццо Гранде, три друга стали постоянно встречаться в доме Ладислава Затмар а. Полиции и в голову не приходило, что в скромном доме на Акведотто находится штаб-квартира заговора, насчитывающего множество участников во всех крупных городах страны.

Ладислав Затмар и Иштван Батори без всяких колебаний примкнули к Матиасу Шандору и стали его ревностными сообщниками. Они также считали, что теперь настало время начать борьбу за освобождение родины и вернуть Венгрии подобающее ей место в семье европейских держав. Они знали, что рискуют жизнью, но это не могло их остановить. Итак, дом на Акведотто стал местом встреч руководителей заговора. Множество единомышленников приезжало сюда из разных уголков страны за указаниями и распоряжениями. Почтовые голуби - быстрые воздушные гонцы - обеспечивали постоянную, надежную связь между Триестом, главными городами Венгрии и Трансильванией, когда требовалось послать инструкции, которые нельзя было доверить ни почте, ни телеграфу. Короче говоря, были приняты все предосторожности, и заговорщики до сих пор не вызывали ни малейших подозрений.

К тому же, как мы знаем, они вели шифрованную переписку, совершенно непонятную без ключа, а потому безопасную.

Двадцать первого мая, через три дня после возвращения голубя, побывавшего в руках у Саркани, около восьми часов вечера, Ладислав Затмар и Иштван Батори сидели в рабочем кабинете хозяина дома и ждали Матиаса Шандора. Личные дела недавно заставили графа уехать в Трансильванию и побывать в своем замке. Он воспользовался этим путешествием, чтобы повидаться с некоторыми друзьями в Клаузенбурге, главном городе провинции, и сообщить им содержание той самой записки, с которой Саркани недавно снял копию; в этот день граф должен был вернуться в Триест.

После отъезда графа Шандора Триест и Буда не раз обменивались посланиями, и голуби перенесли немало шифрованных записок. Сейчас Ладислав Затмар как раз и занимался расшифровкой криптограмм, пользуясь ключом, известным под названием «сетки».

Эти секретные записки составлялись очень простым способом: с помощью перестановки букв. При этом каждая буква сохраняла свое обычное значение, то есть «б» означало «б», «е» означало «е» и так далее. Но букву нарочно переставлялись, и прочесть написанное можно было только с помощью сетки, которая закрывала ненужные буквы, оставляя открытыми нужные, в том порядке, в каком их следует читать.

Эти сетки, известные с давних пор, усовершенствованы в наше время по системе полковника Флейснера; они остаются лучшим и самым верным способом составления криптограмм, не поддающихся расшифровке. Остальные системы с перестановкой букв, будь то системы с неизменной основой или же с простым ключом, где каждая буква алфавита всегда заменяется одной и той же буквой или значком (а также и системы с изменяющейся основой или с двойным ключом), не вполне надежны. Существуют опытные специалисты по расшифровке криптограмм, удивительные мастера в этом деле; иногда они основываются на простом расчете вероятностей, а иногда действуют наугад. Зная, какие буквы алфавита наиболее употребительны и потому должны чаще всего встречаться в криптограмме (так, например, «е» во французском, английском и немецком языках, «о» - в испанском, «а» - в русском, «е» и «и» - в итальянском), они находят их в зашифрованном тексте и постепенно отгадывают истинное значение каждой буквы в письме. Вот почему почти все криптограммы, составленные по такой системе, поддаются расшифровке умелых разгадчиков.

Другое дело сетки или зашифрованные словари (в которых отдельные слова и даже целые фразы заменены цифрами); это самый надежный способ составлять неподдающийся прочтению текст. Однако обе эти системы имеют большой недостаток: они требуют соблюдения строжайшей тайны, ибо надо быть абсолютно уверенным, что словарь или сетка, которая служит ключом к данному тексту, не попадет в чужие руки. В самом деле, без словаря или сетки письма невозможно прочесть, зато, если ключ будет похищен, их сможет прочесть каждый.

Итак, граф Шандор и его сообщники переписывались с помощью сетки, то есть квадратного куска картона, с прорезанными в нем дырочками; но из предосторожности, опасаясь, что сетка может быть украдена или потеряна, граф и его друзья, прочитав послания, немедленно их уничтожали. Таким образом не сохранялось никаких следов этого заговора, участники которого - самые знатные вельможи Венгрии, а также представители буржуазии и народа - рисковали своей головой.

Ладислав Затмар только что сжег передние письма, когда в дверь кабинета тихонько постучали.

Вошел Борик и ввел графа Матиаса Шандора, пришедшего пешком с вокзала.

Ладислав Затмар быстро встал ему навстречу.

- Ну, как прошла ваша поездка, Матиас? - с тревогой спросил он.

- Очень удачно, Затмар! Я не сомневался в чувствах моих трансильванских друзей, и мы можем твердо рассчитывать на их помощь.

- Ты сообщил им об известии, полученном из Пешта три дня назад? - спросил Иштван Батори, близкий друг графа, который был с ним на «ты».

- Да, Иштван, я их предупредил. Они тоже готовы! Они поднимутся по первому сигналу. Через два часа после выступления мы будем хозяевами Буды и Пешта, через двенадцать часов к нам присоединятся главные комитаты по обоим берегам Тиссы, а через день мы овладеем всей Трансильванией. И тогда восемь миллионов венгров вновь обретут независимость!

- А как же сейм? - спросил Батори.

- Большинство депутатов сейма - на нашей стороне. Они сейчас же сформируют новое правительство и возьмут управление страной в свои руки. Все произойдет быстро и в полном порядке, потому что комитаты пользуются самоуправлением, почти не зависят от власти короля и имеют собственную полицию.

- Но ведь существует еще совет при наместнике и сам наместник - палатин в Буде! - заметил Ладислав Затмар.

- Палатин и его совет будут лишены возможности действовать.

- И не смогут сноситься с Венской канцелярией по венгерским делам?

- Конечно. Мы приняли меры, чтобы выступить одновременно и сразу же добиться успеха.

- Добиться успеха! Ты уверен?

- Да, полного успеха! В армии все люди одной с нами крови, все венгры - за нас и выступят с нами! Разве найдется хоть один потомок древних мадьяр, чье сердце не затрепещет, когда взовьется славное знамя Родольфав и Корвинов!

Эти слова были проникнуты высоким патриотическим чувством.

- Но пока постараемся не возбуждать никаких подозрений. Будем осторожны, тогда мы станем еще сильней! Вы не слыхали никаких тревожных разговоров в Триесте?

- Нет, - ответил Ладислав Затмар. - Здесь только и говорят, что о крупных работах, предпринятых правительством в Поле, для которых уже навербовали немало рабочих.

Еще пятнадцать лет тому назад австрийское правительство, боясь потерять Венецианскую область (которая и была у него отнята впоследствии), задумало основать в Поле, на южной оконечности Истрийского полуострова, громадные арсеналы и военный порт, чтобы господствовать на Адриатике. Несмотря на протесты Триеста, морскому могуществу которого этот проект наносил ущерб, работы велись с лихорадочной быстротой. Поэтому Матиас Шандор и его друзья могли предполагать, что триестинцы охотно примкнут к движению за независимость Венгрии, когда узнают о нем.

Но пока заговорщики соблюдали строгую тайну. Ничто не могло возбудить у полиции подозрений, ей и не снилось, что в этот день в скромном доме на улице Акведотто собрались руководители заговора.

Итак, казалось, что все предусмотрено и задуманному перевороту обеспечен успех; оставалось только ждать подходящей минуты, чтобы начать решительные действия. Шифрованная переписка между Триестом, главными венгерскими городами и Трансильванией должна была сильно сократиться или даже совсем замереть, если только не произойдет каких-либо непредвиденных событий. Теперь, когда все приготовления уже закончены, почтовым голубям уже не придется переносить никаких посланий. Из осторожности решили даже не давать им больше пристанища в доме Ладислава Затмара.

Известно, что деньги - главная пружина войны; то же можно сказать и о заговорах. Необходимо, чтобы в час восстания участники не испытывали недостатка в средствах. В такую минуту они должны быть всем обеспечены.

Мы знаем, что Ладислав Затмар и Иштван Батори готовы были отдать жизнь за независимость родины, однако они не могли отдать своего состояния, так как обладали весьма ограниченными средствами. Но граф Шандор был чрезвычайно богат и вместе с жизнью готов был пожертвовать родине все свое достояние. Вот почему с помощью управляющего Лендека он за последние месяцы заложил свои земли и собрал очень крупную сумму - более двух миллионов флоринов.

Он хотел иметь эти деньги под рукой и поэтому поместил их на свое имя в крупный и весьма солидный триестский банк с безупречной репутацией. Это был тот самый банк Торонталя, о котором толковали Саркани и Зироне, сидя на кладбище в старом городе.

И это случайное совпадение имело самые серьезные последствия, как мы увидим из дальнейшего рассказа.

В описанный вечер Матиас Шандор сообщил Затмару и Батори, что он решил зайти на днях к Силасу Торонталю и предупредить банкира, что в ближайшее время ему может понадобиться крупная сумма денег.

В самом деле, события быстро развивались, и граф должен был вскоре подать из Триеста условленный сигнал к восстанию. А между тем в этот вечер ему показалось, будто за домом Ладислава Затмара кто-то следит, и это его сильно встревожило.

Около восьми часов граф Шандор и Иштван Батори вышли на улицу; один из них направлялся домой на Корса-Стадион, а другой - в гостиницу Делорм; но тут им почудилось, что за ними, прячась в тени, следуют два подозрительных субъекта.

Матиас Шандор ж его друг решили узнать, кто их преследует, и, повернувшись, направились прямо к ним; но неизвестные быстро скрылись за углом церкви Сант-Антонио, стоявшей на берегу большого канала, так что друзья не успели их разглядеть.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Банк Торонталя

В Триесте почти нет «высшего света». Люди разных национальностей и разных сословий встречаются очень редко. Австрийские должностные лица, на какой бы ступени административной лестницы они ни стояли, считают себя представителями светского общества. В большинстве это люди воспитанные, образованные и любезные; но получаемое ими более чем скромное жалование не соответствует их положению, и они не могут тягаться с купцами и финансистами. Богатые семьи редко устраивают приемы, а официальных собраний почти не бывает, поэтому денежные тузы вынуждены демонстрировать свое богатство вне дома: они появляются на улицах в роскошных каретах, а их жены выставляют свои пышные туалеты и драгоценности в ложах «Театро Коммунале» и «Армонии».

Одним из самых богатых домов города считался в то время дом банкира Силаса Торонталя.

Его главе, пользовавшемуся влиянием и за пределами Австро-Венгерской империи, исполнилось в то время тридцать семь лет. Банкир и его жена, которая была на несколько лет моложе, занимали большой особняк на улице Акведотто.

Силас Торонталь считался очень богатым человеком, и, повидимому, не без оснований. Смелые и удачные биржевые операции, крупные дела с обществом «Австрийского Ллойда» и другими торговыми компаниями, значительные вклады, хранящиеся в его банке, должны были приносить ему огромные доходы. Вот почему его дом был поставлен на широкую ногу, а сам он занимал очень видное положение в городе.

Однако Саркани был, повидимому, прав, и в настоящее время Торонталь попал - быть может, ненадолго - в затруднительное положение. Он, конечно, понес крупные потери семь лет тому назад, когда франко-итальянская война нанесла удар всем биржам и банкам; а затем после военной кампании, закончившейся разгромом при Садове и вызвавшей падение фондов во всей Европе, а особенно в австро-венгерских городах - Вене, Пеште, Триесте, его дела пошатнулись. В то время необходимость выплаты крупных сумм, положенных на текущий счет в его банк, поставила его в тяжелое положение. Но, повидимому, он оправился после этого кризиса, и если Саркани сказал правду, то, значит, банкир с тех пор пустился в новые рискованные спекуляции, которые и подорвали дела его солидного банка.

Действительно, за последние месяцы Силас Торонталь сильно изменился, хотя он, вероятно, этого не замечал. Выражение его лица стало другим, и он утратил былое самообладание. Теперь он не смотрел людям прямо в глаза, как прежде, а лишь украдкой бросал на них косые взгляды. Эту перемену заметила даже госпожа Торонталь, женщина болезненная, нерешительная, беспрекословно подчинявшаяся мужу и очень мало знавшая о его делах.

Надо признаться, что если бы на банк Торонталя обрушился какой-нибудь серьезный удар, его владелец не мог рассчитывать на сочувствие общества. Правда, у него было множество клиентов и в городе и во всей стране, но очень мало друзей. Необыкновенное самомнение, тщеславие и заносчивость, с которой он обращался со всеми, не располагали к нему людей, и они сохраняли с ним лишь деловые отношения. Вдобавок жители Триеста считали его иностранцем, так как он приехал из Рагузы и по происхождению был далмат. У него не было в городе никаких родственных связей, хотя он и прожил здесь уже около пятнадцати лет, с тех пор как основал свой банк.

В таком положении находился банк Торонталя. И хотя Саркани подозревал, что дела богатого банкира пошатнулись, ничто не подтверждало его мнения. Никто не выражал недоверия Торонталю, по крайней мере открыто. Вот почему граф Матиас Шандор без колебаний доверил ему очень крупную сумму, с условием, что в любой день может взять ее обратно, предупредив об этом банкира лишь за сутки.

Быть может, читатель удивится, как могли возникнуть какие-то отношения между одним из самых уважаемых банкиров и такой темной личностью, как Саркани. Однако эти отношения существовали и продолжались уже два-три года.

В то время Силас Торонталь вел довольно крупные дела в Триполитании. Саркани, ловкач и пройдоха, хорошо разбиравшийся в денежных вопросах, сумел втереться в эти дела, по правде сказать, порой довольно подозрительные. Были тут и тайные взятки, и неблаговидные поручения, и незаконные поборы, с которыми Торонталь не хотел связывать свое имя. И вот Саркани взялся выполнять эти грязные махинации, а затем оказал Силасу Торонталю еще несколько услуг такого же рода. С тех пор Саркани не упускал случая сунуть нос в дела, или, вернее, запустить руку в карман банкира. Из Триполитании он приехал в Триест и продолжал шантажировать Торонталя. Не то чтобы банкир был действительно у него в руках, - после этих сделок не осталось никаких вещественных доказательств, - но положение банкира требует особой щепетильности в делах. Достаточно одного слова, чтобы причинить банку большой вред. А Саркани знал слишком много, и с этим приходилось считаться.

Силас Торонталь был очень осторожен. Саркани не раз получал от него порядочные суммы, но быстро спускал их в разных притонах, с беспечностью пройдохи, не думающего о завтрашнем дне. Перебравшись в Триест, Саркани вскоре стал так назойлив и требователен, что банкир потерял терпение и решительно отказался давать ему деньги. Саркани стал угрожать, но Силас Торонталь не испугался. И в самом деле, у вымогателя не было никаких улик, и Саркани должен был признаться, что он в сущности бессилен.

Вот почему Саркани и его доблестный соратник Зироне с некоторых пор сидели на мели и даже не могли уехать из Триеста в погоне за счастьем. Мы знаем, что, желая, наконец, отделаться от них, Торонталь в последний раз пришел им на помощь. Присланных им денег хватило бы на дорогу до Сицилии, где Зироне собирался вернуться в шайку бандитов, орудовавшую в восточных и центральных провинциях острова. Банкир надеялся, что теперь больше не увидит своего триполитанского агента и даже никогда не услышит о нем. Однако в этом он ошибался, как и во многом другом.

Вечером 18 мая двести флоринов с запиской от Торонталя были доставлены в гостиницу, где остановились приятели.

Шесть дней спустя, 24 мая, Саркани явился в дом банкира и потребовал свидания с ним; он был так настойчив, что банкиру в конце концов пришлось его принять.

Силас Торонталь находился в своем кабинете. Войдя к нему, Саркани тщательно затворил за собой дверь.

- Вы снова явились! - воскликнул банкир, едва завидел Саркани. - Что вам еще надо? Я послал вам достаточно денег, а теперь убирайтесь из Триеста! Что бы вы ни говорили, что бы ни делали, вы больше не получите от меня ни гроша! Почему вы не уехали? Предупреждаю, я приму меры, чтобы избавиться от вас! Мне надоели ваши вымогательства! Чего вы от меня хотите?

Саркани очень хладнокровно встретил это нападение, к которому приготовился заранее. На этот раз у него был даже не такой наглый и вызывающий вид, как обычно, когда он бывал в доме банкира.

Он не только прекрасно владел собой, но держался с достоинством. Не дожидаясь приглашения сесть, он невозмутимо направился к стулу и, усевшись, стал ждать, когда бурный поток упреков раздраженного банкира иссякнет.

- Ну, будете вы, наконец, говорить? - спросил Силас Торонталь; несколько раз пройдясь по комнате, он сел против Саркани, продолжая кипеть от гнева.

- Я ждал, когда вы успокоитесь, - хладнокровно ответил Саркани, - и могу еще подождать, если угодно.

- Успокоился я или нет - не ваша забота! Последний раз спрашиваю, чего вам надо?

- Силас Торонталь, мне надо поговорить с вами, я хочу предложить вам одно дело.

- Не желаю я ни говорить с вами, ни иметь с вами никаких дел! У нас нет ничего общего, и я требую, чтоб вы покинули Триест сегодня - сейчас же! И больше сюда не возвращались!

- Я и собираюсь покинуть Триест, но не хочу уезжать, пока не рассчитаюсь с вами.

- Рассчитаться? Вы? Вернуть мне деньги?

- Да, вернуть свой долг с процентами и вдобавок разделить с вами прибыль, если...

Услышав это неожиданное предложение, Силас Торонталь только плечами пожал.

- Деньги, что я вам давал, давным-давно списаны в графу непредвиденных расходов! Теперь мы квиты, и я ничего с вас не требую, я выше таких мелочей!

- А если я не хочу оставаться вашим должником?

- А если я хочу остаться вашим кредитором?

Силас Торонталь и Саркани посмотрели друг другу прямо в глаза. Саркани пожал плечами и заметил:

- Все это фразы, пустые фразы! Повторяю, я пришел предложить вам очень серьезное дело.

- Не менее грязное, чем серьезное, вероятно?

- Ну, вы не в первый раз воспользуетесь моими услугами для...

- Все это слова, пустые слова! - воскликнул банкир, передразнивая наглый ответ Саркани.

- Выслушайте меня, - сказал Саркани, - я буду краток.

- Вот это хорошо.

- Если то, что я предлагаю, вам не подойдет, мы прекратим разговор и я исчезну.

- Отсюда или из Триеста?

- И отсюда и из Триеста.

- Завтра же?

- Сегодня вечером.

- Ну говорите!

- Дело вот в чем, - начал Саркани. - Но вы уверены, что нас никто не услышит? - добавил он, оглядываясь.

- Вы настаиваете, чтобы разговор остался между нами? - насмешливо спросил банкир.

- Да, Торонталь, ибо в наших руках может оказаться жизнь высокопоставленных людей!

- В ваших, может быть, но не в моих!

- Решайте сами! Я напал на след заговора. Какова его цель, я еще не знаю. Но после ломбардской кампании, после катастрофы при Садове в стране очень много недовольных, готовых участвовать в заговоре против Австрии. И у меня есть основания думать, что готовится какое-то выступление, повидимому, в пользу Венгрии, на котором мы можем здорово нажиться.

- Я не наживаюсь на заговорах... - насмешливо ответил Торонталь.

- А могли бы!

- Каким же это образом?

- Если донести!

- Что вы хотите сказать?

- Слушайте же!

И Саркани рассказал банкиру все, что произошло на старом кладбище: как он случайно поймал почтового голубя и нашел шифрованную записку, с которой снял копию, а затем разыскал дом, где жил тот, кому она предназначалась. Вот уже пять дней как они с Зироне следят за всем, что происходит если не в самом доме, то вокруг него. Каждый вечер в особняке собирается несколько человек, все одни и те же лица, и перед тем как войти, они опасливо озираются по сторонам. За это время сюда прилетало и вновь улетало на север много почтовых голубей. Двери дома охраняет старый слуга, который очень неохотно впускает посетителей и внимательно наблюдает за всеми, кто приближается к подъезду. Саркани и его товарищу пришлось прибегать ко всяким уловкам, чтобы не привлечь к себе внимания. Да и то они опасаются, что с некоторых пор у слуги появились какие-то подозрения.

Силас Торонталь слушал Саркани все с большим вниманием. Он спрашивал себя, чему можно верить в этом рассказе, так как знал, что его бывший маклер человек весьма ненадежный, а главное, банкир не понимал, чем тот думает заинтересовать его в этой истории и какую хочет извлечь из нее выгоду?

Кончив свой рассказ, Саркани стал вновь уверять, что дело идет о важном политическом заговоре против Австрии и что им было бы очень выгодно его раскрыть. Однако банкир, не отвечая, стал задавать ему вопросы.

- Где этот дом?

- На улице Акведотто, номер восемьдесят девять.

- Кому он принадлежит?

- Знатному венгерскому вельможе.

- Как его зовут?

- Граф Ладислав Затмар.

- А кто у него бывает?

- Чаще всего два человека, оба венгры.

- Кто такие?

- Триестский профессор по имени Иштван Батори.

- А второй?

- Граф Матиас Шандор!

При этом имени на лице Силаса Торонталя промелькнуло легкое удивление, не укрывшееся от Саркани. Этому пройдохе ничего не стоило узнать имена трех названных им людей, проследив Батори до его дома на Корса-Стадионе, а графа Шандора до гостиницы Делорм.

- Видите, Торонталь, - закончил Саркани, - я не побоялся доверить вам их имена. Теперь вы убедились, что я не собираюсь водить вас за нос?

- Все это слишком туманно! - ответил банкир, которому хотелось узнать побольше, прежде чем брать на себя какие-либо обязательства.

- Туманно?

- Ну конечно! У вас нет никаких улик!

- А это что?

И Саркани передал Торонталю копию записки. Банкир стал разглядывать ее с некоторым любопытством. Но зашифрованные слова, казалось, не имели никакого смысла, и вряд ли можно было придавать письму такое важное значение, какое приписывал ему Саркани. Банкира это дело могло интересовать лишь потому, что оно имело какое-то отношение к графу Шандору, клиенту, который очень его беспокоил, так как в любой момент мог потребовать возвращения сделанного им вклада.

- По-моему, чем дальше, тем это становится все непонятней! - заметил он.

- А по-моему, напротив, все ясно, как день, - ответил Саркани, которого ничуть не смущало скептическое отношение банкира.

- Вы можете расшифровать записку?

- Нет, Торонталь, но со временем расшифрую.

- Каким же это образом?

- Мне уже приходилось участвовать в такого рода делах, как и во многих других, - ответил Саркани, - и в мои руки не раз попадали шифрованные записки. Изучив вот эту, я пришел к выводу, что ключом ей служит не числовая таблица и не условный алфавит, где каждой букве придают новое значение. Нет! В этой записке буква «с» значит «с», а буква «н» значит «н», но они расположены в таком порядке, что их можно вновь расставить по местам только с помощью сетки.

Мы знаем, что Саркани не ошибался. Именно такую систему применяли заговорщики. Но поэтому-то их послания и невозможно было расшифровать.

- Пусть так, - заметил банкир, - не стану спорить, быть может вы и правы. Но, не имея сетки, записку невозможно прочесть.

- Несомненно.

- А где же вы достанете сетку?

- Этого я еще не знаю, но будьте уверены - уж я сумею ее достать!

- Вот как! Знаете, Саркани, на вашем месте я не стал бы возиться с этим делом!

- А я готов возиться сколько угодно!

- К чему? Я бы просто сообщил триестской полиции о своих подозрениях и передал ей эту записку.

- Я так и сделаю, Торонталь, но не хочу ограничиваться пустыми догадками, - ответил холодно Саркани. - Прежде чем говорить, мне надо иметь вещественные доказательства, неопровержимые улики! Я стану хозяином этого заговора, да! полным хозяином, и извлеку из него все выгоды, которые и предлагаю вам разделить со мной. Впрочем, кто знает! Возможно, нам будет выгодней стать на сторону заговорщиков, вместо того чтобы доносить на них!

Такие рассуждения ничуть не удивили Силаса Торонталя. Он знал, на что способен хитрый и двуличный Саркани. Но и Саркани говорил с банкиром не стесняясь и не боялся предложить Силасу Торонталю любое дело, зная, что у того достаточно гибкая совесть. Ведь Саркани уже давно знал банкира и к тому же имел основания думать, что его банк с некоторых пор находится в затруднительном положении. Значит, если бы им удалось овладеть тайной заговора, а затем донести и нажиться на нем, это могло бы поправить пошатнувшиеся дела банка. Вот на чем Саркани строил свои расчеты.

Но Силас Торонталь был начеку и вел себя очень осторожно, не доверяя своему бывшему триполитанскому агенту. Он допускал, что готовится какой-то заговор против австрийского правительства и что Саркани напал на его след. Дом Ладислава Затмара, где происходили какие-то тайные сборища, шифрованная переписка, огромная сумма, вложенная графом Шандором в его банк, с условием, что он может потребовать ее в любое время, - все это казалось ему довольно подозрительным. Весьма возможно, что Саркани сделал правильные выводы. Но банкир не хотел принимать участия в этом деле, не ознакомившись с ним поглубже и не узнав всех подробностей. Поэтому он заметил с равнодушным видом:

- Ну, а потом, когда вы расшифруете эту записку, - если вам вообще удастся ее расшифровать, - вдруг окажется, что речь идет о совершенно незначительном, чисто личном деле, из которого невозможно извлечь никакой выгоды ни для вас... ни для меня!

- Нет! - воскликнул Саркани с глубоким убеждением. - Нет! Я напал на след очень серьезного заговора, во главе которого стоят высокопоставленные люди, и знаю, что и вы не сомневаетесь в этом, Торонталь!

- Так чего же вы от меня хотите? - спросил банкир напрямик.

Саркани встал и сказал, понизив голос, глядя банкиру прямо в глаза:

- Вот чего я хочу от вас: я хочу под любым предлогом и как можно скорей проникнуть в дом Ладислава Затмара и завоевать его доверие. Когда я водворюсь в доме, где меня никто не знает, я сумею выкрасть сетку и расшифровать записку, чтобы использовать ее в наших интересах.

- В наших интересах? - переспросил Силас Торонталь. - Почему вы непременно хотите впутать меня в это дело?

- Потому что оно того стоит, и вы можете извлечь из него немалую выгоду.

- Ну так и займитесь им сами!

- Нет! Мне нужна ваша помощь!

- Так объяснитесь же наконец!

- Чтобы добиться своей цели, мне нужно время, а чтобы ждать, мне нужны деньги. А денег у меня больше нет.

- Для вас кредит у меня закрыт, - вы отлично знаете!

- Пусть так. Вы мне откроете новый.

- А что я на этом выиграю?

- Слушайте: из трех названных мною людей двое - граф Затмар и профессор Батори - не имеют состояния, но третий богат, чрезвычайно богат! У него очень крупные поместья в Трансильвании. А вам известно, что если он будет арестован как заговорщик и осужден, то большая часть его конфискованного имущества пойдет в виде вознаграждения тем, кто раскрыл заговор. И мы с вами разделим между собой эту часть, Торонталь!

Саркани замолчал. Банкир не отвечал ему. Он думал о том, стоит т ему вступать в эту игру. Конечно, он не стал бы компрометировать себя, принимая личное участие в подобном деле, но он знал, что его агент способен вести игру за двоих. И если Торонталь решит косвенно участвовать в этой махинации, он сумеет связать Саркани таким договором, который даст банкиру полную власть над его агентом и позволит самому остаться в тени... Однако он колебался. А впрочем, чем он рискует? Ведь он не будет фигурировать в этом грязном деле, а только воспользуется всеми его выгодами, а выгоды, возможно, будут огромные, и он сможет упрочить положение своего банка...

- Итак, что же? - спросил Саркани.

- Итак - нет! - ответил Силас Торонталь, решив, что слишком опасно иметь дело с таким сотрудником, или, вернее, сообщником.

- Вы отказываетесь?

- Да, отказываюсь! Прежде всего я не верю в успех ваших происков...

- Берегитесь, Силас Торонталь! - воскликнул Саркани угрожающим тоном, уже больше не сдерживаясь.

- Чего же мне беречься, позвольте вас спросить?

- Ведь я знаю за вами кое-какие дела...

- Ступайте вон, Саркани!

- И сумею вас заставить...

- Убирайтесь!

В эту минуту послышался легкий стук в дверь кабинета. Саркани быстро отступил к окну, дверь открылась, и лакей громко возвестил:

- Граф Шандор просит господина Торонталя его принять!

И тут же удалился.

- Граф Шандор! - воскликнул Саркани.

Банкир был очень недоволен, что Саркани узнал об этом посещении. Вместе с тем он предчувствовал, что неожиданный визит графа грозит ему большими неприятностями.

- Вот как! Зачем сюда пожаловал граф Шандор? - спросил Саркани насмешливо. - Значит, вы поддерживаете связь с заговорщиками из графского дома? Уж не попал ли я к одному из них?

- Уберетесь ли вы наконец?

- Ну нет! Я не уберусь, Торонталь, пока не узнаю, зачем граф Шандор посещает ваш банк!

С этими словами он бросился в соседнюю комнату и скрылся за портьерой.

Силас Торонталь хотел было крикнуть, чтобы его прогнали, но передумал.

- Нет, - пробормотал он, - если уж так, то, пожалуй, лучше, чтоб Саркани слышал наш разговор.

Банкир позвонил и приказал лакею немедленно ввести графа Шандора.

Матиас Шандор вошел в кабинет, как всегда сдержанный и спокойный, холодно ответил на низкий поклон Торонталя и сел в пододвинутое банкиром кресло.

- Господин граф, - сказал банкир, - я не ожидал вашего визита, так как не знал, что вы вернулись в Триест; но банк Торонталя всегда гордится таким гостем.

- Господин Торонталь, - ответил Матиас Шандор, - я лишь один из ваших многочисленных клиентов и, как вы знаете, не веду никаких дел. Но я вам благодарен за то, что вы согласились принять на хранение наличные деньги, которые были у меня на руках.

- Позвольте вам напомнить, господин граф, что эти деньги положены в моем банке на текущий счет и приносят вам доход.

- Да, я знаю, но повторяю, что это было не помещение капитала, а простой вклад для хранения.

- Пусть так, однако в наше время деньги очень дороги, и было бы неразумно, если бы ваш капитал лежал без движения. Стране грозит финансовый кризис. Создалось очень трудное внутреннее положение. Все дела парализованы. Несколько крупных банкротств подорвали всякий кредит, и можно опасаться новых катастроф.

- Однако ваш банк стоит прочно попрежнему, - заметил Матиас Шандор, - и мне известно из достоверных источников, что на нем мало отразились все эти банкротства.

- Да, очень мало! - ответил Силас Торонталь совершенно спокойно. - Мы ведем также крупные дела, связанные с торговлей на Адриатическом море, что недоступно для банков Пешта и Вены, вот почему нас лишь слегка коснулся кризис. Нас не приходится жалеть, господин граф, да мы и не жалуемся.

- Очень рад за вас, господин Торонталь. Однако я хотел вас спросить, не приходилось ли вам слышать о каких-нибудь внутренних осложнениях в стране, связанных с этим кризисом?

Хотя граф Шандор задал свой вопрос равнодушным тоном и как бы невзначай, услышав его, Силас Торонталь насторожился. Не имел ли этот вопрос отношения к тому, о чем ему только что говорил Саркани?

- Я ничего не знаю, - ответил он, - и не слышал, чтобы австрийское правительство питало какие-либо опасения на этот счет. Может быть, у вас, господин граф, есть основание думать, что готовится какое-нибудь событие...

- Отнюдь нет, но нередко в банковских кругах бывает гораздо раньше известно о событиях, которые широкая публика узнает лишь впоследствии. Вот почему я задал вам этот вопрос, разумеется, оставляя за вами право не отвечать на него.

- Нет, я ничего не слышал, и будьте уверены, господин граф, что я счел бы своим долгом предупредить такого клиента, как вы, если бы узнал, что его интересам что-нибудь угрожает!

- Очень вам благодарен, господин Торонталь, я тоже думаю, что нам нечего опасаться, ибо в стране все спокойно. Поэтому я собираюсь вскоре покинуть Триест и вернуться в Трансильванию, где меня ждут неотложные дела.

- Вот как! Вы скоро уезжаете, господин граф? - с живостью спросил Торонталь.

- Да. Недели через две, самое большее.

- Но, вероятно, скоро вернетесь в Триест?

- Не думаю. Но прежде чем уехать, я хотел бы привести в порядок всю отчетность по моему поместью Артенак, немного запущенную за последнее время. Я получил от моего управляющего много счетов, арендных договоров и других бумаг, которыми мне некогда заняться. Не можете ли вы рекомендовать мне счетовода или кого-нибудь из ваших служащих, кто сделал бы для меня эту работу?

- Мне ничего не стоит найти такого человека.

- Я буду вам очень обязан.

- А когда вам нужен этот счетовод?

- Чем скорее, тем лучше.

- Куда он должен явиться?

- В дом моего друга, графа Затмара, на улицу Акведотто, номер восемьдесят девять.

- Все будет сделано.

- Эта работа займет всего дней десять, а как только мои дела будут приведены в порядок, я уеду в замок Артенак. Поэтому я прошу вас приготовить мой вклад.

Услышав эти слова, Силас Торонталь невольно вздрогнул, но граф Шандор этого не заметил.

- Какого числа вы хотели бы получить ваши деньги?

- Восьмого будущего месяца.

- Деньги будут в вашем распоряжении.

Закончив разговор, граф Шандор встал, и банкир

проводил его до передней.

Когда Силас Торонталь вернулся в свой кабинет, он застал там Саркани, который коротко сказал ему:

- Через два дня вы введете меня в дом графа Затмара в качестве счетовода.

- Придется, ничего не поделаешь, - ответил Силас Торонталь.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Шифрованная записка

Два дня спустя Саркани водворился в доме Ладислава Затмара. Он был представлен Силасом Торонталем и по его рекомендации принят графом Шандором. Итак, банкир и его агент стали сообщниками в этом грязном деле. Какова их цель? Раскрыть тайну заговора, которая может стоить жизни его руководителям. Что это им даст? За донос они получат огромную сумму, часть которой попадет в карман пройдохи, жаждущего легкой наживы, а часть в кассу запутавшегося банкира, неспособного выполнить свои обязательства.

Нечего и говорить, что Силас Торонталь и Саркани заключили между собой договор, по которому обязались разделить поровну будущие доходы. Кроме того, банкир должен был дать Саркани денег, чтобы тот мог вести приличную жизнь в Триесте со своим товарищем Зироне и приобретать все, что потребуется для выполнения задуманного плана. Со своей стороны Саркани в качестве гарантии отдал банкиру копию записки, с помощью которой он раскроет - в этом он не сомневался - тайну заговора.

Многие, пожалуй, обвинят Матиаса Шандора в неосторожности. Вводить неизвестного человека в дом, где решаются самые важные дела, накануне восстания, сигнал к которому будет подан с минуты на минуту, - это и в самом деле может показаться величайшей неосторожностью. Но граф действовал так под давлением обстоятельств.

Во-первых, ему необходимо было привести в порядок свои дела перед тем, как броситься в это опасное предприятие, которое в случае неудачи могло бы окончиться его гибелью или по меньшей мере изгнанием. Во-вторых, он думал, что если введет в дом графа Затмара постороннего человека, то это может рассеять подозрения. Вот уж несколько дней ему казалось, что какие-то шпионы рыщут вокруг дома на Акведотто, и мы знаем, что он не ошибался, ибо этими шпионами были Саркани и Зироне. Неужели триестская полиция что-то заподозрила и следит за ним и за его друзьями? Граф Шандор мог это предположить, во всяком случае он этого опасался. Если место собраний заговорщиков, куда до сих пор не допускали посторонних, стало вызывать подозрения, то лучший способ рассеять эти подозрения - ввести в дом конторщика, который будет заниматься простой проверкой счетов. С другой стороны, могло ли присутствие в доме постороннего человека представлять опасность для графа Затмара и его друзей? Нет, никакой. Шифрованная переписка между Триестом и другими австро-венгерскими городами прекратилась. Все бумаги, связанные с заговором, были уничтожены. Не осталось никаких следов деятельности заговорщиков. Все было подготовлено, все нужные меры приняты. Графу Шандору оставалось только дожидаться подходящей минуты и подать сигнал. Следовательно, если правительство что-то заподозрило, то введение в дом этого конторщика поможет графу отвести от себя подозрения.

Несомненно, такое рассуждение было бы правильным, а принятая предосторожность разумной, если бы этим конторщиком не оказался Саркани, а его поручителем - Силас Торонталь!

К тому же Саркани, искусный актер, умел прекрасно использовать свои внешние данные: открытое лицо, добродушный взгляд, простые и скромные манеры. Граф Шандор и его друзья, обманутые его наружностью, попали в расставленные им сети. Молодой конторщик оказался старательным, услужливым, способным и вдобавок очень умелым счетоводом. В этом доме ничто не могло бы навести Саркани на мысль (если б он не знал об этом заранее), что он находится среди руководителей заговора, готовых поднять венгерский народ против австрийских угнетателей. Друзья Ладислава Затмара, казалось, приходят только для того, чтобы поговорить о науке и об искусстве. Не было никакой секретной переписки, никаких таинственных посетителей. Но Саркани знал, что за этим что-то кроется. В конце концов ему должен представиться счастливый случай, и он ждал его.

Саркани проник в дом Ладислава Затмара с единственной целью: достать сетку, которой пользовались для расшифровки писем. Но теперь в Триест не приходило ни одного зашифрованного письма, и он спрашивал себя: уж не уничтожили ли сетку для полной безопасности? Он очень этого боялся, так как на ней строился весь его план: без сетки невозможно прочесть записку, принесенную почтовым голубем.

Итак, проверяя и приводя в порядок счета Матиаса Шандора, он не переставал наблюдать, подсматривать, подслушивать. Доступ в кабинет, где собирались Ладислав Затмар и его друзья, не был ему закрыт. Часто он даже работал там в одиночестве. Тут уж он не читал бумаги и не записывал цифры - он был занят совсем другим: с помощью набора отмычек, изготовленных Зироне, мастером этого дела, он открывал ящик за ящиком и рылся в бумагах. Однако он был все время настороже, опасаясь, как бы его не увидел Борик, которому он, казалось, не внушал ни малейшей симпатии.

Первые пять дней поиски Саркани оставались безуспешными. Каждое утро он приходил с новой надеждой; каждый вечер возвращался в гостиницу ни с чем. Он уже начал опасаться, как бы его преступная затея не провалилась. И правда, восстание (а он не сомневался, что речь шла о восстании) могло разразиться каждый день, то есть прежде, чем он успеет раскрыть заговор и донести о нем куда следует.

- Чем лишиться вознаграждения за донос, дожидаясь прямых улик, - говорил ему Зироне, - не лучше ли сообщить свои подозрения полиции и передать ей копию записки?

- Да! - отвечал Саркани. - И я это сделаю, если понадобится.

Нечего и говорить, что Силас Торонталь был в курсе всех его махинаций, и Саркани стоило немалых трудов успокаивать нетерпеливого банкира.

И все же случай снова пришел ему на помощь. В первый раз он помог ему найти шифрованную записку, а во второй - прочесть ее.

Был последний день мая, около четырех часов пополудни. Саркани собирался, как обычно, в пять часов покинуть дом графа Затмара. Он был сильно обескуражен: с первого дня он не продвинулся ни на шаг, а между тем работа, порученная ему графом Шандором, подходила к концу. Как только она будет закончена, его несомненно рассчитают, поблагодарив и заплатив за труды, и у него не останется никакого предлога бывать в этом доме.

Сейчас Ладислав Затмар и его друзья ушли. В доме оставался один Борик, занятый какой-то работой в зале на нижнем этаже. Воспользовавшись случаем, Саркани решил проникнуть в комнату графа Затмара, что ему до сих пор не удавалось, и заняться самыми тщательными розысками.

Дверь была заперта на ключ; Саркани открыл ее с помощью отмычки и вошел.

В простенке между двумя выходящими на улицу окнами стоял старый секретер, который привел бы в восторг любителя старинной мебели. Его опускающаяся крышка была заперта, скрывая расположение ящиков.

Впервые Саркани представилась возможность обыскать этот секретер, и не такой он был человек, чтоб упустить подобный случай. Чтобы добраться до ящиков, надо было лишь открыть опускающуюся крышку, что Саркани и сделал, пустив в ход отмычку, нисколько не повредив при этом замка.

Роясь в столе, Саркани дошел уже до четвертого ящика, когда заметил под грудой бумаг, которые его ничуть не интересовали, квадратный кусочек картона, в котором были прорезаны дырочки. Он тотчас же обратил на него внимание.

«Вот она, сетка!» - подумал он.

И не ошибся.

В первую минуту Саркани хотел было выкрасть ее, но, поразмыслив, решил, что если граф Затмар обнаружит пропажу сетки, то это навлечет на него подозрения.

- Ладно, - сказал он себе, - если я снял копию с записки, то сумею скопировать и сетку, а тогда мы с Торонталем спокойно расшифруем послание.

Сеткой служил квадратный кусочек картона, размером шесть на шесть сантиметров, разделенный на тридцать шесть клеточек, примерно в квадратный сантиметр каждая. Из этих тридцати шести квадратиков, расположенных в шесть вертикальных и горизонтальных рядов, подобно таблице Пифагора, но построенной на шести числах, девять были вырезаны, то есть в картоне было проделано девять дырочек.

Чтобы снять точную копию сетки, Саркани положил ее на листок чистой бумаги и обвел карандашом, причем указал место, где стоял маленький, сделанный чернилами крестик, повидимому обозначавший верхний край сетки.

Затем он обвел карандашом пустые квадратики и пронумеровал места, которые они занимали; оказалось, что в первом ряду вырезаны 2-й, 4-й и 6-й квадратики; во втором ряду 5-й; в третьем - 3-й; в четвертом - 2-й и 5-й; в пятом - 6-й; а в шестом - 4-й.

Мы приводим здесь эту сетку, которая вскоре помогла Саркани и банкиру Торонталю осуществить их преступный замысел.

Онлайн библиотека litra.info

Срисовать сетку было для Саркани делом нескольких минут. Теперь ему ничего не стоит перевести рисунок на картон и вырезать его, а тогда он, без сомнения, сможет прочесть шифрованную записку, хранившуюся у Силаса Торонталя. Итак, Саркани сунул сетку обратно в ящик под бумаги и вышел из комнаты, а затем из дома Ладислава Затмара и поспешил вернуться к себе в гостиницу.

Спустя четверть часа он уже входил в комнату, которую занимал вместе с Зироне; у него был такой торжествующий вид, что тот, взглянув на товарища, громко крикнул:

- Эй! Что с тобой, приятель? Будь осторожней! Ты лучше умеешь скрывать свои неудачи, чем радости. Смотри, как бы лицо тебя не выдало...

- Будет тебе болтать, Зироне, - ответил Саркани. - Время не терпит! Скорее за дело!

- Как, даже не поужинав?

- Сейчас не до ужина!

С этими словами Саркани достал кусок тонкого картона. Положив на него свой рисунок, он вырезал квадрат точно такого же размера, не забыв поставить крестик на его верхнем краю, и, взяв линейку, расчертил картон на тридцать шесть равных квадратиков.

Затем он аккуратно вырезал ножом девять квадратиков, указанных на рисунке, так, чтобы в эти отверстия можно было видеть слова, буквы или цифры криптограммы, на которую наложится сетка.

Зироне, сидя против Саркани, следил за каждым его движением возбужденным взглядом сообщника. Работа товарища тем более интересовала его, что он сообразил, какая система зашифровки применялась в этой переписке.

- Ловко! - воскликнул он. - Очень ловко! Эта штука сослужит нам хорошую службу! Как подумаю, что в каждой пустой клеточке может поместиться целый миллион...

- Даже больше!

Закончив работу, Саркани встал и спрятал картонный квадрат в бумажник.

- Завтра чуть свет я буду у Торонталя, - сказал он.

- Ну, горе его кассе!

- Записка, правда, у него, но зато сетка у меня!

- На этот раз он должен сдаться!

- Еще бы!

- Значит, теперь можно поужинать?

- Можно.

- Так приступим!

И Зироне, не страдавший отсутствием аппетита, отдал честь прекрасному ужину, который он, по обыкновению, заказал себе.

На другой день, 1 июня, в восемь часов утра, Саркани явился в банк, и Силас Торонталь приказал немедленно ввести его к себе в кабинет.

- Вот сетка, - коротко сказал Саркани, протягивая ему вырезанный им накануне кусочек картона.

Банкир взял его и стал вертеть в руках, пожимая плечами; казалось, он не разделял надежд своего сообщника.

- Давайте попробуем, - сказал Саркани.

- Попробуем.

Силас Торонталь достал из ящика стола копию записки и положил ее перед Саркани.

Эта записка, как помнит читатель, состояла всего из восемнадцати слов по шести букв в каждом и не имела никакого смысла. Очевидно, каждая буква слова должна занять одну из клеточек, расположенных в шесть рядов. Таким образом, первые шесть слов записки, насчитывающие тридцать шесть букв, должны занять все клетки.

Действительно, можно легко убедиться, что квадратики этой сетки так хитро расположены, что если повернуть ее четыре раза с ребра на ребро, то пустые клеточки всякий раз занимают новые места.

Нетрудно доказать, что это именно так. Для этого положим сетку на лист чистой бумаги и напишем во всех вырезанных клеточках цифры, начиная от 1 до 9, по одной в каждой клеточке; затем повернем сетку направо, на следующее ребро, и напишем цифры от 10 до 18; снова повернем сетку направо и напишем цифры от 19 до 27; и, наконец, повернем ее в последний раз и напишем цифры от 28 до 36, тогда цифры займут все тридцать шесть квадратиков, образующих сетку.

Поэтому Саркани следовало сначала расшифровать первые шесть слов записки, приложив к ним сетку четыре раза, затем проделать ту же операцию со следующими шестью словами и, наконец, с последними шестью словами и таким образом разобрать все восемнадцать слов, из которых состояла криптограмма.

Разумеется, Саркани сообщил Силасу Торонталю свои домыслы, и банкир должен был с ним согласиться.

Оставалось узнать, подтвердится ли на практике эта теория?

Вот как выглядела криптограмма, которую мы считаем нужным вновь показать читателю:

Онлайн библиотека litra.info

Сначала надо было расшифровать первые шесть слов. Саркани написал их на листе чистой бумаги, расставив буквы таким образом, чтобы каждая из них приходилась против одной из клеточек сетки.

У него получилась следующая табличка:

Онлайн библиотека litra.info

Затем он наложил на эту табличку сетку так, чтобы отмеченная крестиком сторона оказалась сверху. Тогда в прорезанных клеточках появились такие буквы:

Онлайн библиотека litra.info

Теперь Саркани поставил сетку так, чтобы ее верхняя сторона стала правым боковым ребром таблицы. На этот раз в прорезанных квадратиках появились следующие буквы:

Онлайн библиотека litra.info

Когда Саркани приложил сетку в третий раз, он получил и тщательно записал такие буквы:

Онлайн библиотека litra.info

Торонталя и Саркани чрезвычайно удивляло, что получавшиеся слова не имели никакого смысла. Они думали, что смогут свободно прочесть текст, найденный с помощью сетки, но у них всякий раз получалась полная бессмыслица. Неужели записку невозможно расшифровать?

Они приложили сетку в четвертый раз и получили следующий результат:

Онлайн библиотека litra.info

Опять никакого смысла!

Вот какие у них получились слова:

Онлайн библиотека litra.info

Увы, они совершенно ничего не значили!

Саркани не мог сдержать свою злость и разочарование. Банкир покачал головой, не скрывая насмешки.

- Возможно, что заговорщики для расшифровки своей переписки пользовались какой-нибудь другой сеткой! - язвительно заметил он.

Саркани так и подскочил на месте.

- Давайте продолжать! - воскликнул он.

- Давайте.

Саркани била нервная дрожь, по он взял себя в руки и вновь принялся за прерванный опыт, перейдя к шести словам, стоявшим в следующем столбце. Четыре раза прикладывал он к ним сетку, поворачивая ее направо с ребра на ребро, и получил четыре ряда букв. Опять полная бессмыслица!

Онлайн библиотека litra.info

На этот раз Саркани швырнул сетку на стол и выругался, словно матрос. Как ни странно, но Торонталь, напротив, сохранял полное хладнокровие. Он внимательно рассматривал получившиеся слова, вдумываясь в них.

- К черту все сетки и того, кто их выдумал! - воскликнул Саркани, вскакивая.

- Может быть, вы сядете? - сказал Силас Торонталь.

- Зачем?

- И попробуете еще раз?

Саркани с удивлением посмотрел на Торонталя и снова сел. Четыре раза приложил он сетку к последним шести словам, но делал это как-то машинально, не вдумываясь.

Вот слова, полученные им в последний раз:

Онлайн библиотека litra.info

Как и все предыдущие, они не имели ни малейшего смысла.

Саркани, вне себя от ярости, схватил листок, на котором стояли эти нелепые слова, и хотел его разорвать. Но Торонталь удержал его.

- Спокойнее, - сказал он.

- Бросьте! - воскликнул Саркани. - На кой черт нам эта записка, если ее невозможно расшифровать!

- Напишите все эти слова подряд одно за другим, - невозмутимо сказал банкир.

- А зачем?

- Посмотрим.

Саркани послушался и получил следующий набор букв:

цфукшэииргневьтсомисивазеназнидокакястуминдопесвлангисйынволсувичулопатсеиртзийинежяропсархишавмеджовотогесв

Как только эти буквы были написаны, Силас Торонталь выхватил листок из рук Саркани и, прочитав их, громко вскрикнул. Теперь банкир в свою очередь потерял самообладание. Саркани с удивлением спрашивал себя, уж не сошел ли тот с ума.

- Читайте же! - воскликнул Торонталь, протягивая Саркани листок. - Читайте!

- Что тут читать?..

- Да неужели вы не видите, что, прежде чем зашифровать слова с помощью сетки, их написали в обратном порядке?!

Саркани схватил листок и прочел справа налево следующую фразу:

Все готово. Ждем ваших распоряжений из Триеста. Получив условный сигнал, все поднимутся как один за независимость Венгрии. Эшкуфц.

- А что значат последние шесть букв? - спросил он.

- Это условная подпись!

- Наконец-то они в наших руках!

- Но пока еще не в руках полиции.

- Это уж мое дело!

- Но вы сохраните полную тайну?

- Будьте спокойны. Кроме губернатора, никто не узнает имена двух благородных патриотов, которым удалось раскрыть заговор против Австрийской империи!

И в тоне и в жестах этого негодяя сквозила злая насмешка.

- Значит, теперь от меня ничего не требуется? - холодно спросил банкир.

- Ничего, - ответил Саркани. - Вам останется только получить свою долю барыша.

- Когда же?

- Когда падут три головы, которые принесут нам больше миллиона каждая.

На этом Торонталь и Саркани расстались. Если они хотели воспользоваться попавшей им в руки тайной и донести на заговорщиков прежде, чем вспыхнет восстание, им следовало торопиться.

На другой день Саркани, как ни в чем не бывало, отправился в дом Ладислава Затмара, Он продолжал свою счетную работу, которая уже подходила к концу. Граф Шандор, поблагодарив его за усердие, предупредил, что через неделю не будет нуждаться в его услугах.

Саркани догадался, что примерно в это время из Триеста будет послан сигнал во все крупные венгерские города.

Итак, Саркани продолжал внимательно наблюдать за всем, что происходило в доме графа Затмара, не вызывая ни малейших подозрений. Всем нравился этот скромный молодой человек, который казался искренним сторонником освободительных идей, - он не скрывал своего непреодолимого, отвращения ко всему немецкому, - короче говоря, проходимец так ловко вел свою игру, что граф Шандор даже думал впоследствии, когда Венгрия станет свободной страной, взять его к себе на службу. Борик, и тот отказался от предубеждения, которое чувствовал вначале к молодому человеку.

Саркани полностью достиг своей цели.

Посоветовавшись с друзьями, граф Шандор решил дать сигнал к восстанию 8 июня. И вот этот день наступил.

Но предатели уже сделали свое дело.

Около восьми часов вечера триестская полиция неожиданно ворвалась в дом Ладислава Затмара. Всякое сопротивление было бесполезно. Граф Шандор, граф Затмар, профессор Батори, сам Саркани, который и не думал протестовать, и старый Борик были арестованы, и в городе никто не знал об их аресте.

ГЛАВА ПЯТАЯ Перед судом, на суде и после суда

Истрия, вошедшая по договорам 1815 года в Австро-Венгерскую империю, как ее провинция, представляет собой треугольный, полуостров, причем основанием треугольника служит перешеек. Этот полуостров расположен между Триестским заливом и заливом Кварнеро, и на его побережье немало портов. Среди них на южном мысу находится порт Пола, где в то время правительство начало строить первоклассную морскую гавань и арсенал.

Истрия, особенно ее западное побережье, оставалась чисто итальянской, даже венецианской, как по своим обычаям, так и по языку. Славянский дух еще кое-где боролся в Истрии с итальянским, но немецкое влияние проникало туда лишь с большим трудом.

В этой стране, омываемой волнами Адриатики, немало крупных городов как на побережье, так и в глубине полуострова. Таковы Капо д’Истрия и Пирано, почти все население которых работает в громадных солеварнях в устьях Ризано и Корна-Лунги; Паренцо, административный центр, где собирается сейм и находится резиденция епископа; Ровинь, богатство которого составляют оливковые деревья; и, наконец. Пола, посещаемый многочисленными туристами, которые приезжают осматривать там великолепные памятники римской культуры; этот город должен со временем стать одним из самых крупных военно-морских портов на Адриатическом море.

Но ни один из этих городов не мог бы по праву называться столицей Истрии. Эта честь принадлежит Пизино, находящемуся почти в самом центре полуострова; туда и должны были отправить не подозревавших об этом заговорщиков сразу же после ареста.

У ворот дома Ладислава Затмара их ожидала почтовая карета. Все четверо тотчас же вошли в нее, а рядом с ними уселись два австрийских жандарма, из тех, что охраняют безопасность путешественников на истрийских дорогах. Значит, заключенным не позволят разговаривать в пути, чтобы они ни о чем не могли договориться до суда.

Эскорт из двенадцати конных жандармов под командой лейтенанта окружил карету, и через десять минут она уже выехала за город. А Борик был немедленно отправлен в триестскую тюрьму и посажен в одиночную камеру.

Куда же везли арестованных? В какую крепость собиралось заключить их австрийское правительство, повидимому, считавшее триестскую тюрьму недостаточно надежной? Вот что очень хотелось бы узнать графу Шандору и его друзьям, но их попытки ни к чему не привели.

Стояла темная ночь. Фонари кареты освещали лишь кусок дороги и спины скакавших впереди жандармов. Лошади мчались во весь опор. Матиас Шандор, Иштван Батори и Ладислав Затмар молча и неподвижно сидели по углам кареты. Молчал и Саркани, не пытаясь протестовать против своего ареста или хотя бы выяснить его причину.

Выехав из Триеста, почтовая карета свернула в сторону и снова приблизилась к берегу моря. Сквозь стук копыт и бряцание сабель граф Шандор слышал отдаленный гул прибоя. Во мраке мелькнули несколько огоньков и через минуту исчезли. Карета пронеслась, не останавливаясь, мимо маленького городка Муджа. Затем графу Шандору показалось, что дорога снова удаляется от моря.

Около одиннадцати часов вечера они остановились, чтобы сменить лошадей. Почтовой станции здесь не было, только небольшая ферма, где лошади уже стояли наготове. Повидимому, жандармы не хотели заезжать в Капо д’Истрия.

Карета снова двинулась в путь. Теперь они ехали среди виноградников; лозы свисали фестонами с тутовых деревьев, окаймлявших дорогу; местность была ровная, и лошади неслись вскачь. Стояла непроглядная тьма: все небо заволокли густые облака, принесенные сильным юго-восточным ветром - сирокко. Хотя окна кареты иногда открывали, чтобы впустить немного свежего воздуха, - в Истрии летние ночи очень жарки, - даже вблизи ничего нельзя было разглядеть. Как ни напрягали зрение граф Шандор и его друзья, пытаясь примечать в пути каждую мелочь, как ни старались определить направление ветра и сообразить, сколько времени они уже в пути, им не удалось даже понять, в какую сторону они едут, Повидимому, власти решили вести следствие в строжайшей тайне и в месте никому не известном.

Около двух часов ночи вновь сменили лошадей. Как и в первый раз, на это ушло не больше пяти минут.

Графу Шандору показалось, что он смутно видит очертания домов, стоящих у дороги, должно быть на окраине какого-то города. Это был город Буг, районный центр, расположенный в двадцати милях к югу от Муджа.

Как только запрягли лошадей, жандармский лейтенант шепнул несколько слов кучеру, и карета помчалась дальше.

Около половины четвертого должен был начаться рассвет. Через час пленники могли бы определить по солнцу, в каком направлении они двигаются, хотя бы узнать, едут ли на север или на юг от Триеста. Но тут жандармы захлопнули ставни на окнах кареты, и пассажиры продолжали путь в полной темноте.

Никто из них не произнес ни слова. Они знали, что от жандармов ничего не добьешься. Лучше всего набраться терпения и ждать.

Прошел час, а может быть, и два, - путникам трудно было определить время, - когда карета остановилась последний раз в городке Визинаде и, быстро сменив лошадей, покатила дальше.

Путники заметили, что теперь карета поднимается в гору. Слышались крики кучера, подгонявшего лошадей, щелканье бича и стук подков о крутую каменистую дорогу в какой-то гористой местности. Кругом уступами вздымались холмы, покрытые сероватыми лесами, закрывая далекую линию горизонта. Несколько раз до пленников доносились звуки свирели, это пастухи перегоняли стада черных коз, наигрывая причудливые мелодии; но по этим признакам пленники не могли догадаться, где проезжают, а видеть они по-прежнему ничего не могли.

Было, наверно, часов девять утра, когда они почувствовали, что дорога изменилась. Ошибиться было невозможно: подъем кончился; преодолев какой-то перевал, они быстро покатили под гору. Лошади неслись с такой быстротой, что приходилось несколько раз притормаживать колеса кареты.

Действительно, в этих местах дорога сначала извивается, поднимаясь среди холмов, над которыми господствует гора Маджоре, а затем начинается спуск к городу Пизино. Хотя этот город и расположен на плоскогорье высоко над уровнем моря, но если смотреть на него с близлежащих холмов, кажется, что он спрятался в глубокой долине. Еще задолго до въезда в город вдали показывается колоколенка, возвышаясь над живописными группами домов, карабкающихся по уступам горного склона.

Пизино - главный город округа, насчитывающего около двадцати пяти тысяч жителей. Он находится почти в центре треугольного полуострова, и в него со всех сторон стекаются представители различных славянских народностей, морлаки и даже цыгане, особенно во время ярмарок, когда тут идет бойкая торговля.

Древняя столица Истрии до сих пор сохранила средневековый облик; особенно характерна старинная крепость, которая возвышается над более современными зданиями, где помещаются австрийские административные учреждения.

Девятого июня, около десяти часов утра, почтовая карета, после пятнадцатичасового пути, въехала во двор этой крепости и остановилась. Граф Шандор, его товарищи и Саркани вышли из кареты. Через несколько минут арестованных заперли в отдельных камерах с низкими сводами, куда их провели по лестнице, насчитывавшей не менее пятидесяти ступеней.

Заговорщиков ждало строгое одиночное заключение.

В дороге они не могли общаться друг с другом и не успели обменяться мыслями, но всех мучил один и тот же вопрос. Как удалось полиции раскрыть заговор? Случайно ли она напала на его след? Ведь были приняты все меры предосторожности! Между Триестом и городами Венгрии и Трансильвании давно не велось никакой переписки. Неужели их предали? Но в таком случае кто же предатель? Они никому не вверяли своей тайны. Ни одно письмо не могло попасть в руки шпиона. Все бумаги тотчас же уничтожались. Сколько бы ни рылись во всех углах дома на улице Акведотто, там все равно ничего не могли бы найти! Впрочем, так оно и было. Полиции ничего не удалось обнаружить, кроме сетки, которую граф Затмар не уничтожил, считая, что она еще может ему понадобиться. И, к несчастью, эта сетка послужит вещественным доказательством, ведь нельзя будет отрицать, что ею пользовались для шифрованной переписки.

В действительности (этого заключенные еще не знали) все обвинение было построено на копии записки, которую Саркани с Торонталем передали губернатору Триеста, расшифровав ее текст. Но, к несчастью, этого было достаточно, чтобы обвинить заговорщиков в государственной измене. За это графа Шандора и его друзей могли посадить на скамью подсудимых перед военным судом, который выносит самые суровые приговоры.

И все это было делом рук предателя, а он находился тут же рядом. Ни слова не говоря, он дал себя арестовать и спокойно дожидался суда, и даже осуждения, не сомневаясь, что в свое время будет выпущен; таким образом он отводил от себя все подозрения. Саркани вел эту игру хладнокровно и уверенно, как и все свои темные дела.

К тому же граф Шандор, обманутый этим негодяем (как было ему не поверить?), твердо решил сделать все, что в его силах, чтобы снять с Саркани обвинение Нетрудно доказать, думал граф, что Саркани не был его сообщником, что это просто счетовод, совсем недавно появившийся в доме Ладислава Затмара и занятый лишь частными делами графа, не имеющими ни какого отношения к заговору. Если понадобится, граф призовет в свидетели банкира Силаса Торонталя, чтобы доказать невиновность молодого счетовода Он не сомневался, что в конце концов Саркани будет оправдан, как человек непричастный к этому делу, если полиции вообще удастся состряпать какое-нибудь дело, в чем он далеко не был уверен.

Австрийское правительство не могло знать, что заговор раскинул сети за пределами Триеста. Имена других заговорщиков в Венгрии и Трансильвании были ему неизвестны. Полиция не могла напасть на их след. Матиас Шандор, Ладислав Затмар и Иштван Батори были совершенно спокойны на этот счет. Поэтому они решили все отрицать; но если им будут предъявлены неопровержимые вещественные, доказательства, то они готовы пожертвовать жизнью. Наступит день, когда на смену им явятся новые борцы за независимость. Другие вожди продолжат их дело. А если их признают виновными, они заявят во всеуслышание, на что надеялись и какова была их цель; рано или поздно эта цель будет достигнута. Они даже не станут защищаться и с честью падут за родину.

Граф Шандор и его друзья не ошиблись: полиция почти ничего не знала об этом деле. Она пыталась отыскать нити заговора в Буде, Пеште, Клаузенбурге и других городах, где по сигналу из Триеста должно было начаться восстание, но там ничего не удалось обнаружить. Вот почему правительство окружило такой тайной арест заговорщиков в Триесте. Заключив арестованных в Пизинскую крепость и стараясь, чтобы дело не получило огласки, пока не будут выяснены все обстоятельства, власти надеялись, что тем или иным путем им удастся разыскать автора зашифрованной записки, посланной в столицу Иллирии неизвестно откуда.

Но их надежды не оправдались. Ожидаемый сигнал не был, да и не мог быть подан. Движение замерло, и заговорщики на время притаились. Правительству пришлось ограничиться привлечением к суду только графа Шандора и его сообщников по обвинению в государственной измене.

Однако потребовалось несколько дней для предварительных розысков. Поэтому следствие по делу началось только 20 июня, тогда же состоялся и первый допрос обвиняемых. Им даже не дали очной ставки, и они впервые встретились лишь в зале суда.

По распоряжению правительства триестские заговорщики должны были предстать перед военным трибуналом. Известно, как спешно ведется следствие по делам, которые рассматриваются на чрезвычайных заседаниях такого суда, как быстро проходят прения и приводится в исполнение приговор.

И на этот раз все происходило именно так.

Двадцать пятого июня военный трибунал собрался в сводчатом зале Пизинской крепости, и в ют же день обвиняемые предстали перед судом.

Нельзя было ожидать ни долгих и оживленных прений, ни каких-либо непредвиденных осложнений.

Заседание суда началось в девять часов утра. Граф Шандор, граф Затмар, профессор Батори и Саркани увиделись впервые после ареста на скамье подсудимых. Граф Шандор и его друзья обменялись крепким рукопожатием, как бы скрепляя свой союз. Легким кивком Ладислав Затмар и Иштван Батори дали понять графу Шандору, что они предоставляют ему говорить за них перед судом. Ни один не захотел поручать свое дело защитнику. Они одобряли все действия графа Шандора и были уверены, что на суде он сумеет постоять за всех.

Заседание суда проводилось открыто, то есть двери зала заседаний были открыты. Однако в зале почти никого не было, так как дело велось втайне и никто о нем не знал. Собралось не больше двадцати человек из числа служителей тюрьмы.

Прежде всего установили личность обвиняемых. Потом граф Шандор спросил председателя суда, куда их привезли и где происходит суд; однако он не получил ответа на свой вопрос.

Затем была установлена личность Саркани, но и на этот раз он не пытался выгородить себя.

Теперь обвиняемым была предъявлена копия записки, переданная предателями в руки полиции.

Когда их спросили, признают ли они, что получили оригинал этой записки, они ответили, что предоставляют суду доказать свое обвинение.

Тогда им предъявили сетку, найденную при обыске в столе графа Затмара.

Граф Шандор и его друзья не могли отрицать, что эта сетка принадлежит им. Да они и не пытались. В самом деле, что тут можно было сказать, как опровергнуть такую улику? Если эта сетка является ключом к шифрованной записке, значит записка предназначалась именно им.

Тут обвиняемые узнали, каким образом была раскрыта тайна заговора и на чем основывалось обвинение.

Дальше вопросы судьи и ответы обвиняемых были очень лаконичны.

Граф Шандор уже не мог отрицать своей вины. Он говорил не только от своего имени, но и от имени своих друзей. Да, они возглавляли движение, имевшее целью отделить Венгрию от Австрии и восстановить автономное Мадьярское государство. Если б их не арестовали, вскоре вспыхнуло бы восстание и Венгрия вновь обрела бы независимость. Матиас Шандор великодушно взял основную вину на себя и сказал, что он главный вдохновитель заговора, а его друзья играли лишь второстепенную роль. Но они опровергли его слова, заявив, что имеют честь быть его сообщниками и сочтут долгом чести разделить его участь.

Судебное разбирательство длилось недолго. Когда председатель суда стал допрашивать обвиняемых об их связях с другими городами, они наотрез отказались отвечать и не назвали ни одного имени.

- Довольно с вас и наших трех голов, - сказал просто граф Шандор.

Затем он постарался снять обвинение с Саркани, доказав непричастность к заговору молодого конторщика, работавшего в доме Ладислава Затмара по рекомендации банкира Силаса Торонталя.

Саркани полностью подтвердил показания графа Шандора. Он ни о чем не подозревал и был поражен, услыхав, что мирный дом на улице Акведотто был очагом такого опасного заговора. Если он не протестовал против своего ареста, то лишь потому, что не имел понятия, в чем его обвиняют.

Графу Шандору и Саркани удалось без труда убедить суд в правильности своих показаний, к тому же судьи, повидимому, имели особое мнение по этому вопросу. Вот почему, по просьбе следователя, обвинение, выдвинутое против Саркани, было почти тотчас же снято.

Около двух часов дня прения по этому делу были закончены, и суд тут же вынес приговор.

Граф Шандор, граф Ладислав Затмар и профессор Иштван Батори были признаны виновными в государственной измене и приговорены к смертной казни.

Осужденные должны быть расстреляны во дворе крепости.

Казнь будет приведена в исполнение через сорок восемь часов.

С Саркани обвинение было снято, но он должен находиться под стражей и оставаться в крепости до приведения приговора в исполнение.

В этом же приговоре сообщалось и о конфискации имущества осужденных.

Затем был отдан приказ отвести подсудимых обратно в тюрьму.

Саркани поместили в прежней камере, на втором этаже крепостной башни. Эта камера выходила в коридор, имевший в плане форму эллипса. Графа Шандора и его друзей перевели в довольно большую камеру, находившуюся на противоположной стороне того же коридора. Последние часы, оставшиеся до казни, осужденным разрешили провести вместе.

Для них это было утешением, даже радостью; оставшись наконец одни, они дали выход переполнявшим их сердце чувствам. До сих пор перед судьями они сохраняли самообладание, но тут, оставшись с глазу на глаз, крепко обнялись.

- Друзья мои! - воскликнул граф Шандор. - Я один виноват в вашей смерти! Но я не стану просить у вас прощения. Ведь речь шла о независимости Венгрии! Мы боролись за правое дело! Мы выполняли свой долг. И нам выпала великая честь умереть за родину!

- Матиас, - ответил Иштван Батори, - мы глубоко благодарны тебе за то, что ты объединил нас для борьбы за великое дело-дело всей твоей жизни...

- А потом нас объединит смерть! - спокойно добавил граф Затмар.

Наступило молчание, и трое заключенных окинули взглядом темную камеру, где им предстояло провести последние часы своей жизни. Узкое окно, пробитое в толстой стене, в четырех-пяти футах от пола, едва освещало ее. В ней было всего три железных койки, несколько стульев, стол и две-три прибитые к стенам полочки с самыми необходимыми предметами.

Ладислав Затмар и Иштван Батори стояли, погруженные в свои думы, а граф Шандор молча шагал взад и вперед по камере.

Ладислав Затмар был один как перст, у него не было родственников, он никого не оставлял на этом свете. И оплакивать его некому, кроме старого слуги Борика.

Другое дело - Иштван Батори. Его смерть наносила тяжкий удар близким. У него была жена и маленький сын. Этот удар может их убить! А если они выживут, какая ужасная жизнь им предстоит! Какое будущее ожидает эту несчастную женщину без всяких средств, с восьмилетним сыном на руках! Даже если бы у Иштвана и было состояние, им все равно ничего бы не досталось, ведь суд приговорил его не только к смерти, но и к конфискации имущества!

Перед графом Шандором вставало все его прошлое... Образ молодой жены, всегда живший в его сердце; маленькая дочь, двухлетняя крошка, оставленная на попечение управляющего, которому придется ее воспитывать! Его друзья, которых он увлек за собой на гибель! Он спрашивал себя, правильно ли поступил, выполнил ли свой долг перед родиной, не может ли упрекнуть себя в том, что погубил ни в чем не повинных людей?

- Нет! Нет! Я только выполнил свой долг! - повторял он. - Родина прежде всего, выше всего!

Около пяти часов в камеру вошел тюремный сторож; он поставил на стол миски с едой и вышел, не проронив ни слова. Матиасу Шандору хотелось знать, в каком городе они находятся и в какую крепость их заточили. Но судья не счел нужным отвечать на этот вопрос, и, конечно, сторожу было запрещено разговаривать с заключенными.

Узники едва притронулись к принесенному обеду. Конец дня они провели в дружеской беседе, выражая горячую надежду, что настанет день, когда движение за независимость Венгрии вновь возродится. Они обсуждали также все подробности своего дела.

- Теперь мы знаем, - сказал граф Затмар, - почему нас арестовали; полиция узнала о заговоре только из записки, которую ей передали...

- Все это так, Ладислав, - ответил граф Шандор, - но в чьи руки попала записка, - одна из последних полученных нами, - и кто снял с нее копию?

- А когда копия была снята, - добавил Иштван Батори, - как могли расшифровать ее без сетки?

- Для этого кто-то должен был выкрасть у нас сетку хотя бы на очень короткое время... - заметил граф Шандор.

- Выкрасть? Но кто же? - спросил граф Затмар. - В день нашего ареста она лежала в ящике стола в моей комнате, где ее и захватила полиция!

Это было просто необъяснимо. Можно допустить, что записку нашли под крылом у почтового голубя, что с нее сняли копию, прежде чем отправить по назначению, что удалось обнаружить дом, куда прилетел голубь. Но прочесть зашифрованное письмо без ключа было совершенно невозможно!

- И тем не менее записка была прочитана, - сказал граф Шандор, - это ясно как день, и прочесть ее могли только с помощью сетки! Именно эта записка навела полицию на след заговора, и обвинение было построено только на ней!

- В конце концов теперь это не важно! - заметил Иштван Батори.

- Напротив, очень важно! Быть может, нас предали! Если тут замешан предатель... а мы не знаем...

Граф Шандор замолчал. Имя Саркани мелькнуло у него в голове; но он тотчас же отбросил эту мысль и даже не поделился ею со своими друзьями.

Трое узников продолжали обсуждать все необъяснимые обстоятельства своего дела, и беседа их затянулась до глубокой ночи.

Наутро они крепко спали, когда их разбудил сторож. Наступил предпоследний день их жизни. Через двадцать четыре часа должна была совершиться казнь.

Иштван Батори спросил сторожа, разрешат ли ему повидать перед смертью своих близких.

Сторож ответил, что не получил никаких распоряжений на этот счет. Едва ли можно было ожидать, что правительство окажет заключенным эту последнюю милость, - ведь следствие велось в строжайшей тайне и на суде никто даже не упоминал названия крепости, где находились заключенные.

- Можно ли нам хоть написать письма, и дойдут ли они по назначению? - спросил граф Шандор.

- Я принесу вам бумагу, чернила и перья, - ответил сторож, - и даю вам слово, что передам письма в руки губернатору.

- Мы вам очень благодарны, мой друг, - ответил граф Шандор, - вы делаете для нас все, что в ваших силах! Как нам отплатить за ваши труды...

- С меня довольно вашей благодарности, господа, - ответил сторож, не скрывая своего волнения.

Этот добрый человек тут же принес им все, что нужно для письма. Осужденные провели часть дня за письмами, выражая в них свою последнюю волю. Граф Шандор, как любящий отец, излил свое сердце, давая советы и высказывая пожелания крошечной дочке, которой суждено было остаться сиротой; Иштван Батори, как любящий муж, выразил всю свою нежность, посылая последнее прости жене и сыну; Ладислав Затмар высказал глубокую привязанность к старому слуге и верному другу.

И хотя заключенные были поглощены своими письмами, весь этот день они прислушивались к каждому звуку. Сколько раз старались они уловить отдаленный шум шагов в коридорах башни! Сколько раз им казалось, что дверь их темницы сейчас откроется и они смогут в последний раз прижать к груди жену, сына, дочь! Это было бы для них утешением. Но, пожалуй, даже лучше, что беспощадный приговор, лишив их последнего свиданья, избавил и от этой душераздирающей сцены.

Дверь так и не отворилась. Наверное, ни госпожа Батори с сыном, ни управляющий Лендек, которому была поручена дочка графа Шандора, даже не знали, куда увезли заключенных после ареста, не знал этого и Борик, попрежнему сидевший в триестской тюрьме. Наверное, им еще неизвестно, какой приговор вынесен руководителям заговора. Значит, осужденные не увидят их перед казнью!

Так шли часы за часами. Порой Матиас Шандор разговаривал со своими друзьями. Порой они надолго замолкали, погруженные в свои мысли. В такие минуты вся жизнь проходила у них перед глазами с необыкновенной силой и яркостью. У них не было чувства, что они уходят в прошлое. Нет, они заново переживали свою жизнь. Быть может, то было предчувствие вечности, на пороге которой они находились, или предвосхищение иного, неведомого и непостижимого бытия?

Но в то время как Иштван Батори и Ладислав Затмар целиком ушли в воспоминания, Матиаса Шандора преследовала все та же неотвязная мысль. Он был уверен, что в этой таинственной истории замешан доносчик. А для человека его склада умереть, не покарав предателя, кто бы это ни был, даже не узнав его имени, значило дважды умереть. Кто перехватил записку, позволившую полиции раскрыть заговор и арестовать его вдохновителей? Кто нашел к ней ключ? Кто предал или, может быть, продал их? Граф ломал голову, стараясь ответить на этот неразрешимый вопрос, и его возбужденный мозг работал с лихорадочным напряжением.

Пока его друзья писали письма или сидели в раздумье, молчаливые и неподвижные, граф Шандор взволнованно шагал из угла в угол, словно запертый в клетку зверь.

Странное, но вполне объяснимое законами акустики явление неожиданно открыло ему тайну, которую он уже не надеялся разгадать.

Шагая по камере, граф Шандор несколько раз останавливался в углу, около двери, выходившей в коридор эллиптической формы, куда вели и двери других камер. Стоя в этом углу, он услышал звуки отдаленных голосов, но слов не мог разобрать. Сперва он не обратил на это внимания; но вдруг расслышал имя - свое собственное имя, - тогда он насторожился.

Здесь, повидимому, происходило акустическое явление, подобное тем, какие наблюдаются в круглых галереях под куполами или под сводами эллиптической формы. Слова, произнесенные на одной стороне эллипса, как бы пробегают вдоль изогнутой стены и раздаются на противоположной стороне, но их невозможно услышать ни в какой другой точке эллипса. То же явление можно наблюдать в склепах парижского Пантеона, в куполе собора святого Петра в Риме, а также в «Галерее вздохов» собора святого Павла в Лондоне. В таких случаях каждое слово, даже сказанное шепотом в одном акустическом фокусе, можно расслышать в противоположном фокусе.

Было ясно, что двое или несколько человек разговаривают в коридоре или в камере, расположенной на оси эллипса, проходившей и через дверь камеры Матиаса Шандора.

Граф сделал знак рукой, и друзья подошли к нему. Все трое замерли, напрягая слух.

До них явственно долетали обрывки фраз, но они тотчас прерывались, когда говорившие хоть на шаг удалялись от акустического фокуса.

И друзья расслышали следующие фразы, прерывавшиеся длительными паузами:

- Завтра после казни вы будете на свободе...

- Значит, имущество графа Шандора... разделят на две части...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Без меня вам не удалось бы расшифровать записку...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- А если бы я не снял ее с шеи голубя, она никогда не попала бы в ваши руки...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Во всяком случае, никто не может заподозрить, что это мы сообщили полиции...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- А если осужденные что-нибудь и подозревают...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Ни родные, ни друзья их больше не увидят...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- До завтра, Саркани...

- До завтра, Силас Торонталь...

Тут голоса затихли, и вдали послышался стук запираемой двери.

- Саркани!.. Силас Торонталь! - воскликнул граф Шандор. - Так вот это кто!

Побелев, он смотрел в глаза друзьям. Сердце его на мгновение остановилось, словно сжатое спазмой. Яростно сверкавшие глаза с расширенными зрачками, втянутая в плечи шея, напряженная поза - все указывало на то, что графа охватил бешеный приступ гнева.

- Так вот это кто! Мерзавцы! Так это они! - повторял он, и из груди его вырвался хриплый звук, похожий на рычание.

Затем он выпрямился, огляделся вокруг и стал взволнованно шагать по камере.

- Надо бежать! Бежать! - восклицал он. - Бежать во что бы то ни стало!

И этот человек, не пожелавший защищать свою жизнь и готовый через несколько часов бесстрашно встретить смерть, был теперь поглощен одной лишь мыслью - жить, жить для того, чтобы покарать двух предателей - Торонталя и Саркани!

- Да! Мы должны отомстить! - воскликнули Иштван Батори и Ладислав Затмар.

- Отомстить? Нет! Свершить правосудие!

Весь характер графа Шандора выразился в этих словах.

ГЛАВА ШЕСТАЯ Пизинская крепостная башня

Пизинская крепость - одно из самых интересных оборонительных сооружений, воздвигнутых в средние века. У этого феодального замка очень внушительный вид. В его просторных сводчатых залах недостает только рыцарей, в его стрельчатых окнах глаз ищет прекрасных дам в длинных расшитых платьях и в остроконечных головных уборах, у бойниц на его зубчатых стенах, у амбразур в его галереях и у решетки подъемного моста хочется видеть воинов, вооруженных самострелами и арбалетами. Каменное строение нигде не повреждено. Но комендант крепости в австрийской военной форме, солдаты в современных мундирах, сторожа и тюремщики, не сохранившие своей старинной желтокрасной одежды, вносят фальшивую ноту в этот великолепный памятник минувшей эпохи.

Из крепостной башни этого замка и задумал бежать граф Шандор в последние часы перед казнью. Поистине безумная затея, ведь заключенные не знали даже, что за башня служит им тюрьмой, не имели понятия, по какой местности придется им пробираться после побега!

Впрочем, их полное неведение, пожалуй, было даже к лучшему. Будь они более осведомлены, они, наверно, остановились бы перед предстоящими им трудностями, вернее перед этой невыполнимой задачей.

Не потому, что местность в Истрийской провинции не благоприятствует побегу, напротив - в каком бы направлении ни двинулись беглецы, они могли бы за несколько часов добраться до морского берега. И не потому, что улицы города Пизино слишком строго охраняются и беглецов могли бы сразу схватить. Но побег из крепости, а тем более из башни, где были заперты заключенные, считался до тех пор совершенно невозможным. Это никому не могло даже прийти в голову!

Вот каково было расположение и внутреннее устройство крепостной башни в Пизино.

Эта башня стоит на возвышенности, на самом краю города. Если облокотиться на перила, которыми обнесена площадка у подножия башни, взору открывается глубокая пропасть, крутые склоны которой густо поросли плющом. На этих склонах нет ни одного выступа. Никаких ступеней, по которым можно было бы спуститься на дно ущелья. Никакой площадки, где можно было бы передохнуть. Ни малейшей точки опоры. Только неглубокие извилистые трещины пересекают поверхность скал, разделяя пласты осыпающихся горных пород. Эта бездна пугает и притягивает, и все, что падает в нее, исчезает навек.

Над этой пропастью возвышается боковая стена башни, кое-где прорезанная маленькими отверстиями - оконцами камер, расположенных на разных этажах. Если бы узник выглянул в такое оконце, он отшатнулся бы в ужасе или у него закружилась бы голова и он свалился бы вниз! А что стало бы с ним после падения? Он либо разбился бы насмерть об острые утесы в глубине, либо погиб в бурном потоке на дне пропасти, который унес бы его тело неизвестно куда.

Это ущелье местные жители называют Буко. Оно служит руслом реки Фойбы. Река эта во время половодья с силой низвергается в громадную пещеру, прорытую ею в скалах, на которых раскинулся город. Куда она несется дальше? Никто не знает. Где она появляется вновь? Никому не известно. Невозможно определить ни длину, ни высоту, ни направление этой пещеры, или, вернее, туннеля, прорытого рекой в глине и сланцах. Кто знает, не разбиваются ли ее воды о сотни каменных устоев, о целый лес опор, на которых покоится громадный фундамент крепости и даже весь город? Когда уровень воды в реке спадал, находились смельчаки, спускавшиеся в легком челноке по течению Фойбы и проникавшие в этот темный туннель; но своды пещеры нависали так низко, что им приходилось вскоре поворачивать назад. В конце концов об этой подводной реке так ничего и не узнали. Быть может, она исчезала в какой-нибудь подземной трещине или вливалась в Адриатическое море!

Вот каково было ущелье Буко, о существовании которого граф Шандор даже не подозревал. А так как бежать можно было только через окно камеры, пробитое в стене над самой бездной, то он должен был встретить там такую же верную смерть, как и во дворе крепости в день казни.

Ладислав Затмар и Иштван Батори ждали, когда придет время действовать, готовые или пожертвовать жизнью и помочь графу Шандору бежать, или последовать за ним, если это не осложнит его задачу.

- Мы убежим все трое, - сказал Матиас Шандор, - а там расстанемся, если будет нужно.

На городской башне пробило восемь. Осужденным оставалось жить всего двенадцать часов.

Сумерки сгущались, ночь обещала быть очень темной. По небу медленно ползли свинцовые тучи. Воздух был тяжелый, влажный; дышалось с трудом. Надвигалась гроза. Над лежащим в котловине городом скопились густые испарения, и создались благоприятные условия для разряда атмосферного электричества. Молнии еще не сверкали, но вдалеке, за горными грядами, уже слышались глухие раскаты грома.

Обстоятельства, казалось, благоприятствовали побегу, если бы только под ногами беглецов не зияла бездна, о которой они не подозревали. Темная ночь скроет беглецов. Грохот грозы заглушит всякий шум.

Как сразу же заметил граф Шандор, бежать можно было только через окно камеры. Взломать замок или высадить окованную железом дубовую дверь - нечего было и думать! К тому же все время слышались мерные шаги часового, ходившего взад и вперед по каменным плитам коридора. Да и выбравшись из камеры, как пробраться по сложному лабиринту переходов крепости? Как выйти за опускавшуюся решетку, как перейти подъемный мост, - ведь они несомненно строго охраняются сторожевыми постами? А со стороны Буко не было часовых. Зато Буко охраняло эту стену башни лучше всякого отряда караульных!

Итак, граф Шандор занялся осмотром окна, чтобы выяснить, нельзя ли через него ускользнуть.

Окно около трех с половиной футов в высоту и двух в ширину было пробито в стене толщиной не менее четырех футов и забрано крепкой решеткой из толстых железных прутьев, вделанных в камень с внутренней стороны стены. Его не закрывал деревянный щит, какие обычно применяют в тюрьмах, чтобы свет проникал в помещение лишь сверху. Да этого и не требовалось, так как узник все равно не мог видеть пропасть Буко, зиявшую глубоко внизу. Следовательно, если бы удалось выломать или раздвинуть железные перекладины, было бы нетрудно выбраться из окна, напоминавшего амбразуру в крепостной стене.

Но как спуститься вниз по отвесной стене башни? С помощью лестницы? Но откуда ее взять или из чего ее сделать? Из простынь? Но у пленников были лишь грубые шерстяные одеяла да жесткие матрасы, лежавшие на железных койках, ножки которых были вделаны в каменный пол. Побег казался невозможным; но вот граф Шандор заметил, что за окном свисает канат, или, вернее, железный прут, который может облегчить им побег.

Прут служил проводником громоотводу, стоявшему на крыше башни, стена которой вздымалась над пропастью Буко.

- Видите этот прут? - спросил своих друзей граф Шандор. - Надо набраться смелости и спуститься по нему вниз.

- Смелости у нас хватит, - ответил Ладислав Затмар, - но хватит ли сил?

- Не все ли равно? - возразил Иштван Батори. - Если у нас не хватит сил, мы умрем на несколько часов раньше - только и всего!

- Мы не должны умирать, - ответил граф Шандор. - Слушай, что я тебе скажу, Иштван, и вы, Ладислав, слушайте внимательно. Будь у нас веревка, мы, не долго думая, спустили бы ее из окна и соскользнули по ней на землю, правда? А ведь этот железный прут гораздо лучше веревки, хотя бы потому, что он не гнется, и спускаться по нему будет гораздо легче. Я не сомневаюсь, что он, как и все проводники громоотводов, прикреплен к стене железными скобами. Эти скобы будут служить нам точками опоры, и мы сможем отдыхать, став на них ногами. Нам нечего бояться, что прут будет раскачиваться, так как он укреплен. Нам нечего опасаться головокружения, так как на дворе ночь, и мы ничего не увидим внизу. Значит, если мы вылезем в окно, нам надо только побольше выдержки и смелости, - и мы вскоре окажемся на свободе! Быть может, мы рискуем жизнью. Быть может, на спасение у нас только десять шансов из ста - пускай! Ведь когда за нами явится стража, мы потеряем и последний шанс остаться в живых!

- Это верно, - ответил Затмар.

- Но куда спускается этот прут? - спросил Батори.

- Вероятно, в какой-нибудь колодец, - ответил граф Шандор, - но во всяком случае он находится за крепостной стеной, а нам только этого и надо. Я знаю одно: конец этого прута ведет нас к свободе... быть может!

Граф Шандор не ошибался, предполагая, что проводник громоотвода прикреплен скобами к стене. Это облегчало спуск беглецам, которые могли становиться на них, как на ступеньки, и не слишком быстро скользить вниз. Но они не знали, что ниже подножия башни, стоявшей над пропастью, прут висел свободно, раскачиваясь над бездной, и что его конец погружался в воды Фойбы, вздувшиеся после недавних дождей. Они надеялись стать на твердую почву, а между тем в глубине ущелья несся бурный поток, стремительно врывавшийся в пещеру Буко.

Ну, а если бы они знали, что их ждет впереди, разве они отказались бы от своей попытки бежать? Нет!

- Если нам суждено умереть, - сказал бы Матиас Шандор, - то мы умрем лишь после того, как сделаем все, что в наших силах, чтобы спастись!

Итак, прежде всего следовало сделать проход в окне. Для этого необходимо было выломать железный переплет. Но можно ли это сделать, не имея ни клещей, ни плоскозубцев, вообще без всякого инструмента? Ведь у пленников не было даже ножа.

- Впереди нас ждут большие трудности, - сказал граф Шандор, - но сейчас мы должны совершить невозможное! Итак, за дело!

С этими словами он бросился к окну, крепко схватил решетку рукой и, сильно тряхнув ее, почувствовал, что выломать ее будет не так уж трудно.

Действительно, железные перекладины слегка шатались в своих гнездах, ибо камень у их оснований весь растрескался и был не очень прочен. Весьма вероятно, что проводник громоотвода был некоторое время поврежден и плохо проводил ток. Быть может, электрические искры искали другой путь, попадали в железный переплет и тем самым повредили камень, ведь известно, что сила тока почти безгранична. Вот почему образовались трещины вокруг гнезд, в которые были вставлены концы железных прутьев, и даже самый камень стал пористым, как будто его пробили тысячи электрических искр.

Иштван Батори в нескольких словах объяснил это явление, когда в свою очередь осмотрел окно.

Но надо было не объяснять, а приниматься за дело, и как можно скорей. Если бы удалось вырвать из гнезд крайние перекладины, то переплет было бы уже не так трудно протолкнуть через окно и сбросить вниз, так как проем окна расширялся к наружной стороне стены. Стук его падения заглушат раскаты грома, который теперь непрерывно гремел в нижних слоях атмосферы.

- Но не можем же мы ломать камень голыми руками! - заметил Ладислав Затмар.

- Нет! - ответил граф Шандор. - Нам нужен какой-нибудь кусок железа, хотя бы гвоздь...

Действительно, это было необходимо. Как ни хрупок был камень вокруг гнезд, они бы только обломали ногти и раскровянили пальцы, пытаясь его раскрошить.

Граф Шандор огляделся кругом при слабом свете, проникавшем в камеру из плохо освещенного коридора, сквозь дверной глазок. Он обшарил руками стены, надеясь наткнуться на гвоздь, но ничего не нашел.

Тогда ему пришло в Голову выломать ножку у одной из железных коек. Все трое принялись за дело, но вскоре Иштван Батори, прервав работу, тихонько окликнул друзей.

Оказалось, что у его койки выскочил болтик, державший одну из поперечных перекладин, на которые кладут матрас. Теперь, отгибая перекладину вверх и вниз, ему удалось ее отломить.

Через минуту граф Шандор уже держал в руках железную полоску длиной в пять дюймов и шириной в дюйм; он обмотал ее конец своим галстуком и, подойдя к окну, принялся обламывать края гнезд, в которых держались железные прутья.

Конечно, он не мог работать беззвучно. Но, к счастью, шум заглушали раскаты грома. Когда гром затихал, граф Шандор останавливался, но тут же снова принимался за работу, которая быстро подвигалась вперед.

Батори и Затмар стояли возле двери, прислушиваясь к шагам часового, и останавливали графа, когда тюремщик приближался к камере.

Внезапно Затмар прошептал: «Тшшш...» - и работа сразу прекратилась.

- В чем дело? - спросил Батори.

- Слушайте, - ответил Затмар.

Он оказался в акустическом фокусе, и снова повторилось прежнее явление, открывшее заключенным тайну предательства.

Вот отрывки фраз, которые им удалось расслышать:

- Завтра... будете... свободе...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Да... выпустят... стража... и...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- ...После казни... Затем... вместе с моим товарищем Зироне... ждет меня в Сицилии...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Вам не придется долго сидеть в крепости...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Повидимому, Саркани разговаривал с одним из сторожей. Он назвал имя какого-то Зироне, должно быть, тоже замешанного в этом деле, и Матиас Шандор постарался его запомнить.

На беду, последнее слово; которое узникам было бы так важно узнать, до них не долетело. Конец последней фразы был заглушен могучим ударом грома, и пока электрический ток пробегал по проводнику громоотвода, на железную перекладину в руке графа Шандора падал фонтан светящихся искр. Если б он не обернул конец перекладины шелковым галстуком, его, наверно, ударило бы током.

Итак, последнее слово - название крепости - потонуло в громовом раскате. Узникам не удалось его расслышать. А между тем, если б они знали, в какую крепость их заключили, через какую страну им придется бежать, насколько это облегчило бы им побег!

Граф Шандор снова принялся за работу. Камень вокруг трех гнезд был уже так раскрошен, что можно было выдернуть перекладины. Теперь он принялся за четвертое гнездо при свете беспрестанно вспыхивавших молний.

К половине одиннадцатого работа была закончена. Железный переплет уже не держался в стене, оставалось только пропихнуть его сквозь амбразуру и сбросить вниз, за крепостную стену. Это узники и сделали, как только Затмар услышал, что шаги часового удалились.

Пройдя сквозь амбразуру окна, переплет рухнул вниз и исчез в темноте.

В эту минуту как раз наступило затишье. Граф Шандор прислушался, думая, что тяжелая решетка загрохочет, упав на землю... Но он ничего не услышал.

- Должно быть, наша башня стоит на высоком утесе, над долиной, - заметил Батори.

- Не все ли равно, на какой она высоте! - ответил граф Шандор. - Нет никаких сомнений, что прут громоотвода доходит до земли, иначе он не выполнял бы своего назначения. Значит, и мы благополучно доберемся до земли!

Граф рассуждал вполне логично, но пришел к неправильному выводу, ибо конец проводника спускался в воды Фойбы.

Теперь окно было без решетки. Наступило время бежать.

- Друзья мои; - сказал Матиас Шандор, - вот как мы будем действовать. Я самый молодой и, кажется, самый сильный из нас. Поэтому я попробую спуститься первым. Если что-нибудь помешает мне добраться до земли, у меня, может быть, хватит сил вернуться обратно. Через две минуты ты, Иштван, выскользнешь из окна и последуешь за мной. Еще через две минуты вы, Ладислав, проделаете тот же путь. Когда мы спустимся все трое к подножию башни, - увидим, что нам делать дальше.

- Мы готовы тебя слушаться, Матиас, - ответил Батори. - Мы будем делать все, что ты скажешь, и пойдем всюду, куда ты нас поведешь, но мы не хотим, чтобы ты брал на себя самую опасную задачу.

- Ваша жизнь нужнее нашей! - добавил Затмар.

- Наши жизни равны, когда долг велит нам покарать предателей, - ответил граф Шандор. - И если хоть один из нас останется в живых, он и свершит правосудие. Обнимемся, друзья мои!

Три друга горячо обнялись и, казалось, почерпнули новые силы в этих объятиях.

Затем Ладислав Затмар стал на страже у дверей камеры, а Матиас Шандор пополз в амбразуру окна. Мгновение спустя он уже висел над бездной. Крепко зажав провод коленями, он скользил вниз, перехватывая руками железный прут и время от времени нащупывая ногой скобу, чтобы опереться на нее.

Между тем гроза разразилась с неистовой силой. Дождя не было, но ветер бушевал и ревел. Непрестанно сверкали молнии. Огненные зигзаги скрещивались над башней, притягивавшей молнии благодаря своему высокому местоположению. Острый конец громоотвода блестел беловатым светом, раскачиваясь под ударами налетавшего шквала.

Понятно, какой опасности подвергался человек, висевший на проводнике, по которому то и дело пробегал ток, уходя в воды Фойбы. Когда проводник в полной исправности, человек не так рискует, что его ударит током, ибо металл несравненно лучший проводник, чем человеческое тело. Но когда громоотвод поврежден или образовался разрыв в проводнике, его может убить электрическим током даже без удара молнии.

Граф Шандор прекрасно понимал, что ему грозит, но им владело чувство более сильное, чем инстинкт самосохранения, и он пренебрег опасностью. Медленно, осторожно спускался он по пруту среди ослепительных вспышек молний. Нащупав ногой железную скобу, он становился на нее, чтобы минуту передохнуть. Всякий раз, как молния освещала зиявшую под ним пропасть, он тщетно пытался измерить взглядом ее глубину.

Спустившись футов на шестьдесят, Шандор почувствовал под ногами более прочную опору. Узкий карниз шириной всего в несколько дюймов проходил вдоль каменного фундамента. Проводник громоотвода спускался гораздо ниже, но дальше (чего не могли знать беглецы) уже не был прикреплен скобами, а свободно висел над пропастью, раскачиваясь в воздухе; конец его то погружался в реку, то цеплялся за прибрежные камни.

Граф Шандор остановился, чтобы перевести дух. Он прочно стоял обеими ногами на карнизе, держась рукой за прут. Ему было ясно, что он добрался до фундамента. Но он еще не мог себе представить, на какой высоте стоит башня над долиной.

«Должно быть, очень высоко!» - подумал он.

Большие птицы, ослепленные яркими молниями, в испуге носились вокруг него, тяжело махая крыльями, но они не улетали кверху, а устремлялись куда-то вниз. Из этого Шандор заключил, что под ним находится глубокое ущелье, быть может, даже пропасть.

В это время он услышал наверху какой-то шум. При новой вспышке молнии Шандор смутно разглядел темную фигуру, отделившуюся от стены.

То был Иштван Батори. Он вылез из окна и медленно спускался по железному пруту вслед за графом, который ждал его, стоя на каменном выступе. Здесь Батори должен остановиться, пока его спутник будет спускаться ниже.

Через несколько минут они уже стояли рядом на карнизе.

Когда раскаты грома на минуту утихли, они могли сказать друг другу несколько слов.

- А Ладислав? - спросил Шандор.

- Через минуту он будет здесь.

- Наверху все спокойно?

- Да.

- Хорошо! Я освобожу место для Ладислава, а ты подожди его.

- Так я и сделаю.

В этот миг их ослепила необыкновенно яркая молния. Им казалось, что ток, бегущий по проводнику, пронизывает их насквозь и сейчас испепелит.

- Матиас! Матиас! - вскрикнул Батори вне себя от ужаса.

- Спокойней!.. Я спускаюсь!.. Следуй за мной, - ответил Шандор.

И он уже схватился за железный прут, собираясь соскользнуть вниз до первой железной скобы, чтобы дожидаться там своего спутника.

Вдруг сверху послышались крики. Казалось, они раздаются из окна камеры. Затем громко прозвучали слова:

- Спасайтесь! Спасайтесь! - То был голос Ладислава Затмара.

В ту же минуту яркая вспышка прорезала мрак и раздался резкий сухой звук. На этот раз то была не изломанная стрела молнии и не удар грома, а выстрел из ружья, - видимо, стреляли наудачу из какой-нибудь амбразуры в стене башни. Был ли то сигнал, данный сторожам, или пуля предназначалась одному из беглецов, - так или иначе, это значило, что побег обнаружен.

Действительно, услышав какой-то шум, часовой позвал стражников, и несколько человек вбежало в камеру. Они тотчас же увидели, что двое заключенных исчезли. Заметив выломанную решетку в окне, они поняли, какой беглецы избрали путь. Вот тут-то Затмар, прежде чем ему успели помешать, высунулся в амбразуру окна и предупредил их об опасности.

- Несчастный! - вскричал Иштван Батори. - Матиас! Неужели мы покинем его!

Тут снова раздался выстрел, и его звук слился с раскатом грома.

- Да хранит его бог! - ответил граф Шандор. - А мы должны бежать... хотя бы для того, чтобы отомстить! Идем, Иштван, идем!

И правда, нельзя было медлить. Окна в нижних этажах башни стали открываться, и засверкали выстрелы. Откуда-то доносились громкие голоса. Быть может, сторожа пробирались по карнизу у подножья башни, чтобы перерезать путь беглецам. Их могли настигнуть и выстрелы из других частей крепости.

- Идем! - воскликнул Шандор в последний раз.

Схватившись за прут, он начал быстро спускаться, и Батори последовал за ним.

Тут только они заметили, что железный прут свободно висит над бездной. Теперь у них не было никаких течек опоры, никаких крюков в стене, где можно было бы остановиться и передохнуть. Беглецы повисли на раскачивающемся пруте, который резал им руки. Они скользили вниз, судорожно сжав колени, не в силах задержаться, а пули свистели вокруг.

С минуту они стремительно спускались вниз и пролетели добрых восемьдесят футов, спрашивая себя, есть ли дно у этой пропасти. Теперь до них доносился гул ревущего внизу потока, и они поняли, что конец прута опускается в воды какой-то бурной реки. Но что делать? Если бы они даже захотели подняться обратно до выступа в стене, у них не хватило бы сил. К тому же в обоих случаях их ждала смерть, так уж лучше умереть в волнах этой стремнины.

В эту минуту раздался страшный удар грома, сопровождаемый - ослепительной вспышкой. Хотя молния и не попала прямо в громоотвод на крыше башни, напряжение тока было на этот раз так велико, что прут? накалился и обжигал им руки.

Вскрикнув от боли, Иштван Батори разжал пальцы.

Матиас Шандор увидел, как товарищ пролетел мимо него, раскинув руки, и чуть-чуть его не задел.

Но в следующий миг и граф невольно выпустил обжигавший ему руки железный прут и, сорвавшись с высоты сорока футов, полетел в волны Фойбы, бежавшей по дну неведомого ущелья Буко.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ Поток Фойбы

Было около одиннадцати часов вечера. Грозовые тучи разразились бешеным ливнем. К дождю примешивался крупный град, хлеставший по водам Фойбы и по окружающим ее скалам. Выстрелы из бойниц крепости прекратились. Зачем теперь тратить пули на беглецов! Фойба быстро расправится с ними и даже вряд ли вернет мертвые тела!

Как только граф Шандор погрузился в поток, его подхватило стремительное течение, увлекая в пещеру Буко. Через несколько мгновений из освещенного молниями ущелья он попал в непроглядную тьму. Рев воды сменил раскаты грома. В подземную пещеру не проникало снаружи ни луча света, ни единого звука.

- Помогите! - раздалось во мраке.

Это крикнул Иштван Батори. Холодная вода привела его в сознание, но он не мог удержаться на поверхности реки и сразу утонул бы, если б сильная рука не подхватила его в тот самый миг, когда он уже погружался в глубину.

- Я здесь, Иштван!.. Не бойся!

Граф Шандор плыл, поддерживая одной рукой своего товарища.

Положение было чрезвычайно опасное. Батори, наполовину парализованный током, еле шевелил руками. Хотя боль от ожогов значительно смягчилась в холодной воде, он не мог плыть из-за охватившей его слабости. Шандор не отпускал его ни на минуту, боясь, что Батори тут же пойдет ко дну, и графу приходилось бороться за двоих.

Вдобавок Шандора мучила неизвестность: в каком направлении несется этот поток, по какой местности протекает, впадает ли в реку или в море? Впрочем, если бы Шандор и знал, что попал в Фойбу, от этого положение его не изменилось бы, ведь никто не ведал, куда она несет свои бурные воды. В реку у входа в пещеру не раз бросали закупоренные бутылки, но их никогда не находили ни в одной реке на Истрийском полуострове. То ли они разбивались о подводные скалы в темной пещере, то ли поток уносил их в какую-нибудь подземную пропасть...

Между тем течение несло беглецов с головокружительной скоростью, что помогало им держаться на поверхности воды. Иштван Батори лежал почти без чувств на руках Матиаса Шандора, который сознавал, что ему долго не выдержать такого напряжения. К опасности разбиться о подводный камень или о скалистые берега пещеры прибавилась еще худшая опасность: как бы их не втянуло в один из многих водоворотов, образующихся там, где река, налетая на скалы, делала крутой поворот, изменяя направление течения. Сколько раз Шандор чувствовал, как их с непреодолимой силой всасывает в воронку! Их крутило в воде вместе с потоком, пока не выбрасывало течением из этой вертящейся ловушки, как камень из пращи.

Так прошло полчаса, и каждую минуту, каждую секунду им грозила гибель. Матиас Шандор, человек несокрушимой силы боли, продолжал бороться. В сущности даже лучше, что его товарищ был почти без чувств. Если бы Батори, повинуясь инстинкту самосохранения, стал отбиваться, Шандору было бы гораздо труднее справиться с ним. Тогда ему пришлось бы либо его бросить, либо погибнуть вместе с другом.

Однако так не могло долго продолжаться. Шандор уже выбивался из сил. Когда он поддерживал голову Иштвану, его собственная голова порой уходила под воду. Ему становилось все труднее дышать. Он тяжело переводил дух и по временам начинал задыхаться. Несколько раз он даже выпускал своего товарища, но голова Иштвана тотчас же погружалась в воду, и графу, к счастью, удавалось снова его схватить. И все это посреди стремительно несущегося потока, воды которого, сдавленные тесными берегами, разбивались о скалы с оглушительным грохотом.

Наконец Шандор почувствовал, что погибает. Тело Батори выскользнуло у него из рук. Напрягая последние силы, он попытался его схватить... но не нашел и сам опустился под воду.

Вдруг Шандор ощутил резкий толчок в плечо. Инстинктивно он вытянул руку и ухватился за какие-то корни, висевшие в воде.

То были корни дерева, плывшего в потоке. Крепко уцепившись за них, Шандор снова вынырнул на поверхность реки. Теперь, держась за корни одной рукой, он начал шарить вокруг другой, отыскивая своего товарища.

Минуту спустя графу удалось схватить Батори за руку; с невероятным трудом втащил он его на ствол дерева и сам вскарабкался за ним. Теперь им пока не угрожала опасность утонуть, но жизнь их зависела от этого обломка, несущегося по воле волн своенравной реки.

От напряжения Шандор на минуту потерял сознание. Придя в себя, он прежде всего позаботился, чтобы Батори не мог соскользнуть со ствола. Из предосторожности он сел позади него, поддерживая его голову. Затем стал вглядываться в темноту. Если бы в пещеру проник хоть луч света, он попытался бы разглядеть, куда течет река. Но казалось, этому туннелю не будет конца.

Однако положение беглецов все же немного улучшилось. Дерево было не менее десяти футов длиной, и погруженные в воду корни не давали ему перевернуться. Несмотря на бурное течение, оно устойчиво держалось на поверхности и, казалось, не опрокинется, если избежит слишком сильных толчков. Оно плыло со скоростью не менее трех лье в час, такова же была и скорость потока.

Теперь к Шандору вернулось самообладание. Он постарался привести в чувство товарища, голова которого покоилась у него на коленях. Он убедился, что сердце Иштвана бьется равномерно, но дыхание очень слабо. Наклонившись над ним, он попытался вдохнуть воздух в его легкие. Если Иштван не успел захлебнуться, быть может теперь он придет в себя!

И правда, вскоре Батори шевельнулся. Дыхание его стало глубже, и он приоткрыл рот. Наконец он пробормотал:

- Жена!.. Сын!.. Матиас!..

Вся его жизнь заключалась в этих словах.

- Иштван, ты слышишь? Ты слышишь меня? - воскликнул Шандор, которому приходилось кричать, чтобы слова его можно было расслышать в грохоте воды, гулко отдававшемся под сводами Буко.

- Да… да… Я слышу! Говори... говори! Я чувствую твою руку в своей!

- Иштван, сейчас нам уже не грозит страшная опасность. Мы плывем на обломке дерева... Куда - я не знаю, но во всяком случае у нас есть какая-то опора!

- Матиас, а где крепость?

- Мы от нее очень далеко! Там, наверно, думают, что мы погибли в пропасти, и уж теперь не станут нас преследовать. Куда бы ни впадал этот поток, в реку или в море, мы туда приплывем, и приплывем живыми! Не падай духом, Иштван! Я с тобой. А ты отдохни и наберись сил, они тебе скоро понадобятся! Через несколько часов мы будем спасены! Мы будем свободны!

- А Ладислав? - пробормотал Батори.

Матиас Шандор промолчал. Что он мог ответить? После того как Ладислав Затмар крикнул в окно о грозившей им опасности, он, очевидно, был схвачен. Теперь товарищи ничем не могли ему помочь!

Батори вновь опустил голову. Он все еще не мог стряхнуть овладевшее им оцепенение. Но Шандор был готов встретить любую опасность и даже покинуть дерево, если оно разобьется о какую-нибудь преграду, которой невозможно избежать в окружающем их мраке.

Было, наверно, около двух часов ночи, когда скорость течения, а следовательно, и дерева стала заметно уменьшаться. Повидимому, проход начал расширяться, берега его расступились, и разлившаяся вода замедлила свой бег. Быть может, это означало, что выход из подземного туннеля уже недалеко?

Однако, в то время как берега расширялись, своды пещеры становились все ниже. Подняв руку, Шандор коснулся неровной поверхности свода, нависшего у него над головой. Иногда он слышал какой-то шорох: это торчащие кверху корни дерева цеплялись за камни свода. Вот почему по временам ствол сильно встряхивало, и он поворачивался, меняя направление. Иногда, зацепившись за свод, он начинал вращаться на месте или сильно раскачиваться, и беглецы боялись сорваться в воду.

Но вдобавок им угрожала еще одна опасность, и Шандор пытался хладнокровно обдумать создавшееся положение. Дело в том, что своды пещеры все понижались. Несколько раз графу пришлось резко откинуться назад, чтобы не разбить голову о каменный выступ, который нащупывала его рука. Не придется ли ему вскоре спрыгнуть с дерева в воду? Сам он еще, пожалуй, сможет плыть, но как спасти товарища? А если своды подземного туннеля будут и дальше понижаться, можно ли выбраться из него живым? Нет! Сколько раз им удавалось избегнуть смерти, но теперь им грозит неминуемая гибель!

Несмотря на все свое мужество, Матиас Шандор почувствовал, что у него сжалось сердце. Он понимал, что приближается роковая минута. Корни дерева все сильнее терлись о каменные своды, и порой ствол совсем погружался в воду.

- Надо надеяться, - говорил себе Шандор, - что конец пещеры теперь недалеко!

И он напряженно всматривался в темноту: не покажется ли впереди свет. Быть может, ночь уже на исходе и снаружи не так темно, как в пещере? Быть может, молнии еще освещают темный небосвод над скалами? Тогда слабый отблеск проник бы и в туннель, который, казалось, уже не мог вместить вздувшиеся воды Фойбы.

Нет, ничего не видно! Все та же беспросветная тьма и рев потока; даже пена его кажется черной!

Внезапно графа очень сильно встряхнуло. Дерево наскочило на громадный каменный выступ, спускавшийся со свода до самой воды. От этого толчка ствол перевернулся. Но Шандор не отпустил его. Одной рукой он судорожно вцепился в корни, а другой - подхватил своего спутника в тот миг, когда течение уже уносило его. После этого он отдался на волю потока, волны которого бились о своды пещеры.

Так продолжалось около минуты. Шандор чувствовал, что наступает конец. Инстинктивно он удерживал дыхание, чтобы сохранить ту каплю воздуха, которая еще оставалась у него в легких.

Вдруг сквозь толщу воды в его закрытые глаза ударил довольно сильный свет. Это была вспышка молнии, вслед за которой послышался раскат грома.

Наконец-то он увидел свет!

Действительно, вырвавшись из подземного туннеля, Фойба снова текла под открытым небом. Но куда? В какую реку впадала? Или она вливалась в море? Все тот же неразрешимый вопрос, а между тем это был вопрос жизни или смерти.

Дерево снова всплыло на поверхность. Шандор, по-прежнему поддерживавший Батори, с огромным трудом вновь втащил его на ствол и, вскарабкавшись сам, уселся позади него.

Затем он начал осматриваться по сторонам...

Позади виднелась темная громада, постепенно расплывавшаяся во мгле. То была гигантская скала Буко, в которой воды Фойбы пробили себе выход. Приближался рассвет, и на небо ложились легкие блики, словно прозрачная дымка, еле заметная в ясные зимние ночи. Время от времени беловатые молнии освещали далекий горизонт, и слышались долгие, но глухие раскаты грома. Гроза удалялась или постепенно затихала, исчерпав всю свою энергию в молниях.

Шандор озирался вокруг в сильной тревоге. Он увидел, что река несется все с той же быстротой в глубоком скалистом ущелье.

Беглецов попрежнему мчал стремительный поток среди порогов и водоворотов. Но над их головами, наконец, простиралось бездонное небо вместо низких скалистых сводов, где каждый нависший камень грозил размозжить им голову. Однако тут не было отлогих берегов, на которые можно было бы выйти, ни одного мыса, куда можно было бы пристать. Река текла между двумя отвесными стенами. Словом, это был все тот же узкий проход среди отшлифованных волнами скал, только без каменного потолка.

Падение в воду привело в чувство Иштвана Батори. Он нащупал руку Матиаса Шандора, а тот наклонился над ним и воскликнул:

- Мы спасены!

Однако имел ли он право это говорить? Он сказал «спасены», не зная, куда впадает эта река, т по какой местности она течет, ни когда им удастся покинуть обломок дерева! Но он был попрежнему готов бороться и, выпрямившись, три раза повторил звонким голосом:

- Спасены! Спасены! Спасены!

Впрочем, кто мог его услыхать? Никто. Скалистые берега, состоящие из бесплодных каменистых пород и сланцев, не покрытых даже тонким слоем почвы, где мог бы вырасти кустарник, были совсем пустынны» Окрестности реки не могли привлечь ни одного человеческого существа. Здесь Фойба протекала по необитаемым местам, сдавленная крутыми берегами, словно канал, скованный гранитными стенами. В нее не впадал ни один ручеек. Ни одна птица не летала над рекой, даже рыба не водилась в ее стремительных водах. Кое-где из реки торчали высокие утесы, сухие вершины которых говорили о том, что этот бурный поток вызван недавно прошедшими дождями. В обычное время по ложу Фойбы, вероятно, струился лишь небольшой ручеек.

Однако беглецам нечего было бояться, что дерево наскочит на один из этих утесов. Оно само обходило их и проносилось мимо, оставаясь в быстрине потока. Но в то же время они не могли бы и вырваться из этого течения или замедлить скорость плывущего дерева, если бы захотели пристать к берегу, увидав подходящее место.

Так прошло около часа; все это время им не угрожала непосредственная опасность. Последние вспышки молний угасали вдали. Гроза прошла, только изредка доносились глухие раскаты, словно отдаваясь в высоких слоистых облаках, уплывавших к горизонту. День занимался, и омытое ночным ливнем небо постепенно светлело. Было, вероятно, около четырех часов утра.

Иштван Батори полулежал, отдыхая на руках у графа Шандора, который бодрствовал за двоих.

В это время где-то на юго-западе послышался далекий выстрел.

«Что это такое? - подумал Матиас Шандор. - Может быть, этот пушечный выстрел извещает об открытии какого-нибудь порта? В таком случае мы находимся недалеко от морского берега. Что же это за порт? Триест? Нет. Восток вон в той стороне, откуда встает солнце. Может быть, Пола, на южном конце полуострова? Но тогда...»

Тут раздался второй выстрел, и вслед за ним прокатился третий...

«Три пушечных выстрела? - размышлял Шандор. - Пожалуй, это больше похоже на сигнал, запрещающий судам выходить в море. Уж не имеет ли это отношение к нашему побегу?»

Этого можно было опасаться. Наверно, власти приняли все меры, чтобы помешать беглецам скрыться на каком-нибудь судне, стоящем у берега.

- Да поможет нам бог! - пробормотал Шандор. - Он один может нас спасти!

Между тем высокие скалы, окаймлявшие берега Фойбы, понемногу становились все ниже, и ложе ее заметно расширялось. Однако окружающую местность еще нельзя было разглядеть. Река делала крутые повороты, и берега ее закрывали горизонт; поле зрения было ограничено - всего несколько сотен футов. Ориентироваться было попрежнему невозможно.

В расширившемся русле реки, берега которой были все так же пустынны и безмолвны, течение стало значительно спокойней. Несколько деревьев, вырванных в верховьях реки, медленно плыли вниз по течению. Июньское утро было довольно прохладно. Беглецы дрожали в своей промокшей насквозь одежде. Давно пора было найти какое-нибудь убежище и обсушиться на солнце.

Около пяти часов утра последние скалистые уступы исчезли, их сменили ровные плоские берега, и река продолжала свой путь по голой равнине. Теперь берега ее раздвинулись уже на полмили; здесь Фойба впадала в обширный водоем со спокойной водой, что-то вроде лагуны или озера. В глубине, у восточного берега, виднелось несколько рыбачьих лодок: некоторые еще стояли на якоре, другие, подняв паруса, тронулись в путь с первым дуновением утреннего ветерка; все это указывало на то, что лагуна соединяется с морем. Следовательно, море уже недалеко, и до него будет нетрудно добраться. Но было бы неблагоразумно просить пристанища у этих рыбаков. Если они уже прослышали о побеге из тюрьмы, им опасно доверяться: они могут выдать беглецов австрийским жандармам, которые, наверно, уже разыскивают их по всей стране.

Матиас Шандор не знал, на что решиться, как вдруг дерево, на котором он сидел, зацепилось за торчащую из воды корягу у левого берега лагуны. Его корни запутались в камышах, и оно остановилось у самого берега, словно лодка на якоре.

Шандор вышел на сушу, но был очень осторожен. Прежде всего он хотел убедиться, что их никто не заметил.

Но сколько граф ни осматривался кругом, он не увидел на берегу лагуны ни души.

А между тем меньше чем в двухстах шагах на песке лежал человек, который мог ясно видеть беглецов.

Считая себя в полной безопасности, Шандор вернулся к дереву, поднял на руки товарища и перенес его на берег; он не имел ни малейшего представления, в каком месте они находятся и куда им следует направиться.

На самом деле Фойба впадала не в лагуну и не в озеро, а в закрытую бухту. Местные жители называют ее каналом Лема, ибо она сообщается с Адриатическим морем через узкий пролив между городами Орсера и Ровинь, на западном берегу Истрийского полуострова. Но в то время никто не знал, что река, впадающая в этот канал, - Фойба, которая во время паводка проходит сквозь ущелье и пещеру Буко и изливает свои воды в эту бухту.

В нескольких шагах от берега стояла заброшенная охотничья хижина. Отдышавшись, Шандор и Батори вошли в нее, чтобы обсушиться. Там они сняли свою мокрую одежду и развесили ее под лучами горячего солнца. Рыбачьи лодки уплыли из бухты, и, насколько хватало глаз, берега были совершенно пустынны.

Тогда человек, издали наблюдавший эту сцену, встал, подошел к хижине, как будто для того, чтобы хорошенько запомнить ее местоположение, а затем направился к югу и исчез за каменистой грядой.

Три часа спустя Матиас Шандор и его друг вновь натянули на себя одежду, она еще не совсем просохла, но пора было идти.

- Больше нам нельзя здесь оставаться, - сказал Иштван Батори.

- Хватит ли у тебя сил, чтобы двинуться в путь?

- Я ослабел больше всего от голода.

- Попытаемся добраться до побережья. Там мы постараемся раздобыть себе еды и, может быть, нам удастся устроиться на какое-нибудь отплывающее судно! Идем, Иштван!

И они покинули хижину, обессилевшие не столько от усталости, сколько от голода.

Граф Шандор решил идти вдоль южного берега канала Лема, надеясь выйти к морю. Эту пустынную равнину пересекает множество ручейков, бегущих по направлению к лагуне.

Примыкающая к реке низменность, орошенная ручьями, словно сетью каналов, представляет собой болотистую равнину с топкой почвой, по которой очень трудно идти. Поэтому беглецам пришлось обойти ее с юга; им было нетрудно придерживаться нужного направления по восходящему солнцу. В течение двух часов они шли вперед, не повстречав ни одной живой души, но и не утолив терзавшего их голода.

Между тем местность постепенно становилась менее суровой. Впереди показалась дорога, тянувшаяся с востока на запад; беглецы увидели верстовой столб, но он ничего не сказал им о местах, где они брели словно вслепую. На пути им попались тутовые изгороди и сорговое поле, и они смогли если не насытиться, то хотя бы немного обмануть свой голод. Если бы не семена сорго и освежающие тутовые ягоды, у них, вероятно, не хватило бы сил добраться до побережья.

Но если теперь кое-где стали попадаться возделанные поля, свидетельствующие о присутствии человека, то следовало ожидать и встречи с местными жителями.

Так и случилось около полудня.

На дороге показались пять-шесть путников. Матиас Шандор не хотел, чтоб эти люди их увидели. К счастью, шагах в пятидесяти влево от дороги он разглядел полуразвалившуюся ферму, обнесенную оградой. Там и спрятались беглецы, забившись в темный чулан, прежде чем их успели заметить. Если бы какой-нибудь прохожий и остановился у этой фермы, он бы их не заметил, и они решили сидеть тут до темноты.

Путники оказались местными крестьянами и солеварами. Некоторые из них гнали гусей, повидимому на базар в какой-нибудь городок или соседнее селение. Все они были в национальной одежде; и мужчины и женщины, по обычаю истрийских крестьян, носили разные украшения: ожерелья, медали, серьги, кресты и серебряные подвески. Солевары, одетые гораздо проще, с мешком за плечами и палкой в руке, вероятно, направлялись в ближайшие солеварни, а может быть, и на более крупные соляные промыслы в Станьон или Пирано, в западной части провинции.

Некоторые из них, подойдя к заброшенной ферме, останавливались и даже присаживались отдохнуть на крыльцо. Они громко и оживленно разговаривали, но только о своих местных делах.

Беглецы, прижавшись в уголке, внимательно слушали. Быть может, эти люди уже знают о побеге из тюрьмы и заговорят об этом? Быть может, из их разговора граф Шандор и его товарищ поймут, в какую часть Истрии они попали?

Но об этом не было сказано ни слова, и они попрежнему терялись в догадках.

- Если местные жители не говорят о нашем побеге, - заметил Матиас Шандор, - то надо думать, они о нем не слыхали!

- А это доказывает, - добавил Иштван Батори, - что мы довольно далеко от крепости. Впрочем, это меня ничуть не удивляет, ведь поток нес нас под скалами с большой скоростью добрых шесть часов.

- Да, должно быть, так оно и есть.

Однако часа через два несколько солеваров, проходивших мимо фермы, упомянули в разговоре об отряде жандармов, повстречавшихся им у ворот города.

Какого города? Они не назвали.

Это встревожило наших друзей. Если жандармы рыщут вокруг, то весьма возможно, их послали на розыски беглецов.

- А между тем мы сбежали при таких обстоятельствах, что нас должны бы считать погибшими и прекратить поиски...

- Они поверят, что мы погибли лишь тогда, когда найдут наши трупы! - ответил Матиас Шандор.

Как бы то ни было, беглецы опасались, что полиция поставлена на ноги и разыскивает их. Поэтому они решили прятаться на ферме до ночи. Их мучил голод, но они не осмелились покинуть свое убежище и хорошо сделали.

Около пяти часов вечера на дороге послышался стук копыт - приближался небольшой конный отряд.

Граф Шандор осторожно подполз к двери, но тотчас же вернулся и увлек своего друга в самый темный угол чулана. Там они зарылись в кучу хвороста и замерли, не шевелясь.

Шесть-семь жандармов под командой бригадира ехали по дороге, направляясь на восток. «Остановятся ли они у фермы?» - с тревогой думал Шандор. Если жандармы вздумают обыскать дом, они несомненно обнаружат спрятавшихся беглецов.

В самом деле, бригадир велел своим людям остановиться. Двое жандармов и бригадир спешились, другие остались в седлах.

Бригадир приказал им обыскать местность вокруг Лемского канала и затем возвращаться на ферму. Он будет ждать их до семи часов вечера.

Четверо жандармов тотчас ускакали. Оставшиеся привязали лошадей к сломанной изгороди, окружавшей ферму, и, усевшись перед домом, принялись болтать. Притаившиеся в чулане беглецы слышали каждое слово.

- Вечером мы вернемся в город и узнаем, куда нас пошлют ночью, - ответил бригадир на вопрос одного из жандармов. - Быть может, из Триеста получены по телеграфу новые указания.

Значит, этот город не Триест, отметил про себя Шандор.

- Вот мы охотимся за ними здесь, - сказал второй жандарм, - а что, если они пошли другой дорогой и вышли к каналу Кварнеро?

- Очень может быть, - ответил первый жандарм, - они, верно, думают, что там им будет легче скрыться.

- Куда бы они ни двинулись, - возразил бригадир, - их все равно поймают, ведь сейчас обшаривают все побережье провинции из конца в конец!

Граф Шандор отметил новую подробность: значит, они находятся на западном побережье Истрии, то есть у Адриатического моря, а не на берегу узкого залива, в глубине которого расположен Фиуме.

- Наверно, их будут искать и на соляных промыслах в Пирано и Капо д’Истрии, - продолжал бригадир, - там легче спрятаться, а потом они могут захватить лодку, переплыть Адриатическое море и скрыться в Римини или в Венеции.

- Эх, сидели бы уж они лучше у себя в камере да ждали своей участи! - заметил глубокомысленно один из жандармов.

- Да, - добавил второй. - Рано или поздно их все равно поймают, а может, и выудят из Буко! Тогда всему делу конец, и нам уж не придется больше мыкаться по дорогам, а каково это в такую жару!

- Кто знает, может с ними уже давно покончено? - заметил бригадир. - Фойба небось сама свершила казнь, подумать только - удрать из Пизинской башни и угодить в Фойбу в самое половодье! Хуже не придумаешь!

Фойба! Так вот как называлась река, в которую попали граф Шандор и его друг! Пизинская крепость - вот куда привезли их после ареста, где их заперли, судили, приговорили к смерти! Вот где их должны были казнить! Вот из какой башни они бежали! Граф Шандор хорошо знал город Пизино. Наконец-то у него открылись глаза - ему не придется больше бродить наудачу по Истрийскому полуострову. Теперь он знает, куда им бежать!

На этом разговор жандармов окончился. Но беглецы успели узнать все, что им было нужно, кроме, пожалуй, названия ближайшего города у канала Лема на Адриатическом побережье.

Между тем бригадир встал и принялся шагать взад-вперед у ограды фермы, поглядывая, не возвращаются ли его люди. Два-три раза он заходил в полуразрушенный дом и обошел его комнаты, скорей по привычке, чем питая какие-нибудь подозрения. Он заглянул и в чулан, где несомненно заметил бы беглецов, не будь там так темно. Он даже потыкал концом своей сабли в кучу хвороста, но, к счастью, не задел съежившихся беглецов. Трудно описать, что пережили за эти минуты Матиас Шандор и Иштван Батори. Однако они решили дорого продать свою жизнь, если их обнаружат. Броситься на бригадира и обезоружить, захватив его врасплох, напасть на жандармов и либо убить их, либо погибнуть самим - таков был их план.

В эту минуту бригадира позвали с дороги, и он вышел из чулана, не заметив там ничего подозрительного. Четверо жандармов, отправленных на поиски, вернулись на ферму. Хотя они добросовестно объездили всю равнину между дорогой, морским побережьем и Лемским каналом, однако не нашли и следа беглецов. Но они вернулись не одни. С ними пришел какой-то человек.

То был испанец, работавший на соседней солеварне. Он возвращался в город, когда встретился с жандармами. Так: как он сказал им, что каждый день ходит из города в Солеварню и обратно, они решили свести его к бригадиру, чтобы тот его допросил. А он не отказался следовать за ними.

Увидев испанца, бригадир спросил, не видел ли он среди рабочих солеварни двух чужестранцев.

- Нет, бригадир, - ответил человек. - Но нынче рано поутру, через час после того, как я вышел из города, я заметил двух человек, которые вышли на берег в самых верховьях Лемского канала.

- Двух человек, говоришь?

- Да. Но в наших местах думали, что преступников уже казнили нынче утром в Пизинской башне; весть о побеге к нам еще не дошла, вот я и не обратил внимания на этих людей. Теперь, когда я знаю, в чем дело, я бы не удивился, если б это они самые и оказались.

Сидя в темном чулане, Шандор и Батори слушали, затаив дыхание, этот разговор, от которого, быть может, зависела их судьба. Итак, в ту минуту, когда они выходили на берег канала, их кто-то заметил.

- Как тебя зовут? - спросил бригадир.

- Карпена, я работаю в здешней солеварне.

- А ты узнал бы людей, которых видел сегодня утром на берегу Лемского канала?

- Да. Может быть...

- Так вот, отправляйся в город, сообщи все это полиции и предложи ей свои услуги.

- Как прикажете.

- Знаешь ли ты, что тот, кто разыщет беглецов, получит в награду пять тысяч флоринов?

- Пять тысяч флоринов!

- А тот, кто даст им приют, угодит на каторгу!

- Первый раз слышу!

- Ну, ступай! - сказал бригадир.

Выслушав сообщение испанца, жандармы заторопились. Бригадир приказал им тотчас садиться в седло, и хотя уже темнело, они отправились еще раз обшарить берега Лемского канала. Карпена же быстро зашагал по направлению к городу, думая о том, что, если ему посчастливится изловить беглецов, он получит кругленькую сумму, которая будет выплачена из средств графа Шандора.

После отъезда жандармов Матиас Шандор и Иштван Батори некоторое время сидели притаившись, не решаясь выйти из темного чулана, служившее им убежищем. Они думали о том, что теперь, когда жандармы напали на след, когда их видели и могли опознать, им слишком опасно оставаться в Истрийской провинции. Необходимо как можно скорей покинуть эту страну и либо отправиться в Италию, переплыв Адриатическое море, либо пересечь Далмацию, пройти военные заставы и перебраться через австрийскую границу.

Первый путь, казалось, был надежнее, только бы им удалось раздобыть лодку или убедить какого-нибудь рыбака перевести их на итальянский берег. На этом они и порешили.

Вот почему около половины девятого, когда окончательно стемнело, Матиас Шандор и его спутник, покинув заброшенную ферму, двинулись на запад, к побережью Адриатического моря. Однако им пришлось идти по дороге, чтоб не завязнуть в Лемских болотах.

Но, быть может, эта неизвестная дорога связывала город с Триестом, сердцем Истрии? Идти по ней - не значило ли двигаться навстречу самой большой опасности? Да, конечно! Но другого выхода не было.

Около половины десятого на расстоянии четверти мили впереди показались смутные очертания города, но его было трудно узнать в темноте.

Дома громоздились уступами на скалистом массиве, возвышавшемся над морем, а внизу виднелась глубокая бухта, служившая гаванью. Над городом поднималась высокая колокольня, в темноте похожая на громадное копье.

Матиас Шандор твердо решил не входить в этот город, где двух иностранцев могли скоро заметить, и, если возможно, обогнуть его стены и выйти прямо к морю.

Но возле города ничего не подозревавших беглецов заметил человек, видевший их на берегу Лемского канала, тот самый Карпена, чье сообщение бригадиру жандармов они недавно слышали; он издали последовал за ними. Соблазнившись богатой наградой, испанец решил понаблюдать за дорогой, и, к несчастью для наших друзей, ему удалось снова напасть на их след.

В это время из городских ворот выехал небольшой полицейский отряд и чуть не перерезал им дорогу. Они бросились в сторону и поспешно направились к морскому побережью вдоль городской стены.

Впереди они заметили скромный рыбацкий домик, его окошки были освещены, а дверь полуоткрыта. Если Матиас Шандор и Иштван Батори не найдут здесь убежища, если их откажутся впустить - они пропали! Искать тут приюта - значило рисковать головой, но у них не было выбора.

Друзья подбежали к домику и остановились у входа.

Какой-то человек чинил сети при свете судовой лампы.

- Друг мой, - спросил граф Шандор, - не скажете ли вы, что это за город?

- Ровинь.

- А кто хозяин этого дома?

- Рыбак Андреа Феррато.

- Не согласится ли Андреа Феррато приютить нас на эту ночь?

Андреа Феррато оглядел незнакомцев, подошел к двери и заметил полицейский отряд, выезжающий из-за угла городской стены. Без сомнения, он сразу догадался, что за люди пришли просить у него приюта, и понял, что еще минута - и они пропали...

- Входите, - сказал он.

Однако беглецы не спешили переступить его порог.

- Друг мой, - сказал граф Шандор, - тот, кто выдаст узников, бежавших из Пизинской башни, получит в награду пять тысяч флоринов!

- Знаю.

- А тот, кто их укроет, пойдет на каторгу!

- Знаю.

- Вы можете нас выдать, если хотите...

- Я уже сказал вам - входите, да поживей! - ответил рыбак.

И Андреа Феррато запер дверь в ту минуту, когда отряд жандармов подъезжал к его дому.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ В доме рыбака Феррато

Андреа Феррато был корсиканец, уроженец маленького портового городка Санта-Манца в округе Сартен, на восточном побережье острова, недалеко от его южного мыса. Кроме Санта-Манца, Бастии и Порто-Веккьо, на этом берегу Корсики нет других портов. Это побережье, некогда причудливо изрезанное, теперь имеет однообразные очертания, - в течение тысячелетий море постепенно размыло его мысы, заполнило наносами заливы, сгладило выступы, уничтожило бухты.

Здесь, в узком проливе между Корсикой и Италией, а иногда среди скал пролива Бонифачо и у берегов Сардинии, рыбачил Андреа Феррато.

Лет двадцать тому назад он женился на молодой девушке из тех же мест. Спустя два года у них родилась дочь, которую назвали Марией. Ремесло рыбака не из легких, особенно когда приходится заниматься еще и ловлей кораллов, которые образуют подводные рифы в самых опасных местах пролива. Но Андреа Феррато был человек смелый, сильный, не знающий усталости, он так же ловко управлялся с сетями, как и с драгой. Дела его шли неплохо. Жена Феррато, деятельная и толковая женщина, очень умело вела хозяйство в их маленьком домике в Санта-Манца. И муж и жена умели читать, писать и считать, - словом, были людьми сравнительно образованными, особенно если вспомнить, что, по данным статистики, из 260 тысяч человек, населяющих Корсику, 150 тысяч и по сей день неграмотны.

Может быть, именно благодаря своей образованности Андреа Феррато - итальянец по происхождению, как и большинство корсиканцев, - скорее походил на француза и образом мыслей, и чувствами, и симпатиями. А в те времена этого было достаточно, чтобы в округе к нему относились с неприязнью.

Население этого глухого южного района, удаленного от крупных городов Бастии и Аяччо и от административных центров острова, в глубине души оставалось враждебным ко всему не итальянскому. Такое положение вещей достойно сожаления, однако можно надеяться, что с распространением просвещения оно постепенно изменится.

Как уже было сказано, семья Феррато вызывала к себе глухую неприязнь окружающих. Но на Корсике от недружелюбия до ненависти один шаг, а от ненависти до насилия и того меньше. Вскоре эти отношения обострились до крайности. Однажды Андреа, выведенный из себя угрозами грубого соседа, к слову сказать, изрядного негодяя, в порыве гнева совершил убийство и должен был бежать.

Андреа Феррато был не таким человеком, чтобы скрываться в маки и вести непрерывную войну как с полицией, так и с родными и друзьями убитого, войну, где одно убийство влечет за собой другое, - ведь в конце концов месть неминуемо настигла бы и членов его семьи. Он решил покинуть Корсику. Ему удалось незаметно бежать из поселка и перебраться на побережье Сардинии. Жена его продала их маленький участок, уступила за небольшие деньги домик в Санта-Манца, распродала все имущество, лодку, рыболовные снасти и вместе с дочкой отправилась к мужу. Феррато навсегда отказался от мысли вернуться на родину.

К тому же это убийство, хотя и совершенное для самозащиты, лежало тяжким бременем на его совести. Немного суеверный, как и все его соотечественники, рыбак горячо хотел искупить свой грех. Он говорил себе, что эта смерть простится ему, если он, рискуя собственной жизнью, спасет другого человека. И он твердо решил поступить так при первой возможности.

Покинув Корсику, Феррато недолго оставался в Сардинии, где его легко могли обнаружить. Человек энергичный и смелый, он боялся не за себя, а за свою семью, которая могла стать жертвой кровной мести. Поэтому, как только ему представился случай уехать, не вызывая подозрений, он отправился в Италию. Некоторое время он жил в Анконе, а потом перебрался на противоположный берег Адриатического моря, в Истрию. Там он и поселился.

Вот почему корсиканец Андреа Феррато оказался в маленьком порту Ровинь. Он жил там уже семнадцать лет, занимаясь, как и на Корсике, ловлей рыбы, и вернул семье прежний достаток. Спустя девять лет после приезда в Ровинь у него родился сын, Луиджи. Рождение этого мальчика стоило жизни его матери.

Овдовев, Феррато жил исключительно для своих детей. Мария, - ей к этому времени исполнилось восемнадцать лет, - заменяла мать брату, которому шел восьмой год. И если бы не тоска по верной подруге жизни, Андреа был бы вполне счастлив тем счастьем, которое дает труд и сознание исполненного долга. В округе все любили его, ибо он каждому готов был помочь и дать добрый совет. Он заслуженно пользовался славой хорошего рыбака, искусного в своем ремесле.

Здесь среди скал у берегов Истрии ему не приходилось жалеть об уловах в заливе Санта-Манца или в проливе Бонифачо. К тому же, прекрасно изучив море у этих берегов, где говорили на том же языке, что и на Корсике, он нередко в качестве лоцмана водил суда вдоль побережья от Полы до Триеста. Это давало ему дополнительный заработок, помимо того, что он выручал от уловов в здешних богатых рыбой местах. Словом, жилось ему неплохо; не забывал он и о бедняках. Они знали, что в его доме им никогда не откажут в куске хлеба, и Мария вместе с отцом всегда старалась каждому помочь.

Но рыбак из Санта-Манца помнил клятву, которую он себе дал - жизнь за жизнь! Он убил человека и должен спасти человека.

Вот почему, когда два беглеца подошли к двери его дома, он, угадав, кто они, и зная, что ему грозит, без всякого колебания сказал им: «Войдите!» - а про себя добавил: «И да хранит господь всех нас!»

В эту минуту полицейский отряд проскакал мимо дома Феррато. Теперь граф Шандор и Иштван Батори, укрывшись в доме корсиканского рыбака, могли считать себя в относительной безопасности хотя бы на эту ночь.

Дом Андреа Феррато стоял не в самом, городе, & шагах в пятистах от его стен, ближе к гавани, на скалистом массиве над отмелью. Перед ним, менее чем в кабельтове, море, пенясь, разбивалось о береговые рифы, сливаясь вдали с линией горизонта. На юго-западе выступал, закругляясь, высокий мыс, защищавший маленькую Ровиньскую бухту.

Небольшой одноэтажный домик Андреа Феррато состоял из четырех комнат; две выходили окнами на улицу, две другие - на противоположную сторону. К дому примыкала дощатая пристройка, куда складывали рыболовные снасти. Андреа рыбачил на парусной лодке «баланселе» длиной в тридцать футов, с квадратной кормой и оснащенной длинной реей с треугольным парусом; такое судно очень удобно для ловли рыбы тралом. Когда рыбак не был в море, лодка стояла на якоре, под защитой скал, а маленький ялик, в котором Феррато добирался до нее, лежал на песчаной отмели. Позади дома был небольшой участок, обнесенный оградой, где среди шелковиц, оливковых деревьев и виноградных лоз росли на грядках овощи. По другую сторону ограды протекал ручей шириной в пять-шесть футов, отделявший участок рыбака от невозделанной земли.

Таков был скромный, но гостеприимный дом, куда провидение привело беглецов, таков был его хозяин, рисковавший жизнью, чтобы их спасти.

Как только рыбак затворил дверь, граф Шандор и Иштван Батори внимательно оглядели помещение, в котором очутились. Это была самая большая комната в доме, очень опрятная и даже убранная со вкусом - всюду видна была рука заботливой хозяйки.

- Прежде всего вам надо перекусить, - сказал Феррато.

- Да, мы ничего не ели со вчерашнего дня и умираем с голода!

- Слышишь, Мария? - сказал рыбак.

В одно мгновение на столе появились небольшой кусок свинины, рыба, хлеб, фляга с местным вином, изюм, два стакана, две тарелки и чистая салфетка. Комната освещалась трехфитильной лампой, горевшей на масле, по-здешнему - «вельоне». Граф Шандор и Иштван Батори сели за стол, они падали с ног от голода.

- А что же вы сами? - спросил граф.

- Мы уже отужинали, - ответил Феррато.

Изголодавшиеся беглецы с жадностью набросились на еду, предложенную им так просто и с таким радушием. Но в то же время они внимательно разглядывали рыбака, его сына и дочь, которые уселись в углу и молча смотрели на них.

Андреа Феррато исполнилось в то время сорок два года. Его загорелое лицо, с выразительными чертами и живыми черными глазами, казалось строгим и немного печальным. Одет он был как все рыбаки Адриатического побережья, а под платьем его угадывалось сильное мускулистое тело.

Мария, фигурой и лицом напоминавшая покойную мать, была высокая, стройная девушка, скорее красивая, чем хорошенькая. Жгучие черные глаза, темные волосы, смуглый румянец - все говорило, что в ее жилах течет горячая корсиканская кровь. Многочисленные обязанности и заботы, с детства лежавшие на ней, сделали ее серьезной не по летам. Движения ее были спокойны и неторопливы, но в этой тихой и сдержанной девушке чувствовалась скрытая энергия, которая всегда приходила ей на помощь в трудные минуты жизни и могла поддержать ее в любых испытаниях. К ней уже сватался не один молодой рыбак с побережья, но она и слышать не хотела о замужестве. Разве ее жизнь не принадлежала целиком отцу и младшему братишке, которого она нежно любила, - ведь она заменяла ему мать!

Луиджи был мальчик смелый, решительный и трудолюбивый, он уже успел привыкнуть к суровой жизни рыбака: отец брал его с собой в море в дождь, в ветер и непогоду, и мальчик держался молодцом. Он обещал со временем стать крепким, статным парнем, отважным моряком, настоящим морским волком, которому нипочем любая опасность. Отца он любил, в сестре же души не чаял.

Граф Шандор внимательно изучал лицо рыбака и его детей, которых связывала такая трогательная любовь. Хорошие, простые люди, на них вполне можно положиться, в этом граф не сомневался.

Когда все было съедено, Андреа Феррато встал и подошел к графу Шандору.

- А теперь вам надо выспаться, господа, - просто сказал он. - Никто не знает, что вы здесь. Завтра мы решим, что делать дальше.

- Нет, Феррато! - возразил граф. - Мы подкрепились и восстановили силы. Мы должны сейчас же уйти. Наше присутствие слишком опасно для вас и вашей семьи.

- Да, надо уходить, - сказал Иштван Батори. - Господь наградит вас за все, что вы сделали для нас.

- Ложитесь спать, - повторил рыбак, - это самое разумное, что вы можете сделать. Нынешней ночью берег будут строго охранять. На всем побережье судам запрещено выходить из портов, - сегодня предпринять ничего нельзя. Оставайтесь у меня.

- Хорошо, если вы так хотите, - проговорил граф.

- Да, я так хочу.

- Еще один вопрос - когда здесь узнали о нашем побеге?

- Сегодня утром. Рассказывают, что в башне Пизино вас было четверо. Вы двое бежали. Третьего, говорят, скоро выпустят...

- Это Саркани! - вырвалось у Матиаса Шандора, но он тотчас же подавил вспышку гнева, вызванную ненавистным именем.

- Ну, а четвертый? - спросил Иштван Батори, боясь услышать ответ.

- Четвертый еще жив, - ответил рыбак. - Казнь отложили.

- Он жив! - воскликнул Батори.

- Не иначе, как нам хотят доставить удовольствие умереть всем вместе и ждут, пока нас поймают, - иронически заметил граф.

- Проводи гостей в заднюю комнату, Мария, - сказал Феррато. - Да смотри, не зажигай огня. Не надо, чтобы в окне видели свет сегодня вечером. Потом можешь лечь. Мы с Луиджи будем сторожить.

- Хорошо, отец, - откликнулся мальчик.

- Пожалуйте сюда, господа, - сказала Мария.

Крепко пожав руку рыбаку, граф Шандор и его товарищ прошли в заднюю комнату, где для них уже были приготовлены два толстых тюфяка, набитых маисовой соломой. Наконец-то они могли хоть немного отдохнуть после всего, что им пришлось пережить.

Тем временем Андреа Феррато и Луиджи вышли из дома посмотреть, не бродит ли кто-нибудь поблизости на отмели или за ручьем. Никого. Беглецы могли спокойно спать до восхода солнца.

Ночь прошла без всяких происшествий. Рыбак несколько раз выходил из дома, но не заметил ничего подозрительного.

Рано утром, 18 июня, когда его гости еще спали, Андреа Феррато отправился на разведку. Он дошел до центра города, обойдя все причалы. Там и тут стояли небольшие группы людей, оживленно обсуждая последние новости. Накануне по городу были расклеены объявления, извещавшие о побеге заключенных, о вознаграждении, обещанном за их поимку, и о наказании, ожидавшем того, кто поможет им скрыться. Все говорили только об этом. Рассказывали всевозможные новости, передавали довольно туманные слухи. Однако было ясно, что графа Шандора и Батори не видели в окрестностях города, и никто не подозревает, что они находятся в этой провинции. Но к десяти часам утра, когда отряд жандармов с бригадиром во главе вернулся в Ровинь после ночного дозора, распространился слух, что сутки назад на берегу канала Лема видели каких-то двух неизвестных. Жандармы обшарили всю местность до самого моря, но безрезультатно. Беглецы бесследно исчезли. Неужели им удалось добраться до побережья, достать лодку и бежать в другую часть Истрии или даже перейти австрийскую границу? Многие считали, что это возможно.

- Ну и слава богу! - раздавалось в толпе. - Пусть лучше пять тысяч флоринов останутся в казне.

- И пусть они пойдут на что-нибудь другое, только не на плату за подлый донос!

- Хоть бы им удалось спастись!

- Не сомневайтесь, дело сделано! Они уже в безопасности, на итальянском берегу!

Все эти разговоры крестьян, рабочих и буржуа, толпившихся перед объявлениями, показывали, что симпатии населения, которое в этой части Истрии состоит из итальянцев и славян, на стороне осужденных. Австрийские власти понимали, что среди этих людей вряд ли найдется доносчик, поэтому сами принимали все меры, чтобы разыскать беглецов. Со вчерашнего утра вся полиция, все отряды жандармов были подняты на ноги; депеши так и летали взад и вперед между Ровинем, Пизино и Триестом.

Около одиннадцати часов утра Андреа Феррато вернулся домой; он принес неплохие известия. Граф Шандор и Батори в той же комнате, где они провели ночь, заканчивали завтрак, поданный им Марией. Несколько часов сна, сытная еда и заботливый уход совершенно восстановили их силы.

- Какие новости, мой друг? - спросил граф Шандор рыбака, как только тот вошел в комнату.

- Думаю, что пока вам нечего опасаться.

- Что говорят в городе? - спросил Батори.

- Рассказывают, что вчера утром видели, как двое неизвестных высадились на берегу канала Лема... Если речь идет о вас...

- Да, это были мы. Какой-то человек, солевар, живущий по соседству, видел нас и донес жандармам.

И они рассказали рыбаку о том, что произошло возле заброшенной фермы, когда они сидели, притаившись в чулане.

- Каков из себя этот человек? Тот, который донес? Вы его видели? - допытывался Феррато.

- Нет, мы только слышали его голос.

- Вот это досадно! Ну, ничего. Самое главное - они потеряли ваш след. Но, впрочем, если даже кто-нибудь и заподозрит, что вы скрываетесь у меня в доме, никто из здешних жителей не донесет на вас. В Ровине все хотят, чтобы вы спаслись.

- Это меня не удивляет, - ответил граф. - Здесь у вас хороший, честный народ. Зато австрийские власти сделают все, чтобы вновь схватить нас.

- Вас должно успокоить одно - почти все считают, что вы уже успели перебраться на другой берег моря, в Италию.

- Господи, сделай, чтобы так и было! - прошептала Мария, сложив ладони как для молитвы.

- Так и будет, мое дорогое дитя, - проговорил граф, и в его голосе звучала глубокая вера. - Так и будет, с божьей помощью!

- И с моей тоже, господин граф, - сказал Феррато. - А пока я пойду и займусь своими обычными делами. Нас с Луиджи привыкли видеть на берегу за починкой сетей или за уборкой судна, и сегодня все должно идти, как всегда. К тому же надо взглянуть на небо, - очень многое зависит от погоды. Вы же ни в коем случае не выходите из этой комнаты. Пожалуй, чтобы не вызывать подозрений, можно открыть окно, - вот это, оно выходит на огород. Но сами вы не показывайтесь и держитесь в глубине комнаты. Я вернусь часа через два.

И Андреа с Луиджи ушли на берег, а Мария принялась хозяйничать около дома, стараясь не отходить далеко от двери.

На отмели было несколько рыбаков. Андреа решил перекинуться с ними двумя-тремя словами, прежде чем начать расстилать на песке свои сети.

- Восточный ветер крепчает... - заметил один из рыбаков.

- Да, он здорово очистил небо после вчерашней грозы, - сказал Андреа.

- Но к вечеру бриз, глядишь, посвежеет, а если еще поднимется бора, - жди шторма, - заметил другой рыбак.

- Ничего! Ветер дует с суши, а среди скал море не бывает сердитым.

- Посмотрим еще, что будет к вечеру.

- Ты нынче выйдешь в море на ночь, Андреа?

- Да, если только погода не подведет.

- А как же запрещение?

- Запрещение относится только к большим судам, а не к рыбачьим лодкам, мы ведь не уходим далеко от побережья.

- Вот и хорошо! С юга идут стаи тунца, надо бы поскорей расставить сети.

- Это еще успеется.

- Как сказать!

- Говорю тебе, время еще терпит. Если я выйду в ночь, то отправлюсь за бонитами в сторону Орсера или Паренцо.

- Ну, как знаешь. Мы все будем ставить сети у подножья скал.

- Дело ваше.

Андреа и Луиджи притащили из пристройки сети и расстелили их на берегу, чтобы просушить на солнце. Часа через два рыбак ушел с отмели, велев сыну приготовить багры, которыми оглушают бониты - рыбу с мясом темнокрасного цвета, из породы тунцов.

Вернувшись домой, Андреа постоял некоторое время на пороге и, выкурив трубку, прошел в комнату, где находились граф Шандор и Батори.

Мария попрежнему возилась перед домом.

- Господин граф, - сказал рыбак, - ветер дует с суши, и я не думаю, что ночью разыграется буря. Вам лучше всего будет отправиться со мной на моей лодке, тогда никто не узнает о вашем бегстве. Если вы согласны, мы отправимся сегодня около десяти вечера. К этому времени вы проберетесь на отмель, по тропинке между скалами, и вас никто не увидит. На моем ялике вы подъедете к «баланселе», и мы тотчас же выйдем в море. Это не вызовет подозрений, потому что все знают, что нынче в ночь я собирался выйти на лов. Если ветер усилится, мы пойдем вдоль берега, и я высажу вас за бухтой Катаро, по ту сторону границы.

- А если не будет сильного ветра? - спросил граф. - Что вы думаете делать?

- Тогда мы выйдем в открытое море, пересечем его, и я высажу вас около Римини или в устье По.

- И ваша лодка выдержит такое путешествие? - спросил Батори.

- Судно у меня хорошее, полупалубное. Оно не подведет. Нам с Луиджи случалось выходить на нем во всякую погоду. Да и дело такое, что без риска нельзя...

- Мы-то готовы на все. Ведь от этого зависит наша жизнь. Но вы, мой друг, не должны рисковать ради нас.

- Это уж мое дело, господин граф, к тому же я только исполняю свой долг.

- Ваш долг?

- Да!

И рыбак рассказал им, как из-за несчастного случая он вынужден был покинуть Санта-Манца и Корсику. Теперь же ему представилась возможность искупить добрым делом причиненное им зло.

- Вы честный и мужественный человек! - воскликнул граф, взволнованный его рассказом. - Но пойдем ли мы к бухте Катаро или к итальянскому берегу, в любом случае вам придется надолго уехать из дома, и это может вызвать подозрения здесь, в Ровине. Нас-то вы доставите в безопасное место, но как бы вас не арестовали по возвращении.

- Об этом не беспокойтесь, господин граф. Во время больших уловов мне случается не возвращаться по пяти, а то и по шести суток кряду. Я вам сказал, это уж мое дело. Мы правильно решили - так мы и сделаем!

Продолжать спор было бесполезно. План рыбака казался хорошо продуманным и легко осуществимым, конечно, если, как он надеялся, не испортится погода. Опасен был только самый момент посадки. Но к десяти часам уже совсем стемнеет, ночи сейчас безлунные, и, по всей вероятности, к вечеру опустится густой туман, который обычно не распространяется на море, а задерживается на берегу. В этот час редко кого можно встретить на пустынной отмели, разве случайно пройдет какой-нибудь стражник в поисках контрабандистов. Что же до соседних рыбаков, то Андреа знал, что все они сегодня уйдут в море ставить сети среди скал в двух-трех милях ниже Ровиня. Если они и заметят баркас, что мало вероятно, он уже будет далеко в море с двумя беглецами, спрятанными под палубой.

- Сколько миль по прямой от Ровиня до ближайшей точки на итальянском побережье? - спросил Батори.

- Около пятидесяти.

- Сколько же нам потребуется времени, чтобы добраться туда?

- При таком попутном ветре, как сегодня, часов двенадцать. Да, вот что - у вас нет денег, а они вам необходимы. Наденьте этот пояс, в нем зашито триста флоринов.

- Но, друг мой... - попытался было возразить граф.

- Вы их вернете мне потом, когда будете в безопасности. Ну, а теперь ждите меня!

Договорившись обо всем, Андреа вышел из комнаты и принялся за свои обычные дела, работал то на отмели, то возле дома. Луиджи незаметно доставил на судно запас провизии на несколько дней, завернув ее в запасный парус, чтобы не обратить на себя внимание. Казалось, ничто не могло возбудить подозрений, которые помешали бы осуществить план рыбака. Из предосторожности Андреа решил до вечера не заходить к своим гостям. Шандор и Батори притаились в глубине комнаты, окна которой оставались открытыми целый день. Рыбак обещал предупредить их, когда придет время идти на берег.

Несколько раз в течение дня к нему заходили соседи потолковать о рыбной ловле и о стаях тунца, появившихся у берегов Истрии. Андреа принимал их в большой комнате и подносил, по местному обычаю, стаканчик вина.

Так прошла большая часть дня. Соседи приходили, уходили, судачили о разных делах. Несколько раз заходил разговор о побеге заключенных. Рассказывали даже, будто их уже поймали недалеко от канала Кварнеро, в восточной части Истрии, однако этот слух вскоре был опровергнут. Итак, пока все шло хорошо.

Без сомнения, за побережьем внимательно наблюдали и пограничная стража, и полиция, и жандармы. Однако с наступлением темноты нетрудно будет обмануть бдительность дозоров. Запрещение выходить в море относилось, как уже было сказано, только к кораблям дальнего плавания и каботажным судам, приходившим из Средиземного моря, но не к рыбачьим лодкам с побережья, поэтому снаряжение баркаса к отплытию не должно было вызвать никаких подозрений.

Андреа Феррато принял все это во внимание, но одного посещения он, конечно, не мог предвидеть. Сначала этот визит лишь удивил, но не встревожил рыбака, и только после ухода незваного гостя он понял, какая опасность нависла над ними.

Наступил вечер. Пробило восемь часов, и Мария уже накрыла к ужину на стол в большой комнате, когда кто-то два раза постучал в дверь. Андреа тотчас же отворил и с изумлением увидел испанца Карпену.

Этот Карпена был родом из Аммаяте, местечка в провинции Малага. Ему пришлось бежать оттуда, как в свое время Андреа с Корсики, но, вероятно, вследствие каких-то темных дел, и он поселился в Истрии. Здесь Карпена устроился на соляных промыслах на западном побережье и занимался перевозкой соли в глубь материка. Это очень тяжелый, неблагодарный труд, которым можно едва заработать на жизнь.

Карпена был здоровенный детина лет двадцати пяти, невысокого роста, но широкий в плечах, с большой головой и жесткими курчавыми черными волосами» Грубыми чертами лица он походил на бульдога, такое выражение как у человека, так и у собаки равно не вызывает доверия.

Его не любили за нелюдимость, за злобный, мстительный и завистливый нрав. Никто как следует не знал, почему он покинул родину. Дурной славе его немало способствовали частые ссоры с другими рабочими на промыслах. Задев кого-нибудь, он тут же переходил к угрозам, и дело обычно кончалось дракой. Вообще от него старались держаться подальше.

Сам Карпена, напротив, был о себе очень высокого мнения, вот почему он стремился, - с какой целью, будет видно далее, - сблизиться с Феррато. Однако рыбак с самого начала отнесся к нему с неприязнью. Почему - мы узнаем из последующего разговора, в котором испанец обнаружит свои намерения.

Карпена хотел было пройти прямо в комнату, но рыбак остановил его вопросом:

- Что вам здесь нужно?

- Да вот, шел мимо, вижу в окне свет, - дай, думаю, зайду.

- Зачем?

- Да просто в гости.

- А мне не нравится, когда вы приходите ко мне в гости, и вы сами это знаете!

- Знаю, но сегодня, я думаю, вы заговорите по-другому.

Андреа не понял и не мог угадать, что значили эти загадочные слова; и все же он невольно вздрогнул, и это не ускользнуло от Карпены.

Испанец вошел и плотно притворил дверь.

- Нам надо поговорить.

- Не о чем нам разговаривать!

- Нам надо поговорить, - повторил испанец, понижая голос, - поговорить с глазу на глаз.

- Ну ладно, пройдите сюда, - и рыбак, у которого в этот день были особые причины пускать к себе всех и каждого, провел его в соседнюю комнату.

Это была спальня рыбака. Лишь тонкая перегородка отделяла ее от той комнаты, где притаились беглецы. Окна спальни выходили на улицу, окна второй комнаты - на огород.

- Ну, в чем дело? - спросил рыбак.

- Сосед, я еще раз прошу вас, будьте мне другом.

- Зачем вам моя дружба?

- Вы же знаете: из-за вашей дочери.

- Хватит об этом!

- Выслушайте меня. Я давно люблю Марию и хочу жениться на ней.

Вот чего добивался Карпена. Он уже несколько месяцев надоедал Марии своими ухаживаниями. Разумеется, его побуждала не столько любовь, сколько корысть. По сравнению с другими рыбаками Феррато жил в достатке, испанцу же, у которого не было ни гроша за душой, он казался богачом. Вполне понятно, что Карпена задумал стать его зятем. Но также понятно, что Андреа и слышать не хотел об этом: испанец ему очень не нравился.

- Карпена, - ответил Феррато холодно, - вы уже говорили с моей дочерью. И она сказала вам - нет! Вы говорили и со мной, я тоже сказал вам - нет! Сейчас, когда вы опять заговорили об этом, в последний раз говорю вам - нет и нет!

Лицо испанца исказилось от бешенства; он оскалил зубы и с ненавистью взглянул на рыбака. Но в комнате было темно, и Андреа не мог видеть этой злобной гримасы.

- Это ваше последнее слово?

- Да, если вы не придете опять. Если же вы снова заведете этот разговор, то получите тот же ответ.

- Я приду опять, потому что я уверен - Мария сама пошлет меня к вам.

- Кто? Мария? Будто вы не знаете, как она к вам относится!

- А что, если ее чувства изменятся после того, как я с ней поговорю?

- Вы?! Поговорите с ней?

- Да, Феррато, мне надо ей кое-что сказать.

- Когда же?

- Сейчас! Сию же минуту! Слышите? Мне необходимо с ней поговорить!

- Вам не о чем разговаривать с ней! Я отказываю вам от ее имени!

- Ах, вот как! - крикнул Карпена. - Вы еще пожалеете об этом!

- Ты мне угрожаешь?

- Да! Берегись, я тебе отомщу!

- Ну, что же, мсти, если можешь и если посмеешь! Я не боюсь твоих угроз, ты сам знаешь. А сейчас убирайся! Не то я вышвырну тебя вон! - крикнул Андреа, выйдя из себя.

На испанца страшно было смотреть. Глаза его налились кровью. Казалось, еще мгновенье, и он бросится на Андреа. Но он сдержал себя и, с силой толкнув дверь, выбежал в большую комнату, а оттуда на улицу, не сказав больше ни слова.

Дверь соседней комнаты тотчас отворилась, и на пороге показался граф Шандор, не пропустивший ни звука из этого разговора. Он быстро подошел к Андреа.

- Это он донес на нас жандармам, - шепотом сказал граф. - Он нас знает. Он видел, как мы высадились на берег Лемского канала, и, должно быть, следил за нами до самого Ровиня. Повидимому, он пронюхал, что вы спрятали нас у себя. Нам нужно немедленно бежать, иначе мы пропали, и вы с нами!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Последнее усилие в последней борьбе

Андреа промолчал. Ему нечего было ответить графу. Его корсиканская кровь кипела. В эту минуту он забыл даже о беглецах, ради которых шел на такой риск. Перед его глазами стоял только Карпена.

- Мерзавец! Мерзавец! - пробормотал он сквозь зубы. - Он знает все, мы в его руках. Как я не догадался об этом!

Шандор и Батори с тревогой смотрели на рыбака. Что он скажет? Что он решит? Нельзя терять времени на размышления. Быть может, сейчас испанец уже донес о них полиции.

- Вот что, граф, - сказал наконец Феррато, - жандармы нагрянут ко мне с минуты на минуту. Да, конечно, негодяй знал или предполагал, что вы скрываетесь у меня. Он приходил сюда заключить сделку! Он хотел получить мою дочь в уплату за молчание. И теперь он погубит вас, чтобы мне отомстить! Если придет полиция, вам некуда спрятаться, вас сейчас же схватят. Надо немедля бежать!

- Вы правы, Феррато, - сказал граф, - но прежде, чем мы расстанемся, позвольте мне поблагодарить вас за все, что вы для нас сделали и хотели сделать.

- Что я хотел, то я и сделаю, - решительно сказал Андреа.

- Мы не можем принять вашей помощи, - возразил Батори.

- Да, мы отказываемся, - поддержал его граф. - Вы и без того слишком многим рискуете. Если нас найдут здесь, вас ждет каторга! Мы не хотим, чтобы горе и разорение постигло вашу семью. Бежим, Иштван, но бежим одни.

Андреа движением руки остановил их.

- Куда вы пойдете? По всей стране бродят патрули. Полиция и жандармы день и ночь рыщут кругом. На побережье вам не найти безопасного места, чтобы отплыть. К границе вам не пробраться, на всех тропинках дозоры. Без меня вы погибнете!

- Послушайте моего отца, - сказала Мария, - идите за ним. Что бы ни случилось, он выполнит свой долг.

- Правильно, дочка, - ответил Феррато, - ты верно сказала, это мой долг. Луиджи уже ждет нас у ялика. Ночь очень темная. Они и спохватиться не успеют, как мы уже будем в море. Обними меня, Мария, прощай! Скорее за мной!

Но Шандор и Батори не сдавались. Они не могли принять такую жертву. Надо бежать, немедленно бежать, чтобы не подвергать опасности рыбака. Но бежать одним, без Феррато.

- Идем! - крикнул граф Иштвану Батори. - Мы должны сами отвечать за себя!

Они бросились к окну, собираясь бежать через огород и скрыться либо на побережье, либо в глубине страны, как вдруг в комнату запыхавшись вбежал Луиджи.

- Полиция! - крикнул он.

- Прощайте! - воскликнул граф и выпрыгнул в окно, а за ним Батори.

В то же мгновение в большую комнату ворвался отряд полицейских. Их привел Карпена.

- Подлец! - крикнул ему Андреа.

- Вот мой ответ, пеняй на себя! - воскликнул испанец.

Рыбака схватили и связали. Полицейские тотчас же рассыпались по всему дому. Открытое окно, выходившее на огород, указало им, куда скрылись беглецы. Полицейские бросились вслед за ними.

Граф Шандор и Батори успели добежать лишь до ограды, за которой протекал ручей. Граф одним прыжком перемахнул через нее и повернулся, чтобы помочь Батори, как вдруг шагах в пятидесяти грянул выстрел.

Пуля задела плечо Батори, рана была неопасная, но действовать рукой он не мог. Несмотря на все усилия друга, ему никак не удавалось перелезть через ограду.

- Беги, Матиас! - крикнул он. - Беги!

- Нет, Иштван! Умирать, так вместе! - И Шандор обхватил обеими руками Батори, в последний раз пытаясь перетащить его.

- Беги, Матиас! Ты должен жить, чтобы покарать предателей!

Эти слова прозвучали как приказание. Да, он, Шандор, должен жить, чтобы покарать преступников и воздать им за всех троих! Нет больше графа Шандора, венгерского магната, нет триестского заговорщика, нет друга Затмара и Батори, - есть только вершитель правосудия.

В этот миг полицейские добежали до ограды и бросились на раненого Батори. Секунда промедления, и граф оказался бы в их руках.

- Прощай, Иштван! Прощай! - крикнул граф Шандор, он собрал все силы, перепрыгнул через ручей и скрылся в темноте.

Вслед ему раздались пять-шесть ружейных выстрелов, но пули не настигли беглеца, который, метнувшись в сторону, бросился бежать к морю.

Полицейские кинулись за ним, но в потемках быстро потеряли его из виду. Боясь упустить свою жертву, они рассеялись по всем направлениям, чтобы отрезать графу дорогу и в город, и в глубь страны, и к мысу, закрывавшему выход из бухты. На помощь полиции явился отряд жандармов и расположился так, что беглецу осталась только одна дорога - к берегу моря.

Но что он будет делать на берегу среди рифов? Достанет лодку и пустится в открытое море? Он не успеет: пули настигнут его прежде, чем он отчалит. Однако на восток бежать нельзя, это он хорошо понимал. Выстрелы и крики полицейских и жандармов приближались и доказывали, что назад путь уже отрезан. Значит, он мог бежать только к морю. Там его ждала верная смерть, но лучше погибнуть в волнах, чем стоять перед взводом солдат во дворе Пизинской крепости.

Вот он уже на берегу. Несколько прыжков, и он у самой воды, там где маленькие волны набегают на песчаную отмель. Он чувствовал, что жандармы бегут за ним по пятам; выпущенные наудачу пули свистели вокруг его головы.

Как и на всем побережье Истрии, здесь сразу же за отмелью взморье было усеяно обломками скал и острыми утесами. Между скалами, во впадинах, скопилась вода, местами она достигала нескольких футов глубины, местами едва доходила до щиколотки.

Граф Шандор бросился к этим камням. Другого пути не было. Хоть он не сомневался, что бежит навстречу верной гибели, он без колебаний мчался по берегу.

Прыгая с камня на камень, перескакивая через глубокие ямы, он уходил все дальше к открытому морю. Но теперь он стал виден на более светлом фоне неба. С громкими криками полицейские устремились за ним.

Но граф Шандор твердо решил, что живым он им в руки не дастся. Море вернет им только его труп!

Скользкие, поросшие мокрыми водорослями камни качались под ногами; прыгая в темноте над водой, он мог сорваться каждую секунду. Эта утомительная погоня продолжалась минут десять. Полицейским никак не удавалось нагнать графа, но камни скоро кончатся, а впереди - море.

И вот граф на одном из последних камней. Дальше бежать некуда. Двое или трое полицейских уже совсем близко, шагах в десяти, остальные немного отстали.

Граф Шандор выпрямился, громко крикнул, посылая в небо последнее прости, и бросился в воду. В то же мгновение грянул залп.

Полицейские, добежав до последних камней, увидели лишь голову беглеца, словно черную точку в открытом море.

Раздался еще один залп, и море вспенилось вокруг Шандора. Очевидно, одна или две пули попали в цель - голова его исчезла и больше не появлялась.

Жандармы и полицейские оставались на берегу до самого рассвета, они тщательно обследовали отмель и прибрежные камни на всем протяжении от северного мыса до порта Ровинь. Но тщетно. Они не нашли никаких следов, повидимому графу не удалось выбраться на берег. Значит, он либо был убит пулей, либо утонул.

Однако, несмотря на самые тщательные поиски тела, ни у берега, ни в море, на расстоянии двух лье от суши, ничего не нашли. Ветер дул с берега, к тому же тут проходило юго-западное течение, и, повидимому, тело унесло в морские просторы.

Так граф Шандор, мадьярский вельможа, нашел могилу в волнах Адриатического моря.

После самого тщательного расследования австрийские власти приняли эту версию гибели графа Шандора как наиболее правдоподобную.

Теперь ничто уже не мешало привести в исполнение приговор над двумя другими осужденными. Иштван Батори, как мы знаем, был схвачен полицией и в ту же ночь под сильным конвоем доставлен в Пизинскую крепость, где его поместили в одну камеру с Ладиславом Затмаром. Им предстояло провести вместе всего несколько часов.

Казнь была назначена на другой день - 30 июня.

Перед смертью Иштван Батори, конечно, хотел в последний раз увидеть жену и сына, а Ладислав Затмар - обнять своего верного слугу. Власти разрешили родным приехать в Пизинскую крепость. Но свидание не состоялось.

Госпожа Батори с маленьким сыном покинула Триест; вместе с ними отправился и Борик, которого выпустили из тюрьмы. Арест заговорщиков был произведен втайне, и, не злая, где находятся арестованные, госпожа Батори и Борик разыскивали их по всей Венгрии и даже в Австрии. Когда же был объявлен приговор суда, их не смогли во-время найти и известить.

Иштван Батори был лишен последнего утешения - увидеть жену и сына. Он не мог назвать им имена предателей, которым теперь, после гибели Шандора, нечего было опасаться кары!

В пять часов вечера Иштван Батори и Ладислав Затмар были расстреляны во дворе Пизинской крепости. Они мужественно встретили смерть, как борцы, отдавшие жизнь за освобождение родины.

Теперь Силас Торонталь и Саркани могли считать себя в полной безопасности. Об их предательстве не знал никто, кроме губернатора Триеста. За свой донос они получили половину всего состояния графа Шандора. Другая половина, в виде особой милости, была оставлена малолетней дочери графа и должна была перейти к ней, когда ей исполнится восемнадцать лет.

Таким образом, Силас Торонталь и Саркани, которым были неведомы угрызения совести, могли спокойно наслаждаться богатством, доставшимся им в награду за гнусное предательство.

Мог быть спокоен и третий предатель - испанец Карпена, получивший за донос обещанные деньги - пять тысяч флоринов.

Никто не знал о подлом поступке банкира и его сообщника, и они могли высоко держать голову, как честные люди, и попрежнему оставаться в Триесте, но Карпена, от которого все с презрением отвернулись, вынужден был уехать из Ровиня. Впрочем, это его мало трогало! Ему теперь нечего было бояться, даже мести Андреа Феррато!

Действительно, рыбак был брошен в тюрьму, затем его судили и приговорили к пожизненной каторге за оказанную им помощь беглецам. Мария с братом остались одни в опустевшем доме. Никогда не вернется к ним отец... Впереди разорение и нищета...

И все это было делом рук трех негодяев, которые из голой корысти, не испытывая даже ненависти к своим жертвам (за исключением, может быть, Карпены), один, чтобы потравить свои дела, а двое других, чтобы разбогатеть, пошли на самое гнусное преступление!

Неужели это предательство не получит возмездия здесь на земле, где суд божий не всегда карает виновных? Неужели так и останется неотомщенной гибель трех патриотов, графа Шандора, графа Затмара и Иштвана Батори, неужели никто не отплатит злодеям за мужественного и честного рыбака Андреа Феррато?

Будущее покажет.