Прочитайте онлайн Том 10. Вверх дном. Пловучий остров. Флаг родины | Часть вторая

Читать книгу Том 10. Вверх дном. Пловучий остров. Флаг родины
3216+322
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Часть вторая

Онлайн библиотека litra.info

ГЛАВА ПЕРВАЯ На островах Кука

Вот уже шесть месяцев как Стандарт-Айленд, покинув бухту Магдалены, плывет по Тихому океану от архипелага к архипелагу. За все время этого чудесного плавания не произошло ни одного несчастного случая. В данное время года в экваториальной зоне море спокойное и, как обычно, дуют пассаты. Впрочем, если и налетит шквал или буря, прочное основание Стандарт-Айленда, на котором незыблемо покоятся Миллиард-Сити, оба порта, парк и окрестные поля, не испытывает ни малейших толчков. Шквал проходит, буря стихает, - на «жемчужине Тихого океана» их едва заметили.

Здесь скорее приходится опасаться монотонности слишком однообразного существования. Но наши парижане первые готовы признать, что ничего подобного они не ощущают. В необъятной пустыне океана повсюду попадаются оазисы - те архипелаги, которые Стандарт-Айленд уже посетил, то есть Гавайские острова, Маркизские, Помоту, острова Общества, и те, с которыми еще предстоит ознакомиться, прежде чем он повернет обратно на север, - острова Кука, Самоа, Тонга, Фиджи, Новые Гебриды и, может быть, еще другие. Сколько разнообразных стоянок, столько заранее предвкушаемой возможности осмотреть эти места, чрезвычайно любопытные в этнографическом отношении!

Что же касается Концертного квартета, то на что ему жаловаться, даже если бы у него и оставалось на это время? Может ли он считать себя отрезанным от остального мира? Разве почтовая связь с обоими материками не действует регулярно? Не только нефтеналивные суда доставляют свой груз для электростанций в заранее назначенные дни, но не проходит и двух недель без того, чтобы в Штирборт-Харбор или в Бакборт-Харбор не прибывали на пароходах всевозможные товары, а вместе с ними и различные новости и известия о событиях внешнего мира, которыми разнообразит свои досуги население Миллиард-Сити.

Само собой разумеется, что вознаграждение, причитающееся артистам, выплачивается с пунктуальностью, которая свидетельствует о неиссякаемых средствах, имеющихся в распоряжении Компании. Тысячи долларов текут в кассу квартета. Когда ангажемент закончится, музыканты будут богаты, даже очень богаты. Никогда еще они не жили в такой роскоши, и им не приходится сожалеть о «сравнительно скромных» результатах их поездки по Соединенным Штатам Америки.

- Ну, - спросил однажды Фрасколен у виолончелиста, - расстался ты со своим предубеждением против Стандарт-Айленда?

- Нет, - отвечает Себастьен Цорн.

- А ведь мы, - добавляет Пэншина, - изрядно набьем тут мошну.

- Набить мошну - это еще не все, надо также быть уверенным, что унесешь ее с собой!

- А ты не уверен?

- Нет.

Что на это ответить? За деньги-то уж во всяком случае нечего бояться, - ведь гонорар каждые четверть года переводится в Америку и поступает в кассу нью-йоркского банка. Поэтому самое лучшее, что можно сделать, - это предоставить упрямцу коснеть в своих необоснованных сомнениях.

Действительно, будущее представляется им вполне обеспеченным. В раздорах обеих частей города как будто бы наступил период затишья. Сайресу Бикерстафу и его подчиненным не на что жаловаться.

Губернатору много хлопот со времени «великого события, произошедшего на балу в ратуше». Да, Уолтер Танкердон танцевал с мисс Ди Коверли. Следует ли заключить из этого, что отношения между двумя именитыми семействами стали менее натянутыми? Бесспорно лишь то, что Джем Танкердон и его друзья уже не творят о том, что надо превратить Стандарт-Айленд в промышленный и торговый край. А в высшем обществе много разговоров относительно происшествия, имевшего место на балу. Некоторые проницательные умы уже усматривают тут сближение, возможно даже больше чем сближение, - союз, который положит конец раздорам в частной и общественной жизни населения острова.

Если это предвидение осуществится, то прелестная девушка и милый юноша, несомненно достойные друг друга, скажут, как нам кажется, что осуществилась самая заветная их мечта.

Уолтер Танкердон не устоял перед очарованием мисс Ди Коверли Он любит ее уже целый год, но из-за создавшегося положения никому не доверил своей тайны. Мисс Ди угадала это, поняла и была тронута такой скромностью. Может быть, она даже заглянула в глубь своего собственного сердца и почувствовала, что оно готово ответить сердцу Уолтера? Впрочем, она ничего не выказала. Она проявляет сдержанность, как того требует ее чувство собственного достоинства и отчужденность, существующая между обеими семьями.

В то же время заметно, что Уолтер и мисс Ди никогда не принимают участия в спорах, порой возникающих в особняке на Пятнадцатой авеню и в особняке на Девятнадцатой. Когда упрямый Джем Танкердон разражается каким-нибудь желчным выпадом против Коверли, его сын склоняет голову, замолкает и уходит. Когда Нэт Коверли начинает метать громы и молнии против Танкердонов, его дочь опускает глаза, ее прекрасное лицо бледнеет, и она пытается, правда безуспешно, переменить тему разговора. Если сами именитые сограждане ничего еще не заметили, то это обычная участь отцов, которым природа закрывает глаза повязкой. Зато, как уверяет Калистус Мэнбар, миссис Коверли и миссис Танкердон не так уж слепы! У матерей глаза зоркие, и душевное состояние детей давно вызывает у обеих дам тревогу. Ведь единственное, что могло бы помочь, - невозможно. В глубине души они хорошо понимают, что при взаимной вражде соперников, при постоянных уколах их самолюбию, во всех случаях, когда возникает вопрос о том, кому должно принадлежать первенство, нет надежды на примирение и не может быть речи о союзе между их семьями. И все-таки Уолтер и мисс Ди любят друг друга... Матери об этом уже давно догадываются...

Не раз молодого человека убеждали сделать свой выбор среди невест левобортной части острова. Между ними есть очаровательные девушки, отлично воспитанные, имеющие почти такое же состояние, как он сам, и семьи которых были бы осчастливлены таким браком. Отец заговаривал об этом очень решительно, мать - тоже, хоть и менее настойчиво. Уолтер отказывался под тем предлогом, что у него нет никакой склонности к женитьбе. Однако бывший чикагский негоциант не принимает таких отговорок. Нельзя же сыну миллиардера оставаться холостяком. Если он не может найти девушку по своему вкусу на Стандарт-Айленде - разумеется, девушку своего круга, - ну, пусть попутешествует, поездит по Америке и Европе!.. С его именем, с его состоянием, не говоря уже о личных качествах, от невест отбою не будет, пожелай он даже принцессу королевской или императорской крови!.. Так полагал Джем Танкердон. Но каждый раз, как отец припирал его к стене, Уолтер упорно отказывался отправляться на поиски невесты. И когда мать однажды спросила:

- Мой мальчик, может быть, здесь есть девушка, которая тебе нравится?

Он ответил:

- Да, мама, есть!..

Но так как миссис Танкердон не стала допытываться, кто эта девушка, он не счел нужным назвать ее.

Нечто подобное происходило и в семье Коверли. Бывший ново-орлеанский банкир хотел бы выдать свою дочь за одного из молодых людей, посещающих их приемы. Если ни один из них ей не нравится, что ж, родители увезут ее за границу... Они побывают во Франции, в Италии, в Англии... Но мисс Ди отвечала, что она предпочитает не покидать Миллиард-Сити... Ей хорошо и на Стандарт-Айленде... Ей бы только остаться здесь... Мистера Коверли явно смущал этот ответ, - ему было неясно, что за ним кроется.

Конечно, миссис Коверли не задавала дочери такого прямого вопроса, как миссис Танкердон своему сыну, и можно с уверенностью сказать, что мисс Ди не решилась бы даже матери ответить на него столь же откровенно.

Вот как обстояло дело. Хотя у наших влюбленные уже нет сомнений в своих чувствах, они лишь обмениваются иной раз взглядами, но никогда не заговаривают друг с другом. Встречаются они только в официальных местах, на приемах у Сайреса Бикерстафа, во время какой-либо церемонии, на которой именитые граждане Миллиард-Сити не могут не присутствовать, хотя бы из-за своего положения в обществе. Во всех этих случаях Уолтер Танкердон и мисс Ди Коверли ведут себя крайне сдержанно, ибо малейшая неосторожность может вызвать крупные неприятности.

Заранее можно судить о последствиях того необыкновенного события, которое произошло на балу в резиденции губернатора. Люди, склонные к преувеличениям, считали его скандальным, и на следующий день весь город только о нем и говорил. Впрочем, все произошло очень просто. Господин директор управления искусств пригласил мисс Коверли танцевать... но когда началась кадриль, его на месте не оказалось, - о этот коварный Мэнбар!.. Тут же очень кстати подвернулся Уолтер Танкердон, и девушка приняла его в качестве кавалера...

Возможно, пожалуй даже наверное, что после со» бытия, столь значительного в светской жизни Миллиард-Сити, с той и другой стороны последовали объяснения. Мистер Танкердон, повидимому, стал расспрашивать сына, а мистер Коверли - дочь. Но что ответила мисс Ди?.. Что ответил Уолтер?.. Вмешались ли миссис Танкердон и миссис Коверли и чем кончалось это вмешательство? Даже Калистус Мэнбар при всей своей проницательности, при всех своих дипломатических талантах не мог ничего разузнать. На расспросы Фрасколена он вместо ответа только подмигивает правым глазом, что, однако, решительно ничего не означает, поскольку ему ничего не известно. Любопытно, впрочем, отметить, что после того памятного вечера, встречаясь с миссис Коверли и мисс Ди на прогулке, Уолтер почтительно кланяется, а молодая девушка и ее мать отвечают ему на поклон.

Если верить господину директору, это - гигантский шаг вперед, своего рода «прыжок в будущее».

Утром 25 ноября на море произошло событие, не имеющее никакого отношения к делам двух виднейших семей пловучего острова.

На рассвете вахтенные наблюдатели обсерватории отметили появление нескольких крупных военных судов, которые плыли в юго-западном направлении. Корабли шли кильватерной колонной, на должном расстоянии друг от друга. Вероятно, это отряд какой-либо военной эскадры, крейсирующей в Тихом океане.

Коммодор Симкоо предупреждает по телеграфу губернатора, и тот приказывает обменяться салютом с военными кораблями.

Фрасколен, Ивернес и Пэншина поднимаются на башню обсерватории, желая присутствовать при изъявлениях международной вежливости.

Бинокли направлены на корабли, - их всего четыре; находятся они еще на расстоянии пяти-шести миль. Флаги на них не подняты, и нельзя выяснить, и флоту какой державы они принадлежат.

- Ничто не указывает на их национальную принадлежность? - спрашивает Фрасколен у офицера.

- Ничто, - отвечает тот, - но, судя по виду, я сказал бы, что это британские корабли. К тому же в этих местах можно встретить подразделения только английских, французских или американских эскадр. Кто они - станет ясно, когда они приблизятся на одну -две мили.

Корабли приближаются с умеренной скоростью, и если они не изменят курса, то пройдут всего в нескольких кабельтовых от Стандарт-Айленда.

Зрители уже собрались у батареи Волнореза и с любопытством следят за движением кораблей.

Через час корабли уже менее чем в двух милях от Стандарт-Айленда; это крейсера старого образца, трехмачтовые и по внешнему виду значительно более внушительные, чем новые суда с уменьшенным рангоутом. Из широких труб вырываются дымки, относимые западным ветром далеко к горизонту.

Когда корабли оказываются всего в полутора милях, офицер вполне уверенно говорит, что это британский военно-морской отряд, курсирующий в западной части Тихого океана, где некоторые архипелаги, как, например, Тонга, Самоа, острова Кука, входят в состав британских владений или состоят под британским протекторатом.

Офицер уже готовится поднять флаг Стандарт-Айленда, полотнище с золотым солнцем, которое широко разовьется по ветру. Ждут только, чтобы флагман отряда первым произвел салют.

Проходит минут десять.

- Если это англичане, - замечает Фрасколен, - то они не спешат отдать дань вежливости.

- Чего ты хочешь? - отвечает Пэншина. - У Джона Буля шляпа сидит на голове очень плотно, снять ее - ему не так-то легко.

Офицер пожимает плечами.

- Да, это англичане, - говорит он. - Я знаю их, они не станут салютовать.

Действительно, на мачте головного корабля флаг так и не появился. Суда проходят мимо пловучего острова, как будто его вовсе не существует. Впрочем, по какому праву он существует вообще? По какому праву затрудняет он судоходство в этой части Тихого океана? Почему Англия должна оказывать ему какое-то внимание? Ведь она и раньше протестовала против сооружения огромной машины, которая теперь, рискуя вызвать столкновения, плавает в этих водах и перерезает морские пути.

Отряд удалился, как дурно воспитанный джентельмен, который на тротуарах Риджент-стрит или Стрэнда не желает никого узнавать, и флаг Стандарт-Айленда так и не был поднят.

Легко представить себе, как честят в городе и в портах высокомерную Англию, этот коварный Альбион, этот Карфаген нового времени. Принято решение больше не отвечать на салюты британских судов, если таковые последуют, что, однако, мало вероятно.

- Какая разница по сравнению с нашей эскадрой, когда она пришла на Таити! - вскричал Ивернес.

- Ну, - ответил Фрасколен, - французская учтивость...

- Sostenuto con espressione, -добавил «Его высочество», изящным жестом отбивая такт.

Утром 29 ноября наблюдатели отметили вдали первые высоты острова Кука, расположенные на 20° южной широты и 160° западной долготы. Этот архипелаг, сперва названный Мангаиа, затем именем Херви, получил затем имя Кука, который высадился там в 1770 году. Он состоит из островов Мангаиа, Раротонга, Атиу, Митиеро, Херви, Палмерстон, Хэджмейстер и т. д. Его население, по происхождению маорийское, уменьшилось с двадцати до двенадцати тысяч человек, уже обращенных миссионерами в христианство. Эти островитяне, очень дорожащие своей независимостью, всегда сопротивлялись чужеземным захватчикам. Они все еще считают себя хозяевами на своей земле, хотя понемногу поддаются влиянию, которое оказывает на них «покровительство» (всем отлично известно, что это такое) властей английской Австралии.

Первый остров архипелага, который встречается на пути, это Мангаиа - самый значительный и населенный, собственно говоря, - столица архипелага. По маршруту здесь предполагается двухнедельная стоянка.

Может быть, на этом архипелаге Пэншина познакомится с настоящими дикарями - дикарями в стиле Робинзона Крузо, которых он тщетно искал на Маркизских островах, на островах Общества, на Нукухиве? Удовлетворит ли, наконец, парижанин свое любопытство? Увидит ли он подлинных, способных доказать свою природу людоедов?

- Старина Цорн, - говорит он в тот день своему товарищу, - если и здесь нет людоедов, так их нет нигде!

- Я мог бы тебе ответить: а мне какое дело? - говорит этот еж, снова щетинясь. - Но я спрашиваю тебя: а почему... тут должны быть людоеды?

- Да ведь остров называется «Мангаиа». Самое людоедское название.

И Пэншина едва успевает увернуться от удара кулаком, чего он вполне заслуживает за такой отвратительный каламбур.

Впрочем, есть ли на Мангаиа людоеды, или нет, - «Его высочеству» не удается с ними познакомиться.

Действительно, едва Стандарт-Айленд подошел на расстояние мили к Мангаиа, как от острова к молу Штирборт-Харбора направилась пирога. В ней был английский резидент - простой протестантский пастор, который установил на архипелаге гораздо более жестокую тиранию, чем прежние туземные монархи. Достопочтенное духовное лицо владеет лучшими землями на этом острове, имеющем тридцать миль в окружности и населенном четырьмя тысячами жителей; поля здесь хорошо обработаны, имеются богатейшие плантации таро, аррорута и ямса. В столице острова Оухоре, у подножья холма, поросшего кокосовыми пальмами, хлебными, манговыми и перечными деревьями, стоит комфортабельный дом пастора. Кругом дома в цветущем саду распускаются колеа, гардении и пионы. Пастор поддерживает свое могущество с помощью мутои - полиции, перед взводом которой склоняются их туземные величества и которая запрещает жителям лазить на деревья, охотиться и ловить рыбу по воскресеньям и другим праздничным дням, гулять после девяти часов вечера и покупать продукты по ценам, отклоняющимся от произвольно установленной таксы. За все эти «нарушения» взимаются штрафы, причем львиная доля пиастров застревает в карманах не слишком щепетильного пастора.

Из лодки вылез толстый человек. К нему подошел портовый офицер, и они обменялись приветствиями.

- От имени их величеств короля и королевы острова Мангаиа, - говорит англичанин, - я приветствую его превосходительство губернатора Стандарт-Айленда.

- Я уполномочен выслушать и поблагодарить вас, господин резидент, - отвечает офицер, - а наш губернатор лично явится засвидетельствовать свое уважение...

- Его превосходительство может рассчитывать на хороший прием, - говорит резидент с выражением лукавства и алчности на своей хитрой физиономии.

Затем он добавляет сладким голоском:

- Я полагаю, санитарное состояние Стандарт-Айленда не оставляет желать лучшего?..

- Оно, как всегда, превосходно.

- Может быть, однако, есть случаи заразных заболеваний - инфлюэнцы, тифа, ветряной оспы?..

- Даже насморка ни у кого нет, господин резидент. Соблаговолите распорядиться, чтобы нам предоставили свободный доступ на берег, и как только мы закрепимся на своей стоянке, можно будет установить регулярное сообщение с островом Мангаиа.

- Дело в том... - говорит пастор не без некоторого колебания, - если болезни...

- Повторяю вам, о болезнях и помину нет.

- Значит, обитатели Стандарт-Айленда намереваются сойти на берег?..

- Да... так же, как совсем недавно они сходили на восточных островах.

- Отлично, отлично... - повторяет низенький толстяк. - Будьте уверены, прием их ожидает наилучший, раз нет эпидемий...

- Уверяю вас, никаких.

- Что ж, пусть высаживаются... в любом количестве... Жители острова примут их наилучшим образом, ведь они очень гостеприимны... Только...

- В чем же дело?

- Их величества в согласии с советом вождей решили, что на острове Мангаиа, равно как и на других островах архипелага, для иностранцев устанавливается налог на право высадки...

- Налог?

- Да... два пиастра... Видите, какая малость... два пиастра с каждого, кто сойдет на берег.

Совершенно ясно, что этот закон внесен резидентом, а король, королева и совет вождей только одобрили его, и, конечно, значительная доля поступлений от налога пойдет его превосходительству. Однако на островах восточной части Тихого океана о таких налогах никогда и речи не было, и поэтому портовый офицер не может сдержать своего удивления.

- Вы серьезно говорите?.. - спрашивает он.

- Совершенно серьезно, - заявляет резидент. - Мы не впустим никого, кто не уплатит этих двух пиастров...

- Хорошо! - отвечает офицер.

Затем, раскланявшись с его превосходительством, он идет в телефонную кабину и сообщает об этом предложении коммодору.

Этель Симкоо соединяется с губернатором. Подобает ли пловучему острову останавливаться в виду Мангаиа, поскольку претензии местных властей столь же решительны, сколь необоснованны?

Ответа долго ждать не приходится. Посоветовавшись со своими помощниками, Сайрес Бикерстаф отказывается подчиниться этому оскорбительному постановлению о налоге. Стандарт-Айленд не будет останавливаться ни у острова Мангаиа, ни у других островов архипелага. Жадный пастор так и останется при своих претензиях, а миллиардцы отправятся куда-нибудь по соседству, к менее алчным и менее требовательным туземцам.

Поэтому механикам дается распоряжение пустить все миллионы лошадиных сил во весь опор. Вот каким образом случилось, что Пэншина лишился удовольствия пожать руку уважаемым людоедам - если они и были на архипелаге! Но не стоит ему горевать! На островах Кука люди больше не поедают себе подобных.

Стандарт-Айленд направляется по широкому морскому рукаву, который на севере замыкается группой из четырех островов. Навстречу часто попадаются пироги. Некоторые из них сделаны и оснащены довольно искусно, другие представляют собой простой выдолбленный древесный ствол; но управляют ими смелые рыбаки, которые отваживаются охотиться даже за китами, многочисленными в этих морях.

Острова этой группы очень плодородны, и понятно, почему Англия, которой пока еще не удалось приписать их к своим тихоокеанским владениям, навязала им свой протекторат. Издали можно было различить скалистые берега Мангаиа, окаймленные кольцом коралловых рифов, ослепительно белые дома, обмазанные негашеной известью, получаемой из кораллов, и холмы, не превышающие двухсот метров и покрытые темнозеленой тропической растительностью.

На другой день коммодор Симкоо по горам, заросшим лесом до самых вершин, определяет остров Раротонга. Ближе к середине острова поднимается на тысячу пятьсот метров вулкан, вершина которого выступает над густой зеленеющей чащей. Среди этих зарослей выделяется белоснежное здание с готическими окнами. Это протестантский храм, выстроенный среди обширных лесов, которые спускаются к самому побережью. Деревья, очень высокие, с мощными ветвями и причудливыми стволами, изогнуты, искривлены и покрыты огромными наростами, как старые яблони Нормандии или старые оливы Прованса.

Может быть, преподобный пастор, который пасет души жителей Раротонги и состоит в половинной доле с директором «Немецкого Тихоокеанского общества», захватившего в свои руки всю торговлю на острове, не устанавливал, как его коллега с острова Мангаиа, налога на иностранцев? Может быть, миллиардцы могли бы, не раскошеливаясь, засвидетельствовать свое уважение двум королевам, которые оспаривают друг у друга власть над островом, одна в селении Арогнани, другая в селении Аваруа? Но Сайрес Бикерстаф не считает нужным делать стоянку у этого острова, и его поддерживает весь совет именитых граждан, привыкших, чтобы им повсюду оказывали королевский прием. В общем, это чистый убыток для туземцев, находящихся под властью незадачливых англиканских священников, ибо у набобов Стандарт-Айленда туго набитая мошна, и они всегда готовы сорить деньгами.

К вечеру виден уже только пик вулкана, торчащего на горизонте, словно карандаш. Мириады морских птиц обосновались безо всякого позволения на Стандарт-Айленде и кружатся над ним, а с наступлением ночи улетают, быстро махая крыльями, в северную часть архипелага, на островки, у которых вечно шумит прибои.

Под председательством губернатора на пловучем острове собирается совет, и на нем вносится предложение об изменении маршрута. Стандарт-Айленд плывет по водам, где преобладает английское влияние. Продолжать путь на запад вдоль двадцатой параллели, как было решено раньше, значит плыть по направлению к островам Тонга и Фиджи. Но то, что произошло на островах Кука, не располагает к посещению этих островов. Не лучше ли направиться к Новой Каледонии, архипелагу Лоялти, где «жемчужина Тихого океана» будет принята с обычной французской вежливостью? Потом, после декабрьского солнцестояния, можно будет, не мудрствуя, вернуться в экваториальную зону. Правда, это означало бы отдалиться от Новых Гебрид, куда надо доставить малайцев и их капитана с потерпевшего крушение кэча...

Во время обсуждения нового маршрута малайцы проявляли весьма понятную тревогу, потому что, будь изменения приняты, это затруднило бы их возвращение на родину. Капитан Сароль не может скрыть своего разочарования, скажем даже, своей ярости, и тот, кто услышал бы, как он говорит с командой, без сомнения счел бы его раздражение более чем подозрительным.

- Как вам нравится, они хотят высадить нас на Лоялти... или на Новой Каледонии!.. А наши друзья уже поджидают нас на Эроманга... А наш план? Ведь на Новых Гебридах все так хорошо подготовлено! Неужели удача выскользнет у нас из рук?..

К счастью для малайцев и к несчастью для Стандарт-Айленда, предложение изменить путь не принимается. Именитые господа не терпят никакого нарушения своих привычек. Плавание будет продолжаться так, как это установлено маршрутом, разработанным при отплытии из бухты Магдалены. Но для того, чтобы возместить несостоявшуюся двухнедельную остановку на островах Кука, принято решение направиться к архипелагу Самоа, то есть сделать крюк в северо-западном направлении, прежде чем идти на острова Тонга.

Узнав о таком решении, малайцы не могут скрыть своего удовлетворения.

Впрочем, что же, вполне естественно, - как им не радоваться тому, что совет именитых граждан не отказался от своего намерения высадить их на Новых Гебридах?

ГЛАВА ВТОРАЯ От острова к острову

Если горизонт Стандарт-Айленда как будто прояснился, с тех пор как отношения между правобортными и левобортными жителями стали менее натянутыми, если этим улучшением обе стороны обязаны чувству, которое испытывают друг к другу Уолтер Танкердон и мисс Ди, и если, наконец, губернатор и директор управления искусств имеют основания надеяться, что грядущий день не будет омрачен внутренними распрями, то тем не менее само существование «жемчужины Тихого океана» находится под угрозой и едва ли ей удастся избежать давно подготовленной катастрофы. Чем дальше на запад, тем ближе она к месту своей гибели; и виновник преступного замысла против пловучего острова не кто иной, как капитан Сароль.

В самом деле, вовсе не случайные обстоятельства привели малайцев на Сандвичевы острова. Кэч остановился в Гонолулу только для того, чтобы дождаться обычного прихода Стандарт-Айленда. Последовать за ним после его отплытия, держаться поблизости от него, не вызывая подозрений, и раз нет возможности стать его пассажирами, то попасть на нею вместе со всей командой в качестве потерпевших крушение, а затем, под предлогом возвращения на родину, направить пловучий остров к Новым Гебридам, - таково было намерение капитана Сароля.

Читатель уже знает, как была осуществлена первая половина этого плана. Столкновение, жертвой которою якобы стал кэч, было вымышлено. Никакой корабль не налетал на него у линии экватора. Малайцы сами пробили свое судно, да так ловко, что оно могло еще держаться на воде до тех пор, пока им не подали помощи, о которой они просили пушечным выстрелом. Когда же спасательная шлюпка из Штирборт-Харбора была уже совсем близко, они открыли у кэча пробоину. Версия о столкновении оказывалась таким образом правдоподобной, и никто не мог усомниться в праве моряков, чье судно только что затонуло, считаться потерпевшими кораблекрушение: им, разумеется, следовало предоставить убежище на острове.

Правда, могло случиться, что губернатор не пожелал бы оставить их на Стандарт-Айленде. Могло случиться, что по правилам, действующим на пловучем острове, иностранцам не позволено будет на нем проживать. Могло случиться, что их решили бы высадить на ближайшем архипелаге... Приходилось идти на риск, и капитан Сароль на него пошел. Но в- виду благожелательного ответа Компании решено было оставить малайцев с потонувшего кэча на Стандарт-Айленде и высадить их на Новых Гебридах.

Так и вышло. Вот уже четыре месяца капитан Сароль и его десять малайцев совершенно свободно живут на пловучем острове. Они имели возможность обследовать его из конца в конец, проникнуть во все его тайны, - и они это сделали наидобросовестнейшим образом. Все идет так, как им нужно. Правда, в тот момент, когда возникли опасения, что совет именитых граждан изменит маршрут, их тревога едва не вызвала подозрений! Но, к счастью для них, маршрут остался прежним. Минует еще три месяца, Стандарт-Айленд подойдет к Новым Гебридам, и там случится катастрофа, перед которой померкнут все бедствия, когда-либо происходившие на море.

Архипелаг Новых Гебрид очень опасен для мореплавателей не только из-за рифов, которыми усеяны подступы к нему, не только из-за стремительных течении, распространенных в его водах, но также из-за свирепых нравов части его населения. Со времени, когда Кирос открыл его в 1706 году, после того как Бугенвиль исследовал его в 1768 году, а Кук - в 1773-м, архипелаг неоднократно являлся ареной чудовищной резни, и, пожалуй, его дурная слава вполне оправдывает опасения Себастьена Цорна насчет исхода плавания Стандарт-Айленда. Канаки, папуасы, малайцы смешались на Новых Гебридах с черными австралийцами; население отличается коварством, вероломством и не поддается цивилизации. Некоторые острова этой группы - настоящие разбойничьи логова, их население промышляет одними пиратскими набегами.

Капитан Сароль, по происхождению малаец, принадлежит к разряду морских разбойников, которые торгуют неграми, возят сандаловое дерево, охотятся на китов и, по замечанию военно-морского врача Агона, побывавшего на Новых Гебридах, являются настоящей язвой этих мест. Смелый, предприимчивый, привыкший плавать у самых подозрительных островов, очень сведущий в своем ремесле и неоднократно возглавлявший различные кровавые предприятия, Сароль уже не новичок в своем деле и благодаря таким подвигам приобрел известность в морях западной части Тихого океана.

И вот несколько месяцев тому назад капитан Сароль и его товарищи в сообщничестве с кровожадным населением Эроманга, одного из Ново-Гебридских островов, подготовили такую штуку, которая в случае удачи позволит им жить припеваючи в обличье честных людей всюду, где им захочется. Они прослышали о самоходном острове, - ведь он уже с прошлого года плавает между тропиками. Они знают, какие несметные богатства скопились в его богатейшей столице. Но так как остров не собирается забираться далеко на запад, его надо как-нибудь завлечь поближе к дикому Эроманга, где ему уже уготована гибель.

С другой стороны, хотя новогебридцы и рассчитывают на подмогу со стороны туземцев близлежащих островов, они вынуждены помнить о своей малочисленности по сравнению с населением Стандарт-Айленда, а также о тех средствах защиты, которыми остров располагает. Поэтому не может быть и речи о том, чтобы напасть на него в море, как на простое торговое судно, или о том, чтобы взять его на абордаж с помощью целой флотилии пирог. Малайцы сумели, не вызывая подозрений, использовать гуманное к ним отношение, и вот Стандарт-Айленд подойдет к Эроманга... Остановится в нескольких кабельтовых... Внезапно и неожиданно на нем появятся тысячи туземцев... Они посадят его на рифы, он разобьется... станет ареной грабежа и резни... И правда, этот ужасный замысел имеет шансы на успех. Вот чем капитан Сароль и его банда решили заплатить за гостеприимство, оказанное миллиардами, - теперь Стандарт-Айленд обречен на гибель и неотвратимо приближается к ней.

Девятого декабря коммодор Симкоо достигает сто семьдесят первого меридиана в точке его пересечения с пятнадцатой параллелью. Между этим меридианом я сто семьдесят пятым находится архипелаг Самоа, где Бугенвиль побывал в 1768 году, Лаперуз в 1787-м и Эдвардс в 1791-м.

Первым запеленгован на северо-западе остров Роз - необитаемый и не заслуживающий посещения.

Через два дня показывается остров Мануа. Его высшая точка поднимается на семьсот шестьдесят метров над уровнем моря. Хотя на нем имеется около двух тысяч жителей, это далеко не самый примечательный из островов архипелага, и губернатор не дает приказа делать здесь стоянку. Лучше остановиться недели на две у острова Тутуила, Уполу, Савайи - самых красивых в этой группе, которая в целом прекраснее многих других. Однако в морской летописи Мануа все же пользуется известностью. Здесь погибли некоторые из спутников Кука на берегу глубокой бухты, за которой сохранилось слишком справедливое название «бухты Убийства».

Более двадцати миль отделяет Мануа от соседнего острова Тутуила. Стандарт-Айленд подходит к нему в ночь с 14 на 15 декабря. В тот же вечер члены квартета, прогуливаясь у батареи Волнореза, «учуяли» эту Тутуилу, хотя она находилась еще на расстоянии нескольких миль, - воздух был насыщен самыми сладостными ароматами.

- Да это же не остров, - восклицает Пэншина, - это магазин Пивэ... это фабрика Любена... это модная парфюмерная лавка!

- Если «Твое высочество» не возражает, - замечает Ивернес, - я предпочел бы, чтобы ты сравнил его с кадильницей, источающей благовонные курения...

- Ладно, пусть будет кадильница! - соглашается Пэншина, не желая нарушать поэтические грезы своего товарища.

И правда, легкий ветерок проносит над гладью этих изумительных вод потоки благоуханных испарений. Это всепроникающий запах растения, которое туземцы называют муссоои.

С восходом солнца Стандарт-Айленд проходит вдоль северного берега Тутуилы, в шести кабельтовых от острова. Остров похож на корзину с зеленью и цветами; вернее - это многоярусное нагромождение рощ и лесов, доходящих до самых вершин, главная из которых превышает тысячу семьсот метров. До него на пути Стандарт-Айленда попались еще несколько островков, между прочим - Аунуу. В море вышли сотни изящных пирог, в которых сидят сильные полунагие туземцы; они взмахивают веслами в такт своей самоанской песне и словно спешат составить Стандарт-Айленду почетный эскорт. Не менее пятидесяти - шестидесяти гребцов - без преувеличения! - вмещает каждая из этих лодок, таких прочных, что они могут выходить в открытое море. Теперь наши парижане понимают, почему первые европейцы дали этим островам наименование архипелага Мореплавателей. Его настоящее географическое название - Хамоа, или, чаще, - Самоа.

Савайи, Уполу, Тутуила, лежащие один за другим по направлению с северо-запада на юго-восток, и Олосега, Офу, Мануа - на юго-востоке, - таковы главные острова этого вулканического по происхождению архипелага. Общая поверхность его - две тысячи восемьсот квадратных километров, население - тридцать пять тысяч шестьсот жителей. Приходится, таким образом, наполовину урезать цифры, указанные первыми исследователями.

Заметим, что на любом из этих островов климатические условия такие же благоприятные, как и на Стандарт-Айленде. Температура колеблется в пределах от двадцати шести до тридцати четырех градусов. Самые холодные месяца - июль и август, а февраль - самый жаркий. Но с декабря по апрель самоанцев буквально затопляют обильные дожди, и на это же время приходятся шквалы и бури, часто вызывающие различные бедствия.

Торговля сосредоточена главным образом в руках англичан, затем идут американцы и, наконец, немцы. Острова вывозят некоторые сельскохозяйственные продукты, хлопок, которого выращивают с каждым годом все больше и больше, и копру.

К основному населению, по происхождению малайско-полинезийскому, примешивается лишь около трехсот белых и несколько тысяч рабочих, завербованных на различных островах Меланезии. Около 1830 года миссионеры обратили в христианство самоанцев, которые, однако, сохранили кое-какие из своих древних религиозных обрядов. Благодаря влиянию немцев и англичан большая часть туземцев - протестанты. Тем не менее и у католичества есть несколько тысяч последователей, причем миссионеры-католики, противодействуя англосаксонскому духовенству, стараются, елико возможно, увеличить их количество.

Стандарт-Айленд остановился около южной части острова Тутуила у входа в бухту Паго-Паго. Это и есть главный порт острова, а столица его, Леоне, находится вдали от берега. На сей раз между губернатором Сайресом Бикерстафом и самоанскими властями не возникло никаких недоразумений. Свободный доступ на остров разрешен. Король архипелага, а также английское, американское и немецкое представительства находятся не на Тутуиле, а на Уполу. Поэтому никаких официальных приемов не происходило. Несколько самоанцев воспользовались предоставленной им возможностью посетить Миллиард-Сити и его «окрестности». В свою очередь миллиардцы получили заверения, что самоанцы окажут им добрый и сердечный прием.

Порт расположен в глубине бухты. Он прекрасно защищен от морских ветров, доступ в него легкий. Там часто останавливаются военные корабли.

Не приходится удивляться, что в числе первых высадились на берег Себастьен Цорн, его товарищи и присоединившийся к ним Калистус Мэнбар, который, как всегда, был в отличном настроении и болтал без умолку. Он узнал, что три или четыре знатные семейства устраивают экскурсию в Леоне, в экипажах, запряженных новозеландскими лошадьми. Поскольку среди участников ее будут и Коверли и Танкердоны, прогулка может повести к дальнейшему сближению между Уолтером и мисс Ди, чему господин директор был бы весьма рад.

Прогуливаясь с членами квартета, он беседует с ними об этом великом событии весьма оживленно и по своему Обыкновению дает волю фантазии.

- Друзья мои, - повторяет он, - все точь-в-точь как в музыкальной комедии... Неожиданное происшествие приведет к счастливой развязке... Вдруг лошади понесут... Карета опрокинется...

- Нападут разбойники... - говорит Ивернес.

- Произойдет поголовная резня экскурсантов!.. - добавляет Пэншина.

- Что ж, вполне может статься! - произносит виолончелист ворчливо-похоронным голосом, напоминающим мрачные звуки, которые издает четвертая струна его инструмента.

- Нет, друзья мои, нет! - восклицает Калистус Мэнбар. - Зачем же резня!.. Не нужно!.. Обойдемся каким-нибудь происшествием, во время которого Уолтер Танкердон имел бы счастье спасти жизнь мисс Ди Коверли.

- И все это под аккомпанемент музыки Буальдье или Обера! - говорит Пэншина, делая рукой такое движение, словно он крутит ручку шарманки.

- А вы, господин Мэнбар, - спрашивает Фрасколен, - все еще желаете этого брака?

- Желаю ли, дорогой Фрасколен? Я мечтаю о нем и днем и ночью!.. У меня портится настроение!.. (По правде сказать, этого не видно.) Я худею... (Этого тоже не заметно.) Я умру, если брак не состоится!

- Он состоится, господин директор! - возглашает Ивернес, придавая своему голосу пророческую интонацию. - Бог не допустит смерти вашего превосходительства.

- Бог просто проиграл бы от моей смерти! - заключает Калистус Мэнбар.

И они направляются в туземный кабачок, где выпивают за здоровье будущих супругов несколько стаканов кокосового сока, заедая его превосходными бананами.

Для наших парижан смотреть на самоанских жителей, которых они видят на улицах Паго-Паго и в рощах, окружающих порт, - истинное удовольствие. Мужчины выше среднего роста, с желтовато-коричневой кожей, круглой головой, мощной грудью, мускулистыми руками и ногами, приветливым и веселым выражением лица. Пожалуй, на руках, на туловище, даже на бедрах, едва прикрытых чем-то вроде юбки из травы или листьев, слишком уж много татуировки. Их черные волосы, приглаженные или завитые, в зависимости от вкуса туземных щеголей, и густо намазанные белой известью, выглядят париком.

- Дикари в стиле Людовика Пятнадцатого! - замечает Пэншина. - Вполне могли бы красоваться на малых утренних приемах в Версале, им не хватает только камзола, шпаги, коротких панталон, чулок и башмаков с красными каблуками, шляпы с перьями и табакерки!

Что касается самоанок, женщин или девушек, то, одетые столь же скудно, как и мужчины, с татуированными руками и грудью, с венками из гардений на голове, с ожерельем из красного гибискуса на шее, они - во всяком случае молодые - оправдывают восхищение, которым переполнены рассказы первых мореплавателей. Впрочем, держатся они очень скромно, с милой, чуть наигранной стыдливостью, и вызывают восторг музыкантов, когда с улыбкой произносят своим нежным, мелодичным голосом «калофа!» - то есть «здравствуйте».

На следующий день наши туристы решили совершить прогулку или, вернее, паломничество, которое дало им возможность пересечь из конца в конец весь остров. В туземном экипаже проехали они на противоположный его берег, в бухту Франса, чье название вызывает в памяти Францию. Там в 1884 году воздвигнут был монумент из белого коралла с бронзовой доской, на которой выгравированы незабвенные имена майора де Лангля, естествоиспытателя Ламанона и девяти матросов - спутников Лаперуза, - убитых на этом самом месте 11 декабря 1787 года.

Себастьен Цорн и его товарищи возвратились в Паго-Паго через внутреннюю часть острова. Как изумительны густые чащи деревьев, перевитых лианами, - кокосовых пальм, диких бананов, других местных пород, подходящих для производства дорогой мебели! Поля представляют плантации таро, сахарного тростника, кофейного дерева, хлопка, коричника. Повсюду апельсиновые деревья, гуайявы, манго, авокадо, а также вьющиеся растения, орхидеи и древовидные папоротники. Здесь, в теплом и влажном климате, почва порождает изумительно пышную флору. Что касается самоанской фауны, то она сводится к некоторым видам птиц, безобидных пресмыкающихся, а туземным млекопитающим является маленькая крыса, единственный представитель семейства грызунов.

Спустя четыре дня, 18 декабря, Стандарт-Айленд покинул Тутуилу, а «провиденциальный случай», которого жаждал директор, так и не произошел. Однако отношения между двумя враждующими семьями явно улучшаются.

Не более двенадцати лье отделяет Тутуилу от Уполу. На следующий день утром коммодор Симкоо, идя на расстоянии четверти мили от берега, миновал один за другим островки Нунтуа, Самусу и Салуафата, которые прикрывают большой остров, словно три выдвинутых вперед форта. Он маневрирует чрезвычайно умело и уже днем закрепляется на своей стоянке напротив города Апиа.

Уполу с шестнадцатью тысячами жителей - самый значительный из островов архипелага. Германия, Америка и Англия избрали именно его местопребыванием своих резидентов, образующих вместе нечто вроде совета для защиты интересов их соотечественников. Что касается короля архипелага, то он «царствует», окруженный своим двором, в Малинуу, на восточной оконечности мыса Апиа.

Внешний вид Уполу - тот же, что у Тутуилы; это нагромождение гор, над которыми господствует пик хребта Миссии, протянувшегося через весь остров, словно позвоночный столб. Древние потухшие вулканы до самых кратеров поросли густыми лесами. У подножья гор раскинулись равнины и поля, соединяющиеся с полосою аллювиальных наносов побережья, где роскошествует растительность, порожденная буйной фантазией тропической природы.

На следующий день губернатор Сайрес Бикерстаф, оба его помощника, кое-кто из именитых граждан высаживаются в порту Апиа. Надо нанести официальный визит резидентам Германии, Англии и Соединенных Штатов, представляющим собою своего рода смешанный муниципалитет, в чьих руках сосредоточены все административные функции на архипелаге.

Пока Сайрес Бикерстаф и его свита посещают резидентов, Себастьен Цорн, Фрасколен, Ивернес и Пэншина, которые тоже вышли на берег, осматривают на досуге остров.

Прежде всего их поражает контраст между европейскими домами, где находятся лавки купцов, и хижинами старинной канакской деревни, рассеянными по берегам реки Апиа, где упорно продолжают селиться туземцы; их низкие крыши выглядывают из-под изящных зонтов пальм.

Порт не лишен оживления. На всем архипелаге Апиа - наиболее посещаемый порт, и Гамбургское торговое общество содержит в нем флотилию судов каботажного плавания между архипелагом Самоа и близлежащими островами.

Однако, хотя на этом архипелаге преобладает тройное - англо американо-немецкое - влияние, Францию представляют здесь католические миссионеры. Благодаря своей порядочности и ревностным стараниям заслужить доверие самоанцев они достигли успеха. Наших музыкантов охватило глубочайшее волнение, когда они увидели церковку католической миссии, ничем не напоминающую протестантские храмы с их пуритански-суровым видом, и, немного поодаль, трехцветный флаг Франции, развевающийся над зданием школы.

Туда они и направились, и через несколько минут их принимают в этом французском доме. Приезжим «фалани» - так самоанцы называют чужеземцев - устроили патриотическую встречу. Католическая миссия состоит из трех священников, которые находятся здесь, на Уполу, еще двух - на Савайи, и нескольких монахинь, живущих на различных островах.

Члены квартета имели интересную беседу с настоятелем французской католической миссии, глубоким стариком, который уже много лет проживает на островах Самоа. Он в свою очередь радуется встрече с соотечественниками и к тому же артистами! Приправой к разговору являются напитки, приготовленные миссионером по рецепту, известному ему одному.

- Прежде всего, - говорит старик, - не думайте, что острова нашего архипелага населены дикарями. На Самоа вы не найдете туземцев, приверженных к людоедству...

- Да мы их до сих пор нигде не встречали, - перебивает его Фрасколен.

- К величайшему нашему сожалению! - вставляет Пэншина.

- То есть как это... к сожалению?

- Вы уж простите любопытного парижанина! Это все от пристрастия к местному колориту!

- Ну, - говорит Себастьен Цорн, - путешествие наше еще не кончилось, и, может быть, людоеды, о которых мечтает мой друг, попадутся на нашем пути в гораздо большем количестве, чем нужно...

- Вполне возможно, - отвечает настоятель. - Мореплавателям следует проявлять большую осторожность в районе западных архипелагов, Новых Гебрид и Соломоновых островов. Но на Таити, на Маркизском архипелаге, на островах Общества и Самоа цивилизация сделала значительные успехи. Я знаю, что из-за истребления спутников Лаперуза самоанцы прослыли свирепыми дикарями, людоедами. Однако с тех пор многое изменилось под воздействием веры Христовой. На остров проникло просвещение, теперь у самоанцев и правительство на европейский лад, и парламент, и даже бывают революции...

- Тоже на европейский лад?.. - спрашивает Ивернес.

- Совершенно верно, сын мой. Самоанскому населению тоже знакомы политические разногласия!

- Говорят, - замечает Пэншина, - что здесь только что происходила династическая распря между представителями двух королевских домов...

- Да, друзья мои, король Тупуа, потомок древних властителей архипелага, которого мы всячески поддерживаем, вел борьбу против короля Малиетоа, ставленника англичан и немцев. Было пролито много крови, особенно в большом сражении в декабре тысяча восемьсот восемьдесят седьмого года. Обоих монархов поочередно то возводили на престол, то свергали, но в конце концов три великие державы по предложению берлинского двора провозгласили королем Малиетоа. - При слове «Берлин» старый миссионер не мог сдержаться: он судорожно вздрогнул. - Видите ли, до последнего времени на Самоа преобладало влияние немцев. Девять десятых возделываемых земель находится в их руках. Они получили от правительства важную концессию около Апии, в Салуафате, поблизости от порта, который может послужить базой для их военных судов. Они ввезли на остров скорострельное оружие... Самоанцы научились им пользоваться. Но возможно, что в один прекрасный день всему этому наступит конец...

- К выгоде Франции? - спрашивает Фрасколен.

- Нет... к выгоде Соединенного королевства.

- О, - вставляет Ивернес, - Англия или Германия, не все ли равно...

- Нет, сын мой, - отвечает настоятель, - тут имеется существенное различие...

- А как же с королем Малиетоа?

- Короля Малиетоа опять свергли, и знаете, какой претендент имел очень много шансов оказаться его преемником?.. Англичанин, человек, пользующийся на островах большим влиянием, а по профессии - писатель...

- Писатель?

- Да, Роберт Льюис Стивенсон, автор «Острова сокровищ» и «Новых арабских ночей».

- Вот куда может завести литературная деятельность! - восклицает Ивернес.

- Какой пример для наших французских романистов! - вмешивается Пэншина. - Подумайте! Например - Золя Первый, король самоанцев, признан и поддержан британским правительством на троне Тупуа и Малиетоа... династия его сменяет династию туземных монархов!.. Восхитительно!

Настоятель сообщает еще некоторые подробности насчет нравов, характерных для этих островов, и на этом беседа заканчивается. Добавляет он также, что хотя большинство туземцев - протестанты уэслианского толка, католичество, видимо, тоже делает некоторые успехи: церковка миссии уже мала, а к школе скоро придется делать пристройку, что явно радует старика, гости вполне ему сочувствуют.

Стоянка Стандарт-Айленда в Уполу продлилась еще три дня.

Явившись к французским музыкантам с ответным визитом, миссионеры осмотрели Миллиард-Сити и пришли в восторженное изумление. В зале казино Концертный квартет исполнителя гостей кое-что из своего репертуара. Старик настоятель так расчувствовался, что даже всплакнул: он - большой любитель классической музыки, но, к своему великому сожалению, на празднествах на острове Уполу ему не приходится ее слышать.

Накануне отъезда Себастьен Цорн, Фрасколен, Пэншина, Ивернес - на этот раз в сопровождении учителя грации и манер - еще раз посетили миссию. Последовало трогательное прощание друг с другом людей, которые встретились лишь на несколько дней и никогда больше не увидятся; старик расцеловал соотечественников и дал им свое благословение.

Двадцать третьего декабря на рассвете коммодор Симкоо закончил все приготовления к отплытию, и Стандарт-Айленд тронулся в путь, окруженный целой свитой пирог, которые должны были сопровождать его до соседнего острова Савайи.

Этот остров отделен от Уполу лишь проливом шириной в семь-восемь лье. Но порт Апия расположен на северном берегу, и чтобы добраться до пролива, надо в течение целого дня плыть вдоль этого берега.

Согласно маршруту, выработанному губернатором, предполагается не огибать Савайи, а пройти между ним и Уполу, чтобы свернуть на юго-запад к архипелагу Тонга. Поэтому Стандарт-Айленд движется с очень умеренной скоростью, чтобы не идти в ночной темноте по узкому проливу между двумя островками - Аполима и Маноно.

На утренней заре коммодор Симкоо проводит Стандарт-Айленд между этими островками; на первом из них насчитывается лишь двести пятьдесят жителей, на втором - тысяча. Эти туземцы пользуются заслуженной славой самых храбрых и самых честных самоанцев архипелага. Отсюда можно созерцать Савайи во всем его великолепии. Несокрушимые гранитные утесы защищают остров от ярости морских валов, которые во время зимних ураганов, смерчей и циклонов обрушиваются на него с грозной силой. Он покрыт густым лесом, над которым вздымается древний вулкан высотою в тысячу двести метров. По склонам его разбросаны залитые солнцем селения, осененные гигантскими пальмами, низвергаются шумные водопады, зияют глубокие пещеры, в которых гулко отдаются удары морских валов о прибрежные скалы.

Если верить легендам, Савайи - подлинная колыбель полинезийской расы, тип которой сохраняют во всей чистоте одиннадцать тысяч жителей этого острова. В древности остров назывался Саваики - это был Эдем маорийских богов.

Стандарт-Айленд медленно удаляется от него и вечером 24 декабря теряет из виду его последние вершины.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Концерт на дому у короля-астронома

Проведя несколько времени над тропиком Козерога, солнце 21 декабря возобновляет свое видимое движение к северу, предоставляя эти края зимним непогодам и уводя лето в Северное полушарие.

Стандарт-Айленд сейчас находится на расстоянии едва одного десятка градусов от тропика. Спустившись на юг к островам Тонгатабу, пловучий остров достигнет самой дальней точки своего плавания и затем повернет на север, оставаясь таким образом все время в самых благоприятных климатических условиях. Правда, ему не избежать чрезвычайно знойной погоды, пока раскаленное солнце стоит в зените; но жара будет умеряться морским бризом и спадет с удалением светила, служащего ее источником.

Между архипелагом Самоа и главным островом Тонгатабу насчитывается восемь градусов, то есть около тысячи километров. Поэтому не стоит торопиться. Стандарт-Айленд медленно плывет по безмятежно тихому морю, спокойному, как самый воздух над ним, едва возмущаемый редкими и краткими грозами. Надо прибыть в первых числах января к Тонгатабу, постоять там неделю, затем двинуться к островам Фиджи. Оттуда Стандарт-Айленд вновь поднимется к Новым Гебридам и высадит команду малайцев; потом, повернув на северо-восток, он достигнет широты бухты Магдалены, и второе плаванье будет закончено.

Мирное течение жизни в Миллиард-Сити ничем не нарушается. Это обычная жизнь большого города Америки или Европы - постоянное общение благодаря пароходам и телеграфным кабелям с новым континентом, привычные визиты, которыми обмениваются семьи граждан, явное сближение, происходящее между обеими частями города, прогулки, игры и концерты квартета, неизменно пользующиеся успехом у любителей музыки.

Наступают рождественские дни. «Крисмас», столь дорогой сердцу и протестантов и католиков, с большой пышностью празднуется во дворцах, в особняках и в домах торгового квартала. По этому торжественному случаю праздничное оживление охватит весь остров на целую неделю, с 25 декабря по 1 января.

Газеты «Стаадарт-кроникл» и «Нью-геральд» продолжают угощать своих читателей последними, внутренними и зарубежными, новостями. Одна такая новость, сразу сообщенная обоими листками, дает пищу самым разнообразным комментариям. В самом деле, в номере от 26 декабря газеты напечатали, что король Малекарлии явился в ратушу, где был принят губернатором. Какую цель имел визит его величества?.. Какую причину?.. Различнейшие рассказы ходили по всему городу, и без сомнения возникли бы самые невероятные домыслы, если бы на другой же день газеты не опубликовали точных сведений на этот счет.

Король Малекарлии просил места в обсерватории Стандарт-Айленда, и высшая администрация тотчас же удовлетворила его ходатайство.

- Черт возьми, - воскликнул Пэншина, - надо жить в Миллиард-Сити, чтобы наблюдать подобные вещи!.. Монарх, следящий в телескоп за звездами!

- Земное светило, переговаривающееся со своими небесными собратьями!.. - отвечает Ивернес.

Однако это так, и вот причина, почему его величество вынужден был ходатайствовать о такой должности.

Король Малекарлии был добрым королем, а супруга его - доброй королевой. Они сделали все, что в государстве Центральной Европы могут сделать монархи просвещенные и даже либерально настроенные, не претендующие на божественное происхождение своей династии, хотя она и была одной из старейших в Европе. Король занимался науками, ценил искусства и страстно любил музыку. Будучи ученым и философом, он не закрывал глаза на судьбу, ожидающую европейских монархов. Поэтому он давно приготовился покинуть свое королевство в любое время, как только народ не захочет больше короля. Прямых наследников у него не было, и он не причинил бы никакого ущерба своей семье, если бы счел необходимым отказаться от престола и снять королевский венец.

Для этого пришла пора три года тому назад. Впрочем, в королевстве Малекарлии дело обошлось без революции, во всяком случае без революции кровавой. Договор между его величеством и подданными с общего согласия был расторгнут. Король превратился в простого человека, подданные стали гражданами, и он ехал из своей страны самым обычным способом, как любой путешественник, взяв железнодорожный билет и предоставив новому режиму заменить старый.

В шестьдесят лет король был еще полон сил, но хрупкое здоровье королевы требовало такого климата, который не знал бы резких колебаний температуры. Поскольку переезжать в погоне за хорошей погодой из одних широт в другие было бы слишком утомительно, они избрали своей резиденцией Стандарт-Айленд, - где же было искать ровного климата, как не на Стандарт-Айленде? Наверное пловучий остров предоставлял своим обитателям все преимущества такого рода, если уже самые богатые набобы Соединенных Штатов избрали его своей новой родиной.

Вот почему, как только был построен пловучий остров, король и королева Малекарлии решили поселиться в Миллиард-Сити. Они получили на это разрешение, с условием, что будут жить, как простые граждане, не пользуясь никаким особым вниманием или привилегиями. Впрочем, можно не сомневаться в том, что они и не собирались жить иначе. Им сдали в правобортной части города, на Тридцать девятой авеню, небольшой особняк, окруженный садом, примыкавшим к парку. Там и проживает царственная чета, в стороне от всех, ни в малейшей степени не вмешиваясь в интриги и распри враждующих частей острова и вполне удовлетворяясь своим скромным существованием. Король погрузился в занятия астрономией, к чему он всегда чувствовал сильнейшую склонность. Королева стала вести почти затворнический образ жизни, не имея возможности посвятить себя делам милосердия, поскольку на «жемчужине Тихого океана» нищета неизвестна.

Такова история бывших повелителей королевства Малекарлии, - история, которую г-н директор рассказал нашим артистам, добавив, что король и королева милейшие люди, хотя средства у них относительно весьма скромные.

Видя, с каким философским спокойствием принимают свою участь эти лишившиеся престола монархи, квартет преисполнился к ним сочувствия и уважения. Вместо того чтобы поселиться во Франции, этой второй родине всевозможных изгнанных королей, - их величества предпочли Стандарт-Айленд, как какие-нибудь богатые люди ради своего здоровья выбирают Ниццу или Корфу. Впрочем, их ведь не изгнали с родины, они могли бы остаться в Малекарлии или возвратиться туда теперь и жить в качестве простых граждан, но они вполне удовлетворены мирным существованием на Стандарт-Айленде и живут здесь, подчиняясь всем правилам и законам пловучего острова.

Действительно, короля и королеву Малекарлии не назвать богатыми, если сравнивать их с большинством миллиардцев и исходить из стоимости жизни в Миллиард-Сити. Что там можно сделать с двумястами тысячами франков дохода, если годовая плата за скромный особняк, который они снимают, равна пятидесяти тысячам? А ведь этот монарх далеко не был богачом среди императоров и королей Европы, которые в свою очередь не выдерживают никакого сравнения с Гульдами, Вандербилтами, Ротшильдами, Асторами, Маккеями и другими божествами финансового мира. Поэтому бывшим монархам, хотя они живут без всякой роскоши и разрешают себе только самое необходимое, все же приходится считать каждую копейку. Между тем жизнь на пловучем острове так полезна для здоровья королевы, что королю и в голову не приходила мысль покинуть его. В конце концов он решил прибавить к своим доходам заработок, и так как в обсерватории нашлось свободное место, и притом очень хорошо оплачиваемое место, он отправился ходатайствовать о нем у губернатора. Запросив каблограммой высшую администрацию в бухте Магдалены, Сайрес Бикерстаф предоставил эту должность бывшему монарху. Вот так случилось, что газеты могли сообщить о назначении короля астрономом Стандарт-Айленда.

В любой другой стране такой случай был бы пищей для бесконечных разговоров! Здесь об этом поговорили дня два, а потом и думать перестали. Кажется вполне естественным, что король стремится работой обеспечить себе возможность мирного существования в Миллиард-Сити. Он ученый, - можно воспользоваться его знаниями. Дело это вполне почетное. Если он откроет какую-нибудь новую планету, комету или звезду, - она получит его имя, и оно будет с честью красоваться среди мифологических наименований, заполняющих официальные астрономические ежегодники.

Проходя по парку, Себастьен Цорн, Пэншина, Ивернес и Фрасколен толкуют об этом деле. Утром они видели, как король шел к себе на службу, и они еще недостаточно американизировались, чтобы счесть это вполне обычным явлением.

- Если бы король не занял места астронома, - говорит Фрасколен, - он, пожалуй, мог бы стать учителем музыки.

- Король, бегающий по урокам! - восклицает Пэншина.

- Вот именно, и получающий за них изрядную плату от своих богатых учеников.

- О нем, и правда, говорят, как об очень хорошем музыканте, - замечает Ивернес.

- Я бы не удивился, услышав, что он увлекается музыкой, - прибавляет Себастьен Цорн. - Разве мы не видели, как он жмется к дверям казино во время наших концертов, не имея возможности купить себе и королеве билеты в кресла партера?

- Ах, дорогие скрипачи, мне пришла в голову одна мысль! - говорит Пэншина.

- Мысль «Его величества»! - подхватывает виолончелист. - Вот, вероятно, забавная мысль!

- Забавная или нет, старина Себастьен, - заявляет Пэншина, - но только она тебе наверное понравится.

- Посмотрим, что там придумал Пэншина, - говорит Фрасколен.

- Я придумал дать королю концерт у него на дому!

- А знаешь, - восклицает Себастьен Цорн, - твоя мысль недурна!

- Черт побери! У меня такими мыслями голова полна, и как только я тряхну головой...

- Она звенит, как бубенчик! - вмешивается Ивернес.

- Ну, дорогой Пэншина, - объявляет Фрасколен, - на этот раз с твоим предложением мы согласны. Я уверен, что мы доставим доброму королю и доброй королеве большое удовольствие.

- Завтра мы напишем им и попросим аудиенции, - говорит Себастьен Цорн.

- Я лучше придумал! - отвечает Пэншина. - Явимся сегодня же к королю с инструментами, как труппа бродячих музыкантов, и пробудим его своей музыкой от сна...

- Да нет же, мы исполним серенаду, - возразил Ивернес, - ведь это будет вечером...

- Пусть так, о строгая, но справедливая первая скрипка! Не надо спорить о словах! Значит, решено?

- Решено!

Мысль, и правда, отличная. Нет сомнения, что король-меломан будет очень тронут вниманием со стороны французских артистов и очень счастлив, что сможет услышать их игру.

И вот под вечер Концертный квартет, нагруженный тремя скрипками и виолончелью, выходит из казино и направляется по Тридцать девятой авеню на самую окраину правобортной части города.

Перед ними совсем скромный дом с зеленым газоном посреди маленького дворика. С одной стороны - службы, с другой - конюшни, которыми явно не пользуются. Домик в два этажа, перед входом - ступени, над вторым этажом - мансарда в одно окно. Направо и налево - два великолепных железных дерева, в тени которых извиваются дорожки, уводящие в сад. Сад небольшой, площадью не более двухсот квадратных метров, в зарослях его зеленеет маленькая лужайка. Этот коттедж и сравнить нельзя с особняками Коверли, Танкердонов и других именитых господ Миллиард-Сити. Это обитель мудреца, живущего в уединении, ученого, философа, Абдолоним, отказавшись от трона сидонских царей, был бы доволен таким убежищем.

Единственный камергер короля Малекарлии - его лакей, а единственная фрейлина королевы - ее горничная. Если добавить к ним кухарку-американку, то вот вам и весь персонал, обслуживающий этих бывших монархов, которые некогда именовали своими братьями императоров Старого Света.

Фрасколен нажимает кнопку электрического звонка, слуга открывает калитку. Фрасколен говорит, что он и его товарищи, французские музыканты, хотели бы приветствовать его величество и просят аудиенции.

Слуга приглашает их войти, и они останавливаются у крыльца.

Слуга почти тотчас же возвращается и передает, что король с удовольствием примет музыкантов. Их вводят в переднюю, где они оставляют инструменты, а затем в гостиную, куда в то же мгновение входят их величества.

Вот и весь церемониал.

Музыканты почтительно поклонились королю и королеве. Королева в скромном темном платье, голова ее ничем не покрыта; седые завитки густых волос придают особое очарование ее несколько бледному лицу и слегка затуманенным глазам. Она садится в кресло у окна, выходящего в сад, - за окном виднеются деревья парка.

Король, стоя, отвечает на приветствие гостей и спрашивает, что привело их в этот дом, затерянный в одном из дальних кварталов Миллиард-Сити.

Четверо музыкантов с любопытством смотрят на бывшего короля, который держится с таким достоинством. У него почти еще черные брови, живые глаза и внимательный взгляд ученого. Широкая седая шелковистая борода падает на грудь. Серьезное выражение лица, невольно вызывающего симпатию, смягчено ласковой улыбкой.

Фрасколен заговорил немного дрожащим голосом:

- Благодарим, ваше величество, за то, что вы соблаговолили принять музыкантов, которым очень хотелось засвидетельствовать вам свое уважение.

- Мы с королевой благодарим вас, господа, и тронуты вашим посещением, - отвечает король Малекарлии. - На этот остров, где мы надеемся скоротать остаток бурной жизни, вы приносите с собою свежий воздух Франции. Как не знать вас человеку, хотя и погруженному в научные занятия, но страстному любителю музыки - искусства, которому вы обязаны своей славой в артистическом мире Европы и Америки. В рукоплескания, приветствовавшие Концертный квартет на Стандарт-Айленде, и мы вносили свою долю - правда, несколько издалека. И нам жаль, что мы слушали вас не так, как надо вас слушать.

Король просит гостей садиться, и сам занимает место у камина, мраморную доску которого украшает великолепный бюст работы Франкетти, изображающий королеву в дни ее молодости.

Фрасколену достаточно подхватить последнюю фразу короля, чтобы приступить к своему делу.

- Вы правы, ваше величество, - говорит он, - и мысль, выраженная вами, вполне оправдана, поскольку речь идет о том роде искусства, которым мы занимаемся, - камерная музыка, квартеты гениев классической музыки требуют интимной обстановки, которой не найти в многолюдных собраниях. Для камерной музыки нужна особая сосредоточенность.

- Да, господа, - говорит королева, - эту музыку нужно слушать так, как внимают небесным звукам, и ей подобает святилище...

- В таком случае, - вмешивается Ивернес, - да позволено нам будет на один час превратить эту гостиную в храм, где слушателями нашими станут только ваши величества. - Он еще не окончил своих слов, как лица короля и королевы оживились.

- Господа, - говорит король, - вы хотите... вы задумали...

- Это цель нашего посещения...

- Ах, - говорит король, протягивая им руку, - я узнаю в вас французских музыкантов, великодушие которых не меньше их таланта! Ничто... нет, ничто не могло бы доставить нам большего удовольствия!

И пока слуга приносит инструменты в гостиную и приготовляет все для импровизированного концерта, хозяева приглашают гостей прогуляться с ними по саду.

Затевается беседа, говорят о музыке так, как могут говорить о ней музыканты в самом тесном кругу.

Король высказывает свою любовь к этому искусству: он, видимо, чувствует все обаяние и понимает всю красоту музыки. Вызывая удивление слушателей, он обнаруживает хорошее знание композиторов, которых сейчас будет слушать... Он прославляет наивный и в то же время изобретательный гений Гайдна... Он вспоминает слова одного критика о Мендельсоне, выдающемся мастере камерной музыки, который умеет изложить свою мысль языком Бетховена... А Вебер - какая тонкая чувствительность, какой «изящный ум!.. Очень своеобразный художник!

Бетховен, конечно, царь инструментальной музыки... В своих симфониях он открывает душу... Его творения не уступают ни в величии, ни в ценности шедеврам поэзии, живописи, скульптуры и архитектуры. Это светоч, который, перед тем как окончательно закатиться, просиял в «Симфонии с хором», где голоса инструментов так тесно сливаются с голосами людей!

- А ведь он никогда не научился танцевать в такт музыке!

Легко представить себе, что это весьма неподходящее замечание принадлежало Пэншина.

- Да, - с улыбкой отвечает король, - вот, господа, доказательство, что орган, необходимый музыканту, отнюдь не ухо. Сердцем, только сердцем он и слышит! И разве не доказывает этого несравненная симфония, о которой я говорил: ведь Бетховен сочинил ее тогда, когда был уже глух и не мог внимать ее звукам.

Затем увлекательное красноречие короля переносится на Моцарта.

- Ах, господа, -говорит король, - я хочу излить перед вами свое восхищение. Уже так давно не имел я возможности поговорить по душам! Ведь вы первые музыканты, которых я вижу со времени моего переезда на Стандарт-Айленд. Моцарт! Моцарт! Один из ваших музыкальных драматургов, величайший, по моему мнению, композитор конца девятнадцатого века, посвятил Моцарту чудесные страницы. Я их прочел и никогда не забуду! Этот французский композитор пишет о том, с какой легкостью Моцарт предоставляет каждой ноте звучать по-своему, не нарушая хода и характера музыкальной фразы... Он говорит, что патетическую правду Моцарт объединяет с совершенством пластической красоты. Ведь только одному Моцарту удавалось с неизменным успехом находить истинную музыкальную форму для каждого чувства, для каждого оттенка страсти или характера, для всего того, из чего складывается внутренняя драма человека! Моцарт ее король, - что такое король в наши дни? - прибавляет его величество, покачивая головой. - Поскольку бога-то еще признают - я бы назвал его божеством, божеством музыки!

Невозможно передать, с какой горячностью король высказывает свое восхищение. Когда все опять переходят в гостиную, он берет со стола небольшую книжку. Эта книжка, которую он, вероятно, много раз перечитывал, носит название «Дон Жуан» Моцарта». Король раскрывает ее и читает вслух несколько строк, слетевших с пера мастера, который глубже всех понимал и больше всех любил Моцарта, - с пера знаменитого Гуно: «О Моцарт, божественный Моцарт! Только тот не обожает тебя, кто плохо понимает! Ты вечная правда! Ты совершенная красота! Ты неисчерпаемая прелесть! Ты глубок и всегда прозрачен! В тебе - полная зрелость и вместе с тем детская простота. Ты все почувствовал и все выразил в музыке, которую никто не превзошел и никогда не превзойдет!»

Теперь Себастьен Цорн и его товарищи берутся за инструменты и при мягком свете, которым заливает гостиную электрическая люстра, играют первую пьесу из отобранных ими для концерта.

Это десятый квартет Мендельсона, ля-минор, соч. 13; он вызывает полный восторг слушающих.

За ним следует третий квартет Гайдна, до-минор, соч. 75, - «Австрийский гимн», исполненный квартетом с несравненным искусством. Никогда еще музыканты не играли с большим совершенством, чем в этом уютном святилище, где их слушают отрекшиеся от власти король и королева.

Закончив этот гимн, великолепно расцвеченный гением композитора, они исполняют шестой квартет Бетховена, си-бемоль, соч. 18, - «Меланхолический», как его называют, грустного характера; он наделен такой проникновенной силой, что вызывает на глаза слезы.

Затем идет изумительная фуга до-минор Моцарта, настолько свободная от всякой схоластической учености, такая совершенная, такая естественная, что кажется, будто это стремится прозрачный поток или будто легкий ветерок пробегает по нежной листве. И наконец они играют один из самых чудесных квартетов божественного композитора - десятый, ре-мажор, соч. 35. Им заканчивается концерт, какого и не слыхивали набобы Миллиард-Сити. Король и королева продолжают жадно слушать, и французы не устали бы исполнять эти изумительные произведения.

Но уже пробило одиннадцать, и король говорит:

- Благодарим вас, господа, и верьте: наша благодарность идет из самой глубины сердца. Ваша совершенная игра доставила нам такое наслаждение, что воспоминания об этом не изгладятся никогда.

- Если вашему величеству угодно, - говорит Ивернес, - мы могли бы...

- Нет, господа. Вы много сделали для нас... Но не будем злоупотреблять вашей любезностью... Уже поздно, а кроме того... этой ночью... я работаю...

Это последнее слово, произнесенное королем, возвращает музыкантов к действительности. Услышав его из уст монарха, они смущаются... опускают глаза...

- Да, господа, - прибавляет король весело, - я ведь астроном обсерватории Стандарт-Айленда и, - договаривает он не без волнения, - я надзираю за звездами... за падучими звездами!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Британский ультиматум

В течение последней недели старого года, посвященной святочным увеселениям, разослано было множество приглашений на обеды, вечера, официальные приемы. Банкет у губернатора для знатных миллиардов, на котором присутствовали именитые граждане как левобортной, так и правобортной части города, свидетельствовал об известном сближении между ними. Танкердоны и Коверли встречались за общим столом. В первый день нового года между особняком на Девятнадцатой авеню и особняком на Пятнадцатой состоится обмен визитными карточками. Уолтер Танкердон даже получил приглашение на один из концертов, устраиваемых миссис Коверли. Прием, который ему намерена оказать хозяйка дома, дает, повидимому, основания для благоприятных предположений. Но отсюда до установления более тесных связей еще далеко, хотя Калистус Мэнбар, неизменно полный воодушевления, твердит всем, кто согласен его слушать:

- Дело в шляпе, друзья, дело в шляпе!

Тем временем пловучий остров продолжал свое мирное плавание по направлению к архипелагу Тонгатабу. Ничто, казалось, не могло бы его нарушить, но вот в ночь с 30 на 31 декабря неожиданно произошло довольно странное метеорологическое явление.

Между двумя и тремя часами пополуночи раздались отдаленные орудийные выстрелы. Наблюдатели не придали им особого значения. Трудно допустить, чтобы это было морское сражение, разве что - между кораблями каких-нибудь южноамериканских республик, часто воюющих друг с другом. В конце концов почему это должно вызвать беспокойство на Стандарт-Айленде, независимом острове, который находится в мирных отношениях с державами Нового и Старого Света!

Грохотанье, продолжавшееся до самого утра, доносилось из западных областей Тихого океана, но его никак нельзя было принять за отдаленные, производимые через правильные промежутки времени, артиллерийские залпы.

Коммодор Симкоо, предупрежденный одним из своих офицеров, поднялся на башню обсерватории, чтобы осмотреть горизонт. На морской шири, которая расстилается у него перед глазами, не заметно огней. Однако небо приняло необычный вид. Какое-то зарево охватывает его до самого зенита. Воздух словно затуманен, хотя погода хорошая и никакое внезапное падение барометра не указывает на резкие перемены в воздушных течениях.

Наутро те из жителей Миллиард-Сити, которые привыкли вставать на заре, были удивлены странными явлениями. Грохотанье не только не прекращалось, но в воздухе еще появилась какая-то черновато-красная дымка, какая-то почти неосязаемая пыль, которая осаждалась наподобие дождя. Это напоминало ливень из мельчайших частиц сажи. В несколько мгновений улицы города, крыши домов покрылись каким-то веществом, в окраске которого сочетались оттенки кармина, марены, пурпура ярко-алого цвета вперемешку с чернотою шлака.

Все высыпали на улицу, за исключением Атаназа Доремюса, который никогда не встает раньше одиннадцати часов, несмотря на то, что ложится в восемь. Члены квартета, разумеется, давно уже на ногах. Они направляются в обсерваторию, где коммодор, его офицеры и астрономы, не исключая и нового служащего - короля, пытаются установить природу этого явления.

- Жалко, - говорит Пэншина, - что это красное вещество не жидкость, и не какая-нибудь жидкость, а вино - живительный дождь из помара или шато-лафита лучшей марки.

- Пьянчуга! - бросает Себастьен Цорн.

И правда, в чем причина этого явления? Известны многочисленные случаи таких дождей из красной пыли, состоящей из кремнезема, окиси хрома и окиси железа. В начале XIX века Калабрия и Абруццы были залиты подобными дождями; суеверные люди принимали их за капли крови, а на самом деле это был всего-навсего хлористый кобальт, как тот дождь, который выпал в 1819 года в Блансенберге. Случается также, что по воздуху переносятся мельчайшие частицы сажи или угля от дальних пожаров. А разве не бывало дождей из сажи в Пернамбуку в 1820 году, желтых дождей - в Орлеане в 1829-м и дождей из пыльцы цветущих сосен в Нижних Пиренеях в 1836 году?

Каково же происхождение этого дождя из пыли, смешанной со шлаком, которой насыщено все пространство и которая покрыла Стандарт-Айленд и окружающую его морскую гладь плотным красноватым слоем?

Король Малекарлии высказал предположение, что это вещество, должно быть, выброшено каким-нибудь вулканом на западных островах. Его коллеги по обсерватории разделяют это мнение. Они подобрали несколько горстей этого шлака, температура которого оказалась выше температуры окружающего воздуха. Значит, шлак не охладился в достаточной мере, даже пройдя через атмосферу. Только извержением вулкана можно было объяснить взрывы, иногда еще доносившиеся через неравные промежутки времени. Ведь эти области Тихого океана усеяны вулканами, одни из которых - действующие, а другие - потухшие, но способные ожить под влиянием подземных сил. Кроме того, порою со дна океана благодаря тектоническим движениям земной коры поднимаются новые вулканы, которые извергаются иногда с необыкновенной силой.

И разве в архипелаге Тонга, куда держит путь Стандарт-Айленд, несколько лет тому назад вулкан Тофуа не покрыл лавой и пеплом стокилометровую площадь вокруг себя? Разве раскаты этого извержения не слышались в течение многих часов на расстоянии двухсот километров? И разве в августе 1883 года извержение Кракатау не наделало бедствий в тех частях Явы и Суматры, которые прилегают к Зондскому проливу? Были разрушены целые деревни, погублено множество человеческих жизней, произошло землетрясение, которое покрыло почву толстым слоем вулканической грязи, отравило воздух серными парами и подняло на море грозные валы, несущие гибель кораблям.

Невольно возник вопрос, не угрожает ли пловучему острову подобная же опасность.

Коммодор Симкоо испытывал довольно сильное беспокойство, ибо плавание становилось весьма затруднительным. Он отдал приказ сбавить скорость, и Стандарт-Айленд движется вперед совсем медленно.

Население Миллиард-Сити было охвачено тревогой, напугано. Уж не осуществляются ли мрачные предсказания Себастьена Цорна насчет исхода этого путешествия?

Около полудня наступила глубокая темнота. Жители покинули свои дома, которым все равно не устоять, если металлический остов поднимется под напором тектонических сил. Не меньше будет опасность и в том случае, если море, вздыбившись выше металлических креплений побережья, обрушит на город свои водяные смерчи!

Губернатор Сайрес Бикерстаф и коммодор Симкоо отправились на батарею Волнореза, за ними потянулась часть населения. В порты посланы офицеры, которым приказано неотлучно там находиться. Механики приготовились произвести резкий поворот острова, если окажется необходимым плыть в противоположном направлении.

Беда в том, что плыть становится все труднее, так как небо все темнеет и темнеет. К трем часам дня уже ничего не видно и в десяти шагах. Не заметно и признака даже рассеянного света, - тучи пепла полностью поглощают солнечные лучи. Особенно приходится опасаться, чтобы Стандарт-Айленд под тяжестью шлака, которым засыпана его поверхность, не погрузился ниже ватерлинии.

А ведь это не корабль, который можно облегчить, выбросив за борт часть груза или балласта... Делать нечего, остается ждать, доверяясь остойчивости пловучего острова.

Наступает вечер, или, точнее, ночь, но определить это можно только, взглянув на часы. Царит полнейший мрак. Под ливнем шлака нельзя оставлять в воздухе электрические луны, и их приходится спустить вниз. Само собой разумеется, что электрическое освещение домов и улиц, которое действовало весь день, не будет выключено, пока продолжается это явление.

С наступлением ночи положение не изменилось. Но взрывы, кажется, стали менее частыми и менее сильными. Ярость извержения как будто ослабевала, и дождь из пепла, относимый к югу довольно сильным ветром, пошел на убыль.

Немного успокоившись, миллиардцы решили разойтись по домам в надежде на то, что завтра Стандарт-Айленд окажется уже в нормальных условиях. Тогда придется заняться основательной и весьма длительной чисткой пловучего острова.

До чего все же печален первый день Нового года для «жемчужины Тихого океана»! Как недалек был Стандарт-Айленд от участи Помпеи или Геркуланума! Хоть он и не находится у подножия Везувия, но сколько еще вулканов, которыми усеяно дно Тихого океана, могут встретиться на его пути?

Губернатор, его помощники и совет именитых граждан не покидают здания мэрии. Наблюдатели на башне внимательно следят за всеми изменениями, какие могут произойти на море и на небосводе.

Пловучий остров продолжает продвигаться в юго-западном направлении, но его скорость не превышает двух-трех миль в час. Как только наступит день, или, вернее, когда рассеется мрак, он снова возьмет курс на архипелаг Тонга. Там, наверное, можно будет выяснить, на каком из островов этой части океана произошло такое сильное извержение.

Ночные часы текут, и становится очевидным, что сила извержения все-таки уменьшается, ослабевает.

Около трех часов утра новое происшествие снова повергло в ужас жителей Миллиард-Сити!

Стандарт-Айленд внезапно получил удар, который отдался во всех отсеках его корпуса. Правда, толчок был не настолько силен, чтобы вызвать сотрясение домов или повреждение машин. Вращение винтов, подгоняющих остров, не прекратилось, но вне всякого сомнения произошло какое-то столкновение.

Что же случилось? Быть может, Стандарт-Айленд наскочил на подводную мель?.. Нет, он продолжает двигаться. Или налетел на риф?.. Или столкнулся с каким-нибудь встречным судном, которое не могло заметить в кромешном мраке его огней? А вдруг столкновение причинило серьезные повреждения, которые если и не угрожают безопасности пловучего острова, то во всяком случае могут потребовать основательного ремонта на ближайшей стоянке?

Сайрес Бикерстаф и коммодор Симкоо не без труда пробираются по толстому слою шлака и пепла к батарее Волнореза.

Там они узнают от таможенной охраны, что действительно произошло столкновение. Волнорезом Стандарт-Айленда был задет пароход крупного тоннажа, следовавший с запада на восток. Для пловучего острова удар оказался не опасным, но, может быть, с пароходом дело обстоит иначе?.. Темную массу его заметили только в момент столкновения... Раздались крики, но почти тут же оборвались. Начальник поста и его люди, сбежавшись к выступу батареи, уже ничего не увидели и не услышали... Может быть, судно тотчас же и затонуло? Увы! такое предположение более чем вероятно.

Самому Стандарт-Айленду столкновение не причинило существенного вреда. Но масса пловучего острова огромна, и ему достаточно на самой малой скорости задеть какое-нибудь судно, будь то даже броненосец первого класса, чтобы это судно со всеми людьми и имуществом постигла почти неминуемая гибель. Повидимому, так и произошло.

Что касается национальности корабля, то начальнику поста как будто послышались приказания, отдававшиеся грубым рыкающим голосом, каким обычно подают команду в английском флоте. Но утверждать это с уверенностью он не решался.

Случай очень неприятный, и его последствия также могут быть весьма неприятны. Что скажет Соединенное королевство? Британское судно - это кусок Англии, а известно, что Англия не позволяет безнаказанно отрезать от себя куски.

Так начался новый год. В этот день до десяти утра коммодор Симкоо не имел возможности предпринять никаких поисков в открытом море. Все кругом было еще затянуто дымом, хотя ветер, свежея, начал отгонять пепел в сторону. Наконец сквозь пелену, окутывавшую горизонт, стало пробиваться солнце.

В каком виде Миллиард-Сити, парк, окрестности, заводы, порты! Какая предстоит чистка! Впрочем, всем этим займется служба благоустройства. Это лишь вопрос времени и денег. За ними дело не станет.

Начинают с неотложного. Прежде всего инженеры направляются на батарею Волнореза, на ту сторону побережья, где произошло столкновение. Здесь повреждения незначительны. Прочный стальной остов пострадал не больше, чем металлический клин, вонзающийся в кусок дерева, - в данном случае в протараненное судно.

На поверхности моря не заметно никаких обломков крушения. С башни обсерватории ничего не видно даже в самые сильные бинокли, хотя после столкновения Стандарт-Айленд не прошел и двух миль.

Однако во имя человечности поиски необходимо продолжать. Губернатор советуется с коммодором Симкоо. Механикам отдается приказ остановить машины, а электрическим катерам - выйти в море.

Поиски в радиусе пяти-шести миль не дают никакого результата. Повидимому, судно, получив пробоину в подводной части, затонуло и не оставило по себе никаких следов.

Тогда коммодор Симкоо отдает распоряжение перейти на обычную скорость. В полдень обсерватория указывает, что Стандарт-Айленд находится в ста пятидесяти милях к юго-западу от Самоа.

Наблюдателям даны указания особенно тщательно следить за всем, происходящим на море.

Около пяти часов вечера на юго-востоке появились густые клубы дыма. Может быть, это последние вспышки извержения, причинившего столько неприятностей? Вряд ли, - ведь карты не отмечают поблизости никаких островов или островков. Может быть, со дна океана поднялся новый кратер? Нет, потому что дым явно приближается к Стандарт-Айленду.

Через час показываются три корабля, идущие рядом на всех парах.

Еще через полчаса выясняется, что корабли - военные, а еще через час не остается никаких сомнений и насчет их национальной принадлежности. Это - то самое подразделение британской эскадры, которое пять недель тому назад не пожелало поднять флаг, поровнявшись со Стандарт-Айлендом.

С наступлением темноты корабли уже меньше чем в четырех милях от батареи Волнореза. Пройдут ли они мимо, продолжая свой путь? Это маловероятно. Судя по их огням, они остановились.

- У этих кораблей несомненно какое-то дело к нам, - говорит коммодор Симкоо губернатору.

- Подождем, - отвечает Сайрес Бикерстаф.

Но что скажет губернатор командующему отрядом, если тот явится с претензией по поводу недавнего столкновения? Действительно, вполне возможно, что у него именно такая цель, - может быть, экипаж погибшего судна был подобран кораблями, может быть, они выслали шлюпки на помощь? Впрочем, еще будет время принять решение, когда станет известно, в чем дело.

Все выяснилось на другой же день рано утром. На бизань-мачте головного крейсера, который стоит под парами в двух милях от Бакборт-Харбора, взвился контр-адмиральский флаг. От крейсера отделилась шлюпка и направилась в порт.

Через четверть часа коммодор Симкоо получил следующую депешу:

«Капитан Тернер с крейсера «Геральд», начальник штаба адмирала сэра Эдуарда Коллинсона, просит немедленной аудиенции у губернатора Стандарт-Айленда».

Получив это сообщение, Сайрес Бикерстаф распорядился, чтобы начальник порта разрешил высадку, и ответил, что будет ждать капитана Тернера у себя в мэрии.

Через десять минут электрический экипаж, предоставленный в распоряжение начальника штаба и его адъютанта, доставил обоих к зданию мэрии.

Губернатор тотчас же принял их в гостиной, примыкавшей к его кабинету.

Хозяин и посетители с весьма натянутым видом обменялись установленными приветствиями.

Затем, многозначительно подчеркивая отдельные слова и как будто декламируя заученный литературный отрывок, капитан Тернер произносит такую нескончаемую фразу:

- Имею честь довести до сведения его превосходительства губернатора Стандарт-Айленда, находящегося в настоящее время на сто семьдесят седьмом градусе тринадцати минутах восточной долготы по Гринвичскому меридиану и на шестнадцатом градусе пятидесяти четырех минутах южной широты, что в ночь с тридцать первого декабря на первое января пароходу «Глен» из порта Глазго, водоизмещением в три тысячи пятьсот тонн, груженному зерном, рисом, индиго, вином, что представляет груз большой ценности, - Стандарт-Айлендом, принадлежащим обществу «Стандарт-Айленд компани лимитед», с местоприбыванием в бухте Магдалены, Нижняя Калифорния, Соединенные Штаты Америки, был нанесен удар, несмотря на то, что упомянутый пароход «Глен» имел все положенные сигнальные огни - белый на фок-мачте, зеленый на правом и красный на левом борту, и что после столкновения он был встречен на следующий день в тридцати пяти милях от места катастрофы уже полузатонувшим, вследствие пробоины в задней части левого борта, и что он действительно пошел ко дну, после того как его капитан, офицеры и команда были благополучно приняты на борт «Геральда», крейсера первого класса ее величества королевы Великобритании, плавающего под флагом контр-адмирала сэра Эдуарда Коллинсона, который извещает об этом факте его превосходительство губернатора Сайреса Бикерстафа, предлагая ему признать ответственность «Стандарт-Айленд компани лимитед», гарантируемую обитателями названного Стандарт-Айленда перед владельцами упомянутого парохода «Глен», стоимость которого, включая корпус судна, машины и груз, составляет сумму в один миллион двести тысяч фунтов стерлингов, то есть шесть миллионов долларов, каковая сумма должна быть выплачена означенному адмиралу сэру Эдуарду Коллинсону, а в противном случае против упомянутого Стандарт-Айленда будет применена сила.

Одна фраза в двести тридцать шесть слов с запятыми и без единой точки! Но до чего же все решительно сказано, безо всякой возможности каких бы то ни было кривотолков! Да или нет! Примет ли губернатор претензию, заявленную сэром Эдуардом Коллинсоном, и признает ли его правоту в отношении: 1) ответственности со стороны Компании; 2) оценки парохода «Глен» из порта Глазго в один миллион двести тысяч фунтов стерлингов?

Сайрес Бикерстаф приводит аргументы, обычные в случаях столкновения:

Вследствие вулканического извержения, которое, повидимому, произошло где-то в западной части Тихого океана, тьма стояла кромешная. Если на «Глене» были в порядке сигнальные огни, то и на Стандарт-Айленде они были в порядке. И с той и с другой стороны заметить их не представлялось возможным. Следовательно, здесь налицо неблагоприятное стечение обстоятельств. Согласно морским правилам в таких случаях каждая потерпевшая сторона относит свои повреждения за свой счет, и потому здесь не может возникнуть вопроса о претензиях и об ответственности.

Ответ капитана Тернера:

Его превосходительство губернатор был бы, конечно, прав, если бы речь шла о судах, плавающих в обычных условиях. Но если «Глен» этим условием соответствовал, то всем очевидно, что Стандарт-Айленд им не соответствовал; что его нельзя приравнять к кораблю; что он, передвигаясь всей своей огромной массой на морских путях, представляет собою постоянную опасность; что он может быть приравнен только к острову, островку или подводной мели, меняющим свое местоположение, которое не может быть с точностью обозначено на картах; что Англия всегда протестовала против этой помехи, не поддающейся определению никакими гидрографическими методами, и что таким образом Стандарт-Айленд должен считаться ответственным за все несчастные случаи, происходящие вследствие самой его природы и т. д. и т. д.

Доводы капитана Тернера явно не лишены известной логики. В глубине души Сайрес Бикерстаф понимает их справедливость. Но сам он не вправе принять никакого решения. Дело будет доложено кому следует, а он может только дать сэру Эдуарду Коллинсону расписку в том, что принял его претензию. К большому счастью, дело обошлось без человеческих жертв...

- К большому счастью, - отвечает капитан Тернер, - но корабль погиб, и миллионные ценности поглощены океаном по вине Стандарт-Айленда. Согласен ли губернатор незамедлительно передать адмиралу сэру Эдуарду Коллинсону сумму, соответствующую стоимости «Глена» и его груза?

- Но как губернатор может согласиться на выплату этих денег?.. В конце концов Стандарт-Айленд предлагает достаточные гарантии... Он с готовностью возместит нанесенный ущерб, если после экспертизы, которая установит как причины несчастного случая, так и размеры убытка, суд признает, что Стандарт-Айленд должен нести за них ответственность.

- Это последнее слово вашего превосходительства? - спрашивает капитан Тернер.

- Это мое последнее слово, - отвечает Сайрес Бикерстаф, - я не имею права соглашаться от имени Компании на признание ее ответственности.

Следует новый обмен поклонами, с еще более натянутыми лицами, между губернатором и английским капитаном. Последний возвращается на электрическом экипаже в Бакборт-Харбор, а оттуда на своей шлюпке - на борт крейсера «Геральд».

Когда ответ Сайреса Бикерстафа становится известным совету именитых граждан, тот одобряет его целиком и полностью, а вслед за советом выносят свое одобрение и все жители Стандарт-Айленда. Нельзя подчиняться требованию представителей ее британского величества, выраженному столь дерзко и высокомерно.

Покончив с этим вопросом, коммодор Симкоо приказывает продолжать путь с максимальной скоростью.

Но в случае если отряд адмирала Коллинсона будет упорствовать, можно ли будет избежать его преследования? Ведь эти корабли гораздо быстроходнее Стандарт-Айленда. А если он подкрепит свои претензии снарядами, начиненными мелинитом, как будет Стандарт-Айленд сопротивляться? Конечно, батареи острова сумеют ответить на выстрелы орудий Армстронга, которыми вооружены крейсера. Но цель для стрельбы у англичан гораздо больше... шире... Что будет с женщинами, с детьми при отсутствии всякого укрытия? Все английские снаряды попадут в цель, в то время как батареи Волнореза и Кормы потеряют даром по меньшей мере половину своих снарядов, стреляя по небольшой и вдобавок подвижной цели.

Придется, следовательно, ждать, какое решение примет адмирал сэр Эдуард Коллинсон.

Ждать пришлось недолго.

В девять часов сорок пять минут средняя башня «Геральда» дает первый холостой выстрел, и в тот же миг на главной мачте взвивается флаг Соединенного королевства.

В зале мэрии собирается совет именитых граждан под председательством губернатора и его помощников. В данном случае Джем Танкердон и Нэт Коверли сходятся во мнении. Американцам, как людям практичным, не приходит в голову оказывать сопротивление, которое может вызвать гибель Стандарт-Айленда со всем его населением и имуществом.

Раздается второй пушечный выстрел, со свистом пролетает снаряд, пущенный на этот раз таким образом, чтобы упасть в море на расстоянии полукабельтова от пловучего острова; он разрывается с ужасающей силой, вздымая огромные массы воды.

По приказу губернатора коммодор Симкоо велит спустить флаг, который был поднят в ответ на поднятие флага «Геральдом». Капитан Тернер снова прибывает в Бакборт-Харбор. Там он получает векселя на сумму в один миллион двести тысяч фунтов, подписанные Сайресом Бикерстафом и контрассигнованные главными богачами Стандарт-Айленда.

Через три часа последние дымки английских военных кораблей рассеиваются на востоке, а Стандарт-Айленд продолжает свой путь к архипелагу Тонга.

ГЛАВА ПЯТАЯ Табу на Тонгатабу

- Значит, - сказал Ивернес, - мы сделаем остановки на главных островах группы Тонга?

- Да, мой любезный и добрый друг! - отвечает Калистус Мэнбар. - Вы будете иметь возможность познакомиться с этим архипелагом, который вы вправе называть еще архипелагом Хаапай, а также архипелагом Дружбы, как назвал его капитан Кук в благодарность за оказанный ему хороший прием.

- Надеюсь, здесь к нам отнесутся лучше, чем на островах Кука? - спрашивает Пэншина.

- Весьма вероятно.

- А что, мы побываем на всех островах этой группы? - интересуется Фрасколен.

- Конечно, нет, ведь их насчитывается не менее ста пятидесяти.

- А потом?

- Потом мы пойдем на Фиджи, далее на Новые Гебриды, а затем, доставив малайцев домой, вернемся в бухту Магдалены, где и закончится наше плавание.

- Будет ли Стандарт-Айленд останавливаться на островах Тонга? - продолжает допытываться Фрасколен.

- Только на Вавау и Тонгатабу, - отвечает господин директор, - но и там вы не встретите таких дикарей, о каких мечтает наш дорогой Пэншина.

- Ничего не поделаешь, их нигде не найти, даже в западной части Тихого океана! - вздыхает «Его высочество».

- Вы ошибаетесь... Они имеются, и в довольно большом количестве, в районе Новых Гебрид и Соломоновых островов. Но на Тонга подданные здешнего короля Георга Первого более или менее цивилизованы, и - добавлю я - подданные женского пола просто очаровательны. Но я не советовал бы вам выбирать себе жену среди этих пленительных тонганок.

- А по какой причине?

- Потому что, говорят, браки между иностранцами и туземцами не бывают счастливыми. Обычно между ними обнаруживается несходство характеров.

- Вот беда! - восклицает Пэншина. - А старый хитрец Цорн собирался жениться на острове Тонгатабу!

- Я? - возмущается виолончелист, пожимая плечами. - Ни на Тонгатабу, ни в каком ином месте, так и знай, бездельник!

- Наш глава - поистине мудрец, - отвечает Пэншина. - Видите ли, дорогой мой Калистус, - впрочем, вы мне так симпатичны, что я хотел бы называть вас Эвкалистус...

- Пожалуйста, Пэншина!

- Так вот, дорогой Эвкалистус, пропиликав на скрипке целых сорок лет, можно стать философом, а философия учит нас, что единственный способ достичь счастья в женитьбе, это - не жениться.

Утром 6 января на горизонте появляются высоты Вавау, самого значительного из северных островов архипелага. По своей вулканической структуре эта группа сильно отличается от двух других - Хаапай и Тонгатабу. Все три группы расположены между 17 и 22° южной широты и 176 и 178° западной долготы и занимают площадь в две тысячи пятьсот квадратных километров. На всех ста пятидесяти островах насчитывается шестьдесят тысяч жителей.

В этих местах плавали корабли Тасмана в 1643 году и корабли Кука в 1773-м, во время его второго путешествия по Тихому океану в поисках новых земель. Гражданская война, начавшаяся после свержения династии Финаре-Финаре и основания федеративного государства в 1797 году, сильно сократила население архипелага. Затем на островах появились миссионеры методистского толка и установили там господство этой честолюбивой секты англиканской церкви.

В настоящее время архипелагом правит король под протекторатом Англии до тех пор, пока... Многоточие здесь намекает на то будущее, которое слишком часто приносит своим заморским подопечным британское «покровительство».

Не легкое дело пройти по лабиринту узких проливов между обсаженных кокосовыми пальмами островков и островов, но иначе не добраться до Ну-Офа, столицы архипелага Вавау.

Вавау - острова вулканические и, как таковые, подвержены землетрясениям. Местные строители не забывают об этом и умеют воздвигать жилища без единого гвоздя. Стены плетут из тростника с брусьями из кокосовой пальмы; на столбах или цельных стволах той же пальмы покоится овальной формы крыша. Все вместе производит впечатление свежести и чистоты. Архитектура привлекает особенное внимание наших артистов, которые не сходят с батареи Волнореза, пока Стандарт-Айленд плывет по проливам, окаймленным канакскими деревушками. Там и сям виднеется несколько домов европейского типа, над которыми развеваются флаги Германии и Англии.

Но если данная часть архипелага вулканического происхождения, то все же мощное извержение шлака и пепла, обрушившееся на эти места, нельзя приписывать одному из островных вулканов. Тонганцы даже не были погружены в двухсуточный мрак, ибо западные бризы отнесли тучу изверженного вещества к противоположному горизонту. Весьма вероятно, что извергший их кратер находится на каком-либо одиноко расположенном острове в восточном направлении, если это не вновь возникший вулкан между островами Самоа и Тонга.

Стоянка Стандарт-Айленда у Вавау продолжалась всего дней восемь. Этот остров стоит посетить, несмотря на то, что несколько лет назад он был опустошен ужасающим циклоном, разрушившим церквушку французских маристов и несколько туземных хижин. Тем не менее общий вид острова и сейчас весьма привлекателен. Многочисленные селения окружены апельсиновыми рощами, плодородными равнинами, плантациями сахарного тростника, зарослями бананов, шелковичных, хлебных и сандаловых деревьев.

Из домашних животных - одни только свиньи и куры. Из птиц - только огромное множество голубей да яркие и болтливые попугаи. Из пресмыкающихся - несколько видов безобидных змей и красивые зеленые ящерицы, которых можно принять за опавшие с деревьев листья.

Калистус Мэнбар не преувеличил, говоря о красоте туземцев, близких по типу к прочим своим собратьям малайской расы, населяющей различные архипелаги центральной части Тихого океана. Мужчины поистине великолепны. Они высокого роста, полноваты, но хорошо сложены, с благородной осанкой и гордым взглядом; цвет кожи разнообразных оттенков - от темнобронзового до оливкового. Женщины грациозны и стройны, с такими тонкими и маленькими руками и ногами, что немки и англичанки из европейской колонии, глядя на них, наверное постоянно впадают в грех зависти. Впрочем, туземки занимаются только плетением цыновок, корзин да тканьем материй, похожих на те, которые вырабатываются на Таити, и от этого рукоделья пальцы их не теряют изящной формы. Кроме того, красота тонганцев не скрыта под европейским платьем: ни отвратительные брюки, ни нелепые платья с волочащимся подолом еще не вошли в моду на этих островах. Мужчины носят только передник или набедренную повязку, женщины - одновременно скромные и кокетливые - карако и короткую юбку, украшенную бахромой из высушенной древесной коры. Представители обоих полов чрезвычайно заботятся о своей прическе, причем у девушек волосы подняты надо лбом и закреплены вместо гребня сеткой, сплетенной из кокосовых волокон.

Тем не менее все эти преимущества не могут поколебать предубеждения у строптивого Себастьена Цорна. На Вавау, на Тонгатабу он так же мало склонен к женитьбе, как и в любой другой стране подлунного мира.

И для него и для его товарищей побывать на берегу - всегда большое удовольствие. Конечно, Стандарт-Айленд им нравится, но в конце концов походить немного по настоящей твердой земле тоже приятно. Настоящие горы, настоящие поля, настоящие потоки - их не сравнить с поддельными реками и искусственными морскими побережьями. Нужно быть каким-нибудь Калистусом Мэнбаром, чтобы предпочитать «жемчужину Тихого океана» живым творениям природы.

Хотя Вавау не является обычной резиденцией тонганского короля Георга I, у него имеется в Ну-Офа дворец, или, вернее сказать, красивый коттедж, в котором он временами живет. Но настоящий дворец короля и учреждения английских резидентов находятся на Тонгатабу.

Здесь, почти у пределов тропика Козерога, Стандарт-Айленд сделает последнюю стоянку; это будет крайняя точка Южного полушария, достигнутая им в это плаванье.

Покинув Вавау, миллиардцы наслаждались в течение двух дней самыми разнообразными впечатлениями. Один остров теряется из виду, и тотчас же перед глазами появляется другой. Все они - вулканические по структуре и возникли благодаря действию подземных сил. В этом отношении северная группа не отличается от центральной. Гидрографические карты этих мест, составленные с большой точностью, позволяют коммодору Симкоо безопасно проникать в лабиринт проливов между Хаапай и Тонгатабу. Впрочем, лоцмана, если бы он понадобился, найти нетрудно. Вдоль островов шныряет много судов, - это или шхуны каботажного плаванья под германским флагом, или торговые корабли, которые вывозят хлопок, копру, кофе, маис - главные продукты архипелага. Не только лоцманы с готовностью явились бы по вызову Этеля Симкоо, но также экипажи туземных двойных пирог с балансиром, соединенных между собой мостком и принимающих до двухсот человек. Да, по первому зову явились бы сотни туземцев! Какой огромный заработок, если плату за лоцманскую проводку исчислять по тоннажу Стандарт-Айленда! Двести пятьдесят девять миллионов тонн! Но коммодор Симкоо, который хорошо знает эти места, не нуждается в услугах лоцмана. Он доверяет только себе самому и рассчитывает на знание своих офицеров, с абсолютной точностью выполняющих его распоряжения.

Тонгатабу был замечен утром 9 января, когда Стандарт-Айленд находился от него в трех-четырех милях. Остров этот очень низменный, он возник не в результате действия тектонических сил, как многие другие острова, которые застыли неподвижно, внезапно выскочив со дна морского на поверхность океана, чтобы вздохнуть полной грудью. Его медленно строили инфузории, нагромождая один над другим коралловые этажи.

И какая это работа! Окружность - сто километров, площадь - от семисот до восьмисот квадратных километров; и на ней проживает двадцать тысяч человек!

Коммодор Симкоо останавливается в виду порта Маофуга. Тотчас же налаживается связь между острогом неподвижным и островом пловучим. Но разница между этим архипелагом и островами Общества, Маркизскими и Помоту велика. Здесь преобладает английское влияние, и, подчиняясь ему, король Георг I не торопится оказать особенно любезный прием жителям Миллиард-Сити, американцам по происхождению.

В Маофуге квартет нашел небольшую французскую колонию. Там - резиденция епископа Океании, которого, впрочем, не было дома, - он как раз совершал объезд островов. Там - здание католической миссии, дом, где живут монахи, школы для мальчиков и для девочек. Нужно ли говорить, что соотечественники сердечно встретили наших парижан? Настоятель миссии предложил всем четверым свое гостеприимство, поэтому им не понадобилось останавливаться в «Доме для приезжих». Что до прогулок, то друзья намерены посетить только два пункта - Нукуалофу, столицу короля Георга, и селение Муа, где все четыреста жителей - католики.

Когда Тасман открыл Тонгатабу, он дал ему название Амстердам, которое меньше всего оправдали бы здешние хижины из листьев пандануса и кокосового волокна. Правда, сейчас тут уже достаточно построек европейского типа, и все-таки туземное название куда больше подходит этому острову.

Порт Маофуга расположен на северном берегу. Если бы Стандарт-Айленд избрал себе стоянку в нескольких милях к западу, взглядам его обитателей открылась бы Нукуалофа, королевские сады и королевский дворец. Если бы, наоборот, коммодор Симкоо взял несколько восточнее, он обнаружил бы бухту, которая довольно глубоко врезается в побережье и в самом конце которой находится селение Муа. Но сделать это было нельзя, так как пловучий остров рисковал сесть на мель среди сотен островков, пройти между которыми могут только суда незначительного тоннажа. Поэтому пловучему острову на все время стоянки приходится оставаться перед Маофугой.

Посещая порт, мало кто из миллиардцев выражает желание проникнуть в глубь этого очаровательного острова, вполне заслуживающего похвал, которые расточал ему Элизе Реклю. Правда, зной здесь необычайно силен, атмосфера насыщена грозовым электричеством, и часто проносятся ужасные ливни, которые могут сразу охладить пыл экскурсантов. Надо быть совершенно помешанным на туризме, чтобы разгуливать по этой стране. Тем не менее именно так и поступают Фрасколен, Ивернес и Пэншина, и только виолончелиста невозможно заставить покинуть удобную комнату в казино раньше вечера, когда с моря дует прохладный ветерок.

Даже сам господин директор не решается сопровождать трех безумцев.

- Я же просто растаю в дороге! - оправдывается он.

- Ну так мы принесем вас обратно в бутылке! - отвечает «Его высочество».

Хотя эта перспектива весьма заманчива, Калистус Мэнбар предпочитает оставаться в твердом состоянии.

К большому счастью для миллиардцев, солнце уже в течение трех недель передвигается к Северному полушарию, и Стандарт-Айленд сумеет держаться на должном расстоянии от этой пылающей печи, дабы сохранить у себя нормальную температуру.

На рассвете следующего дня трое друзей покидают Маофугу и направляются к столице острова. Погода, разумеется, жаркая; но жара эта вполне переносима под сенью кокосовых пальм, свечных деревьев и кока, черные и красные ягоды которого похожи на гроздья сверкающих драгоценных камней.

Около полудня показывается столица во всем своем цветущем великолепии - выражение, которому в данное время года нельзя отказать в справедливости. Дворец короля словно выступает из гигантского букета. Бросается в глаза разительный контраст между хижинами туземцев, утопающими в цветах, и строениями, по виду весьма британскими, например, теми, что принадлежат протестантским миссионерам. Впрочем, методистские пасторы имеют здесь большое влияние, и тонганцы, перебив предварительно изрядное количество своих пастырей, в конце концов приняли их вероучение. Но следует заметить, что туземцы не совсем отказались от обычаев, связанных с их канакскими языческими верованиями. Для них верховный жрец выше короля. В их странных космогонических воззрениях важную роль играют добрые и злые духи. Христианству не так-то легко будет искоренить табу, которое попрежнему в чести, и в случае его нарушения дело не обходится без искупительных церемоний, когда приносят иной раз даже человеческие жертвы.

Основываясь на сообщениях исследователей - особенно г-на Эйли Марена, путешествовавшего там в 1882 году, - следует отметить, что Нукуалофа - центр лишь наполовину цивилизованный.

Фрасколен, Ивернес и Пэншина решили не припадать к стопам короля Георга. Это выражение следует понимать отнюдь не метафизически, ибо обычай требует целования ног монарха. И наши парижане радуются своему решению, когда на площади Нукуалофы они замечают «туи» (так зовется его величество), одетого в какую-то белую рубашку и коротенькую юбку из местной ткани. Целование ног, без сомнения, осталось бы одним из самых неприятных воспоминаний об их путешествии...

- Как видно, - говорит Пэншина, - в этой стране мало рек и ручьев.

И действительно, Тонгатабу, Вавау и другие острова архипелага не имеют ни одного ручья, ни одной лагуны. Природа предоставляет туземцам только дождевую воду; ее собирают в водоемы, и подданные Георга I расходуют эту воду так же скупо, как и их властитель.

Трое туристов, до крайности утомленные, вернулись в тот же день в порт Маофуга и с величайшим удовольствием водворились на своей квартире в казино.

Недоверчивого Себастьена Цорна они уверяют, что прогулка была очень интересна. Но поэтические излияния Ивернеса не в состояний убедить виолончелиста сопровождать их завтра в селение Муа.

Путешествие это должно быть и довольно долгим и очень утомительным. Утомления легко было бы избежать, воспользовавшись электрической шлюпкой, которую Сайрес Бикерстаф охотно предоставил бы в распоряжение экскурсантов. Но исследовать внутренние области этой любопытной страны - тоже перспектива заманчивая, и потому туристы отправились пешком в бухту Муа, идя вдоль кораллового побережья, окаймленного цепью островков, на которых словно назначили себе свидание все кокосовые пальмы Океании.

Добраться до Муа удалось лишь во вторую половину дня. Значит, придется тут заночевать. Для французов нашлось самое подходящее место - дом католических миссионеров. Настоятель встречает соотечественников с трогательным радушием, напомнившим путникам прием у маристов Самоа. Они провели приятнейший вечер в интересной беседе, причем о Франции говорилось больше, чем о тонганской колонии. Монахи скучали по своей далекой родине. Правда, говорили они, тоска по родной земле смягчается успехами, которых они достигли на этих островах. Утешением для них служит то, что они пользуются уважением всех, кого им удалось обратить в католическую веру и вырвать из-под влияния англиканских пасторов. Методистов это настолько обеспокоило, что им пришлось основать миссионерский пункт в селении Муа, дабы обеспечить возможность успешной пропаганды уэслианства.

Настоятель ее без гордости показывает гостям учреждения миссии - дом, безвозмездно построенный туземцами Муа, и красивую церковь, воздвигнутую архитекторами из тонганцев, которые работали не хуже своих французских собратьев.

Вечером - прогулка в окрестностях селения к древнему кладбищу Туи-Тонга, где надмогильные сооружения из сланца и коралла выполнены с восхитительным, хотя и примитивным искусством. Друзья посетили даже старинные насаждения - целую рощу из меа и баньянов, или гигантских смоковниц, с переплетающимися змеевидными корнями: в окружности такое разросшееся дерево бывает больше шестидесяти метров. Фрасколен произвел измерение, а затем, записав цифру в свою книжку, попросил настоятеля заверить ее. Попробуйте-ка после этого усомниться в существовании подобного растительного феномена!

Затем - хороший ужин и отлично проведенная ночь в лучших комнатах миссии. На другой день - превосходный завтрак, сердечное прощание с миссионерами и возвращение на Стандарт-Айленд как раз тогда, когда часы на башне ратуши бьют пять. На этот раз троим экскурсантам не пришлось прибегать к метафорическим преувеличениям, убеждая Себастьена Цорна, что эта прогулка навсегда останется в их памяти.

Наутро к Сайресу Бикерстафу явился капитан Сароль, и вот по какому поводу.

Некоторое количество малайцев - около ста человек - было завербовано на Новых Гебридах и привезено на Тонгатабу для распахивания целины на землях миссионеров. Вербовка эта была необходима ввиду полнейшей беспечности, скажем даже врожденной лености, тонганцев, живущих только сегодняшним днем. Работа эта недавно закончилась, и малайцы ждали только случая вернуться на свои родные острова, Не разрешит ли им губернатор совершить этот переезд на Стандарт-Айленде? Об этом и пришел хлопотать капитан Сароль. Через пять-шесть недель пловучий остров прибудет к Эроманга, и перевозка этих туземцев не слишком обременит муниципальный бюджет. Было бы невеликодушно отказать этим славным парням в такой пустяковой услуге. И губернатор дает свое разрешение, за что получает изъявления благодарности со стороны капитана Сароля, а также миссионеров Тонгатабу, для которых эти малайцы были завербованы.

Кто бы мог заподозрить, что капитан Сароль подбирает таким образом сообщников, что эти новогебридцы окажут ему помощь, когда придет время, и что он мог только радоваться, найдя их в Тонгатабу и водворив на Стандарт-Айленде?

Это последний день, который миллиардцы должны провести среди островов архипелага, ибо отплытие назначено на завтра.

Днем они могут еще присутствовать на одном из тех полугражданских, полу религиозных празднеств, в которых с таким жаром участвуют туземцы.

Программа праздников, до которых тонганцы такие же охотники, как и их соплеменники на островах Самоа или на Маркизских, состоит из всевозможных плясок. Такого рода зрелища вызывают в наших парижанах величайшее любопытство, и вот, около трех часов дня, они съезжают на берег.

Сопровождает их господин директор, и на этот раз к ним пожелал примкнуть также и Атаназ Доремюс. Для учителя грации и хороших манер подобная церемония - дело самое подходящее. Себастьен Цорн тоже решился сопутствовать своим товарищам. Но его, конечно, больше интересует тонганская музыка, чем хореографические забавы населения.

Когда туристы явились на площадь, праздник был уже в полном разгаре. Тыквенные бутылки с соком кавы, добытым из корней перечного дерева, передаются по кругу. Напиток этот поглощают сотни плясунов - мужчины и женщины, юноши и девушки; у последних волосы кокетливо распущены по плечам: в таком виде девушки ходят до замужества.

Оркестр самый простой: флейта, издающая гнусавые звуки и именуемая фангу-фангу, и с дюжину нафа, то есть барабанов, в которые бьют по два раза с промежутками, и даже в такт, как подметил Пэншина.

Понятно, что благовоспитанный Атаназ Доремюс не может скрыть своего полнейшего презрения к танцам, совсем не похожим на кадрили, польки, мазурки и вальсы французской школы. Он без всякого стеснения пожимает плечами, в противоположность Ивернесу, которому эти пляски представляются в высшей степени своеобразными.

Это прежде всего танцы, которые исполняются сидя и состоят только из тех или иных поворотов верхней части тела, пантомимных жестов, раскачиваний туловища в такт музыкальному ритму, медленному и грустному, производящему на слушателя необычайное впечатление.

После такого раскачивания следуют пляски, которые исполняют уже стоя: тонганцы и тонганки вкладывают в них весь пыл своего темперамента, то сопровождая танец плавными движениями рук, то воспроизводя движениями ярость воина, стремящегося по тропам войны.

Члены квартета наблюдают это зрелище, как артисты, задавая себе вопрос: до чего дошли бы эти туземцы, если бы их возбуждала завлекательная музыка парижских балов?

И тут Пэншина - только ему и могла прийти в голову подобная мысль - предлагает своим товарищам послать в казино за инструментами и угостить танцовщиков и танцовщиц самыми бешеными и бравурными плясовыми мелодиями из репертуара Лекока, Одрана, Оффенбаха.

Предложение принято, и Калистус Мэнбар не сомневается, что впечатление будет огромное. Через полчаса инструменты доставлены, и бал тотчас же начинается.

С чрезвычайным изумлением, но и с неменьшим восторгом внимают туземцы звукам виолончели и скрипок, по которым так и летают смычки, наполняя воздух ультрафранцузской музыкой.

Представьте себе, они, эти туземцы, оказываются весьма чувствительны к музыкальным впечатлениям. Ведь давно уже доказано, что характерные танцы парижских народных балов возникают инстинктивно, что им научаются без всяких преподавателей, хотя Атаназ Доремюс и думает иначе. Тонганцы и тонганки соревнуются в прыжках, плавных покачиваниях, быстрых поворотах. И вот Себастьен Цорн, Ивернес, Фрасколен и Пэншина переходят к бесовским ритмам «Орфея в аду».

Тут уж сам господин директор не в силах устоять на месте и присоединяется к неистовой кадрили, исполняемой одними кавалерами, а учитель грации и хороших манер закрывает лицо руками, чтобы не видеть подобного неприличия. В самый разгар этой какафонии, ибо сюда примешиваются также гнусавые флейты и звонкие барабаны, исступление танцоров достигает крайних пределов, и неизвестно, до чего бы оно еще дошло, не случись тут события, положившего конец этой адской хореографии.

Один тонганец, высокий и сильный детина, восхищенный звуками, извлекаемыми виолончелистом из своего инструмента, бросается на виолончель, вырывает ее из рук музыканта и убегает с криком:

- Табу!.. Табу!..

Виолончель стала табу! К ней нельзя прикоснуться, не совершая святотатства! Жрецы, король Георг, вельможи его двора, все население острова восстали бы против нарушения священного обычая...

Но Себастьен Цорн знать ничего не желает. Он очень дорожит своей виолончелью, шедевром Гана и Бенарделя. И он летит по следам похитителя. Тотчас же за ним устремляются его товарищи. В дело вмешиваются туземцы. И все мчатся друг за другом.

Но тонганец бежит так быстро, что настичь его нет никакой возможности. Не прошло и трех минут, как он уже далеко...

Себастьен Цорн и другие, совершенно обессилев, возвращаются к Калистусу Манбару, который сам еле переводит дух. Сказать, что виолончелист находится в состоянии неописуемой ярости, было бы недостаточно. Он задыхается, на губах у него пена! Табу или не табу, но он требует возвращения инструмента! Пусть Стандарт-Айленд объявит войну всему Тонгатабу, - разве не бывало войн, возникавших по менее важному поводу?

К великому счастью, масти острова вмешались в дело. Через час туземца удалось схватить, и его заставили принести инструмент обратно. Правда, это удалось нелегко. И могло бы случиться, что ультиматум губернатора Сайреса Бикерстафа возбудил бы в связи с вопросом о табу религиозные страсти целого архипелага.

Впрочем, снятие табу было произведено с соблюдением всех правил церемониала, предусмотренного для подобных случаев. Согласно обычаю, зарезали немало свиней, положили их в яму, наполненную раскаленными камнями, зажарили вместе с бататами, таро и плодами макоре и, наконец, съели к великому удовольствию тонганских обитателей.

Что касается виолончели, то в суматохе она немного расстроилась, но Себастьен Цорн снова настроил ее, предварительно удостоверившись, что все ее качества сохранились, несмотря на произнесенные над нею туземные заклинания.

ГЛАВА ШЕСТАЯ Нашествие хищников

Распростившись с Тонгатабу, Стандарт-Айленд берет курс на северо-запад, к архипелагу Фиджи. Он начинает удаляться от южного тропика вслед за солнцем, направляющимся к экватору. Всего двести лье отделяют его от фиджийской группы, и коммодор Симкоо придерживается скорости, подходящей для такой морской прогулки.

Ветер переменный, но какое значение может иметь ветер для столь мощного пловучего сооружения? Если порою на двадцать третьей параллели и разражаются сильнейшие грозы, то «жемчужине Тихого океана» они ничуть не вредят. Электричество, насыщающее атмосферу, притягивается многочисленными громоотводами, ими снабжены и общественные здания и жилые дома. Что касается дождей, даже ливней, которые низвергают на остров грозовые тучи, то здесь им только рады. Парк и поля еще ярче зеленеют от таких душей, - впрочем, довольно редких. Жизнь в Миллиард-Сити протекает поэтому вполне счастливо среди празднеств, концертов, приемов. Теперь между обеими частями города установилась тесная связь, и, кажется, отныне уже ничто не может угрожать безопасности Стандарт-Айленда.

Сайресу Бикерстафу не приходится раскаиваться в том, что он принял на остров новогебридцев, за которых ходатайствовал капитан Сароль. Эти туземцы стараются быть полезными. Они работают на полях, как работали на плантациях острова Тонгатабу. Сароль и его малайцы проводят с ними весь день, а вечером они возвращаются в порты, где их расселил муниципалитет.

Они ни у кого не вызывали нареканий. Может быть, тут представлялся случай обратить этих славных людей в христианство. До сих пор они чуждались христианского вероучения, как и большинство новогебридцев, которые упорно остаются язычниками, несмотря на все старания миссионеров - представителей англиканской или католической церкви. Духовенство Стандарт-Айленда подумывало было заняться их обращением, но власти пловучего острова воспретили делать какие-либо попытки в этом направлении.

Новогебридцы все в возрасте от двадцати до сорока лет. Рост у них средний, кожа темнее, чем у малайцев, и хотя они не так хороши собой, как туземцы Самоа или Тонга, но зато кажутся в высшей степени выносливыми. Они бережно хранят свои деньги, накопленные на службе у миссионеров Тонгатабу, и даже не помышляют тратить их на спиртные напитки, которые, впрочем, отпускались бы им в весьма умеренном количестве. К тому же они живут здесь на всем готовом и, должно быть, никогда не чувствовали себя так беззаботно на своем диком архипелаге.

И, однако, по вине капитана Сароля, эти туземцы, объединившись со своими новогебридскими соотечественниками, примут участие в преступном деле, час которого приближается. И тогда проявится их врожденная жестокость. Ведь все они - прямые потомки пиратов, из-за которых эта часть Тихого океана пользуется недоброй славой.

Пока же миллиардцы пребывают в полной уверенности, будто ничто не может поставить под угрозу их существование, где все так разумно предусмотрено и так мудро устроено. Квартет пользуется неизменным успехом. Его без устали слушают и награждают аплодисментами. В программе фигурируют произведения Бетховена, Гайдна, Мендельсона, - и притом не в отрывках, а полностью. Кроме обычных концертов в казино, устраиваются также музыкальные вечера у миссис Коверли, и на них всегда бывает много народу. Несколько раз их почтили своим присутствием король и королева Малекарлии. Если Танкердоны еще не являлись с визитом в особняк на Пятнадцатой авеню, то Уолтер во всяком случае стал завсегдатаем таких концертов. Вполне возможно, что в ближайшем будущем состоится его свадьба с мисс Ди... В салонах правобортной и левобортной частей города об этом говорят совершенно открыто... Называют даже свидетелей со стороны будущих жениха и невесты... Недостает только согласия обоих глав семей... Неужели же не случится ничего, что заставило бы Джема Танкердона и Нэта Коверли произнести свое слово?

Событие, которого ожидали с таким нетерпением, в конце концов произошло. Но ценою каких опасностей, какой угрозы для благополучия Стандарт-Айленда!

Днем 16 января, приблизительно в середине той части моря, которая отделяет острова Тонга от островов Фиджи, на юго-востоке было замечено какое-то судно. Похоже, что оно держит направление на Штирборт-Харбор. Повидимому, это пароход водоизмещением в семьсот - восемьсот тонн. На мачте его нет флага, и он не поднял его, даже приблизившись на расстояние мили.

Какой национальности этот пароход? Вахтенные с обсерватории не в состоянии этого определить по его внешнему виду. Поскольку он не почтил салютом Стандарт-Айленд, - весьма возможно, что это англичанин.

Впрочем, означенное судно не собирается входить ни в один из портов пловучего острова. Оно как будто идет мимо и скоро, вероятно, скроется из виду.

Наступает ночь, безлунная и совершенно темная. Небо обложено густыми косматыми тучами, которые не пропускают лучей луны. Ни малейшего ветерка. И в воздухе и на море полный штиль. Молчание царит в этом глубоком мраке.

К одиннадцати часам в атмосфере наступает перемена. Погода становится грозовой. После полуночи молнии начинают бороздить небо и слышны раскаты грома, хотя ни одной дождевой капли не падает на землю.

Возможно, что эти раскаты, отзвуки отдаленной грозы, и помешали таможенникам, дежурившим на батарее Кормы, уловить необъяснимый свист и странное рычание, которые раздавались в этой части побережья пловучего острова. Звуки эти непохожи были на грохот грома и завыванье ветра. Это явление, каковы бы ни были его причины, происходило между двумя а тремя часами ночи.

Наутро из дальних кварталов города пришла тревожная весть. Там видели, как надсмотрщики, охранявшие скот, который пасся на лугах, охваченные внезапной паникой, разбежались в разные стороны - одни к портам, другие к окраинам Миллиард-Сити.

Другой, еще более тревожный факт: ночью было растерзано с полсотни овец, - их окровавленные, недоеденные туши валяются неподалеку от батареи Кормы. Та же участь постигла несколько десятков коров, ланей и оленей в загонах парка и около двадцати лошадей.

Без сомнения, на животных напали хищные звери... Но какие?.. Львы, тигры, пантеры, гиены?.. Возможно ли это? Разве когда-либо хоть один опасный хищник появлялся на Стандарт-Айленде?.. Разве эти животные в состоянии добраться до пловучего острова по морю?.. И, наконец, разве «жемчужина Тихого океана» находится сейчас вблизи Индии, Африки, Малайи, где водятся подобные хищники?

Нет, Стандарт-Айленд так же далек от этих мест, как и от устья Амазонки или дельты Нила, но, оказывается, около семи часов утра за двумя женщинами, которые только что рассказывали это в садике перед мэрией, гнался огромный аллигатор, он повернул затем к берегу Серпентайн-ривер и скрылся под водой. Судя по тому, как колышется трава у берега реки, там, пожалуй, прячется не один такой ящер.

Можно представить, какое впечатление произвели эти невероятные известия! Через час вахтенные обсерватории заметили, что по полям бегают и прыгают парами тигры, львы и пантеры. Несколько баранов, бросившихся в сторону батареи Волнореза, было растерзано двумя громадными тиграми. Со всех сторон бегут домашние животные, напуганные рычанием хищников. Первый утренний электрический поезд, вышедший в Бакборт-Харбор с людьми, работающими на полях, едва успел вернуться. За ним на расстоянии ста шагов бежали три льва и едва не догнали его.

Нет сомнения, что ночью на Стандарт-Айленд каким-то образом вторглась стая диких зверей, и если немедленно же не будут приняты меры предосторожности, хищники доберутся и до Миллиард-Сити.

Обо всем случившемся нашим артистам сообщил Атаназ Доремюс. Учитель грации и хороших манер, выйдя из дому раньше обычного, не посмел вернуться обратно и укрылся в казино, откуда его никакими человеческими силами теперь не вытащить.

- Бросьте... Ваши львы и тигры - просто газетные утки, - восклицает Пэншина, - а ваши аллигаторы - первоапрельская забава.

Однако с фактами не поспоришь... Муниципалитет отдал распоряжение запереть решетку, окружающую город, а также забаррикадировать входы в оба порта и в пограничные посты побережья. Одновременно было прекращено движение электрических поездов, а населению запретили выходить в парк или в поля, пока там опасно из-за этого необъяснимого нашествия.

И вот, в то мгновение, когда полицейские закрывали решетку в конце Первой авеню, со стороны сквера обсерватории, в пятидесяти шагах от них, появились тигр и тигрица с горящими глазами и окровавленной пастью. Еще несколько секунд - и дикие звери проникли бы за ограду.

Закрыты ворота также у мэрии; теперь Миллиард-Сити может не опасаться нападения.

Какие невероятные события, сколько материала для отдела происшествий в «Старборт-кроникл», «Нью-Геральд» и других газетах Стандарт-Айленда!

И в самом деле, началась невообразимая паника. Особняки и дома забаррикадированы. Магазины торгового квартала закрыты. Все двери заперты. Из окон верхних этажей выглядывают испуганные лица. На улицах - никого, кроме воинских отрядов под командованием полковника Стьюарта и полицейских взводов во главе со своими офицерами.

Сайрес Бикерстаф и его помощники - Бартелеми Рэдж и Хабли Харкур, прибывшие в мэрию с раннего утра, неотлучно находятся в зале административного совета. Муниципалитет получает самые тревожные известия по телефону из обоих портов, с батарей и прибрежных постов. Хищники разбрелись повсюду... Их по меньшей мере согни - так утверждают телеграфные сообщения, может быть прибавляя от страха лишний нуль... Во всяком случае, можно с полной уверенностью заявить, что некоторое количество львов, тигров, пантер и крокодилов все-таки разгуливает по окрестностям.

Что же произошло? Уж не попал ли на Стандарт-Айленд какой-нибудь вырвавшийся из своих клеток зверинец?.. Но откуда он взялся?.. Какое судно перевозило его?.. Не тот ли пароход, который встретился накануне?.. Если да, то куда же он девался? Может быть, под покровом ночи он причалил к Стандарт-Айленду? Или же звери каким-то образом бежали с парохода и, пустившись вплавь, выбрались на побережье Стандарт-Айленда в его низменной части, где стекает в море Серпентайн-ривер?.. Наконец, может быть, это судно потом затонуло?.. Однако на поверхности моря, куда только достигает взгляд наблюдателей и бинокль коммодора Симкоо, не заметно никаких обломков, а ведь Стандарт-Айленд со вчерашнего дня почти не сдвинулся с места!.. К тому же, если этот корабль погиб, почему его экипаж не попытался искать спасения на Стандарт-Айленде, раз это удалось сделать хищным зверям?

Мэрия запрашивает по телефону различные прибрежные посты, и все они отвечают, что ночью не было ни столкновения, ни кораблекрушения. Тут уж они не могли ошибиться, несмотря на то, что царил глубокий мрак. Из всех гипотез эта, пожалуй, наименее вероятна.

- Тайна!.. Тайна!.. - твердит Ивернес.

Он и его товарищи сошлись в казино и сидят вместе с Атаназом Доремюсом за утренним завтраком, после которого, если понадобится, будут поданы обед и ужин.

- Честное слово, - подхватывает Пэншина, уплетая свою шоколадную газету, которую он предварительно макает в дымящуюся чашку, - ни черта я не понимаю в этом собачьем, или, вернее, в этом зверином деле... Чтобы там ни было, давайте есть, господин Доремюс, пока нас самих не сожрали.

- Как знать?.. - возражает Себастьен Цорн. - Съедят ли нас львы, тигры или людоеды...

- Предпочитаю людоедов! - говорит Пэншина.

- Каждому свое, не правда ли?

И он хохочет, этот неугомонный шутник, но учитель грации и хороших манер не смеется, и остальным жителям Миллиард-Сити, охваченным ужасом, тоже не до смеха.

В восемь часов утра был созван совет именитых граждан, и члены его, не колеблясь, направились в ратушу, где находился и губернатор. На опустевших улицах и проспектах видны были только отряды милиции и полиции, спешившие к постам, которые им приказали охранять. Совет именитых, открывшийся под председательством Сайреса Бикерстафа, незамедлительно приступил к обсуждению создавшегося положения.

- Господа, - говорит губернатор, - вы знаете причину вполне понятной паники, которая охватила население Стандарт-Айленда. Сегодня ночью наш остров подвергся нашествию стаи хищников и ящеров. Прежде всего необходимо заняться уничтожением зверей, что без сомнения будет выполнено. Но наше население должно примениться к мерам, которые мы вынуждены принять. Мы еще разрешаем хождение по улицам в Миллиард-Сити, поскольку все ворота заперты, но по парку и по лугам никакого хождения не должно быть. Поэтому впредь до нового распоряжения сообщение между городом, обоими портами, батареями Кормы и Волнореза прекращается.

Одобрив эту меру, совет переходит к обсуждению способов истребления опасных зверей, проникших на Стандарт-Айленд.

- Наши воинские части и моряки, - продолжает губернатор, - устроят охоту и облавы в разных местах острова. Всех, кто в свое время занимался охотой, мы просим присоединиться к ним, руководить действиями и следить, чтобы люди были поосторожней...

- Когда-то, - говорит Джем Танкердон, - я охотился в Индии и в Америке, и потому не новичок в этом деле. Я иду и со мною пойдет мой старший сын...

- Мы благодарим достопочтенного мистера Джема Танкер дома, - отвечает Сайрес Бикерстаф, - а я со своей стороны последую его примеру. Вместе с солдатами полковника Стьюарта будет действовать отряд моряков под началом коммодора Симкоо, и вам, господа, не возбраняется вступить в их ряды.

Нэт Коверли, подобно Джему Танкердону, предлагает свои услуги; наконец все те из именитых граждан, кому только позволяет возраст, с готовностью соглашаются участвовать в охоте. В Миллиард-Сити имеется немало дальнобойных и скорострельных ружей. Можно не сомневаться, что при самоотверженности и храбрости каждого из охотников Стандарт-Айленд будет скоро очищен от страшных тварей. Но, опять повторяет Сайрес Бикерстаф, «самое главное, чтобы при этом не пришлось оплакивать ничьей гибели».

- Однако зверей, количество которых пока еще трудно установить, - добавляет он, - надо истребить как можно скорее. Дать им время акклиматизироваться и расплодиться - значит поставить под угрозу безопасность нашего острова.

- Вероятно, - замечает один из советников, - эта стая не так уж велика...

- Действительно, она могла появиться только с корабля, который перевозил зверинец, - отвечает губернатор, - с корабля, идущего из Индии, Филиппин или Зондских островов и зафрахтованного какой-либо из гамбургских фирм, которые специально торгуют дикими зверьми.

В Гамбурге - основной рынок диких зверей; за слона цены достигают двенадцати тысяч франков, за жирафа - двадцати семи тысяч, за гиппопотама - двадцати пяти тысяч, за льва - пяти тысяч, за тигра - четырех тысяч, за ягуара-двух тысяч, - цены, как видите, довольно высокие и к тому же имеющие тенденцию к повышению, только на змей они снизились.

По этому поводу один из членов совета заметил, что, может быть, в данном зверинце имелись также и змеи, но губернатор ответил, что наличия пресмыкающихся не замечено. К тому же, если львы, тигры и аллигаторы могли вплавь добраться до устья речки Серпентайн, для змей такая возможность исключена.

- Я поэтому полагаю, - добавляет он, - что нам не приходится опасаться здесь боа, гремучих змей, кобр, гадюк и других представителей этого вида. Тем не менее все будет сделано для того, чтобы успокоить население на этот счет. Однако, господа, не надо терять времени, и, прежде чем задумываться над причиной нашествия хищников, позаботимся о том, чтобы их уничтожить. Пока что они - на нашем острове. Нельзя же допустить, чтобы они так тут и оставались.

Губернатор - следует это признать - совершенно прав, и речь его полна здравого смысла.

Совет именитых граждан намеревался уже разойтись, чтобы приготовиться к облаве с участием лучших охотников Стандарт-Айленда, когда один из помощников губернатора - Хабли Харкур - попросил слова.

Ему предложили высказаться, и вот что уважаемый помощник губернатора счел нужным сообщить совету:

- Господа советники, я не хочу откладывать дела, к которому решено приступить. Самое срочное - начать охоту. Тем не менее разрешите мне поделиться с вами пришедшей мне в голову мыслью. Быть может, в ней мы найдем вполне удовлетворительное объяснение - откуда на Стандарт-Айленде взялись все эти звери.

Хабли Харкур происходит из старинной французской фамилии с Антильских островов, американизировавшейся после переезда в Луизиану, и пользуется в Миллиард-Сити огромным уважением. Это весьма основательный, весьма осторожный ум, никогда не позволяющий себе высказывать какие-либо суждения с налета, человек немногословный, и его мнению придается большое значение. Поэтому губернатор предложил ему объясниться, что он и сделал в нескольких сжатых, логично построенных фразах.

- Господа советники, - сказал он, - близ нашего острова вчера днем был замечен корабль. Он не обнаружил своей национальной принадлежности, желая, по всей видимости, сохранить ее в тайне. Так вот, я не сомневаюсь, что именно на нем был этот груз хищных зверей.

- Совершенно очевидно, - говорит Нэт Коверли.

- И еще, господа советники: если кто-либо из вас полагает, что нашествие этих тварей на Стандарт-Айленд произошло вследствие несчастного случая на море... то я... я этого не думаю!

- Но тогда выходит, - восклицает Джем Танкердон, который в словах Хабли Харкура начинает прозревать истину, - что это сделано нарочно... с намерением... со злым умыслом...

- О! - вырывается у всех членов совета.

- Я убежден в этом, - заявляет помощник твердым голосом. - Подобная махинация могла быть подстроена только нашим извечным врагом Джоном Булем, для которого в борьбе против Стандарт-Айленда - все средства хороши...

- О! - снова восклицает совет.

- Не имея права требовать уничтожения нашего острова, англичане хотят сделать существование на нем немыслимым. Вот откуда взялись все эти львы, ягуары, тигры, пантеры, аллигаторы, которых перебросили к нам с того парохода под покровом ночи.

- О! - в третий раз вырывается у членов совета.

Но если сперва в этом «О!» выражалось сомнение, то теперь в нем слышится уверенность. Да, это, должно быть, месть озлобившихся англичан, которые ни перед чем не останавливаются, чтобы сохранить свое господство на море! Да, для такой преступной цели и был зафрахтован этот корабль, а когда гнусное дело совершилось, он исчез! Да, правительство Соединенного королевства не пожалело нескольких сот фунтов ради того, чтобы жителям Стандарт-Айленда нельзя было дольше оставаться на острове!

И Хабли Харкур добавляет:

- Если я решился сформулировать таким образом свое мнение, если возникшие у меня подозрения превратились в уверенность, господа, то прежде всего потому, что в моей памяти всплыл точно такой же факт, махинация, проделанная в обстоятельствах более или менее сходных, причем Англии так и не удалось смыть с себя это позорное пятно...

- А ведь воды-то у нее достаточно! - замечает один из членов совета.

- Соленая вода ничего не отмывает! - говорит другой.

- Даже море не могло бы смыть кровавых пятен с рук леди Макбет! - восклицает третий.

- Господа советники, - продолжает Харкур, - когда Англия вынуждена была возвратить Франции Антильские острова, она решила оставить там след своего кратковременного владычества, и какой след! До того времени ни на Гваделупе, ни на Мартинике не было ни одной змеи, а после удаления англичан оказалось, что колония просто кишит ими. Такова была месть Джона Буля! Прежде чем убраться восвояси, он напустил на землю, переставшую ему принадлежать, сотни гадов, и с тех пор эти ядовитые твари чрезвычайно расплодились и наносят французским колонистам величайший вред!

Разумеется, это старое обвинение, так и не опровергнутое Англией, делает весьма вероятным предположение Хабли Харкура. Но можно ли поверить, что Джон Буль решил сделать невозможным для обитания пловучий остров и что он пытался учинить нечто подобное на одном из Антильских островов, принадлежащих Франции?.. Как тот, так и другой факт не доказаны. Однако население Стандарт-Айленда считает их достоверными.

- Ладно! - восклицает Джем Танкердон. - Если французам не удалось очистить Мартинику от гадов, которых англичане оставили вместо себя...

Громовые крики «ура!» и «гип, гип!» приветствуют это сравнение пылкого американца.

- ...то миллиардцы во всяком случае сумеют избавить Стандарт-Айленд от хищников, которыми его наводнили англичане!

Новый гром аплодисментов, стихающий лишь на мгновение, чтобы разразиться еще громче после слов Джема Танкердона:

- По местам, господа, и не будем забывать, что, охотясь на этих львов, ягуаров, тигров, кайманов, - мы воюем с англичанами!

И члены совета расходятся.

Через час, когда в главных газетах появляется стенографический отчет о заседании, когда становится известно, чьи вражеские руки открыли клетки пловучего зверинца, когда люди узнают, кому они обязаны нашествием легиона диких зверей, в городе раздается вопль негодования и Англию предают проклятию вплоть до седьмого колена, чтобы, наконец, само ненавистное имя ее изгладилось из памяти человечества!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ Облава

Необходимо уничтожить всех зверей, вторгшихся на Стандарт-Айленд. Если ускользнет хоть одна пара хищников, то на сколько-нибудь безопасное существование рассчитывать не придется. Эта пара расплодится, и тогда можно будет с таким же успехом селиться в джунглях Индии или Африки. Построить целый остров из стальных листов, пустить его на широкие просторы Тихого океана, чтобы он не имел ни малейшего соприкосновения с подозрительными берегами или архипелагами, принять все меры для того, чтобы он не подвергался никаким эпидемиям или вторжениям, и внезапно, за одну ночь... Немедленно же «Стандарт-Айленд компани» должна подать в Международный суд жалобу на Соединенное королевство и потребовать возмещения огромных убытков! Разве в данном случае не нарушены права человека? Да, нарушены, и если будут найдены доказательства...

Но, как постановил совет именитых граждан, надо начать с самого неотложного.

Притом, невзирая на требования отдельных охваченных ужасом семейств нельзя допустить, чтобы люди искали спасения на пароходах, находящихся в портах, и бежали со Стандарт-Айленда. Ведь судов просто не хватило бы для всех.

Нет, на этих «напущенных англичанами зверей будет устроена охота, их уничтожат, и «жемчужина Тихого океана» вновь обретет свою прежнюю безопасность.

Миллиардцы, не теряя ни минуты, принимаются за дело. Некоторые из них предлагают пойти на самые крайние меры: затопить пловучий остров или поджечь парк, плантации и поля, для того чтобы таким образом утопить или выжечь всю эту нечисть. Но и тот и другой способ не помогут против амфибий, и поэтому лучше всего предпринять хорошо организованную облаву.

Так и поступили.

Следует заметить, что капитан Сароль, малайцы и новогебридцы предложили свои услуги, которые губернатор принял очень охотно. Эти славные люди, казалось, стремились отблагодарить за то, что для них было сделано. В действительности же капитан Сароль больше всего опасался, что это происшествие может прервать плавание, что миллиардцы со своими семьями захотят покинуть Стандарт-Айленд или заставят администрацию повернуть прямо в бухту Магдалены, и тогда из его замыслов ничего не выйдет.

Квартет оказался на высоте положения. Никто не скажет, что четверо французов побоялись пожертвовать собой, когда нависла опасность. Они отдали себя в распоряжение Калистуса Мэнбара, который, по его словам, не то еще видывал и теперь только пожимал плечами в знак презрения ко всем этим львам, .тиграм, пантерам и другим безобидным тварям! Может быть, сей потомок Барнума сам был раньше укротителем или по крайней мере директором странствующего зверинца?..

Облава началась рано утром, и дело сразу пошло успешно.

Два крокодила неосмотрительно выползли из Серпентайн-ривер на берег, а известно, что ящеры, очень опасные в водной стихии, менее страшны на суше из-за своей неповоротливости. На них бросился бесстрашный капитан Сароль со своей командой, и хотя один из малайцев был ранен, парк все же очистили от крокодилов.

Но тут обнаружили еще не менее десятка этих животных, причем крупного размера - от четырех до пяти метров - и потому чрезвычайно опасных. Они укрылись в речке, но моряки залегли неподалеку стеречь их, зарядив ружья разрывными пулями, пробивающими самые твердые панцыри.

В то же время отряды охотников разошлись во все стороны по полям. Один лев был убит Джемом Танкердоном, который не без основания говорил, что он в этом деле не новичок. Он, и правда, вновь обрел хладнокровие и ловкость бывалого охотника Дальнего Запада. Зверь был поистине великолепен. Свинец пронзил его сердце в тот момент, когда он бросился на музыкантов, и Пэншина уверяет, что «его так и обдало ветром, когда лев, прыгнув, летел мимо».

После полудня на зверей повели новую атаку, во время которой один солдат получил укус в плечо, а губернатору удалось убить прекрасную львицу. Этим свирепым животным не придется наплодить здесь детенышей, на что, повидимому, рассчитывал Джон Буль.

К концу дня пара тигров погибает под пулями коммодора Симкоо, выступавшего во главе своих моряков, одного из которых, тяжело раненного ударом когтистой лапы, пришлось отправить в Штирборт-Харбор. Среди выпущенных на пловучий остров хищников, повидимому, больше всего было этих страшных тварей кошачьей породы.

На склоне дня звери, которых все время неотступно преследовали, укрылись в зарослях около батареи Волнореза, откуда их решено вытеснить с наступлением утра.

Вплоть до самого утра грозный рев не перестает наводить трепет на женское и детское население Миллиард-Сити. Страх жителей ничуть не уменьшается, да и как от него отделаться? Разве есть уверенность в том, что Стандарт-Айленд покончит с этим авангардом британской армии? Поэтому все жители Миллиард-Сити не перестают осыпать проклятиями коварный Альбион.

Облава возобновляется на рассвете. По приказу губернатора, одобренному коммодором Симкоо, полковник Стьюарт готовится применить артиллерию, чтобы выбить хищников из укрытий. Из Штирборт-Харбора к батарее Волнореза подвозят две скорострельные пушки, заряжающиеся картечью, как пушки Гочкиса.

В этом месте линию электрической железной дороги, ведущей к обсерватории, перерезают заросли железного дерева. Как раз здесь и укрылись на ночь львы и тигры, - их горящие глаза сверкают среди зарослей. Моряки, солдаты, охотники, возглавляемые Джемом и Уолтером Танкердонами, Нэтом Коверли и Хабли Харкуром, занимают позицию слева от этих зарослей, чтобы встретить свирепых зверей, уцелевших после первых залпов картечи.

По знаку коммодора Симкоо обе пушки стреляют одновременно. В ответ слышится яростный рев. Без сомнения, многие из хищников убиты или ранены. Оставшиеся в живых - их около двадцати - выбегают из зарослей и проносятся мимо членов квартета; дружные выстрелы сваливают двух хищников. В то же самое мгновение на артистов кидается громадный тигр, и Фрасколен, сшибленный мощным прыжком, отлетает шагов на десять в сторону.

Товарищи бросаются к нему на помощь. Его поднимают, он почти без сознания, но, впрочем, довольно скоро приходит в себя. Ему достался только толчок... но какой толчок!

Одновременно принимаются меры для очистки Серпентайн-ривер от кайманов. Но как удостовериться в том, что эти кровожадные животные уничтожены все до единого? К счастью, помощнику губернатора Хабли Харкуру приходит в голову мысль спустить воду, открыв затворы речных шлюзов, чтобы в крокодилов можно было стрелять без промаха.

Единственная жертва - великолепный пес, принадлежавший Нэту Коверли. Бедное животное, схваченное аллигатором, мигом было перекушено пополам. Между тем солдаты убивают одного за другим около дюжины этих гадов, и теперь, возможно, Стандарт-Айленд будет окончательно очищен от амфибий.

В общем, день прошел удачно. Среди убитых зверей насчитывается шесть львов, восемь тигров, пять ягуаров, девять пантер - самцов и самок.

Вечером члены квартета, включая и Фрасколена, оправившегося после сотрясения, усаживаются за столик в ресторане казино.

- Хочется верить, что «наши беды приходят к концу, - говорит Ивернес.

- Если только тот пароход не был вторым Ноевым ковчегом, - отвечает Пэншина, - и в нем не находились все земные твари!

Но это мало вероятно, и Атаназ Доремюс настолько осмелел, что решился опять водвориться в своих владениях на Двадцать пятой авеню. Там, в забаррикадированном доме, он нашел старушку служанку, которая в полном отчаянье считала уже, что от ее старого хозяина остались лишь рожки да ложки!

Ночь прошла довольно спокойно. Изредка со стороны Бакборт-Харбора доносилось отдаленное рычание. Можно надеяться, что завтра, после общей облавы по всей равнине, звери будут полностью истреблены.

На рассвете отряды охотников собираются опять. Само собой разумеется, что уже в течение суток Стандарт-Айленд стоит на месте, так как весь персонал машинного отделения занят в общем деле.

Отряды, каждый из двадцати человек, вооруженных скорострельными ружьями, получают приказ «прочесать» весь остров. Теперь, когда звери рассеялись в разных направлениях, полковник Стьюарт не счел нужным применять пушки. Было убито тринадцать хищников, выслеженных в окрестностях батареи Кормы. Но от них не без труда удалось отбить двух таможенных стражников соседнего поста, которые были подмяты - один пантерой, а другой тигром - и получили тяжелые ранения.

В этот день число животных, убитых с начала первой облавы, дошло до пятидесяти трех.

В четыре часа Сайрес Бикерстаф и коммодор Симкоо, Джем Танкердон и его сын, Нэт Коверли и оба помощника губернатора, а также кое-кто из именитых граждан, возвращаются в сопровождении воинского отряда к мэрии, где совет принимает донесения из обоих портов и с батарей.

Приближаясь к городу, уже в каких-нибудь ста шагах от здания мэрии, они вдруг слышат отчаянные крики и видят, что толпа народа, главным образом женщин и детей, охваченных внезапной паникой, бежит вдоль Первой авеню.

Тотчас же губернатор, коммодор Симкоо, их спутники бросаются к скверу, решетка которого должна была быть заперта... Но по чьей-то необъяснимой беспечности она осталась открытой, и нет сомнения, что один из хищников, быть может последний, проник за нее.

Нэт Коверли и Уолтер Танкердон, прибежавшие первыми, устремляются в сквер.

Внезапно Уолтера, в трех шагах от Нэта Коверли, опрокидывает огромный тигр.

У Нэта Коверли нет времени зарядить ружье, он выхватывает из-за пояса охотничий нож и бросается на помощь Уолтеру в тот момент, когда когти хищника уже вонзаются в плечо молодого человека.

Уолтер спасен, но тигр оборачивается и кидается «а Нэта Коверли.

Тот ударяет зверя ножом, но, не попав ему в сердце, сам опрокидывается наземь.

Тигр отступает рыча, в разинутой пасти виднеется кроваво-красный язык.

Выстрел...

Это бьет ружье Джема Танкердона.

Второй выстрел...

Пуля разорвалась в теле зверя.

Уолтера поднимают, на плече его - рваная рана.

Нэт Коверли хоть и не ранен, но чувствует, что Мгновение тому назад заглянул в глаза смерти.

Он встает и, подойдя к Джему Танкердону, говорит торжественно:

- Вы спасли меня... благодарю вас!

- Вы спасли мне сына... благодарю вас! - отвечает Джем Танкердон.

И оба подают друг другу руки в знак признательности, которая может стать искренней дружбой...

Уолтера тотчас же переносят в особняк на Девятнадцатой авеню, где укрылись его родные, а Нэт Коверли возвращается к себе, опираясь на руку Сайреса Бикерстафа.

Что касается тигра, то г-н директор позаботится, чтобы не пропала его роскошная шкура. Из этого великолепного зверя сделают отличное чучело, и оно будет красоваться в естественно-историческом музее Миллиард-Сити со следующей надписью:

«Дар Соединенного королевства Великобритании и Ирландии бесконечно признательному Стандарт-Айленду».

Если преступное покушение следует приписать Англии, трудно придумать более остроумное мщение. Во всяком случае так полагает «Его высочество» Пэншина, отличный знаток в делах такого рода.

Не приходится удивляться тому, что на следующий же день миссис Танкердон приехала с визитом к миссис Коверли, чтобы поблагодарить за услугу, оказанную Уолтеру, и что миссис Коверли отдала визит миссис Танкердон, чтобы поблагодарить за услугу, оказанную ее мужу. Добавим также, что мисс Ди пожелала сопровождать свою мать, и, разумеется, обе они справлялись у миссис Танкердон о здоровье дорогого раненого.

Словом, все теперь обстоит как «нельзя лучше, и, избавившись от страшных гостей, Стандарт-Айленд может спокойно продолжать свой путь к архипелагу Фиджи.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ Фиджи и фиджийцы

- Сколько ты сказал?.. - спрашивает Пэншина.

- Двести пятьдесят пять, друзья мои, - отвечает Фрасколен. - Да... в архипелаге Фиджи насчитывается двести пятьдесят пять островов и островков.

- А какое нам до этого дело, - говорит Паншина, - раз «жемчужина Тихого океана» не собирается делать двухсот пятидесяти пяти стоянок?

- Ты никогда не будешь знать географии! - провозглашает Фрасколен.

- А ты... ты знаешь ее даже слишком хорошо! - возражает «Его высочество».

Вторая скрипка всегда получает такой отпор, когда пытается просвещать своих неподатливых товарищей.

Однако Себастьен Цорн, будучи покладистей других, позволяет подвести себя к карте, вывешенной у казино, где каждый день отмечаются координаты пловучего острова. По этой карте легко проследить весь путь, пройденный Стандарт-Айлендом с момента его выхода из бухты Магдалены. Этот путь образует на карте нечто вроде большого S, нижний завиток которого изгибается в направлении к архипелагу Фиджи.

Тут же Фрасколен показывает виолончелисту скопление островов, открытых Тасманом в 1643 году, - архипелаг, расположенный между 16 и 20° южной широты и 174° западной и 179° восточной долготы.

- И наша махина будет пробираться среди сотни, а то и двух сотен таких камешков, разбросанных по дороге? - интересуется Себастьен Цорн.

- Да, старый товарищ по струнному ремеслу, - отвечает Фрасколен, - и если ты поглядишь хоть сколько-нибудь внимательно...

- И притом закрыв рот... - добавляет Пэншина.

- Почему?

- Потому что пословица недаром говорит: в закрытый рот мухе не влететь!

- Какой такой мухе?

- А той самой, что кусает тебя, когда ты начинаешь разглагольствовать против Стандарт-Айленда.

Себастьен Цорн, презрительно пожав плечами, вновь обращается к Фрасколену:

- Что ты говорил?

- Я говорил, что к двум крупным островам Вити-Леву и Вануа-Леву можно добраться по одному из трех проливов, пересекающих восточную группу архипелага: по проливу Нануку, проливу Лакемба и проливу Онеата...

- Или по проливу, где разбиваются на тысячу кусков! - восклицает Себастьен Цорн. - В конце концов с нами это обязательно случится!.. Как можно плавать в подобных морях целому городу с.таким населением? Нет, это противоречит всем законам природы!

- Муха!.. - восклицает Пэншина. - Вот она, вот она, цорнова муха!

И правда, опять начинаются мрачные предсказания, от которых упрямый виолончелист никак не может отвыкнуть.

В этой части Тихого океана первая группа островов Фиджийского архипелага действительно является как бы преградой для проходящих с востока кораблей. Но тревожиться нечего, проливы здесь достаточно широки, и коммодор Симкоо решился направить туда Стандарт-Айленд. Самыми значительными среди островов этого архипелага, помимо Вити-Леву и Вануа-Леву, расположенных в западной части, являются Оно-Илау, Нгау, Кандаву и другие.

Между горными вершинами, выступающими на поверхность океана, расстилается целое море, море Коро, но этот архипелаг, замеченный еще Куком, посещенный Блайем в 1789 и Вильсоном в 1792 годах, стал известен во всех подробностях благодаря замечательным путешествиям Дюмон-Дюрвиля в 1828 и 1833 годах, затем американца Уилкса в 1839 году, англичанина Эрскина в 1853 году и, наконец, экспедиции «Геральда» во главе с капитаном британского флота Даремом. После всех этих экспедиций карты составляются с точностью, которая делает честь инженерам-гидрографам.

Поэтому у коммодора Симкоо не возникает никаких колебаний. Идя с юго-востока, он входит в пролив Фуланга, оставив с левого борта остров того же названия, похожий на надкушенную лепешку, которую вам подают на коралловом блюде. А на следующий день Стандарт-Айленд входит во внутреннее море, защищенное от океанской волны мощными подводными хребтами.

Разумеется, страх, который звери, явившиеся под британским флагом, нагнали на миллиардцев, еще и сейчас не совсем рассеялся. Жители города все время начеку. На разведку высылаются отряды, которые обследуют рощи, поля и воды. Но никаких следов животных больше не замечено. Ни днем, ни ночью не слышно рычания. Вначале робкие люди не решались выходить из города на прогулку в парк или в поля. Ведь, может быть, с английского парохода сюда напустили еще и змей, как на Мартинике! Поэтому каждому, кто раздобудет змею, обещана денежная премия, которую уплатят чистым золотом, в зависимости от длины пресмыкающегося. Если змея окажется размером с большого удава, сумма получится немалая! Но поиски ни к чему не привели, и теперь, пожалуй, можно успокоиться. Стандарт-Айленд снова в полнейшей безопасности. Кто бы ни были люди, учинившие эту гнусную махинацию, они только даром потратились на зверей.

Положительным результатом всего этого явилось полное примирение между обеими частями города. После того как Коверли выручил Уолтера, а Танкердон спас Коверли, семьи правого и левого борта посещают, приглашают и принимают друг друга. Прием следует за приемом, празднество за празднеством. Каждый вечер у наиболее именитых господ устраивается какой-нибудь бал или концерт, чаще всего в особняке на Девятнадцатой авеню и в особняке на Пятнадцатой. Концертному квартету приходится чуть ли не разрываться. Впрочем, восторги, которые он вызывает, не только не уменьшаются, а еще больше растут.

Наконец, в одно прекрасное утро, когда Стандарт-Айленд уж бороздил своими винтами тихие воды моря Коро, распространилась великая новость. Мистер Джем Танкердон явился с официальным визитом в особняк мистера Нэта Коверли, чтобы просить руки его дочери, мисс Ди Коверли, для своего сына Уолтера Танкердона. И мистер Нэт Коверли дал согласие. Вопрос о приданом не вызвал никаких затруднений. Каждый из молодоженов получит по двести миллионов.

- Им уж как-нибудь хватит на жизнь... даже и в Европе! - справедливо заметил Пэншина.

Со всех сторон несутся поздравления и той и другой семье. Сайрес Бикерстаф не считает нужным скрывать свою радость. Благодаря этой свадьбе исчезнет всякий повод для вражды, угрожавшей безопасности Стандарт-Айленда.

Одними из первых посылают свои поздравления и пожелания жениху и невесте король и королева Малекарлии. Визитные карточки из алюминия с золотым текстом сыплются дождем в почтовые ящики особняков. Газеты беспрестанно помещают заметки о подготовляющихся великолепных празднествах, таких великолепных, каких никогда еще не видывали ни в Миллиард-Сити, ни в любом другом месте на земном шаре. Во Францию посланы каблограммы с заказами на свадебные подарки невесте. Магазины мод, мастерские знаменитейших портных, поставщики ювелирных изделий и предметов роскоши получают баснословные заказы. Специальный пароход, который отправится из Марселя через Суэц и Индийский океан, доставит на Стандарт-Айленд все эти чудеса французской промышленности. Свадьба назначена через пять недель, на 27 февраля. Впрочем, надо заметить, что и торговцы Миллиард-Сити получат свою долю в этом прибыльном деле: им тоже все время делают заказы на свадебные подарки для невесты, и, принимая во внимание, на какие траты идут обычно набобы Миллиард-Сити, - надо полагать, что тут можно составить целое состояние.

Устроителем празднеств самой судьбой предназначен господин директор управления искусств, Калистус Мэнбар. Невозможно описать его душевное состояние, после того как было официально объявлено о предстоящем бракосочетании Уолтера Танкердона и мисс Ди Коверли. Все знают, как он желал этого брака, как он старался ему содействовать. Сейчас его заветное желание воплощается в жизнь, и, поскольку муниципалитет намерен предоставить директору полную свободу действий, не приходится сомневаться, что он окажется на высоте положения и устроит ультрароскошное празднество.

Через газеты коммодор Симкоо доводит до всеобщего сведения, что в день, назначенный для свадебной церемонии, пловучий остров будет находиться в той части моря, которая простирается между островами Фиджи и Новыми Гебридами. Но сначала он подойдет к Вити-Леву, где стоянка продлится дней десять, - единственная стоянка, которую предполагается сделать в этом обширном архипелаге.

Какое восхитительное плаванье! На поверхности моря играет множество китов. Когда они выбрасывают тысячи высоко взметающихся фонтанов, море кажется гигантским бассейном Нептуна, «по сравнению с которым тот, что находится в Версале, - просто детская игрушка», - замечает Ивернес. Но зато появляются и сотни громадных акул, которые сопровождают Стандарт-Айленд, как они сопровождали бы плывущий корабль.

Эта часть Тихого океана является границей Полинезии; дальше начинается Меланезия, к которой и относится группа Ново-Гебридских островов. Тут проходит сто восьмидесятый градус долготы, условная меридиональная линия, разделяющая огромный океан на две половины. Пересекая этот меридиан, моряки, плывущие с востока, вычеркивают один день из календаря, а моряки, плывущие с запада, прибавляют один день. Без такой предосторожности даты их записей не совпадали бы. В прошлом году Стандарт-Айленду не приходилось делать в календаре этого изменения, так как он не пересекал означенного меридиана. Но на сей раз надо подчиниться правилу, и, поскольку остров плывет с востока, 22 января превращается в 23 января.

Из двухсот пятидесяти пяти островов, составляющих архипелаг Фиджи, населено лишь около сотни. Общее количество обитателей не превышает ста двадцати восьми тысяч - плотность населения незначительная для пространства в двадцать одну тысячу квадратных километров.

Эти островки представляют собой атолловые образования или просто вершины подводных гор, опоясанные коралловой каймой. Среди атоллов нет ни одного, который занимал бы площадь обширней ста пятидесяти квадратных километров. В отношении политическом острова являются частью Британской Австралазии и с 1874 года зависят от короны, - иначе говоря, Англия преспокойно присоединила их к своим колониальным владениям. Если фиджийцы решились в конце концов подчиниться британскому протекторату, то лишь потому, что в 1859 году им угрожало нашествие тонганцев, которому Соединенное королевство воспрепятствовало, послав сюда пресловутого Притчарда, того самого Притчарда, который действовал на Таити. В настоящее время архипелаг разделен на семнадцать округов, управляемых мелкими туземными вождями, более или менее связанными узами родства с семьей последнего короля Такумбау.

- Является ли это неизбежным следствием английской колониальной системы, - рассуждает коммодор Симкоо, беседуя на эту тему с Фрасколеном, - и произойдет ли с Фиджи то же, что произошло с Тасманией, я не знаю! Но факт остается фактом: туземцы постепенно вымирают. Колония отнюдь не процветает, а население не увеличивается, доказательством чего служит меньшая численность женского населения по сравнению с мужским.

- Да, это действительно признак того, что данная раса в ближайшем будущем исчезнет, - отвечает Фрасколен, - и в Европе есть несколько государств, где соотношение обеих частей населения вскоре станет таким же.

- Вдобавок, - продолжает коммодор, - здешние туземцы - настоящие крепостные, как и жители соседних островов, которых плантаторы вербуют для распахивания невозделанных земель. Да и болезни производят среди них сильные опустошения; например, в тысяча восемьсот семьдесят пятом году только от оспы погибло более тридцати тысяч человек. А ведь архипелаг Фиджи - благодатная страна, как вы сами можете судить! Если во внутренних частях островов средняя температура очень высока, то она довольно умерена на побережье, где прекрасно произрастают фрукты, овощи, всевозможные деревья, кокосовые пальмы, бананы и т. д. Только и труда, что собирать клубни ямса, таро и добывать из стволов саговой пальмы питательное вещество.

- Саго! - восклицает Фрасколен. - Невольно вспоминается наш «Швейцарский Робинзон!»

- Что касается свиней и кур, - продолжает коммодор Симкоо, -то эти животные чрезвычайно размножились, с тех пор как их завезли на остров. Поэтому здесь совсем не трудно удовлетворять все жизненные потребности. К сожалению, туземцы склонны к лености, к far niente, несмотря на то, что отличаются живым умом, остроумны...

- Известно, что когда дети слишком развиты... - говорит Фрасколен.

- Они недолговечны! - отвечает коммодор Симкоо.

И правда, разве все эти туземцы - полинезийцы, меланезийцы и прочие - сильно отличаются от детей?

Направляясь к Вити-Леву, Стандарт-Айленд встречает на пути множество островов, например Вануа-Вату, Моала, Нгау, но остановок там не делают.

Со всех сторон к пловучему острову устремляются, огибая его берега, целые флотилии длинных пирог с балансирами из скрещенных бамбуковых палок, которые поддерживают лодку в равновесии. Пироги снуют взад и вперед, изящно маневрируют, но даже не пытаются зайти ни в Штирборт-Харбор, ни в Бакборт-Харбор. Да, вероятно, их туда и не допустили бы, принимая во внимание довольно скверную репутацию фиджийцев. Правда, с тех пор как европейские миссионеры в 11835 году обосновались на Лакембе, почти все туземцы приняли христианство уэслианского толка, хотя среди них и есть несколько тысяч католиков. Но предки их были привержены к людоедству, и, возможно, что они и теперь не окончательно еще потеряли вкус к человечине. Вдобавок тут замешана и религия. Их боги любили кровь. Эти племена расценивали добрые чувства как слабость и даже как грех. Съесть врага значило оказать ему честь. Человека презираемого, правда, тоже варили, но не съедали. На пирах главным лакомством было мясо детей, и не столь уж много времени прошло с той поры, когда король Такумбау с удовольствием усаживался под деревом, на каждой ветви которого торчала какая-нибудь часть человеческого тела, предназначенная для королевского стола. Иногда случалось, что целое племя, - так произошло с племенем нулока на Вити-Леву, недалеко от Намози, бывало съедено все целиком, за исключением нескольких женщин: одна из них дожила до 1880 года.

Уж если Пэншина не обнаружит на каком-либо здешнем островке внуков людоедов, еще соблюдающих древние обычаи, то ему придется окончательно распроститься с надеждой найти хотя бы след «местного колорита» на архипелагах Тихого океана.

Западная группа Фиджи состоит из двух больших островов, Вити-Леву и Вануа-Леву, и двух меньшего размера, Кандаву и Тавеуни. Северо-западнее находятся острова Ясава, и там же открывается проход Раунд-Айленд. Коммодору Симкоо надо будет пройти через него, чтобы взять курс на Новые Гебриды.

После полудня 25 января на горизонте появляются высоты Вити-Леву. Этот гористый остров - самый значительный в архипелаге, он на треть больше Корсики, то есть занимает площадь в десять тысяч шестьсот сорок пять квадратных километров.

Его вершины поднимаются на тысячу двести - тысячу пятьсот метров над уровнем моря. Это - потухшие или по крайней мере временно уснувшие вулканы, которые обычно пробуждаются в очень скверном настроении.

Вити-Леву соединен со своим северным соседом, Вануа-Леву, подводным скалистым барьером, который наверно выступал на поверхность в эпоху формирования этой части нашей планеты. Теперь Стандарт-Айленд мог безопасно плыть над ним. С другой стороны, к северу от Вити-Леву, глубина моря - от четырехсот до пятисот метров, а к югу - от пятисот до двух тысяч метров.

Прежде столицей архипелага была Левука на острове Овалау, к востоку от Вити-Леву. Может быть, фактории, основанные там английскими фирмами, и теперь важнее, чем фактории Сувы, нынешней столицы, на острове Вити-Леву. Но этот порт очень удобен для навигации, ибо расположен на юго-восточной оконечности острова, между двумя речными дельтами, чьи воды обильно орошают побережье. Что касается порта, где швартуются пароходы, совершающие рейсы на Фиджи, то он располагается в глубине бухты Нгалао, на юге острова Кандаву, в пункте наиболее близком к Новой Каледонии, к Австралии, к французским островам Новой Зеландии и Лоялти.

Стандарт-Айленд останавливается у входа в порт Сува. Формальности выполнены, и свободный доступ на остров разрешен в тот же день. Так как посещения острова гражданами Миллиард-Сити только выгодны для колонистов и для туземцев, миллиардцы могут быть уверены в отличном приеме, хотя тут, вероятно, больше расчета, чем чувства. Но не надо забывать все-таки, что Фиджи - колония британской короны, а отношения между Форин Оффис и «Стандарт-Айленд компани», ревниво блюдущей свою независимость, остаются попрежнему натянутыми.

На следующий день, 26 января, торговцы Стандарт-Айленда рано утром съезжают на берег, чтобы закупить нужные им товары или продать свои. Туристы, и между ними наши парижане, тоже не заставляют себя ждать. Хотя Пэншина и Ивернес любят подшучивать над Фрасколеном - прилежным учеником коммодора Симкоо - по поводу его «этно-нудно-географических штудий», как выражается «Его высочество», они тем не менее пользуются его познаниями. У второй скрипки всегда найдется какой-нибудь поучительный ответ на вопросы товарищей о жителях Вити-Леву, их обычаях и нравах. Сам Себастьен Цорн при случае удостаивает его расспросами, и тот же Пэншина, узнав, что эти места были главной ареной людоедства, не может удержаться от вздоха.

- Да... Но мы явились слишком поздно, и вы увидите, что эти изнеженные цивилизацией фиджийцы опустились до жареных цыплят и вареной ветчины с горошком!

- Людоед! - кричит ему Фрасколен. - Тебя бы следовало подать к столу короля Такумбау.

- Хэ, хэ! Антрекот Пэншина по-бордосски...

- Ну, ладно, - вмешивается Себастьен Цорн. - Если мы будем терять время в праздных спорах...

- То не сможем идти вперед, к прогрессу! - восклицает Пэншина. - Вот фразочка по твоему вкусу, не так ли, мой старый виолончеллулоидист! Ну, что ж - шагом марш вперед!

Дома города Сува, расположенного на правой стороне небольшой бухты, рассыпались по склону зеленеющего холма. В городе имеются набережные, приспособленные для причала кораблей, улицы с дощатыми тротуарами, совсем такие, как на пляжах крупных морских курортов. Деревянные одноэтажные дома, изредка и со вторым этажом, имеют веселый и чистый вид. В окрестностях города - туземные хижины с крышами, заостренными в виде рогов и украшенными раковинами. Крыши эти очень прочны и хорошо выдерживают зимние дожди, ливмя льющие с мая по октябрь.

И действительно, в марте 1871 года, если верить Фрасколену, хорошо подкованному по части статистики, Мбуа, расположенная в восточной части острова, получила за одни сутки тридцать восемь сантиметров воды.

Вити-Леву подвержен причудам климата не в меньшей степени, чем другие острова, и растительность на одном берегу сильно отличается от растительности на другом. На одной стороне, овеваемой юго-восточными пассатными ветрами, атмосфера влажная, и там произрастают роскошные леса. На другой - простираются огромные саванны, которые отлично можно возделывать и засевать. Замечено, что некоторые деревья на архипелаге начинают пропадать, между прочим сандаловое, почти совсем исчезнувшее, а также фиджийская сосна - «дакуа».

Все же, гуляя по острову, квартет убеждается, что флора его осталась тропически роскошной. Повсюду леса кокосовых и всяких других пальм, со стволами, облепленными паразитирующими орхидеями, заросли казуарин, панданусов, акаций, древовидных папоротников, а в заболоченных местах много мангровых деревьев с воздушными корнями. Однако возделывание хлопка и чая не дало тех результатов, какие обещает теплый и влажный климат. И в самом деле, почва на Вити-Леву та же, что и на всех других островах архипелага - глинистая, желтоватого цвета, состоящая из одного вулканического пепла, которому перегной придает плодородные свойства.

Фауна здесь не разнообразнее, чем на других островах Тихого океана: до сорока пород птиц - акклиматизировавшиеся попугаи и канарейки, летучие мыши, легионы крыс, неядовитые пресмыкающиеся, которых туземцы очень охотно употребляют в пищу, ящерицы в таком количестве, что неизвестно, куда от них деваться, и отвратительные тараканы, прожорливые, как людоеды. Зато хищных зверей совсем нет, и поэтому Пэншина не может не пошутить:

- Нашему губернатору, Сайресу Бикерстафу, следовало бы сохранить несколько пар львов, тигров, пантер и крокодилов и высадить их на Фиджи... Тем самым он только вернул бы полученное, - острова-то ведь принадлежат Англии.

Туземцы - смешение полинезийской и меланезийской рас - довольно красивы, хотя и не так, как на Самоа или Маркизских островах. Мужчины - с бронзовым, почти черным цветом кожи, с пышными вьющимися волосами, - отличаются высоким ростом и крепким сложением; среди них много метисов. Одежда их примитивна, часто на них только набедренная повязка или плащ из туземной ткани, так называемой «маси», вырабатывающейся из волокна особой шелковицы, которое идет только на изготовление бумаги. Ткань сначала получается чисто белая, но фиджийцы умеют красить ее и покрывать пестрым узором; она пользуется большим спросом на всех архипелагах восточной части Тихого океана. Следует добавить, что туземцы не брезгуют при случае одеваться в старые европейские обноски, попавшие сюда через старьевщиков Соединенного королевства или Германии. Парижанину не удержаться от веселых замечаний при виде фиджийцев, обезображенных потерявшими свою первоначальную форму брюками, истрепанными пальто или даже фраком, который, пережив разнообразные стадии упадка, заканчивает свое существование на плечах уроженца Вити-Леву.

- О таком фраке можно написать целый роман... - говорит Ивернес.

- Роман о фраке, который в конце концов так обкорнали! - добавляет Пэншина.

Что касается женщин, то они, несмотря на уэслианские проповеди, более или менее пристойно одеты в юбку и кофточку из той же маси. Они отлично сложены, и, обладая привлекательностью юного возраста, некоторые из них могут сойти за хорошеньких. Но какая отвратительная и у них и у мужчин привычка пропитывать известковым раствором свои черные волосы, превращая их таким образом в своего рода твердый головной убор, предохраняющий от солнечного удара!

Так же как их мужья и братья, они курят местный табак, пахнущий паленым сеном, и если папироса не торчит у них в зубах, то она воткнута в мочку уха, где у европейских женщин мы привыкли видеть бриллиантовые или жемчужные серьги.

Женщины большей частью находятся на положении рабынь, выполняющих самые тяжелые домашние работы, и еще не так давно их удавливали на могиле мужа, - это после того как они столько лет трудились, давая ему возможность бездельничать!

Много раз во время экскурсий по окрестностям Сувы, которым были посвящены целых три дня, наши туристы пытались войти в туземную хижину. Однако их неизменно отталкивал отнюдь не недостаток гостеприимства со стороны хозяев, но дарящий там ужасный запах. Кокосовое масло, которым натерты тела туземцев, близкое соседство свиней, кур, собак, кошек в зловонных соломенных хижинах, удушливый дым горящей смолы «даммара», которой они освещаются... нет! Вынести все это невозможно. К тому же, подсев к фиджийскому очагу, пришлось бы для соблюдения вежливости омочить губы в чашке с «кавой», обычным фиджийским напитком. Не говоря уже о том, что эта жгучая кава из сушеного корня перечного дерева совершенно непереносима для европейской глотки, надо принять во внимание также способ ее приготовления. Разве не вызывает он непреодолимого отвращения? Ведь перец не размалывают, его разжевывают, растирают между зубами, а затем выплевывают в сосуд с водой и угощают вас с дикарской настойчивостью, да так, что не откажешься. А дальше остается только выразить благодарность ходячим на всем архипелаге выражением: «Э мана ндина», - иначе говоря: «Аминь».

Тут мы еще раз упомянем о тараканах, которыми кишат соломенные подстилки; о белых муравьях, которые грызут эту солому, и москитах, целых сонмах москитов, которые сомкнутыми рядами покрывают стены, пол и одежду туземцев.

Нечего удивляться поэтому, что «Его высочество», увидев ужасных насекомых, восклицал с тем нарочито комическим акцентом, к которому прибегают английские клоуны:

- Мьюстик!.. Мьюстик!..

Словом, ни у его товарищей, ни у него самого не хватило мужества зайти в фиджийские хижины. Таким образом этнографические штудии остаются незавершенными, даже ученый муж Фрасколен отступился, почему здесь в его воспоминаниях о путешествии остается белая страница.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Casus belli

Пока наши артисты увлекались прогулками и изучали нравы архипелага, некоторые из именитых граждан Стандарт-Айленда все же решили завязать отношения с местными властями. «Папаланги» - так называют на этих островах чужеземцев - могли не опасаться дурного приема.

Европейские власти представлены прежде всего генерал-губернатором, являющимся одновременно английским генеральным консулом для всей западной группы островов, которая находится под протекторатом Соединенного королевства. Сайрес Бикерстаф не счел необходимым нанести официальный визит консулу. Встретившись, они посмотрели друг на друга сердито, как две фаянсовые собачки, но дальше этого отношения между ними не пошли.

Что касается германского консула, одного из крупнейших коммерсантов страны, то тут дело ограничилось обменом визитными карточками.

Во время стоянки семейства Коверли и Танкердонов устраивали экскурсии в окрестности Сувы и в леса, покрывающие горы до самых вершин.

По этому поводу господин директор высказывает в беседе со своими друзьями-музыкантами весьма справедливое замечание:

- Наши миллиардцы потому и падки до прогулок в горы, что местность на Стандарт-Айленде слишком ровная... Слишком все плоско, однообразно... Но я уверен, что со временем на нем соорудят искусственную гору, которая поспорит с самыми высокими вершинами Океании. А пока что наши граждане, всякий раз как только представляется возможность, стараются забраться на высоту нескольких сот футов и подышать чистым и живительным воздухом... Видимо, этого требует человеческая природа.

- Отлично, - отвечает Пэншина. - Но разрешите дать вам один совет! Когда вы будете воздвигать вашу гору из стальных листов или алюминия, не забудьте устроить внутри небольшой вулкан... вулкан с бенгальскими огнями и фейерверком...

- А почему бы и нет, господин насмешник?.. - отвечает Калистус Мэнбар.

- Да я же как раз и говорю: почему бы и нет?..

Само собой разумеется, Уолтер Танкердон и мисс

Ди Коверли принимают участие в экскурсиях и при этом идут всегда под руку.

На Вити-Леву туристы осмотрели достопримечательности столицы, например «мбуре-калу», - то есть храмы духов, а заодно и постоянное место политических собраний. Эти постройки, воздвигнутые на упорах сухой каменной кладки, сделаны из бамбуковой плетенки, балки украшены растительным орнаментом, а искусно размещенные брусья поддерживают соломенную кровлю. Туристы посетили также больницу, где прекрасно соблюдаются все правила гигиены, и ботанический сад, амфитеатром расположенный на высотах за городом. Часто прогулки эти продолжаются до темноты, и тогда обратно приходится идти с фонарем в руках, как в доброе старое время. На островах Фиджи городские власти еще не дошли до газометра, рожков Ауэра, дуговых фонарей, ацетилена, но все это не замедлит появиться - «под просвещенной опекой Великобритании!» - саркастически замечает Калистус Мэнбар.

А что во время этой стоянки поделывают капитан Сароль, его малайцы и новогебридцы, принятые на Самоа? Ничего особенного. Они не съезжают на берег, так как им хорошо знаком Вити-Леву: они уже бывали на нем во время каботажных плаваний либо работали там на плантациях. Они предпочитают оставаться на Стандарт-Айленде и всё обследуют его, усердно посещая город, порты, парк, поля, батареи Кормы и Волнореза. Еще несколько недель, и благодаря доброжелательному отношению Компании, благодаря губернатору Сайресу Бикерстафу эти славные люди, после пятимесячного пребывания на пловучем острове, высадятся на родном берегу.

Иногда наши артисты беседуют с Саролем, который отличается недюжинным умом и бегло говорит по-английски. Сароль с восторгом рассказывает им о Новых Гебридах, о туземцах этих островов, о том, что они едят, какова их кухня. Последнее особенно занимает «Его высочество». Тайная мечта Пэншина - открыть какое-нибудь новое кушанье, рецептом которого он мог бы одарить гастрономические клубы старушки Европы.

Тридцатого января Себастьен Цорн и его товарищи, в распоряжение которых губернатор предоставил одну из электроходных лодок Штирборт-Харбора, покидают Стандарт-Айленд с намерением подняться вверх по течению Ревы, одной из главных рек острова. Кроме них, в лодке находятся командир, механик и два матроса с туземным лоцманом. Тщетно предлагали Атаназу Доремюсу присоединиться к экскурсантам. Учитель грации и изящных манер совершенно лишился чувства любознательности. Кроме того, в его отсутствие к нему может прийти ученик, и потому он предпочитает не покидать танцевального зала казино.

Лодка хорошо снаряжена и снабжена провиантом, так как в Штирборт-Харбор раньше вечера ей не вернуться. Около шести часов утра она выходит из бухты Сува и плывет вдоль побережья до бухты Рева.

В этих местах не только много рифов, но имеются также в большом количестве акулы, и надо остерегаться как тех, так и других.

- Эх, - говорит Пэншина, - ваших акул не назовешь людоедами соленых вод!.. Английские миссионеры, наверно, обратили их в христианство, как они обратили фиджийцев!.. Держу пари, что эти чудовища потеряли вкус к человечине.

- Не полагайтесь на это, - отвечает лоцман, - а кстати не доверяйте и фиджийцам из дальних районов острова.

Пэншина только пожимает плечами. Пусть ему не рассказывают сказок о так называемых людоедах, которые не людоедствуют теперь даже по праздникам!

Что касается лоцмана, он превосходно знает бухту и течение Ревы. На этой довольно большой реке, называемой также Ваи-Леву, прилив ощущается на расстоянии сорока пяти километров, и лодки могут по ней подниматься километров на восемьдесят.

Вблизи устья ширина Ревы превышает сто туазов. Она течет среди песчаных берегов, низких слева и крутых справа, где бананы и кокосовые пальмы резко выделяются на фоне всей прочей зелени. Ее настоящее название Рева-Рева, сообразно тому удвоению слов, которое распространено почти повсеместно среди народностей Океании.

И разве, как замечает Ивернес, это не подражание детскому произношению, которое мы находим во всех этих «па-па», «ма-ма», «бай-бай», «ням-ням» и т. п.? Ведь и вправду, туземцы едва-едва вышли из младенческого возраста!

Выйдя из устья реки, лодка проплывает мимо деревни Камба, утопающей в зелени и цветах. Чтобы иметь возможность использовать всю силу приливной воды, остановки не делают ни там, ни в деревне Найтасири. К тому же как раз теперь деревня со всеми ее домами, жителями и даже омывающими ее водами Ревы объявлена на положении табу. Туземцы никому не дали бы высадиться здесь. Табу-обычай, если и не слишком достойный уважения, то во всяком случае весьма уважаемый (Себастьен Цорн кое-что об этом знает), и поэтому к данному табу относятся с должным уважением.

Когда экскурсанты проезжают мимо Найтасири, лоцман обращает их внимание на высокое дерево, отдельно стоящее на побережье.

- А что в нем примечательного, в этом дереве?.. - спрашивает Фрасколен.

- Ничего, - отвечает лоцман, - кроме того, что его кора от корней до кроны испещрена насечками. А насечки обозначают количество человеческих тел, сваренных в этом месте, а затем съеденных...

- Так булочник зарубками на палке отмечает количество выпеченных булок, - говорит Пэншина и пожимает плечами в знак недоверия.

Но он не прав. На островах Фиджи людоедство было особенно распространено, и следует заметить, оно и сейчас не окончательно исчезло. В глубине острова оно удержится еще долго у племен, любящих «полакомиться». Именно «полакомиться», ведь по мнению фиджийцев с человечиной ничто не может сравниться по вкусу и нежности; говядине до нее далеко. Если верить лоцману, некий вождь по имени Ра-Ундренуду, ставил в своих владениях высокие камни, и когда он умер, их оказалось восемьсот двадцать два.

- И знаете, что обозначали эти камни?..

- При всех своих исполнительских способностях мы не можем догадаться, - отвечает Ивернес.

- Они означали количество людей, которых сожрал этот вождь.

- Сам?..

- Сам!

- Хороший был едок! - только и отвечает Пэншина, у которого составилось свое собственное мнение насчет этих «фиджийских россказней».

Около одиннадцати часов на правом берегу раздается звон колокола. Среди зелени, в тени кокосовых пальм и бананов, возникает деревня Наилилли, состоящая из нескольких соломенных хижин. В ней находится католическая миссия. Туристы высказывают пожелание задержаться тут на часок, пожать руку миссионеру, своему соотечественнику. Механик не возражает, и лодку пришвартовывают к древесному пню.

Себастьен Цорн с товарищами сходят на берег и, пройдя не более двух минут, встречают настоятеля миссии.

Это человек лет пятидесяти, с открытым лицом и энергичной внешностью. Радуясь тому, что может приветствовать французов, он уводит их в свою хижину в центре деревни, имеющей около сотни жителей фиджийцев, и настаивает на том, чтобы прибывшие согласились отведать туземного угощения. Пусть они успокоятся - речь идет не об отвратительной каве, а о напитке или, вернее, бульоне, довольно приятном на вкус, из цирей - ракушек, в большом количестве попадающихся на берегах Ревы.

Миссионер все свои силы отдает пропаганде католичества, однако это не обходится без трудностей, ибо серьезным конкурентом для него является обосновавшийся неподалеку уэслианский пастор. В общем, он доволен достигнутым, но признает, что очень и очень нелегко ему отучить новообращенных христиан от приверженности к «букало», то есть человеческому мясу.

- Раз уж вы поднимаетесь вверх по течению, дорогие гости, - добавляет он, - будьте поосторожнее и не ослабляйте бдительности.

- Слышишь, Пэншина! - говорит Себастьен Цорн.

Отъезд совершается еще до того, как на колокольне церквушки благовестят к обедне.

На своем пути электроходная лодка встречает несколько пирог с балансиром, груженных бананами. Бананы - ходячая монета, которой местное население расплачивается со сборщиками податей. Берега везде поросли лаврами, акациями, лимонными деревьями, кактусами с кроваво-красными цветами. Бананы и кокосовые пальмы высоко вздымают над ними гроздья своих тяжелых плодов, и все это зеленое царство простирается до самых гор, замыкающих задний план, где возвышается пик Мбугге-Леву.

Среди зарослей виднеются одна-две фабрики европейского типа, имеющие весьма мало общего с дикой природой страны. Это сахарные заводы, снабженные самыми современными машинами. Здешняя продукция, по словам путешественника Фершнура, «может с честью выдержать сравнение с сахаром Антильских островов и других колоний».

К часу дня лодка достигает цели своего путешествия в верховьях реки Рева. Через два часа начнется отлив, и надо будет воспользоваться им, чтобы спуститься вниз по течению. Обратный путь будет недолог, и около десяти вечера экскурсанты вернутся в Штирборт-Харбор.

Артисты решают употребить свое время на осмотр деревни Тампоо, хижины которой виднеются на расстоянии полумили. Условились, что механик и двое матросов останутся при лодке, а лоцман проведет своих пассажиров в селение, где древние обычаи сохранились во всей своей фиджийской неприкосновенности. В этой части острова миссионеры даром тратили свои труды, и все их проповеди оказались тщетны. Тут еще господствуют колдуны; тут еще в ходу волшебство, особенно то, которое носит сложное название «Вака-Ндран-ни-Кан-Така», то есть «чарование посредством листьев». Тут поклоняются катоаву, богам, которые «были до начала времен и пребудут вечно» и которые не брезгуют принимать человеческие жертвы; правительство же бессильно не только предупреждать, но и карать подобные деяния.

Конечно, было бы благоразумнее не забираться к таким подозрительным племенам. Но наши артисты, любопытные, как все парижане, настаивают, и лоцман соглашается сопровождать их, советуя не отходить друг от друга.

Едва они входят в деревню Тампоо, состоящую из сотни соломенных хижин, как на глаза попадаются настоящие дикарки. Вместо одежды у них одна только тряпка вокруг бедер. Они не испытывают никакого удивления при виде чужестранцев, наблюдающих за их работой: с тех пор как архипелаг находится под протекторатом Англии, подобные посещения их не смущают.

Женщины заняты приготовлением куркумы. Куркума - это корни одного растения; их хранят в ямах, устланных травой и листьями банана; корни извлекают оттуда, поджаривают, скоблят, отжимают в корзинах, выложенных папоротником, и сок собирают в стаканы из полых стволов бамбука. Куркума идет в пищу, а также употребляется для умащения кожи. Она имеет самое широкое распространение и в качестве продукта питания и в качестве помады.

Маленький отряд европейцев проходит по деревне. Никто их не приветствует, туземцы не проявляют никакого радушия, ни малейшего желания оказать гостеприимство своим посетителям. Внешний вид хижин весьма непривлекателен. Принимая во внимание исходящий оттуда запах - больше всего несет прогорклым кокосовым маслом, - музыканты квартета даже радуются тому, что законы гостеприимства здесь не слишком в чести.

Однако, когда они подходят к жилищу вождя, он выходит к ним навстречу в сопровождении целой свиты туземцев. Это высокий мрачный фиджиец со свирепой физиономией. У него жесткие, курчавые, выбеленные известью волосы. На нем парадная одежда - полосатая, стянутая поясом, рубаха, на левой ноге старая ковровая туфля и - Пэншина едва удержался от смеха! - синий с золотыми пуговицами фрак, кое-где заплатанный, с разными фалдами, одна из которых доходит ему до колена, а другая до лодыжки.

И вот, приближаясь к явившимся в его селение «папаланги», вождь этот спотыкается о пень, теряет равновесие и валится на землю.

Тут же, согласно этикету «бале мури», вся его свита в свою очередь спотыкается и почтительно растягивается на земле, «чтобы оказаться в том же смешном положении, что и вождь».

Такое объяснение дал лоцман, и Пэншина вполне одобряет это правило, не более смешное, чем столько других, которые в ходу при европейских дворах.

Все поднялись на ноги. Вождь перекидывается с лоцманом несколькими фразами по-фиджийски. Квартет не понимает ни слова, лоцман переводит. Это все вопросы о том, с какой целью чужестранцы явились в деревню Тампоо. Следуют ответы, что они, мол, желают только осмотреть деревню и погулять по окрестностям; затем еще несколько вопросов и ответов, и, наконец, дается милостивое разрешение на осмотр селения и прогулку.

Впрочем, вождь не обнаруживает по поводу появления туристов в Тампоо ни удовольствия, ни досады и дает туземцам знак расходиться по домам.

- В конце концов с виду они не очень злы! - замечает Пэншина.

- Все равно, будем осторожны, - отвечает Фрасколен.

В течение целого часа артисты разгуливают по деревне, и никто их не трогает. Вождь в синем фраке удалился к себе в хижину, и, как видно, туземцы относятся к пришельцам с полнейшим равнодушием.

Ни одна соломенная дверь так и не открылась перед ними, и, побродив по улицам Тампоо, Себастьен Цорн, Ивернес, Пэншина, Фрасколен и лоцман направляются к развалинам храмов, похожих на заброшенные лачуги. Неподалеку от них стоит дом, в котором обитает один из местных колдунов.

Колдун этот, стоя в дверях своего жилья, бросает на пришельцев не слишком дружелюбные взгляды, и, судя по его странным жестам, можно подумать, что он насылает на них злые чары.

Фрасколен пытается при помощи лоцмана завязать с ним разговор. Но тут у колдуна делается такое свирепое выражение лица, он принимает столь угрожающий вид, что приходится распроститься с надеждой вытянуть из этого фиджийского дикообраза хоть одно слово.

Тем временем, несмотря на все предостережения, Пэншина отделился от своих друзей и углубился в густую чащу бананов, покрывающую сверху донизу склон холма.

Когда Себастьен Цорн, Ивернес и Фрасколен, раздосадованные неприветливостью колдуна, собрались уходить из Тампоо, оказалось, что их товарища нигде не видно.

Между тем пора возвратиться к лодке. На море скоро начнется отлив, который продолжится несколько часов; необходимо использовать оставшееся время, чтобы спуститься вниз по течению Ревы.

Фрасколен, обеспокоенный отсутствием Пэншина, начинает громко звать его.

Никакого ответа.

- Да где же он?.. - спрашивает Себастьен Цорн.

- Не знаю... - отвечает Ивернес.

- А кто-нибудь из вас видел, как отошел в сторону ваш друг? - спрашивает лоцман.

Нет, никто не видел!

- Наверно, он пошел к лодке по тропинке, которая ведет от деревни... - замечает Фрасколен.

- Напрасно о и это сделал, - отвечает лоцман, - но не будем зря терять времени, пойдем за ним.

Все отправляются, испытывая довольно сильное беспокойство. Этот Пэншина вечно выкидывает какие-то штуки, а между тем, если даже считать свирепость туземцев, столь упорно пребывающих в диком состоянии, плодом вымысла, все-таки их друг может подвергнуться весьма реальной опасности.

Проходя через Тампоо, лоцман с тревогой замечает, что нигде не видно ни одного фиджийца. Двери соломенных хижин закрыты. Перед хижиной вождя никого нет. Женщины, занимавшиеся приготовлением куркумы, тоже исчезли. Впечатление такое, будто жители ушли уже давно.

Тогда маленький отряд ускоряет шаг. Несколько раз музыканты принимаются звать товарища, но тот не отвечает. Неужели его не окажется и на берегу, в месте причала лодки? Или, может быть, лодка, оставленная на попечении механика и двух матросов, тоже исчезла?

До условленного места остается несколько сот шагов. Друзья торопятся и, выйдя на опушку леса, замечают лодку и трех моряков, которые остались сторожить ее.

- А наш товарищ?.. - кричит Фрасколен.

- Разве он не с вами? - в свою очередь интересуется механик.

- Нет... уже с полчаса, как его нет...

- А он сюда не приходил? - спрашивает Ивернес.

- Нет.

Что же случилось с этим беспечным человеком? Лоцман уже не скрывает своей тревоги.

- Надо вернуться в деревню, - говорит Себастьен Цорн. - Не можем же мы бросить Пэншина на произвол судьбы...

Лодку оставляют под охраной лишь одного из матросов, хотя, может быть, это и небезопасно. Но не лучше ли на этот раз возвратиться в Тампоо, взяв с собой побольше вооруженных людей?

Если бы даже пришлось обыскать все селение, они не уйдут из деревни и не вернутся на Стандарт-Айленд, пока не найдут Пэншина.

Пускаются в обратный путь. В деревне и кругом нее все та же тишина. Куда девалось население? Улицы - словно вымерли, соломенные хижины пусты.

Увы, не может быть никакого сомнения... Пэншина забрел в банановую рощу... его схватили и поволокли... Но куда?.. Легко представить, какую участь уготовили ему эти каннибалы, над которыми он потешался. Искать его в окрестности Тампоо совершенно бесполезно... Как обнаружить хоть какой-нибудь след в лесу, среди чащи, которую знают одни фиджийцы? К тому же есть все основания опасаться, что они попытаются захватить и лодку, оставшуюся под охраной одного матроса... Если случится такая беда, - исчезнет всякая надежда спасти Пэншина, да и сами товарищи его окажутся в опасности.

Невозможно передать отчаянье, охватившее Фрасколена, Ивернеса и Себастьена Цорна. Что делать? Рулевой и механик тоже не знают, на что решиться.

Тогда Фрасколен, сохранивший присутствие духа, говорит:

- Возвратимся на Стандарт-Айленд.

- Без нашего товарища?! - восклицает Ивернес.

- Мыслимое ли это дело? - добавляет Себастьен Цорн.

- Другого выхода я не вижу, - отвечает Фрасколен. - Надо сообщить обо всем губернатору Стандарт-Айленда... и властям Вити-Леву, чтобы они приняли меры...

- Да... поедем, - советует лоцман, - нельзя тратить ни минуты, если мы хотим воспользоваться отливом!

- Это единственный способ спасти Пэншина, - восклицает Фрасколен, - если еще не поздно!

Да, единственный способ.

Охваченные страхом за судьбу лодки, они выходят из Тампоо. Тщетно они выкрикивают имя Пэншина! Если бы лоцман и его товарищи не были так взволнованы, они, возможно, заметили бы, что несколько дикарей следят за ними из-за кустов.

Лодка в целости и сохранности. Матрос не видел, чтобы кто-нибудь шнырял по берегу Ревы.

У Себастьена Цорна, Фрасколена и Ивернеса мучительно сжимается сердце, когда они, наконец, решаются сесть в лодку... Они еще колеблются... зовут... Но Фрасколен торопит с отъездом... И он совершенно прав.

Механик пускает в ход динамо, и лодка, уносимая отливом, с необычайной быстротой летит вниз по течению Ревы.

В шесть часов они выходят из восточного рукава дельты.

В половине седьмого лодка уже у дамбы Штирборт-Харбора.

За четверть часа Фрасколен и двое его товарищей добираются в электрическом поезде до Миллиард-Сити и являются в мэрию.

Узнав о случившемся, Сайрес Бикерстаф тотчас же отправляется в Суву, требует там свидания с генерал-губернатором архипелага и добивается его.

Этот представитель английской королевы, узнав обо всем, происшедшем в Тампоо, не скрывает, что дело очень серьезно... Француз попал в руки одного из племен внутренней части острова, не подчиняющихся никаким властям...

- К несчастью, до завтра мы не в состоянии ничего предпринять, - добавляет он. - Наши лодки не могут подняться к Тампоо против течения Ревы. Кроме того, надо выступить крупным отрядом. Самое верное - двигаться через лес.

- Хорошо, - говорит Сайрес Бикерстаф, - но только идти надо не завтра, а сегодня, сейчас...

- В моем распоряжении нет сейчас необходимого количества людей, - отвечает губернатор.

- У нас они есть, милостивый государь, - отвечает Сайрес Бикерстаф. - Примите меры, чтобы присоединить к ним солдат вашей охраны под командой одного из ваших же офицеров, знающих местность...

- Простите, сударь, - сухо возражает его превосходительство, - но я не привык...

- Простите, - в свою очередь отвечает Сайрес Бикерстаф, - но я предупреждаю вас, что если вы не начнете действовать немедленно, если наш друг, наш гость, не будет нам возвращен, ответственность падет на вас и...

- И?.. - высокомерным тоном переспрашивает губернатор.

- Батареи Стандарт-Айленда разрушат до основания вашу столицу Суву и все, чем владеют здесь иностранцы, - будь то англичане или немцы!

Ультиматум предъявлен, и приходится ему подчиниться. Несколько пушек, имеющихся на острове, ничего не поделают против артиллерии Стандарт-Айленда. Поэтому губернатор подчиняется, хотя, надо признать, ему следовало бы во имя гуманности решиться на это по доброй воле.

Через полчаса в Суве высаживаются сто человек моряков и солдат вместе с коммодором Симкоо, который сам пожелал возглавить эту операцию. Господин директор, Себастьен Цорн, Ивернес и Фрасколен находятся при нем. В помощь им придан полицейский отряд с Вити-Леву.

Экспедиция в сопровождении лоцмана, который хорошо знает малоисследованные внутренние части острова, сразу же углубляется в чащу леса, обходя бухту Ревы. Выбрав кратчайший путь, идут быстрым шагом, чтобы как можно скорее добраться до Тампоо.

До деревни идти не пришлось. Около часу пополуночи колонне дана была команда остановиться.

В самой глубине почти непроходимой чащи замечен был свет костра. Нет сомнения, что здесь собрались жители Тампоо, - ведь деревня всего в получасе ходьбы к востоку.

Коммодор Симкоо, лоцман, Калистус Мэнбар и трое парижан идут впереди...

Пройдя какую-нибудь сотню шагов, они останавливаются как вкопанные...

У ярко горящего костра, окруженного шумящей толпой мужчин и женщин, стоит привязанный к дереву, обнаженный до пояса Пэншина... и фиджийский вождь уже направляется к нему с поднятым топором...

- Вперед... вперед! - кричим коммодор Симкоо своим морякам и солдатам.

Среди изумленных туземцев возникает внезапная паника, потому что отряд не скупится ни на выстрелы, ни на удары прикладом. Полянка мгновенно опустела, вся толпа разбежалась по лесу...

Пэншина, отвязанный от дерева, падает в объятия своего друга Фрасколена.

Как передать счастье артистов, слезы радости, а также их вполне справедливые упреки!

- Сумасшедший ты этакий, - говорит виолончелист. - С чего это тебе вздумалось отойти в сторону?..

- Пусть я хоть сто раз сумасшедший, старина Себастьен, - отвечает Пэншина, - но подожди ругаться, пока я оденусь. Передай-ка мне лучше рубашку, чтобы я поприличнее выглядел перед представителями власти!

Одежду обнаруживают под деревом, и он принимает ее с самым невозмутимым хладнокровием. Затем, вновь обретя пристойный вид, он подходит к коммодору; Симкоо и господину директору и пожимает им руки.

- Ну, - говорит ему Калистус Мэнбар, - теперь вы поверили в людоедство фиджийцев?

- Не такие уж они людоеды, эти собачьи дети, - отвечает «Его высочество», - ведь я цел и невредим!

- Тебя не исправить, проклятый сумасброд! - кричит на него Фрасколен.

- А знаете, чем я особенно терзался, находясь в положении человеческой дичины, которую вот-вот насадят на вертел?.. - спрашивает Пэншина.

- Пусть меня повесят, если я догадаюсь! - отвечает Ивернес.

- Совсем не тем, что я попаду на закуску туземцам!.. Нет! Обиднее всего было знать, что тебя сожрет дикарь во фраке, в синем фраке с золотыми пуговицами... с зонтиком под мышкой... с безобразным британским зонтиком!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Смена владельцев

Отплытие Стандарт-Айленда назначено на 2 февраля. Накануне, закончив свои экскурсии, все туристы вернулись в Миллиард-Сити. История с Пэншина наделала много шуму. Концертный квартет вызывает у всех такую симпатию, что все население «жемчужины Тихого океана» собиралось броситься на выручку Пэншина. Совет именитых граждан полностью одобрил энергичные действия Сайреса Бикерстафа. Газеты расточали ему хвалы. И Пэншина нежданно-негаданно стал героем дня. Подумать только, - альт, едва не закончивший своей артистической карьеры в желудке фиджийского вождя!.. Теперь он охотно соглашается с тем, что туземцы Вити-Леву не совсем отреклись от своих людоедских вкусов. Ведь, по их мнению, человечина - блюдо превкусное, а проклятый Пэншина на вид очень аппетитен!

На заре Стандарт-Айленд трогается с места и берет курс на Новые Гебриды. Делая такой крюк, он отклоняется от своего обычного пути на десять градусов, то есть на двести миль к западу. Но это неизбежно, поскольку предполагается высадить на Новых Гебридах капитана Сароля и его товарищей. Впрочем, жалеть об этом не приходится. Все рады помочь молодцам, проявившим такую храбрость во время облавы на зверей. И как они счастливы, что, наконец, попадут к себе на родину после столь продолжительного отсутствия! Для миллиардцев же это будет предлогом посетить острова, которых они еще не знают.

Стандарт-Айленд нарочно плывет очень медленно в расчете на то, чтобы именно здесь, между Фиджи и Новыми Гебридами, на 170°35' восточной долготы и 19°13' южной широты, встретить пароход из Марселя, зафрахтованный Танкердоном и Коверли.

Разумеется, сейчас все только и заняты предстоящей свадьбой Уолтера и мисс Ди. Да и можно ли думать о чем-нибудь другом? У Калистуса Мэнбара нет ни одной свободной минуты. Он подготовляет и обдумывает различные подробности такого празднества, какого еще не бывало на пловучем острове. Никто не удивится, если от подобной работы он похудеет.

В среднем Стандарт-Айленд проходит не более двадцати - двадцати пяти километров в сутки. В пути он еще раз приближается к Вити-Леву, чудесные берега которого окаймлены роскошными темнозелеными лесами. Три дня уходит на плавание по спокойным водам от острова Ванара до Круглого острова. Пролив, носящий на картах название этого последнего, открывает «жемчужине Тихого океана» широкий проход, куда она и проникает без малейших затруднений. Множество потревоженных китов в испуге налетают на стальной корпус Стандарт-Айленда, содрогающийся от этих ударов. Но беспокоиться нечего: стальные стенки отсеков прочны и аварии можно не опасаться.

Наконец, 6-го в середине дня за горизонтом скрываются последние высоты Фиджи. В этот миг пловучий остров покидает полинезийскую и входит в меланезийскую область Тихого океана.

В течение последующих трех дней Стандарт-Айленд, достигнув девятнадцатого градуса южной широты, продолжает плыть на запад. 10 февраля он уже в тех местах, где к нему должен подойти пароход из Европы. Место встречи обозначено на картах, вывешенных в Миллиард-Сити, и известно всем его жителям. Наблюдатели обсерватории бдительно следят за горизонтом. Его обшаривают сотни подзорных труб и биноклей, и как только корабль будет замечен... Весь город в ожидании... Это совсем как пролог пьесы, в развязке которой, к великому удовольствию публики, состоится свадьба мисс Ди Коверли с Уолтером Танкердоном!

Теперь Стандарт-Айленду надо только удерживаться на месте, наперекор течениям этих морей, зажатых между архипелагами. Коммодор Симкоо отдает соответствующие распоряжения, и его офицеры следят за их выполнением.

- Ситуация и в самом деле очень занятна, - заявил в тот день Ивернес.

Это было во время двух часов far niente, которые он и его товарищи разрешают себе после полуденного завтрака.

- Да, - отвечает Фрасколен, - и нам не придется пожалеть о плаванье на борту Стандарт-Айленда... что бы ни думал на этот счет наш друг Цорн...

- С его вечным пиликаньем... в минорном тоне! - добавляет Пэншина.

- Да... особенно когда плаванье это, наконец, окончится, - отвечает виолончелист, - и мы положим в карман последнюю четверть своего гонорара, который честно заработали...

- Да, - говорит Ивернес, - со дня отъезда Компания выплатила нам уже три четверти, и я очень одобряю нашего драгоценного казначея Фрасколена за то, что эту круглую сумму он отослал в Нью-йоркский банк.

Действительно, драгоценный казначей счел благоразумным поместить эти деньги через посредство банкиров Миллиард-Сити в одну из наиболее солидных касс Союза. Не то, чтобы он чего-либо опасался, а просто касса, постоянно пребывающая на одном месте, как-то надежнее кассы, плавающей над обычными для Тихого океана глубинами в пять-шесть тысяч метров.

Именно во время этой беседы, среди благоухания вьющихся дымков от сигар и трубок, Ивернесу пришло в голову следующее соображение:

- Свадебные празднества, друзья мои, будут, по всей видимости, великолепны. Известно, что наш директор не щадит ни своего воображения, ни трудов. Хлынет долларовый дождь, и я не сомневаюсь, что из фонтанов Миллиард-Сити потекут самые лучшие вина. Но знаете, чего на этой церемонии будет не хватать?

- Золотого водопада, стекающего с бриллиантовых скал! - восклицает Пэншина.

- Нет, - отвечает Ивернес, - кантаты...

- Кантаты?.. - переспрашивает Фрасколен.

- Конечно, - говорит Ивернес. - Музыка будет, мы исполним самые подходящие к случаю номера своего репертуара... но если не будет кантаты, свадебной песни, эпиталамы в честь новобрачных...

- Почему же нет, Ивернес? - говорит Фрасколен. - Если ты возьмешь на себя труд рифмовать «пламень» и «камень», «любовь» и «вновь» на концах двенадцати строчек разной длины, то Себастьен Цорн, который уже проявил себя в качестве композитора, охотно положит твои стихи на музыку.

- Прекрасная идея! - восклицает Пэншина. - Тебе это подходит, старый брюзга?.. Что-нибудь этакое очень свадебное, с большим количеством spiccato, allegro, molto agitato и исступленной кодой... по пять долларов за ноту...

- Нет... на этот раз... даром... - отвечает Фрасколен. - Это будет лепта Концертного квартета богатеям Стандарт-Айленда.

Вопрос решен, и виолончелист заявляет, что он готов молить о вдохновении бога музыки, если божество поэзии прольет вдохновение в сердце Ивернеса.

Это благородное сотрудничество и должно породить кантату кантат в подражание библейской «Песне песней» и в честь брачного союза между Танкердонами и Коверли.

После полудня, 10 февраля, распространился слух, что на горизонте показался большой пароход, идущий с северо-востока. Национальной принадлежности его распознать пока нельзя, так как он находится на расстоянии десяти миль, а на море начинают как раз спускаться сумерки.

Похоже на то, что пароход набирает скорость, и уже можно с уверенностью сказать, что он направляется к Стандарт-Айленду. Вероятно, он причалит только завтра на заре.

Новость производит неописуемое впечатление. Особенно возбуждают воображение женщин мысли о чудесных произведениях ювелиров, портных, модисток и художников, которые везет этот корабль, ставший огромной свадебной корзиной... в пятьсот - шестьсот лошадиных сил.

Ошибки быть не может. Корабль действительно направляется к Стандарт-Айленду. И наутро, обогнув мол Штирборт-Харбора, он выкинул флаг «Стандарт-Айленд компани».

И вдруг - вторая новость, сообщенная по телефону в Миллиард-Сити: флаг парохода приспущен.

Что случилось?.. Какое-нибудь несчастье... кто-нибудь умер в пути?.. Это послужило бы дурным предзнаменованием для свадьбы, которая должна упрочить будущее Стандарт-Айленда.

Но это еще не все: судно, о котором идет речь, не то, которое ожидали, и прибыло оно не из Европы, а от берегов Америки, из бухты Магдалены. Впрочем, пароход со свадебными подарками еще не запаздывает. Ведь свадьба назначена на 27-е, а сейчас только 11 февраля, - он еще успеет прийти.

Но что же означает появление этого корабля?.. Какие новости он привез?.. Почему флаг приспущен? Зачем Компания направила корабль в район Новых Гебрид навстречу Стандарт-Айленду?

Может быть, он привез миллиардцам какое-то срочное сообщение исключительной важности?..

Так оно и есть. Скоро все выяснится.

Едва пароход успел причалить к пристани, как с него сходит пассажир.

Это один из главных агентов Компании. Он отказывается отвечать на нетерпеливые расспросы множества любопытных, собравшихся на дамбе Штирборт-Харбора.

Электрический поезд вот-вот отойдет, и, не теряя времени, агент вскакивает в один из вагонов.

Через десять минут агент прибывает в мэрию, просит аудиенции у губернатора «по неотложному делу» и сразу же получает ее.

Сайрес Бикерстаф принимает его в своем кабинете, за плотно запертой дверью.

Не проходит и четверти часа, как все тридцать членов совета именитых граждан извещены по телефону о необходимости срочно прибыть на заседание.

Между тем у людей, и в портах и в городе, тревога, сменившая любопытство, разыгралась не на шутку и достигла крайних пределов.

Без двадцати восемь под председательством губернатора, при котором находятся оба его помощника, собирается совет, и агент делает следующее сообщение:

- Двадцать третьего января «Стандарт-Айленд компани лимитед» потерпела финансовый крах, и мистер Уильям Т. Померинг облечен всеми полномочиями для ликвидации ее дел в целях соблюдения интересов означенной Компании.

Прибывший агент и есть мистер Уильям Т. Померинг, на которого возложены все эти функции.

Новость быстро распространяется, но, по правде сказать, она не производит того впечатления, какое произвела бы в Европе. Подумаешь! Ведь Стандарт-Айленд - по выражению Пэншина - это кусок от одного из листов партитуры Американских Соединенных Штатов! Финансовый крах не такая вещь, которая может удивить американцев и тем более застать их врасплох... Ведь это одна из естественных фаз деловой жизни... Случай вполне допустимый, с которым все мирятся. И миллиардцы смотрят на дело со свойственным им хладнокровием. Так, значит, Компания лопнула... Ну что ж, это бывает и с самыми солидными фирмами. Пассив значителен?.. Весьма значителен, как видно из баланса, предъявленного агентом по ликвидации: пятьсот миллионов долларов... или два миллиарда пятьсот миллионов франков... А что привело к краху?.. Спекуляция, - безрассудная, пожалуй, раз она так плохо кончилась, а ведь она могла и удаться... Громадное дело... постройка нового города в штате Арканзас... Но внезапно произошло геологическое смещение, которое невозможно было предусмотреть... В конце концов Компания здесь ни при чем, и если почва уходит из-под ног, то следует ли удивляться, что акционеры проваливаются вместе с ней?.. Уж на что Европа кажется прочной, а и с ней может когда-нибудь приключиться такое... Но со Стандарт-Айлендом ничего подобного произойти не может, - и разве это не победоносное свидетельство его преимуществ над материками и островами, прикованными к земной поверхности?

Самое главное - действовать. Актив Компании состоит hic et nunc из стоимости пловучего острова, его остова, заводов, особняков, зданий, плантаций, флотилии, - словом, из всего, что, вместе взятое, составляет самоходную конструкцию инженера Уильяма Терсена, и, кроме того, из учреждений, находящихся в бухте Магдалены. А что, если образуется новое общество, которое откупит его, так сказать, оптом, в результате полюбовного соглашения или с аукциона?.. Да... так и будет сделано, и все полученное от этой продажи пойдет на ликвидацию долгов Компании. Но вызывает ли создание нового Общества необходимость прибегнуть к помощи чужих капиталов?.. Разве миллиардцы недостаточно богаты, чтобы приобрести Стандарт-Айленд на свои собственные средства?.. Не лучше ли из простых жильцов превратиться во владельцев «жемчужины Тихого океана»?.. Неужели они станут управлять своим имуществом хуже, чем Компания, только что потерпевшая крах?

Сколько миллиардов имеется в бумажниках членов совета, всем хорошо известно. Сходятся на том, что надо купить Стандарт-Айленд и притом незамедлительно. Имеет ли агент по ликвидации соответствующие полномочия?.. О да, имеет. Впрочем, если уж Компания и надеется немедля найти где-нибудь суммы, нужные ей для своей ликвидации, так именно в карманах именитых особ Миллиард-Сити, многие из которых уже состоят в числе самых богатых акционеров. Теперь, когда соперничество между двумя главными семьями и двумя частями города прекратилось, все пойдет как по маслу. В Соединенных Штатах сделки заключаются быстро. Средства для покупки собираются тут же, на месте. По мнению совета именитых граждан, незачем прибегать к подписке. Джем Танкердон, Нэт Коверли и еще кое-кто, сложившись, предлагают четыреста миллионов долларов. Впрочем, торговаться насчет цены не приходится... Хочешь - бери, не хочешь - не надо... и агент по ликвидации берет.

Совет собрался в зале мэрии в восемь тринадцать. В девять сорок семь заседание закончилось, и Стандарт-Айленд перешел в руки двух «сверхбогачей» Миллиард-Сити и их присных под фамилией «Джем Танкердон, Нэт Коверли и К°».

Подобно тому как сообщение о крахе Компании, можно сказать, ничуть не смутило население пловучего острова, точно так же не произвело особого впечатления известие о приобретении Стандарт-Айленда главнейшими из именитых граждан. Все находят, что это в порядке вещей, и если бы пришлось собрать еще более значительную сумму, за деньгами дело не стало бы. Миллиардцы вполне довольны тем, что теперь, наконец, они «дома» и что во всяком случае они не зависят ни от какой посторонней компании.

В тот же день в парке устраивается общее собрание; по этому вопросу вносится предложение, встреченное многократными криками «ура!» и «гип-гип!». Тут же называют делегатов, и к Танкердону и Коверли направляется депутация.

Она принята вполне милостиво и получает обещание, что в правилах, порядках и обычаях Стандарт-Айленда не последует никаких изменений. Администрация будет та же! Все служащие останутся на своих местах, все рабочие на своей работе.

Да и могло ли быть иначе?

Следовательно, в ведении коммодора Этеля Симкоо остаются все навигационные функции, то есть верховное руководство перемещением Стандарт-Айленда, согласно маршрутам, установленным советом именитых граждан. Не произойдет никаких перемен и в командовании милицией, которое остается за полковником Стьюартом; в обслуживании обсерватории тоже не предполагается никаких изменений. Королю Малекарлии не угрожает потеря должности астронома. Ни в обоих портах, ни на энергетических установках, ни в управлении городским хозяйством никого не сместят с занимаемой им должности. Даже Атаназ Доремюс, несмотря на всю свою бесполезность, не получает расчета, хотя у г-на учителя грации и хороших манер попрежнему нет учеников.

Само собой разумеется, что ничто не изменяется и в договоре, заключенном с Концертным квартетом, который до конца плавания будет получать неслыханное вознаграждение, назначенное ему при найме.

- Эти люди просто необыкновенны! - говорит Фрасколен, узнав, что дело улажено ко всеобщему удовольствию.

- Все потому, что миллиард у них - разменная монета! - отвечает Пэншина.

- Может быть, нам следовало бы воспользоваться переменой владельцев, чтобы отказаться от договора... - предлагает Себастьен Цорн, который упорно сохраняет свое предубеждение против Стандарт-Айленда.

- Отказаться! - восклицает «Его высочество». - А ну-ка, попробуй только!

И сжав левую руку так, точно в кулаке у него гриф инструмента, он угрожает нанести виолончелисту добрый удар со скоростью не меньше восьми метров пятидесяти сантиметров в секунду.

Однако в положении губернатора все же последуют известные изменения. Сайрес Бикерстаф, как прямой представитель «Стандарт-Айленд компани», считает необходимым отказаться от своего поста. При настоящем положении вещей это решение представляется, в общем, довольно логичным. Поэтому отставка его принята, но с соблюдением самых почетных для губернатора условий. Что касается двух его помощников, Бартелеми Рэджа и Хабли Харкура, которые, будучи крупными акционерами Компании, почти разорены ее банкротством, то они намерены покинуть пловучий остров с одним из ближайших пароходов.

Все же Сайрес Бикерстаф соглашается остаться во главе муниципального управления до конца плавания.

Так свершилась без шума, без споров, без волнений, без борьбы важнейшая операция - переход Стандарт-Айленда из одних рук в другие. Все было проделано так разумно и так быстро, что агент по ликвидации в тот же день снова сел на пароход, забрав с собою подписи главных покупателей и гарантию совета именитых граждан.

Что касается необычайно важной личности, именуемой «Калистус Мэнбар, директор управления искусств и развлечений», то он попросту утвержден в своих прежних функциях, с тем же жалованьем и привилегиями. Да, по правде сказать, можно ли найти заместителя такому незаменимому человеку?

- Ну, - говорит Фрасколен, - все идет к лучшему, будущее Стандарт-Айленда обеспечено, ему ничего больше не грозит.

- Поживем - увидим, - бормочет упрямый виолончелист.

Вот при каких новых обстоятельствах совершается бракосочетание Уолтера Танкердона с мисс Ди Коверли. Обе семьи будут соединены денежными интересами, которые в Америке, как, впрочем, повсюду, образуют самые прочные социальные связи. Теперь граждане Стандарт-Айленда обретут полную уверенность в своем благополучии! С той минуты, как остров перешел во владение виднейших граждан Миллиард-Сити, он как бы обрел еще большую независимость, стал в еще большей мере хозяином своей судьбы! Если раньше некий причальный канат привязывал его к бухте Магдалены в Соединенных Штатах, то теперь этот канат разорван!

И вот начинаются сплошные празднества!

Нужно ли еще говорить о радости жениха и невесты, пытаться выразить невыразимое? Как рассказать о том сиянии счастья, которое их окружает? Они не расстаются друг с другом. То, что представлялось во всех отношениях подходящим браком и для Уолтера Танкердона и для мисс Ди Коверли, в действительности сказалось браком по любви. Оба испытывали друг к другу чувство - да не усомнится в этом никто, - в котором расчет не играет ни малейшей роли. И у молодого человека и у девушки - все те качества, которые должны обеспечить им блаженнейшее существование. Уолтер - золотая душа, и, поверьте, что душа мисс Ди сделана из того же металла, - разумеется, в метафорическом смысле, а не в материальном, что при их миллионах было бы тоже вполне уместно. Очи созданы друг для друга, и никогда еще это избитое выражение не было так кстати. Они считают дни, они считают часы, отделяющие их от вожделенной даты - 27 февраля. Они жалеют лишь об одном, - что Стандарт-Айленд не направляется к сто восьмидесятому градусу долготы, ибо если бы он шел теперь с запада, то в календаре пришлось бы зачеркнуть одни сутки. Счастье молодоженов стало бы на один день ближе. Но нет! Церемония совершится только у Новых Гебрид, и с этим надо примириться.

Заметим, кстати, что корабль, груженный всеми чудесами Европы, «корабль - свадебная корзина», еще не пришел. Правда, жених и невеста охотно обошлись бы безо всех этих великолепных вещей: зачем им такая почти царская роскошь? Они: одаряют друг друга любовью, и чего им больше желать?

Но семьи, друзья, все население Стандарт-Айленда хотят, чтобы свадебная церемония была обставлена с наивозможной пышностью. Поэтому бинокли упорно вперяются в восточный горизонт. Джем Танкердон и Нэт Коверли даже обещали большое вознаграждение тому, кто первым увидит этот пароход, гребной винт которого, по мнению нетерпеливой публики, вращается недостаточно быстро.

Тем временем разрабатывается со всей тщательностью программа празднества. В ней предусмотрены игры, приемы, двойная религиозная церемония - в протестантском храме и в католическом соборе, званый вечер в мэрии, фестиваль в парке. Калистус Мэнбар хозяйским глазом наблюдает за всем, он старается изо всех сил, он не щадит себя, можно сказать - он просто губит свое здоровье. Но что поделаешь! Его увлекает темперамент, и остановить его теперь так же трудно, как поезд, мчащийся на всех парах.

Готова и предназначенная для этого события кантата. Ивернес в качестве поэта и Себастьен Цорн в качестве композитора показали себя достойными друг друга. Ее исполнит специально основанная хоровая капелла. Впечатление будет тем сильнее, что кантата грянет вечером, в сквере обсерватории, ярко освещенном электричеством. Затем молодожены предстанут перед чиновником, ведающим регистрацией браков, а религиозный обряд будет совершен в полночь среди волшебных огней, которые заблистают над Миллиард-Сити.

Наконец ожидаемый корабль появился на горизонте. Один из наблюдателей Штирборт-Харбора по праву получает в награду солидное количество долларов.

Девятнадцатого февраля в девять утра пароход подходит к молу, и тотчас же начинается разгрузка.

Не стоит подробно перечислять все предметы, драгоценности, платья, модные вещи, произведения искусства, словом, все то, из чего состоит свадебный груз. Достаточно сказать, что выставка всего этого, устроенная в просторных гостиных особняка Коверли, имеет неслыханный успех. Все население Миллиард-Сити изъявило желание продефилировать перед такими чудесными вещами. Понятно, что только люди, обладающие несметными богатствами, могут, не посчитавшись с затратами, приобрести все это великолепие. Но надо еще принять во внимание проявленный здесь тонкий вкус, художественное чутье, сказавшееся при выборе вещей, и они-то заслуживают всяческого восхищения. Впрочем, иностранки, которые пожелали бы ознакомиться с описью означенных предметов, могут посмотреть номера «Стандарт-кроникл» и «Нью-геральд» от 21 и 22 февраля. Если этого им покажется мало - пусть вспомнят, что полного счастья на свете не бывает.

- Черт побери! - только и произносит Ивернес, выходя со своими тремя друзьями из гостиной особняка на Пятнадцатой авеню.

- Тут, пожалуй, ничего другого и не скажешь, кроме «черт побери»! - заявляет Пэншина. - Хочется жениться на мисс Ди и без приданого... ради нее самой!..

Что касается жениха и невесты, то, по правде сказать, они весьма рассеянно оглядели весь этот склад шедевров искусства и моды.

Между тем после прибытия парохода Стандарт-Айленд снова взял курс на запад к Новым Гебридам. Если до 27-го он окажется в виду какого-либо из островов этого архипелага, капитан Сароль и его спутники сойдут на берег, а пловучий остров пустится восвояси.

Плавание в этой области Тихого океана чрезвычайно облегчается благодаря тому, что она очень хорошо известна капитану-малайцу. По просьбе коммодора Симкоо, который обратился к помощи капитана, тот все время находится на башне обсерватории. Как только на горизонте появятся первые высоты, можно будет сразу подойти к Эроманга, одному из самых восточных островов группы, и таким образом избежать подводных камней и мелей, которыми изобилуют Новые Гебриды.

Случайно ли, или желая присутствовать на свадебных празднествах, но капитан Сароль маневрировал с такой нарочитой медленностью, что первые острова показались только утром 27 февраля - как раз в день, на который намечена была брачная церемония.

Впрочем, это несущественно. Брак Уолтера Танкердона с мисс Ди Коверли не будет менее счастливым оттого, что свадьбу отпразднуют в виду Новых Гебрид, и если это доставит славным малайцам такое большое удовольствие - чего они и не скрывают, - пусть себе принимают участие в празднествах на Стандарт-Айленде.

Повстречав сперва несколько островков и миновав их, согласно точнейшим указаниям капитана Сароля, пловучий остров направляется к Эроманга, оставляя к югу высоты острова Танна.

Себастьен Цорн, Фрасколен, Ивернес и Пэншина сейчас совсем неподалеку, всего в каких-нибудь трехстах милях, от французских владений западной части Тихого океана; здесь, у антиподов Франции, находятся острова Лоялти и Новой Каледонии, служащие местом ссылки.

Эроманга, заросший в глубине густыми лесами, покрыт множеством холмов, у подножия которых рассылаются широкие плато, вполне пригодные для земледелия. Коммодор Симкоо останавливается в одной миле от бухты Кука, на восточном берегу острова. Подходить ближе было бы неосторожно, ибо коралловые рифы, только-только не выступающие на поверхность моря, простираются на расстоянии полумили от берега. К тому же губернатор Сайрес Бикерстаф не намерен ни задерживаться у острова, ни устраивать стоянки где-либо в архипелаге. После празднества малайцы будут высажены, и Стандарт-Айленд пойдет к экватору и дальше в бухту Магдалены.

В час пополудни Стандарт-Айленд останавливается.

По распоряжению властей все освобождаются от работы, служащие и рабочие, моряки и солдаты, за исключением таможенной охраны на береговых постах, которая никогда не должна отвлекаться от своего дела.

Нечего и говорить, что погода прекрасная, веет свежий морской ветерок. По ходячему выражению, «и само солнце принимает участие в празднестве».

- И это гордое светило, повидимому, тоже служит богатым рантье! - восклицает Пэншина. - Если они прикажут ему, как Иисус Навин в библейской легенде, не заходить, оно послушается!.. О, могущество золота!

Не стоит перечислять все номера потрясающей программы, составленной г-ном управляющим развлечениями в Миллиард-Сити. С трех часов дня все жители города, окрестностей и портов стекаются в парк к берегам Серпентайн-ривер. Именитые граждане благодушно смешиваются с простыми людьми. Все увлечены играми, чему, возможно, способствует стремление получить объявленные призы. Начинаются танцы под открытым небом. Самый блестящий бал дается в одном из больших залов казино, где молодые люди, молодые женщины и девушки соревнуются в изяществе и веселости. Ивернес и Пэншина принимают участие в танцах и никому не уступают первенства, если надо танцевать с какой-нибудь хорошенькой миллиардкой. Никогда «Его высочество» не был так любезен, так остроумен, никогда еще не имел такого успеха, поэтому нечего удивляться, что на восклицание своей дамы после бурного вальса: «Ах, сударь, я вся мокрая!», он осмелился ответить: «Это воды Вальса, мисс, это воды Вальса!»

Фрасколен, подслушавший этот разговор, краснеет до ушей, а Ивернес, до которого он тоже дошел, призывает все громы небесные на голову нечестивца.

Добавим, что семейства Танкердонов и Коверли присутствуют в полном составе, и прелестные сестры невесты, повидимому, искренне радуются ее счастью. Мисс Ди прогуливается под руку с Уолтером, что отнюдь не является нарушением приличий, поскольку в Америке так принято. Все приветствуют милую парочку, подносят цветы и говорят любезности, которые жених с невестой весьма приветливо принимают.

Часы идут, и подаваемые в изобилии яства только подогревают хорошее настроение у публики.

С наступлением вечера парк засиял электрическими лучами, которые ослепительными потоками изливают алюминиевые луны. Солнце правильно поступило, скрывшись за горизонтом! Оно почувствовало бы себя униженным перед этим искусственным освещением, превращающим ночь в день.

Между девятью и десятью часами исполняется кантата. Успех необыкновенный, но ни поэту, ни музыканту не пристало им хвастаться. Даже виолончелист в этот миг, может быть, почувствовал, что его предубеждение против «жемчужины Тихого океана» исчезает...

Бьет одиннадцать часов, и к мэрии направляется торжественное шествие. Уолтер Танкердон и мисс Ди выступают, окруженные каждый своей семьей. Все население провожает их по Первой авеню.

Губернатор Сайрес Бикерстаф ждет их в парадной гостиной мэрии. Самая прекрасная из свадеб, которые ему приходилось справлять за все время его административной деятельности, вот-вот будет завершена.

Внезапно из дальнего квартала левобортной части доносятся громкие крики.

Шествие останавливается на полпути.

Почти одновременно раздаются отдаленные выстрелы, а крики все усиливаются и усиливаются.

Еще мгновение, и несколько таможенников - среди них есть раненые - выбегают из сквера перед мэрией.

Тревога достигла предела. Толпу охватывает панический ужас, порождаемый неизвестной опасностью...

У подъезда мэрии появляется Сайрес Бикерстаф, за которым следуют коммодор Симкоо, полковник Стьюарт и присоединившиеся к ним именитые граждане.

В ответ на град вопросов таможенники объявляют, что на Стандарт-Айленд вторглась банда новогебридцев - три-четыре тысячи человек - и что предводительствует ими капитан Сароль.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Нападение и оборона

Так началось ужасное дело, затеянное капитаном Саролем с помощью малайцев, спасенных вместе с ним, новогебридцев, взятых на борт Стандарт-Айленда с островов Самоа, туземцев Эроманга и соседних островков. Каков будет исход? Это невозможно предвидеть, принимая во внимание условия, при которых произошло столь внезапное и грозное нападение.

Ново-Гебридский архипелаг состоит по крайней мере из ста пятидесяти островов, которые, находясь под протекторатом Англии, географически представляют собой часть Австралии. Однако здесь, как и на Соломоновых островах, расположенных к северо-западу в тех же широтах, вопрос о протекторате является яблоком раздора между Францией и Соединенным королевством. К тому же и Соединенным Штатам совершенно не нравится возникновение европейских колоний в океане, которым они хотели бы распоряжаться безраздельно. А Великобритания, поднимая свой флаг на различных архипелагах, пытается создать себе здесь базы снабжения, которые понадобятся ей, в случае если австралийские колонии ускользнут из-под власти Форин Оффис.

Население Новых Гебрид состоит из негроидов и малайцев канакского происхождения. Но в характере этих туземцев, их темпераменте, склонностях имеются существенные различия в зависимости от того, обитают ли они в северной или южной части архипелага, что позволяет разделить его на две группы островов.

В северной группе, на острове Эспириту-Санто, в бухте святого Филиппа, жители принадлежат к более благородному типу, цвет лица у них не такой темный, волосы не так сильно курчавятся. Они коренасты, сильны, но уступчивы, миролюбивы и никогда не нападали на европейские фактории или корабли. То же самое относится к острову Эфате, или Сандвич, где имеется несколько процветающих поселений, например, Порт-Вила, столица архипелага, носящая также название Франсвиль. Французские колонисты используют там плодородие замечательной почвы, пышные пастбища, поля, подходящие для земледелия, удобные для посадки кофейных деревьев, бананов, кокосовых пальм, а также с успехом выступают в качестве «копрамекеров». Здесь нравы туземцев с приходом европейцев изменились коренным образом. Поднялся их нравственный и умственный уровень. Благодаря заботам миссионеров случаи людоедства, когда-то очень распространенного, не повторяются вновь. К сожалению, канакская раса начинает вымирать и, очевидно, скоро окончательно исчезнет, что будет весьма печально для северной группы островов, где жители так изменились от соприкосновения с европейской цивилизацией.

Совсем иначе обстоит дело на южных островах архипелага. И капитан Сароль, замыслив преступный заговор против Стандарт-Айленда, не без основания искал помощи у населения южной группы. На этих островах, на острове Танна и особенно на Эроманга туземцы остались настоящими папуасами и находятся на самой низкой ступени развития. Именно на Эроманга некий бывший торговец сандаловым деревом сказал доктору Гойену: «Если бы этот остров мог говорить, он рассказал бы такое, что волосы на голове стали бы дыбом».

И в самом деле, у этих южных канаков, происходящих от наименее развитых племен, почти нет полинезийской крови, облагородившей население северных островов. На Эроманга англиканским миссионерам, из которых пятеро, начиная с 1839 года, были убиты, удалось обратить в христианство лишь половину населения, состоящего из двух тысяч пятисот человек. Другая так и осталась преданной язычеству. Впрочем, и христиане и язычники в равной степени относятся к тем свирепым дикарям, которые вполне оправдывают свою печальную репутацию, хотя они и ниже ростом и слабее туземцев острова Эспириту-Санто или острова Сандвич. Поэтому туристы, посещающие острова южной группы, должны, конечно, учитывать, что они подвергаются здесь весьма серьезной опасности.

Приведем несколько примеров. Лет пятьдесят назад имели место пиратские нападения на бриг «Аврора», и Франции пришлось принять репрессивные меры. В 1869 году кастетом был убит миссионер Гордон. В 1875 году предательскому нападению подвергся английский корабль - члены его экипажа были перебиты, а затем съедены каннибалами. В 1894 году жертвой людоедов с архипелагов, находящихся по соседству с Луизиадой, на острове Россел, пали французский негоциант и его рабочие, капитан китайского корабля и его экипаж. Наконец английский крейсер «Роялист» вынужден был предпринять карательную экспедицию против дикарей, истребивших большое количество европейцев. Теперь-то, слыша все эти рассказы, Пэншина, только что вырванный из фиджийских зубов, уже не пожимает плечами.

Среди дикарей южных островов капитан Сароль и набрал себе сообщников. Он обещал отдать им на разграбление богатейшую «жемчужину Тихого океана», жителей которой он собирался истребить всех до единого. В числе дикарей, ожидавших его появления у Эроманга, были обитатели и соседних островов, отделенных друг от друга узкими морскими проливами, - главным образом, обитатели Танны, расположенного лишь в тридцати пяти милях к югу. Этот остров послал Саролю сильных бойцов, уроженцев округа Ванисси, свирепых поклонников бога Теаполо, которые ходят почти совершенно голыми. Прибыли также туземцы с Черного берега и Сангалли - из самых опасных районов.

Но из того, что северная группа относительно менее дикая, не следует делать вывода, будто она не вложила своей доли в дело капитана Сароля. К северу от острова Сандвич находится остров Эпи с восемнадцатью тысячами жителей. Там пленников съедают: туловище предоставляется юношам, руки и ноги людям зрелого возраста, а внутренности отдают собакам и свиньям. Есть и остров Паама, населенный свирепыми племенами, ни в чем не уступающими туземцам Эпи, и остров Малекула с его канаками-людоедами. Наконец имеется остров Аврора, один из опаснейших, где белые вовсе не селятся: несколько лет назад здесь был перебит экипаж французского катера.

Со всех этих островов капитан Сароль тоже получил подкрепление.

Когда Стандарт-Айленд прибыл и оказался в нескольких кабельтовых от Эроманга, капитан Сароль дал сигнал, которого ожидали туземцы.

В течение нескольких минут по скалам, чуть видным из воды, три-четыре тысячи дикарей перебрались на пловучий остров.

Опасность очень велика, так как новогебридцы, напавшие на Миллиард-Сити, способны на всякое насилие, на любую жестокость. Им помогает внезапность нападения, и вооружены они не только длинными ассагаями - копьями с костяными наконечниками, наносящими опасные раны, не только стрелами, отравленными растительным ядом, но также ружьями Снайдерса, которые в ходу на всем архипелаге.

Как только начался этот приступ, так хорошо подготовленный Саролем, пришлось поставить на ноги солдат, моряков, служащих, всех здоровых и боеспособных мужчин Стандарт-Айленда.

Сайрес Бикерстаф, коммодор Симкоо, полковник Стьюарт сохранили полное хладнокровие. Король Малекарлии тоже предложил свои услуги, ибо, утратив с молодостью свою силу, он не утратил храбрости. Туземцы находятся еще довольно далеко, у Бакборт-Харбора, где начальник порта пытается организовать сопротивление. Но, без сомнения, нападающие скоро ринутся к городу.

Немедленно отдается приказ закрыть ворота в ограде Миллиард-Сити, где собралось на свадебное торжество почти все население. Следует ожидать, что поля и парк подвергнутся опустошению. Приходится опасаться, что оба порта и энергетические установки могут быть разгромлены и что батареи Волнореза и Кормы будут уничтожены, - но предотвратить этого нет возможности. Если противник обратит против города пушки Стандарт-Айленда, это будет величайшим несчастьем, какое только может произойти, а ведь вполне вероятно, что малайцы умеют с ними обращаться.

Прежде всего по предложению короля Малекарлии в мэрию переводят большую часть женщин и детей.

Огромное здание муниципалитета погружено в глубокий мрак, как, впрочем, и весь остров: электрические установки перестали работать, так как механикам пришлось спасаться от нападающих.

Однако благодаря предусмотрительности коммодора Симкоо оружие, хранившееся в мэрии, роздано солдатам и морякам. В боеприпасах у них не будет недостатка. Оставив мисс Ди с миссис Танкердон и миссис Коверли, Уолтер присоединился к группе, в которой находятся Джем Танкердон, Нэт Коверли, Калистус Мэнбар, Пэншина, Ивернес, Фрасколен и Себастьен Цорн.

- Ну вот, я же говорил, что все это кончится таким образом!.. - бормочет виолончелист.

- Но ведь еще ничего не кончилось! - восклицает г-н директор. - Нет, не кончилось, и наш дорогой Стандарт-Айленд не попадет в руки шайки пиратов!

Хорошо сказано, Калистус Мэнбар! Вполне понятно, что ты пылаешь гневом, - ведь эти негодяи новогебридцы прервали столь замечательное празднество! Да, надо надеяться, что они получат отпор: они обладают численным превосходством и в то же время имеют все преимущества нападающей стороны.

Выстрелы попрежнему раздаются далеко в районе портов. Капитан Сароль начал с того, что остановил вращение винтов, чтобы Стандарт-Айленд не мог далеко отойти от острова Эроманга, где находится операционная база туземцев.

Губернатор, король Малекарлии, коммодор Симкоо, полковник Стьюарт, образовавшие комитет обороны, сперва предлагали сделать вылазку. Но тогда пришлось бы пожертвовать слишком большим количеством защитников, а сейчас каждый человек на счету. Ждать пощады от этих дикарей нельзя, - так же как нельзя было ждать ее от хищников, заполонивших Стандарт-Айленд две недели назад. Вдобавок, чтобы легче было разграбить пловучий остров, туземцы могут попытаться посадить его на скалы Эроманга…

Через час нападающие находятся уже у решетки Миллиард-Сити. Они пробуют проломить ее, но она не поддается. Они пытаются перелезть через нее, но их отгоняют выстрелы защитников.

Поскольку не удалось застигнуть Миллиард-Сити врасплох, в ночном мраке оказывается не так-то просто прорвать линию обороны. Поэтому капитан Сароль отзывает туземцев на поля и в парк, где они будут дожидаться рассвета.

Между четырьмя и пятью утра горизонт на востоке начинает светлеть. Солдаты и моряки под начальством коммодора Симкоо и полковника Стьюарта разделились на две половины - одна остается в мэрии, другая сосредоточивается в сквере обсерватории, ибо можно предполагать, что капитан Сароль попытается в этом месте прорваться через ограду. А так как ни на какую помощь извне рассчитывать не приходится, надо любой ценой воспрепятствовать туземцам проникнуть в город.

Члены квартета присоединились к защитникам, которые идут за своими офицерами к самому концу Пятой авеню.

- Спастись от фиджийских каннибалов, - восклицает Пэншина, - и быть вынужденным защищаться от каннибалов новогебридских!..

- Ни черта, целиком-то они нас не слопают! - возражает Ивернес.

- О, я буду защищать себя до последнего кусочка! - вторит ему Фрасколен.

Себастьян Цорн молчит. Известно, что он думает обо всей этой истории, однако ничто не помешает ему выполнить свой долг.

Едва рассвело, как через решетку сквера начинается обмен выстрелами. Храбро отбиваются и защитники обсерватории. С обеих сторон уже есть жертвы. Из миллиардцев ранен в плечо Джем Танкердон, - рана легкая, и он не хочет покидать своего поста. Нэт Коверли и Уолтер сражаются в первых рядах, король Малекарлии, не обращая внимания на пули снайдерсов, старается взять на мушку Сароля, который все время в первых рядах туземцев.

По правде говоря, нападающих чересчур много! Все бойцы, которые имелись на Эроманга, Танна и соседних островах, вторглись в Миллиард-Сити. Впрочем, коммодору Симкоо удалось подметить одно благоприятное обстоятельство: Стандарт-Айленд не стоит на месте возле Эроманга, но под воздействием слабого течения движется к северной группе островов; было бы еще лучше, если б его уносило в открытое море.

Но время идет, туземцы удваивают усилия, и за щитникам, несмотря на героическое сопротивление, уже не удается сдерживать их. К десяти часам решетка сорвана. Коммодор Симкоо вынужден отступить перед воющей толпой, ворвавшейся в сквер, и отойти к мэрии, где придется обороняться, как в крепости.

Отступая, солдаты и моряки защищают каждую пядь. Может быть, теперь, прорвавшись за ограду, новогебридцы, увлеченные своими грабительскими инстинктами, рассеются по кварталам, что позволило бы миллиардцам получить хоть какое-нибудь преимущество...

Тщетная надежда! Капитан Сароль не позволяет туземцам бросаться в стороны. Продвигаясь по Первой авеню, они достигнут мэрии, и сопротивление осажденных будет окончательно сломлено. Когда капитан Сароль захватит мэрию, победа будет полная. Настанет час грабежа и убийств.

- Да... их слишком много! - повторяет Фрасколен, плечо которого задето ассагаем.

Стрелы сыплются дождем, пули тоже, отступление все продолжается.

К двум часам дня защитники отброшены к муниципальному скверу. С обеих сторон насчитывается до пятидесяти убитых, раненых вдвое или втрое больше. Здание муниципалитета пока еще не захвачено туземцами, защитники успели забаррикадироваться, отправив женщин и детей во внутренние помещения, где они будут в безопасности от стрел и пуль. Затем Сайрес Бикерстаф, король Малекарлии. коммодор Симкоо, полковник Стьюарт, Джем Танкердон, Нэт Коверли, их друзья, солдаты и моряки становятся у окон и с новой силой открывают огонь.

- Здесь надо держаться до конца, - говорит губернатор. - Это наш последний шанс... Теперь нас может спасти только чудо!

Капитан Сароль отдает приказ идти на приступ, считая, что успех обеспечен, хотя задача предстоит нелегкая. Действительно, двери очень прочны и без помощи артиллерии пробить их трудно. Туземцы бросаются на них с топорами, но огонь из окон не прекращается и наносит нападающим большие потери. Это не останавливает их предводителя. Если бы он был убит, может быть, его смерть изменила бы положение...

Проходит два часа. Мэрия продолжает сопротивляться. Ружейный огонь опустошает ряды осаждающих, но на месте убитых появляются все новые и новые. Тщетно самые умелые стрелки - Джем Танкердон и полковник Стьюарт - стараются попасть в капитана Сароля. Вокруг него падают люди, а он как будто неуязвим.

И не его настигает пуля снайдерса в разгар ожесточенной перестрелки, а Сайреса Бикерстафа. Сраженный выстрелом в самое сердце, он упал, успев произнести лишь несколько невнятных слов. Его отнесли в заднюю гостиную, где он вскоре испустил последний вздох. Так умер тот, кто был первым губернатором Стандарт-Айленда, умелым администратором, человеком большого и благородного сердца.

Приступ продолжается с удвоенной яростью. Под ударами топоров двери вот-вот поддадутся. Как предотвратить захват этого последнего оплота? Как спасти от ужасного избиения женщин, детей и всех остальных, укрывшихся там?

Король Малекарлии, Этель Симкоо, полковник Стьюарт советуются, не имеет ли смысла бежать через задние выходы. Но где искать прибежища?.. На батарее Кормы? Удастся ли до нее добраться?.. В одном из портов?.. Но ведь их захватили туземцы... А раненые, которых уж много, как оставить их?

В этот момент происходит счастливый случай, который может изменить положение.

Король Малекарлии вышел на балкон, не обращая внимания на пули и стрелы, которые дождем падают вокруг. Он вскидывает ружье и целится в капитана Сароля как раз в то мгновение, когда одна из дверей начинает поддаваться...

Капитан Сароль падает, убитый наповал.

Малайцы внезапно останавливаются, затем пятятся назад, унося с собою труп предводителя, и вся масса туземцев откатывается к решетке сквера.

Почти в то же самое время на другом конце Первой авеню раздаются громкие крики, и стрельба возобновляется там с удвоенной силой.

Что же случилось?.. Может быть, пиратов одолели защитники портов и батарей?.. Может быть, они устремились к городу и пытаются, несмотря на свою малочисленность, атаковать туземцев с тыла?..

- Кажется, стрельба у обсерватории усилилась!.. - замечает полковник Стьюарт.

- Эти негодяи получили какое-то подкрепление!.. - говорит коммодор Симкоо.

- Не думаю, - высказывает свое мнение король Малекарлии. - Кто же это стреляет?

- Да, там что-то новое! - восклицает Пэншина. - И притом новое в нашу пользу!..

- Смотрите, смотрите! - подхватывает Калистус Мэнбар. - Они начинают удирать...

- Ну, друзья мои, - восклицает король Малекарлии, - выгоним-ка этих негодяев из города... Вперед!..

Офицеры, солдаты, моряки спускаются в первый этаж и выбегают из парадных дверей...

Толпа дикарей уже очистила сквер, и они убегают, одни вдоль Первой авеню, другие по соседним улицам.

В чем же истинная причина столь быстрого и неожиданного поворота событий?.. Приписать ли ее гибели капитана Сароля?.. Потере ли руководства, происшедшей из-за его гибели?.. Неужели нападающие, имевшие такое количественное превосходство, могли настолько растеряться после смерти своего главаря, как раз в тот момент, когда, казалось, они уже захватили мэрию?

Почти двести моряков и солдат, возглавляемых коммодором Симкоо и полковником Стьюартом, а также Джем и Уолтер Танкердоны, Нэт Коверли, Фрасколен и его товарищи ведут наступление по Первой авеню, преследуя беглецов, которые даже не оборачиваются, чтобы выпустить последнюю стрелу, последнюю пулю, и бросают свои снайдерсы, луки, ассагаи.

- Вперед!.. Вперед!.. - громовым голосом кричит коммодор Симкоо.

На подступах к обсерватории выстрелы учащаются... Ясно, что там дерутся с ужасающим ожесточением.

Неужели Стандарт-Айленд получил помощь?.. Но какую?.. И откуда она могла прийти?..

Как бы там ни было, но нападавшие, охваченные необъяснимой паникой, повсюду обратились в бегство. Может быть, их атаковали подкрепления из Бакборт-Харбора?..

Да... около тысячи новогебридцев с острова Сандвич проникли на Стандарт-Айленд вместе с французскими колонистами.

Нечего удивляться тому, что членов квартета приветствовали на их родном языке, когда они встретились со своими мужественными соплеменниками!

Вот при каких обстоятельствах произошло это неожиданное и, можно сказать, почти чудесное вмешательство.

В течение всей предшествующей ночи и утра Стандарт-Айленд продолжал дрейфовать к острову Сандвич, где, как помнит читатель, находится процветающая французская колония. И вот, прослышав о нападении капитана Сароля на Стандарт-Айленд, колонисты сразу же решили с помощью тысячи туземцев, находившихся под их влиянием, поддержать защитников пловучего острова. Но переправиться на Стандарт-Айленд было невозможно из-за недостатка транспортных средств.

Можно представить себе радость честных колонистов, когда утром Стандарт-Айленд, уносимый течением, оказался в виду острова Сандвич! Колонисты тотчас же бросились к рыбачьим лодкам и переправились в Бакборт-Харбор, вслед за ними - туземцы, многие просто вплавь. К ним сразу присоединилась прислуга батарей Волнореза и Кормы, а также все, оставшиеся в портах. Через поля и парк устремились они к Миллиард-Сити, и благодаря их атаке мэрия не попала в руки нападающих, которые и так уже дрогнули из-за смерти капитана Сароля.

Еще через два часа банды новогебридцев, преследуемые со всех сторон, искали спасения уже только в море, куда они бросались, чтобы добраться вплавь до острова Сандвич. Большая часть при этом погибала под пулями милиции.

Теперь Стандарт-Айленду нечего опасаться: он спасся от грабежа, убийств, истребления.

Казалось бы, исход этого страшного дела должен был вызвать публичные проявления радости и благодарности. Но нет! О, эти странные американцы! Можно подумать, что конечный результат их нисколько не удивил... что они его предвидели... А ведь покушение капитана Сароля едва-едва не привело к ужасающей катастрофе!

Все же, можно полагать, главные владельцы Стандарт-Айленда молчаливо поздравляли себя с тем, что сохранили свою собственность стоимостью в два миллиарда, да еще теперь, когда брак Уолтера Танкердона с Ди Коверли вполне упрочивал будущее этого владения.

Отметим, что, когда жених и невеста свиделись вновь, они упали друг другу в объятия. Впрочем, никому не пришло в голову усмотреть здесь нарушение приличий: ведь они должны были стать мужем и женой еще двадцать четыре часа тому назад.

Но уж в том, как встречаются наши парижские музыканты и французские колонисты с острова Сандвич, не найти ничего похожего на ультраамериканскую сдержанность. Какие рукопожатия! Какие поздравления получает Концертный квартет от своих соплеменников! Правда, пули помиловали артистов, но эти две скрипки, альт и виолончель храбро выполняли свой долг. Что касается добрейшего Атаназа Доремюса, спокойно остававшегося в зале казино, то ведь он ждал там учеников, которые упорно не появляются... И кто его за это упрекнет?..

Единственное исключение - господин директор. Хоть он и сверхъянки, а радуется просто исступленно. Что же тут странного? В его жилах течет кровь знаменитого Барнума, и, разумеется, потомок такого предка не обладает хладнокровием своих североамериканских сограждан!

Когда все кончилось, король Малекарлии вместе с королевой вернулся в свой дом на Тридцать седьмой авеню; там совет именитых граждан выскажет ему свою благодарность, которой вполне заслуживает его мужество и преданность общему делу.

Итак, Стандарт-Айленд дел и невредим. Спасение стоило ему дорого: Сайрес Бикерстаф пал в разгаре битвы, среди моряков и солдат - около шестидесяти убитых или раненных пулями и стрелами, почти столько же жертв среди храбро сражавшихся служащих, рабочих и торговцев. Все население оплакивает убитых, и на «жемчужине Тихого океана» сохранят о них долгую память...

Впрочем, со свойственной им быстротой в выполнении раз принятого решения, миллиардцы быстро приведут все в порядок. Придется задержаться на несколько дней у острова Сандвич, и все следы этой кровавой битвы будут стерты.

Пока же установлено полное согласие в вопросе о военном руководстве, которое остается за коммодором Симкоо. Здесь не возникает никаких трудностей, не может быть никакого соперничества. Ни мистер Джем Танкердон, ни мистер Нэт Коверли в данном случае ни на что не притязают. Позже последуют выборы, которые и решат важный вопрос о губернаторе Стандарт-Айленда.

На следующий день к набережной Штирборт-Харбора стеклось все население на торжественную церемонию.

Трупы малайцев и туземцев просто бросают в море, но с останками граждан, погибших при защите пловучего острова, так поступить нельзя. Их тела разысканы, перенесены в католический или протестантский храм, и там произведены подобающие церемонии. И губернатор Сайрес Бикерстаф и самые скромные из граждан почтены теми же молитвами и той же скорбью.

Затем погребальный груз поручается одному из быстроходных судов Стандарт-Айленда, и корабль отплывает, увозя драгоценные останки в бухту Магдалены, где они будут похоронены в христианской земле.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Штирборт и Бакборт на ножах

Третьего марта Стандарт-Айленд покинул остров Сандвич. Перед отплытием миллиардцы говорили слова горячей благодарности французским колонистам и их туземным союзникам: друзьями они встретятся вновь; с братьями прощаются Себастьен Цорн и его товарищи на этом острове Ново-Гебридской группы, который отныне войдет в число островов, ежегодно посещаемых Стандарт-Айлендом.

Под наблюдением коммодора Симкоо быстро сделаны все необходимые исправления. Впрочем, повреждения оказались незначительными. Машины энергетических установок в полном порядке. Наличный запас нефти обеспечивает работу динамо еще на много недель. К тому же пловучий остров скоро попадет в ту часть Тихого океана, откуда по подводным кабелям можно связаться с бухтой Магдалены. Поэтому можно сказать с уверенностью, что плавание закончится благополучно. Не пройдет и четырех месяцев, как Стандарт-Айленд прибудет к берегам Америки.

- Будем надеяться... - произносит Себастьен Цорн, -слушая, как г-н директор расточает свое обычное красноречие насчет блестящего будущего, которое предстоит прославленному пловучему сооружению.

- Но, - замечает при этом Калистус Мэнбар, - какой мы получили урок!.. Эти малайцы, такие услужливые, и этот капитан Сароль - кто бы их заподозрил!.. Нет, Стандарт-Айленд предоставил убежище иностранцам в последний раз.

- А если встретятся потерпевшие кораблекрушение?.. - спрашивает Пэншина.

- Друг мой, я теперь не верю ни в потерпевших кораблекрушение, ни даже в самые кораблекрушения!

Однако из того, что коммодору Симкоо, как и прежде, поручено управлять машинами пловучего острова, вовсе не следует, что в его руках находится и гражданское управление. После смерти Сайреса Бикерстафа в Миллиард-Сити нет больше мэра, и, как известно, прежние помощники не сохранили своих полномочий. Следовательно, придется назначить нового губернатора.

Кроме того, раз некому совершать гражданские акты, то нельзя заключить брак между Уолтером Танкердоном и мисс Ди Коверли. Вот еще одна трудность, возникшая из-за махинаций негодяя Сароля! А ведь не только будущие молодожены, но и все именитые граждане Миллиард-Сити и все население заинтересовано в скорейшем завершении этого дела. В нем - одна из важнейших гарантий будущего. Медлить нельзя, ибо Уолтер Танкердон уже поговаривает о том, чтобы сесть на один из пароходов Штирборт-Харбора и доплыть вместе с членами обоих семейств до ближайшего архипелага, где любой мэр совершит брачную церемонию!.. Черт побери! Да их сколько угодно и на Самоа, и на Тонга, и на Маркизских островах, а плыть туда меньше недели, если идти на всех парах...

Люди умудренные стараются образумить нетерпеливого молодого человека. Сейчас идет подготовка к выборам... Через несколько дней Стандарт-Айлендом начнет управлять новый губернатор... Первым его актом в должности мэра будет торжественное совершение долгожданного брака... Возобновятся празднества по прежней программе... Мэра!.. Мэра!.. Единый крик рвется из всех уст!..

- Только бы избрание мэра не разбудило былых распрей... они, может быть, не совсем затухли!.. - говорит Фрасколен.

Нет, этого не может быть, и Калистус Мэнбар готов, как говорится, «в лепешку расшибиться», чтобы довести дело до благополучного окончания.

- Да в конце концов, - восклицает он, - наши влюбленные-то на что?.. Надеюсь, вы не сомневаетесь, что любовь окажется сильнее борьбы самолюбий?

Стандарт-Айленд продолжает идти в северо-восточном направлении, к пункту, в котором перекрещиваются двенадцатая южная параллель и сто семьдесят пятый западный меридиан. К этому именно месту были вызваны последними каблограммами, отправленными еще до стоянки на Новых Гебридах, корабли из бухты Магдалены с новым запасом горючего и продовольствия. Впрочем, вопрос о запасах не слишком заботит коммодора Симкоо. Их хватит больше чем на месяц, и на этот счет беспокоиться нечего. Правда, давно уже не поступает известий из-за границы. Газетам нечем заполнять отдел внешней политики. «Старборд-кроникл» жалуется, и «Нью-геральд» горюет... Ничего не поделаешь! Разве Стандарт-Айленд сам по себе не целый мирок, - какое ему дело до того, что происходит в других частях земного шара? Быть может, ему внушают зависть политические страсти?.. Ну, скоро их и здесь будет достаточно... возможно даже, сверх всякой меры!

И правда, начинается избирательная кампания. Усиленной обработке подвергаются все тридцать членов совета именитых граждан, где левобортники и правобортники насчитывают равное число представителей. Сейчас уже совершенно ясно, что выборы нового губернатора приведут к большим разногласиям, ибо соперниками опять будут Джем Танкердон и Нэт Коверли.

В течение нескольких дней происходят подготовительные совещания. С самого начала выясняется, что самолюбие обоих кандидатов не даст возможности договориться. Глухое волнение царит в Миллиард-Сити и в портах. Агенты обеих частей города стараются возбудить население, чтобы оказать давление на именитых граждан. Время идет, но не похоже, чтобы дело кончилось миром. А вдруг Джем Танкердон и наиболее влиятельные левобортники попытаются теперь навязать свои идеи, отвергнутые главными правобортниками и провести свой злополучный проект - превратить Стандарт-Айленд в промышленное и торговое предприятие?.. Другая часть острова с этим никогда не согласится! Короче говоря, - иногда кажется, что одолевает партия Коверли, иногда представляется, что перевес на стороне партии Танкердона. Отсюда брань и взаимные упреки, взаимное раздражение в обоих лагерях, заметное охлаждение между двумя семьями, - охлаждение, которого Уолтер и мисс Ди не желают даже замечать. Какое им дело до всей этой политической возни?..

Есть, однако, очень простой способ устроить все к общему удовольствию и по крайней мере разрешить вопрос о власти; надо объявить, что оба соперника будут выполнять губернаторские функции по очереди - полгода один, полгода другой; пусть даже по целому году, если так покажется лучше. Зато никакого соперничества уже не будет, оно уступит место договоренности, которая вполне удовлетворит обе партии. Но решения, внушаемые здравым смыслом, никогда не пользуются успехом в нашем грешном мире, и хотя Стандарт-Айленд независим от земных материков, он тем не менее подвержен всем страстям, присущим человеческому роду.

- Вот, - сказал однажды Фрасколен своим товарищам, - вот они, те осложнения, которых я опасался.

- А какое нам дело до всех этих споров! - ответил Пэншина. - Мы-то какой ущерб от них потерпим?... Через несколько месяцев мы будем уже в бухте Магдалены, наш ангажемент окончится, и каждый из нас благополучно ступит на твердую землю... с миллиончиком в кармане.

- Если не произойдет какая-нибудь катастрофа! - вставляет неукротимый Себастьен Цорн. - Разве на такой пловучей штуковине можно быть уверенным в завтрашнем дне?.. После столкновения с английским кораблем - нападение хищных зверей, после зверей - нашествие новогебридцев, после туземцев...

- Да когда же ты перестанешь каркать? - восклицает Ивернес. - Замолчи, или мы заткнем тебе рот.

Тем не менее приходится пожалеть о том, что свадьба Танкердон - Коверли не была отпразднована в назначенный день. Семьи объединила бы новая связь, и, вероятно, атмосфера легко разрядилась бы… Вмешательство молодоженов помогло бы еще больше... Но все равно общественное возбуждение скоро придет к концу: выборы должны состояться 15 марта.

Коммодор Симкоо со своей стороны хлопочет о сближении между двумя частями города. Но коммодора просят не вмешиваться в то, что его не касается. Ему надо вести по морям этот пловучий остров, пусть он его и ведет!.. Ему надо избегать подводных камней и мелей, пусть он их избегает!.. Политика - вовсе не его дело.

Коммодору Симкоо остается только подчиниться.

Религиозные распри тоже начали играть свою роль, и духовенство вмешивается теперь в политику больше, чем ему пристало бы. А ведь протестантская церковь и католический собор, пастор и епископ жили доселе в таком добром согласии!

Само собою разумеется, что газеты тоже вступили в бой: «Нью-геральд» сражается за Танкердонов, «Старборд-кроникл» - за Коверли. Чернила текут рекой, и к ним, пожалуй, еще примешается кровь!.. Разве мало ее пролилось на девственную почву Стандарт-Айленда во время борьбы с новогебридскими дикарями?..

В общем же, население больше интересуется женихом и невестой, чей роман прервался на первой главе. Но что можно сделать для того, чтобы упрочить их счастье? Отношения между обеими частями Миллиард-Сити уже прекратились. Ни приемов, ни приглашений, ни музыкальных вечеров. Если так будет продолжаться, инструменты Концертного квартета заплесневеют в футлярах и наши артисты будут получать свои огромные гонорары, не пошевелив пальцем.

Господина директора грызет смертельная тревога, хотя он не желает в этом сознаться. Положение, его ложное, он и сам это чувствует. Все свои способности он употребляет на то, чтобы не оказаться в плохих отношениях ни с теми, ни с другими, - а ведь это верный способ оказаться в плохих отношениях со всеми.

К 12 марта Стандарт-Айленд уже основательно приблизился к экватору, но все еще не достиг широты, где может сойтись с кораблями, посланными из бухты Магдалены. Выборы назначены на 15-е. Хотелось бы, чтобы корабли подоспели до наступления этой даты.

Тем временем и правобортники и левобортники подсчитывают и прикидывают возможное число голосов. И все указывает, что голоса разделятся поровну. Ни один кандидат не соберет большинства, если та или другая сторона не потеряет хотя бы несколько голосов. И дело как раз в том, что голоса эти держатся .на своей стороне так же крепко, как зубы у тигра в челюсти.

Тут вдруг возникает гениальная мысль. Она как будто сразу зародилась у всех тех, с которыми не предполагалось советоваться. Мысль эта проста, благоразумна, она положит конец распрям соперников. Сами кандидаты наверняка согласятся на этот столь справедливый исход.

Почему бы не предложить управление Стандарт-Айлендом королю Малекарлии? Он мудрец, человек большого и широкого ума. Его терпимость и его философия скажутся лучшей защитой при любых неожиданностях в будущем. Он знает людей, потому что близко сталкивался с ними. Он понимает, что надо считаться с их слабостями и с их неблагодарностью. Он не честолюбец, и ему никогда не придет в голову подменить личной властью демократические учреждения общественного строя на пловучем острове. Он будет просто председателем административного совета нового акционерного общества «Танкердон, Коверли и Ко».

Большая группа купцов и должностных лиц Миллиард-Сити, к которой присоединяются несколько офицеров и портовых моряков, решает пойти к королю-согражданину и обратиться к нему с этим предложением. Их величества принимают депутацию в нижней гостиной своего дома на Тридцать девятой авеню. Депутация выслушана благосклонно и тут же получает решительный отказ. Свергнутые властители припоминают прошлое, и это решает дело.

- Благодарю вас, господа, - говорит король. - Ваша просьба тронула нас обоих, но мы счастливы сейчас и надеемся, что и в будущем наше счастье не будет нарушено. Подумайте только! Ведь мы покончили с иллюзиями, с которыми связана любая власть. Теперь я простой астроном и не хочу быть ничем иным.

После такого твердого ответа настаивать больше не имеет смысла, и депутация удаляется.

Перед самым голосованием возбуждение умов, еще усиливается. Ни о какой договоренности не может быть и речи. Сторонники Джема Танкердона и Нэта Коверли избегают встречаться друг с другом даже на улице. Из одной части города в другую просто перестали ходить. Правобортники и левобортники не переступают Первой авеню. Миллиард-Сити разделился на два враждебных стана. Единственный человек, который бегает и туда и сюда, расстроенный, изнуренный, подавленный, получая щелчки и справа и слева, это охваченный отчаянием директор управления искусств и развлечений Калистус Мэнбар. И три-четыре раза в день он появляется, как потрепанный бурей корабль, в гостиных казино, где квартет донимает его своими тщетными утешениями.

Что касается коммодора Симкоо, то он ограничивается порученной ему деятельностью. Он ведет пловучий остров по установленному маршруту. Испытывая величайшее отвращение к политике, он согласится на любого губернатора. Его офицеры, так же как и офицеры полковника Стьюарта, проявляют, подобно ему, полнейшую незаинтересованность в вопросе, вокруг которого кипят такие страсти. Стандарт-Айленду нечего опасаться военных переворотов.

Тем временем члены совета именитых беспрерывно заседают в мэрии, обсуждают кандидатуры и ссорятся между собою. Дело доходит до личных выпадов. Полиции приходится принимать кое-какие меры, ибо с утра до вечера перед зданием муниципалитета толпятся люди и подчас слышны угрожающие выкрики.

Кроме того, повсюду разнеслась весьма печальная новость: вчера Уолтер Танкердон явился в особняк Коверли, и его не приняли. Жениху и невесте запрещено видеться друг с другом, и уж если брак не совершился до нападения новогебридских банд, кто осмелится утверждать, что он вообще когда-либо совершится?..

Наконец наступает 15 марта. В большом зале мэрии начинаются выборы. Взволнованная толпа собирается в сквере, как некогда население Рима собиралось перед Квиринальским дворцом, где конклав кардиналов выбирал нового папу.

К чему приведет последнее обсуждение кандидатур? Предварительные наметки возможного распределения голосов попрежнему указывают на то, что голоса распределятся поровну. Что же произойдет, если правобортники останутся верны Нэту Коверли, а левобортники будут, как и прежде, стоять за Джема Танкердона?

Великий день настал. Между часом и тремя нормальная жизнь на Стандарт-Айленде приостанавливается. Толпа, состоящая из пяти-шести тысяч человек, взволнованно шумит под окнами муниципалитета. Ожидают результатов голосования в совете именитых, - результатов, которые будут немедленно сообщены по телефону в обе части города и в оба порта.

Первый тур голосования происходит в час тридцать пять.

Кандидаты получают равное число голосов.

Через час - второй тур.

Он ни в малейшей степени не изменяет результатов первого тура.

В три часа тридцать пять - третий и последний тур.

И на этот раз ни один из кандидатов сверх своей половины голосов не получает ни одного лишнего голоса.

Тогда члены совета расходятся, и правильно делают. Если бы они продолжали заседать, то при охватившем их возбуждении они могли бы сцепиться друг с другом.

Когда они проходят через сквер, направляясь, кто в особняк Танкердона, кто в особняк Коверли, толпа встречает их крайне неодобрительным ропотом.

Надо же, однако, как-то выйти из этого положения, которое не может длиться долее. Оно причиняет слишком большой ущерб интересам Стандарт-Айленда.

- Между нами, - говорит Пэншина товарищам, узнав от г-на директора результаты трех туров голосования, - мне кажется, есть очень простой способ разрешить этот вопрос.

- Какой же?.. - спрашивает Калистус Мэнбар, в отчаяний воздевая руки к небу. - Какой?..

- Разрезать остров посередине... разделить его на две равные половины, как лепешку, и обе половины поплывут каждая в свою сторону с избранным ею губернатором.

- Разрезать наш остров!.. - восклицает г-н директор так, словно Пэншина предложил ампутировать одну из его конечностей.

- С помощью молотка и клещей-кусачек, - объясняет «Его высочество», - лишние болты будут вынуты, и вопрос разрешится очень просто, а на поверхности Тихого океана вместо одного пловучего острова окажется два.

Даже в таких тревожных обстоятельствах этот Пэншина, видимо, не способен проявить серьезность!

Если его совету нельзя последовать в материальном смысле, если нельзя пустить в ход молоток и клещи-кусачки и разъединить кессоны пловучего острова вдоль оси по Первой авеню - от батареи Волнореза до батареи Кормы, - то все-таки надо признать, что в моральном смысле разделение острова уже произошло. Левобортники и правобортники стали так же чужды друг другу, как если бы их разъединяли сотни морских миль. Тридцать именитых и в самом деле решили голосовать порознь, раз уж им никак не столковаться. Джем Танкердон избран губернатором своей стороны, которой он и будет управлять, как ему вздумается. Нэт Коверли избран губернатором своей, и он станет управлять ею, как ему заблагорассудится. Каждая сторона сохранит свои порт, свои корабли, своих офицеров, своих солдат, своих служащих, своих торговцев, свою энергетическую установку, свои машины, свои двигатели, своих механиков, своих монтеров. Каждый кусок будет сам себе владыка.

Все это допустимо, но как раздвоиться коммодору Симкоо и г-ну директору Калистусу Мэнбару, которые должны выполнять свои функции так, чтобы все были довольны?

Правда, последнему не стоит беспокоиться. Его должность будет отныне только синекурой. Может ли подниматься вопрос о празднествах и развлечениях, когда над Стандарт-Айлендом нависает угроза гражданской войны, ибо примирение стало невозможным?

Это подтверждается и таким признаком: 17 марта газеты сообщили об окончательном разрыве помолвки между Уолтером Танкердоном и мисс Ди Коверли.

Да, разрыв - несмотря на их просьбы, несмотря на их мольбы! Вопреки утверждению, высказанному однажды Калистусом Мэнбаром, - любовь побеждена! Так нет же! Уолтер и мисс Ди не разлучатся... Они убегут прочь из дома... Они уедут венчаться за границу... Они в конце концов найдут в мире такой уголок, где можно быть счастливыми без всех этих тягостных миллионов!

Однако после избрания губернаторами Джема Танкердона и Нэта Коверли маршрут Стандарт-Айленда не изменился. Коммодор Симкоо продолжает держать направление на северо-восток. Когда Стандарт-Айленд прибудет в бухту Магдалены, весьма вероятно, многие миллиардцы предпочтут вернуться на материк искать спокойствия, которого уже не может дать им «жемчужина Тихого океана». Может быть, пловучий остров и вовсе будет покинут всем своим населением?.. И тогда с ним совсем покончат, его пустят с молотка, его продадут на вес, как старый, никому не нужный железный лом, и отправят в переплавку!

Пожалуй, так и случится, но пока осталось пройти еще пять тысяч миль, что означает около пяти месяцев плавания. А вдруг за это время маршрут будет изменен по прихоти или упрямству вожаков? К тому же население заражено духом мятежа. Что, если дело дойдет до рукопашных схваток между левобортниками и правобортниками, до ружейной стрельбы, которая зальет человеческой кровью металлические мостовые Миллиард-Сити?

Нет, без сомнения, так далеко партии не пойдут! Новой гражданской войны, пусть даже не между Севером и Югом, а всего лишь между правым и левым бортом Стандарт-Айленда, не будет... И тем не менее роковой час пробил и нависает угроза самой настоящей катастрофы.

Утром 19 марта коммодор Симкоо ждет в своем кабинете в обсерватории, чтобы ему сообщили первые сведения о местонахождении Стандарт-Айленда, который, по его мнению, подошел уже близко к тем местам, где должны встретиться корабли с припасами. Наблюдатели с верхушки башни, следящие за горизонтом по всей окружности, сообщат об этих пароходах, как только они появятся. Вместе с коммодором в обсерватории сейчас король Малекарлии, полковник Стьюарт, Себастьен Цорн, Пэншина, Фрасколен, Ивернес, несколько офицеров и служащих, из числа тех, кого можно, назвать нейтральными, так как они не принимают участия во внутренних распрях. Для них самое главное - поскорее добраться до бухты Магдалены, где, наконец, прекратится это неприятное состояние.

Вдруг раздаются два телефонных звонка, и коммодору передают два приказа. Они исходят из мэрии, где Джем Танкердон со своими главными сторонниками распоряжается в правой половине, а Нэт Коверли со своими - в левой. Оттуда они и управляют Стандарт-Айлендом, причем распоряжения их - что не удивительно - во всем противоречат друг другу.

В это самое утро вопрос о маршруте, который, казалось бы, не должен был вызывать разногласий между двумя губернаторами, так и не удалось разрешить. Один - Нэт Коверли - решил, что Стандарт-Айленд должен держать направление на северо-восток, к архипелагу Гилберта. Другой - Джем Танкердон, - упорствуя в своем стремлении завязывать торговые отношения, захотел идти на юго-запад, в район Австралии.

Вот до чего дошли оба соперника, а их друзья клянутся оказывать им поддержку во всем.

Получив два приказа, одновременно посланных в обсерваторию, коммодор говорит:

- Произошло то, чего я так боялся.

- И чего нельзя допускать в интересах всего населения, - добавляет король Малекарлии.

- Как же вы поступите?.. - спрашивает Фрасколен.

- Черт побери, - восклицает Пэншина, - ужасно любопытно знать, как вы сманеврируете, господин Симкоо!

- Дело дрянь, - замечает Себастьен Цорн.

- Сперва сообщим Джему Танкердону и Нэту Коверли, - отвечает коммодор, - что приказы невыполнимы, так как они противоречат один другому. Впрочем, лучше будет, чтобы Стандарт-Айленд стоял на месте в ожидании кораблей, которым здесь назначена встреча!

Этот весьма мудрый ответ немедленно передан по телефону в мэрию.

Проходит час, и никаких других сообщений обсерватория не получает. Весьма вероятно, что оба губернатора отказались от намерения повернуть остров по-своему...

И вдруг весь корпус Стандарт-Айленда начинает как-то странно дрожать... Чем это вызвано?.. Тем, что Джем Танкердон и Нэт Коверли дошли в своем упрямстве до последней черты.

Все собравшиеся в кабинете коммодора переглядываются, превратившись в вопросительные знаки.

- Что случилось?.. Что случилось?..

- Что случилось?.. - говорит коммодор Симкоо, пожимая плечами. - Случилось то, что Джем Танкердон послал свой приказ непосредственно мистеру Уотсону, главному механику Бакборт-Харбора, а Нэт Коверли - другой приказ, совершенно противоположный, мистеру Сомуа, главному механику Штирборт-Харбора. Один велел идти вперед, на северо-восток, другой приказал дать задний ход, чтобы двинуться на юго-запад. В результате же Стандарт-Айленд вертится на месте, и верчение будет продолжаться до тех пор, пока не прекратятся причуды двух упрямцев.

- Замечательно! - восклицает Пэншина. - Все и должно было кончиться вальсом!.. Вальс твердолобых!.. Атаназ Доремюс может подать в отставку!.. Миллиардцам его уроки больше не нужны!..

Быть может, такое нелепое, в какой-то степени даже комическое положение и могло вызвать смех. Но, к сожалению, утверждает коммодор, этот двойной маневр крайне опасен. Десять миллионов лошадиных сил тянут Стандарт-Айленд в противоположные стороны, с риском разорвать его на части.

Действительно, машины работают во всю свою мощь, винты крутятся с максимальной скоростью, и это чувствуется по дрожанию стальной подпочвы. Если вообразить себе запряжку, где одна из лошадей мчится вперед по крику «но! но!», а другая пятится назад по окрику «тпру! тпру!», то легко можно представить, что происходит с островом!

Между тем движение ускоряется. Стандарт-Айленд продолжает вращаться вокруг своей оси. Парк и поля описывают концентрические круги; пункты, расположенные на побережье, по окружности острова, перемещаются со скоростью от десяти до двенадцати миль в час.

Не стоит пытаться пробудить здравый смысл в механиках, которые своим управлением вызывают это вращение. Коммодор Симкоо не имеет над ними никакой власти. Они повинуются голосу тех же страстей, что и все прочие правобортники и левобортники. Верные слуги своих хозяев, мистер Уотсон и мистер Сомуа будут держаться до конца, машина против машины, динамо против динамо.

И вот начинается неприятное явление, которое могло бы прояснить головы уже одним тем, что от него становится мутно на сердце.

Вследствие вращения Стандарт-Айленда многие миллиардцы, в особенности миллиардки, начинают испытывать во всем своем существе некое непонятное смятение. У людей обнаруживаются мучительные приступы тошноты и рвоты; особенно это чувствуется в тех домах, которые удалены от центра и где, следовательно, сильнее сказывается вращательное движение.

Надо признаться, что такие архикомические последствия заставляют Ивернеса, Пэншина и Фрасколена хохотать до упаду, несмотря на то, что общее положение становится все более и более критическим. И действительно, «жемчужине Тихого океана» угрожает теперь физический распад, который может оказаться пострашнее морального разрыва.

Что касается Себастьена Цорна, то под влиянием непрекращающегося вращения он все бледнеет... бледнеет... «С него сходит краска», по выражению Пэншина, а к горлу подступает тошнота. Да неужели же этой подлой шутке так и не будет конца?.. Чувствовать себя пленником на огромном вертящемся столе, который, не в пример вертящимся столикам спиритов, даже не обладает даром предсказывать будущее...

В течение целой бесконечной недели Стандарт-Айленд не переставал вращаться вокруг центра, а центр его - Миллиард-Сити. Поэтому город всегда полон народа, который ищет в нем спасения от тошноты - ведь в средней части острова вращение ощущается меньше всего. Тщетно коммодор Симкоо и полковник Стьюарт пытались вмешаться в распрю между двумя мэрами, засевшими в одном муниципалитете. Ни один не пожелал спустить флага... Воскресни сам Сайрес Бикерстаф, - и его усилий оказалось бы недостаточно, чтобы поколебать это ультраамериканское упрямство.

А в довершение всех бед, в течение последних восьми дней небо все время затянуто облаками и поэтому нельзя определить широту и долготу... Коммодор Симкоо не знает теперь точного местоположения Стандарт-Айленда. Мощные гребные винты тянут его в противоположные стороны, слышно, как дрожат самые стенки кессонов. Жители не решаются расходиться по домам. Они переселились под открытое небо. Парк переполнен людьми. С одной стороны раздаются крики: «Ура Танкердону!», с другой: «Ура Коверли!» Глаза мечут искры, кулаки сжимаются. Неужели среди окончательно обезумевшего населения начнется гражданская война со всеми ее ужасами?

Как бы там ни было, ни те, ни другие не желают видеть близкой опасности. Никто не уступит, пусть даже «жемчужина Тихого океана» разлетится на тысячу кусков! Она будет вертеться и вертеться, пока динамо из-за отсутствия тока не перестанут вращать винты...

Среди всеобщего возбуждения, не принимая в нем никакого участия, Уолтер Танкердон терзается ужасной тревогой. Не из-за себя, а из-за мисс. Ди Коверли страшится он внезапного взрыва, который может уничтожить Миллиард-Сити. Уже неделю он не виделся с той, которая была его невестой и должна была стать его женой. Сколько раз в полном отчаянии умолял он отца не упорствовать и отменить свое злосчастное распоряжение. Но Джем Танкердон прогнал его, не желая ничего слышать.

В ночь с 27 на 28 марта, воспользовавшись темнотой, Уолтер пытается пробраться к молодой девушке. Он хочет быть рядом с ней, если произойдет катастрофа. Проскользнув через толпу, заполняющую Первую авеню, он проникает во вражескую часть города, чтобы добраться до особняка Коверли...

Перед самым рассветом взрыв чудовищной силы сотрясает атмосферу до самых высоких ее слоев. Не выдержав непосильной нагрузки, котлы левого борта взлетели на воздух вместе со всеми машинными зданиями. И так как источник электрической энергии с этой стороны внезапно иссяк, половина Стандарт-Айленда погрузилась в глубочайший мрак...

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Как Пэншина определил положение

Если машины Бакборт-Харбора вышли теперь из строя вследствие взрыва котлов, то машины Штирборт-Харбора в целости и ничуть не повреждены. Правда, это все равно что остаться вовсе без двигателей. Имея винты только с правого борта, Стандарт-Айленд будет попрежнему кружиться на месте, не продвигаясь вперед.

Несчастный случай в Бакборт-Харборе еще ухудшил дело. Ведь если бы обе машины Стандарт-Айленда могли работать одновременно, достаточно было бы соглашения между партией Танкердона и партией Коверли, чтобы покончить с таким положением вещей. Двигатели вновь обрели бы добрую привычку работать в лад, и пловучий остров, потеряв всего несколько дней, снова взял бы направление на бухту Магдалены.

Теперь же совсем другое дело. Даже если бы соглашение и состоялось, плавание становится невозможным, так как коммодор Симкоо не располагает двигателем достаточно мощным, чтобы вывести остров из этих далеких морей.

И если бы еще Стандарт-Айленд в течение последней недели действительна оставался неподвижным, если бы ему удалось встретиться с долгожданными пароходами, тогда, возможно, он достиг бы Северного полушария...

Но это не так. Сегодня астрономические наблюдения показали, что за время длительного вращения вокруг своей оси Стандарт-Айленд переместился в южном направлении. От двенадцатой параллели он продрейфовал к семнадцатой.

Действительно, между Ново-Гебридским и Фиджийским архипелагами существуют течения, возникающие благодаря близости обоих архипелагов друг к другу и распространяющиеся к юго-востоку. Пока машины работали согласно, Стандарт-Айленд без труда преодолевал эти течения. Но с момента, когда началось вращение, пловучий остров стало неодолимо относить к тропику Козерога.

Узнав это, коммодор Симкоо не стал скрывать серьезности положения от всех честных людей, которых мы назвали нейтральными. И вот что он им сказал:

- Нас отнесло на пять градусов к югу. Между тем здесь, на Стандарт-Айленде, я не в состоянии сделать того, что может сделать моряк на пароходе, если его машины остановились. Наш остров не имеет парусного оснащения, которое позволило бы использовать силу ветра, и мы сейчас во власти течения. Куда оно нас занесет? Не знаю. И пока пароходы, посланные из бухты Магдалены, тщетно ищут нас в условленном месте, мы со скоростью восьми или десяти миль в час дрейфуем в сторону самых пустынных и отдаленных областей Тихого океана.

Так в нескольких фразах Этель Симкоо определил обстоятельства, которые он бессилен изменить. Пловучий остров подобен теперь гигантскому обломку кораблекрушения, отданному на произвол течений. Если течение направляется на север, его отнесет к северу, если оно распространяется к югу, он попадет на юг, - и может даже оказаться у крайних пределов Южного полярного моря. И тогда...

Положение вещей скоро становится известно населению - и в Миллиард-Сити и в обоих портах. Все остро ощущают, чем оно грозит. Страх перед новой опасностью производит - что весьма свойственно человеческой природе - некоторое умиротворение в умах. Теперь уже никто не помышляет о кровавых братоубийственных схватках, и если ненависть между противниками не угасла, она все же не выльется в насильственные действия. Мало-помалу жители возвращаются к себе - в свою часть города, в свой квартал, в свой дом, а Джем Танкердон и Нэт Коверли отказываются от борьбы за первенство. Поэтому по предложению самих губернаторов совет именитых принимает единственно разумное решение, которое подсказывают обстоятельства: он передает бразды правления коммодору Симкоо, и этому одному руководителю отныне доверяется спасение Стандарт-Айленда от гибели.

Этель Симкоо без колебаний принимает на себя эту обязанность. Он рассчитывает на самоотверженность своих друзей, своих офицеров, всего своего персонала. Но что может он предпринять на огромном пловучем сооружении площадью в двадцать семь квадратных километров, которое потеряло управление, лишившись двигательной силы?..

И, в общем, не есть ли все это окончательный приговор Стандарт-Айленду, который считался до последнего времени шедевром кораблестроительного искусства, а теперь стал игрушкой ветра и волн?

Правда, в происшествии повинны не силы природы, ибо с первых же своих дней «жемчужина Тихого океана» всегда победоносно противостояла ураганам, бурям и циклонам. Причиной всему - внутренние разногласия, борьба миллиардеров за власть, исступленное упрямство, с которым одни рвались на юг, а другие на север! Только их ни с чем не соизмеримая глупость привела к взрыву котлов!

Но что толку в упреках? Прежде всего надо отдать себе отчет в размере аварии, которая произошла в Бакборт-Харборе. Коммодор Симкоо собирает своих офицеров и инженеров. К ним присоединяется король Малекарлии. Король-философ ничуть не удивлен, что людские страсти привели к такой катастрофе!

Комиссия направляется туда, где возвышались энергетическая установка и машинное помещение. Взрыв выпаривательных аппаратов, подвергшихся крайнему перегреву, все уничтожил, явившись к тому же причиной гибели двух механиков и шести кочегаров. Столь же безнадежно вышла из строя установка, вырабатывавшая электрическую энергию для самых различных потребностей этой половины Стандарт-Айленда. К счастью, динамо правого борта продолжают еще работать, и, по словам Пэншина, Стандарт-Айленд «отделался потерей одного глаза»!

- Это так, - добавляет Фрасколен, - но мы потеряли также одну ногу, а на той, что осталась, далеко не уйдешь.

Сразу окриветь и охрометь - это уж слишком.

Из обследования приходится сделать вывод, что гак как повреждения исправить невозможно, то и дрейфу к югу нельзя положить конец. Остается ждать, чтобы Стандарт-Айленд выбрался сам из этого течения, уносящего его за пределы тропической зоны.

Определив повреждения, Этель Симкоо решил проверить и состояние металлического остова. Не пострадали ли кессоны от вращательного движения, которое сотрясало их в течение последней недели? Не расселись ли в пазах стальные листы, не выскочили ли стальные заклепки?.. Если где-нибудь появилась течь, то надо по возможности заткнуть щели...

Инженеры приступают ко второму обследованию. Их доклады коммодору Симкоо малоутешительны. В ряде мест от растяжения треснули пластины и разошлись швы. Вывалились тысячи болтов, образовались разрывы. Некоторые отсеки уже наполнились водой. Но так как ватерлиния не понизилась, то устойчивости металлической почвы серьезная опасность не грозит и новые владельцы Стандарт-Айленда могут быть спокойны за свое владение. Больше всего щелей у батареи Кормы. Что касается Бакборт-Харбора, то один из его молов поглощен океаном при взрыве... Но Штирборт-Харбор невредим и может предоставить кораблям надежное убежище от океанских волн.

Отданы распоряжения в кратчайший срок привести в порядок все, что можно исправить. Необходимо успокоить население относительно устойчивости Стандарт-Айленда. Достаточно, даже более чем достаточно, и того, что за отсутствием двигателей левого борта Стандарт-Айленд не может направиться к ближнему берегу. Но тут уж ничего не поделаешь.

Остается самый важный вопрос - как спастись от голода и жажды?.. Надолго ли хватит запасов - на месяц?.. на два?

Вот что установил коммодор Симкоо.

Недостатка воды опасаться нечего. Хотя одна из опреснительных установок уничтожена взрывом, другая продолжает работать и может удовлетворить все потребности.

Что касается съестных припасов, то здесь положение менее утешительно. После подсчетов выясняется, что хватит их не более чем на месяц, если посадить все десятитысячное население на строгий рацион. За исключением фруктов и овощей, все, как известно, получается извне... А где этот внешний мир?.. На каком расстоянии находится ближайшая земля и как до нее добраться?..

Поэтому, как ни прискорбно применять такую меру, но коммодор Симкоо вынужден отдать приказ об ограничении потребления. В тот же вечер по телефону и телеавтографу повсюду передается эта печальная новость.

В Миллиард-Сити и в обоих портах она вызвала всеобщий ужас и предчувствие еще худших бедствий. Может быть, в скором времени на горизонте появится призрак голода - если позволено прибегнуть к столь затасканному, но впечатляющему образу, - ведь пополнить запасы продуктов неоткуда... Действительно, у коммодора Симкоо нет ни одного корабля, который можно было бы послать на американский материк... По воле рока последний из них вышел в море три недели тому назад, увозя останки Сайреса Бикерстафа и других защитников Миллиард-Сити, павших в битве с дикарями Эроманга. Никому тогда и в голову не могло прийти, что из-за борьбы самолюбий Стандарт-Айленд окажется в еще худшем положении, чем в момент, когда его захватили банды новогебридцев!

И правда, для чего обладать миллиардами, быть богатым, как Ротшильд, Маккей, Астор, Вандербилт, Гульд, если богатство не может спасти от голода! Правда, большая часть состояния набобов лежит в полной сохранности в банках Нового и Старого Света! Но, как знать, может быть близок день, когда даже за миллион долларов им не купить на пловучем острове фунта мяса или фунта хлеба.

В конце концов всему виною их нелепые раздоры, глупейшее соперничество, стремление захватить власть! Они во всем виноваты, они - Танкердоны и Коверли - причина всех бед! Так пусть же они остерегаются возмездия, страшатся гнева служащих, рабочих, офицеров, торговцев, всего населения, которое они подвергли смертельной опасности! Кто знает, до каких крайностей люди способны дойти, когда их начнут терзать муки голода!

Оговоримся все же, что упреки эти не относятся к Уолтеру Танкердону и мисс Ди Коверли, которых не может коснуться осуждение, заслуженное их семьями! Нет, молодой человек и его невеста ни в чем не повинны. Они были той связью, которая должна была упрочить будущее благополучие обеих частей города, и не они разорвали эту связь!

Состояние неба таково, что уже двое суток не производилось измерений, и местоположение Стандарт-Айленда нельзя определить даже с приблизительной точностью.

Тридцать первого марта небосвод расчистился и туман в море рассеялся. Можно надеяться, что теперь удастся определить широту и долготу.

Результатов наблюдений ожидают с лихорадочным нетерпением. Несколько сот жителей собралось у батареи Волнореза. К ним присоединился Уолтер Танкердон. Но ни его отец, ни Нэт Коверли, ни один из тех именитых, которых можно с полным правом обвинять в создавшемся положении вещей, не вышли из своих особняков, где они сидят, словно замурованные негодованием народа.

В полдень наблюдатели готовятся уловить момент кульминации солнечного диска. Два секстанта - один в руках короля Малекарлии, другой в руках коммодора Симкоо - наведены на горизонт.

Определив высоту солнца, приступают к вычислениям со всеми надлежащими поправками, и вот результат: 29°17' южной широты.

Около двух часов второе наблюдение, проведенное в столь же благоприятных условиях, заканчивается следующим выводом: 179°32' восточной долготы.

Итак, с тех пор как Стандарт-Айленд начал свое безумное вращение, его отнесло течением приблизительно на тысячу миль к юго-востоку.

Отметив на карте местоположение Стандарт-Айленда, можно установить следующее.

Ближайшие острова - на расстоянии по меньшей мере ста миль, - это архипелаг Кермадек, на его бесплодных, почти необитаемых скалах не найти ничего; и к тому же - как до них добраться? В трехстах милях к югу находится Новая Зеландия, но как туда попасть, если течение уносит миллиардцев в просторы океана? В тысяче пятистах милях к западу - Австралия. В нескольких тысячах миль на восток - Южная Америка на широте Чили. Южнее Новой Зеландии - полярный океан с антарктической пустыней. Неужели Стандарт-Айленду суждено разбиться о земли Южного полюса?.. Неужели мореплаватели найдут там когда-нибудь останки множества людей, погибших от голода и холода?..

Что касается течений в этих морях, то коммодор Симкоо изучит их с величайшей тщательностью. А если они не изменятся, если Стандарт-Айленд не встретит обратных течений, если разразится одна из тех бурь, которые так часто свирепствуют в этих приполярных областях?..

Новости вызывают всеобщий ужас. Люди все больше негодуют против виновников бедствия, зловредных набобов Миллиард-Сити, которые в ответе за создавшееся положение. Требуется все влияние короля Малекарлии, энергия коммодора Симкоо и полковника Стьюарта, вся преданность их офицеров, весь авторитет, которым они пользуются у солдат и моряков, чтобы предотвратить восстание.

День прошел безо всяких изменений. Каждый вынужден был согласиться на урезанное снабжение пищевыми продуктами и ограничиться только насущно необходимым - и самый богатый и тот, кто победнее.

Тем временем службе наблюдения уделяется величайшее внимание, горизонт обследуется непрерывно и строжайшим образом. Только бы появился какой-нибудь корабль; ему тотчас же сигнализируют, и, может быть, с его помощью удастся восстановить прерванную связь с внешним миром. Но, к несчастью, пловучий остров отнесло к областям, лежащим в стороне от обычных морских путей, к областям, расположенным в близком соседстве с антарктическим морем и мало посещаемым судами. И воображению обезумевших от страха людей рисуется - там, далеко на юге, - призрак полюса, озаренный вулканическим пламенем Эребуса и Террора.

Однако в ночь с 3 на 4 апреля произошла перемена к лучшему. Ветер, в течение нескольких дней изо всех сил дувший с севера, внезапно стих. Наступил полный штиль, а затем начал дуть легкий юго-восточный ветер: подобные атмосферные причуды часто наблюдаются в период равноденствия.

К коммодору Симкоо возвращается некоторая надежда. Если Стандарт-Айленд будет отброшен на несколько сот миль к западу, то этого окажется достаточным, чтобы противное течение подхватило его и приблизило к Австралии или к Новой Зеландии. Во всяком случае, его дрейф к полюсу, повидимому, прекратился, и возможно, что на подступах к австралийским землям он повстречает какие-нибудь корабли.

С восходом солнца юго-восточный ветер сильно свежеет. Стандарт-Айленд заметно ощущает его воздействие. Высокие здания острова, обсерватория, мэрия, храм, собор до известной степени перенимают ветер. Они выполняют роль парусов на огромном судне водоизмещением в четыреста тридцать два миллиона тонн.

Хотя по небу быстро бегут облака, солнечный диск от времени до времени появляется между ними, и наверное это позволит хорошо провести наблюдения.

Действительно, дважды удалось уловить солнце, вынырнувшее из облаков.

Вычисления показывают, что со вчерашнего дня Стандарт-Айленд переместился на два градуса к северо-западу.

Однако трудно допустить, чтобы пловучий остров подчинялся в данном случае одной лишь силе ветра. Приходится поэтому прийти к заключению, что он уже попал в одно из тех противотечений, которые отделяют великие течения Тихого океана одно от другого. Выпади ему счастье попасть в то, которое идет в северо-западном направлении, и шансы на спасение станут вполне реальными. Но только бы это случилось поскорей, так как выдачу пищи снова пришлось урезать, запасы уменьшаются с угрожающей быстротой, а ведь надо прокормить десять тысяч человек!

Когда последние астрономические данные были сообщены населению обоих портов и города, в умах наступило некоторое успокоение. Известно, как быстро переходит толпа от одного чувства к другому, от отчаяния к надежде. Так случилось и сейчас. Понятно, что население Стандарт-Айленда, столь не похожее на несчастные людские массы, скученные в больших городах материка, менее подвержено панике, более рассудительно, более терпеливо. Но чего только не приходится опасаться, когда возникает угроза голода?

В течение первой половины дня ветер продолжает крепчать. Барометр медленно понижается. Море набухает длинными и мощными волнами - следовательно где-то на юго-востоке поднимается буря. Раньше для Стандарт-Айленда все это было нипочем. Однако сейчас ему уже не легко переносить такую сильную качку. Некоторые дома страшно сотрясаются сверху донизу, вещи сдвигаются с места, как при землетрясении. Для миллиардцев такие ощущения внове и вызывают у них большую тревогу.

Коммодор Симкоо и весь его персонал не покидают обсерватории, где теперь сосредоточены все отрасли управления. Здание время от времени дрожит, и это очень беспокоит собравшихся, которые вынуждены признать, что дело - очень серьезно.

- Очевидно, - говорит коммодор, - поврежден самый кузов Стандарт-Айленда... Скрепления между отсеками ослабли... Остов уже не имеет той прочности, которая делала его устойчивым. Только бы не встретиться ему с сильной бурей: теперь уже не удастся противостоять ей так, как раньше.

Да, и население больше не доверяет этой искусственной почве... Все чувствуют, что точка опоры может ускользнуть из-под ног... Во сто крат лучше было бы разбиться о скалы антарктического материка!.. Ежесекундный страх, что Стандарт-Айленд может расколоться надвое и затонуть в безднах Тихого океана, которых не измерил еще ни один зонд, заставляет сжиматься даже самые смелые сердца.

К тому же не приходится уже сомневаться, что в некоторых отсеках произошли новые повреждения. Кое-где не выдержали переборки, появились щели и повыскакивали заклепки, скрепляющие стальные листы. В парке, вдоль берегов Серпентайн-ривер, на дальних улицах города от разрывов в металлической подпочве причудливо вспучивается поверхность земли. Многие здания уже наклоняются и, обваливаясь, могут пробить основание, на котором держится город. Имеются течи, но и думать нечего их заделывать. В то же время совершенно ясно, что в некоторые отсеки подпочвы уже проникла вода, потому что изменилась ватерлиния. Почти по всей окружности острова, в обоих портах, у батарей Волнореза и Кормы она понизилась на один фут, и если понижение будет продолжаться, волны начнут захлестывать побережье. Если же Стандарт-Айленд потеряет остойчивость, он затонет через несколько часов.

Коммодор Симкоо хотел бы скрыть эти обстоятельства, чтобы не вызвать паники, а то и еще чего-нибудь похуже. На какую только расправу с виновниками всех этих бедствий не окажутся способны жители острова! Ведь они не могут искать спасения в бегстве, как пассажиры гибнущего корабля, не могут броситься в шлюпки, построить плот, на котором спасается экипаж в надежде, что его подберет какой-нибудь корабль... Нет, сейчас сам Стандарт-Айленд стал таким плотом, которому уже грозит гибель!..

Ежечасно в течение дня по распоряжению коммодора Симкоо отмечается положение ватерлинии. Она продолжает понижаться. Следовательно, вода продолжает просачиваться в отсеки, медленно, но непрерывно и неодолимо.

Вместе с тем портится и погода. Небо принимает оттенок свинцовый, медный, красноватый. Барометр падает все быстрее. В атмосфере все предвещает близкую бурю. Воздух так насыщен парами, что дальше побережья Стандарт-Айленда ничего не видно.

К вечеру поднимается ужасный ветер. Под ударами волн, бьющими по основанию острова, отсеки распадаются, болты лопаются, стальные листы разрываются. Улицы города, лужайки парка вот-вот провалятся... Поэтому с приближением ночи все покидают Миллиард-Сити и уходят за город, где безопаснее, так как там меньше тяжелых сооружений. Все население разбрелось по полям между обоими портами и батареями Волнореза и Кормы.

Около девяти часов Стандарт-Айленд вдруг сотрясается до самого основания. Энергетическая установка Штирборт-Харбора, дававшая электрический свет, поглощена морской пучиной. Воцаряется полнейший мрак, не видно ни неба, ни моря.

Вскоре новые сотрясения почвы указывают на то, что здания начинают валиться, словно карточные домики. Не пройдет и нескольких часов, и на Стандарт-Айленде не останется ни одной постройки!

- Господа, - говорит коммодор Симкоо, - нам больше нельзя оставаться в обсерватории: она может обрушиться... Идем в поле и переждем там бурю...

- Это циклон, - добавляет король Малекарлии, указывая на барометр, упавший до 713 миллиметров.

Действительно, пловучий остров попал в один из тех циклонов, которые действуют, как мощные конденсаторы. Круговое движение урагана поднимает массы воды, бушующей вокруг почти вертикальной оси, и распространяется с запада на восток, отклоняясь в Южном полушарии к югу. Циклон - атмосферное явление огромной разрушительной силы, и чтобы выбраться из него, надо достичь его относительно спокойного центра или хотя бы правой части траектории, «полукруга, в котором возможно управление», где волны не так свирепствуют... Но за неимением двигателей Стандарт-Айленд не в состоянии маневрировать. На этот раз его увлекает к гибели не людская глупость, не дурацкое упрямство обоих владельцев, а ужасное явление природы, которое и довершит уничтожение острова.

Коммодор Симкоо, полковник Стьюарт, Себастьен Цорн и его товарищи, астрономы и офицеры покидают обсерваторию, где становится небезопасно. Как раз во-время! Не успели они пройти и двухсот шагов, как огромная башня с ужасным грохотом рухнула, пробила почву сквера и исчезла в пучине. Через мгновение от всего здания осталась лишь груда обломков.

Тем временем членам квартета пришла в голову мысль добежать вдоль Первой авеню до казино, где находятся их инструменты, которые они все-таки хотели бы спасти. Казино пока что стоит на месте, они добираются до него, поднимаются в свои комнаты, хватают обе скрипки, альт и виолончель и бегут с ними в парк, ища спасения.

Там уже собралось несколько тысяч человек из обеих частей города. В их числе - семьи Танкердона и Коверли, и, вероятно, хорошо, что в такой темноте им нельзя ни увидеть, ни узнать друг друга.

Уолтеру удалось все же пробраться к мисс Ди Коверли. Он попытается спасти ее, когда наступит окончательная катастрофа... Он постарается уцепиться вместе с нею за какой-нибудь обломок...

Девушка угадала, что молодой человек подле нее, и у нее вырывается крик:

- Ах, Уолтер!..

- Ди, дорогая Ди... я здесь!.. Я вас больше не оставлю...

Наши парижане тоже не хотят разлучаться... Они держатся вместе. Фрасколен не утратил привычного хладнокровия. Ивернес нервничает. Пэншина полон иронической покорности. А Себастьен Цорн повторяет Атаназу Доремюсу, который наконец-то отважился присоединиться к своим соотечественникам:

- Я все время говорил, что это плохо кончится!.. Я это предсказывал!

- Прекрати сбои тремоло в миноре, старый Исайя, - кричит «Его высочество», - довольно с нас твоих нудных покаянных псалмов!

Около полуночи сила циклона удваивается. Ветры, сходясь в одной точке, поднимают чудовищные валы и бросают их на Стандарт-Айленд. Куда увлечет его борьба стихий?.. Разобьется ли он о подводные скалы? Распадется ли на части в открытом море?

Теперь его корпус пробит во многих местах. Со всех сторон раздается треск ломающихся болтов и заклепок. Здания, церковь, храп, мэрия - все провалилось в разверзшиеся щели, и через них бурно врываются морские волны. Ни следа не осталось от великолепных сооружений. Сколько богатств, сколько сокровищ, картин, статуй, произведений искусства исчезло навеки! На рассвете миллиардцы не увидят своего роскошного Миллиард-Сити, если рассвет для них наступит, если они не погибнут в пучине вод вместе со Стандарт-Айлендом.

И действительно, вода начинает проникать в парк, на поля, где подпочва все еще держалась. Ватерлиния еще больше опустилась. Уровень пловучего острова сравнялся с уровнем моря, и циклон обрушивает на него волны океана.

Нигде не найти ни прибежища, ни укрытия. Батарея Волнореза, находящаяся на самом ветру, не может защитить ни от морских волн, ни от порывов ветра, которые бьют, словно картечь. Отсеки разверзаются, и вдоль и поперек всего острова с грохотом, который заглушил бы самые сильные громовые раскаты, возникают трещины... Гибель близка...

Около трех часов утра парк вдоль течения Серпентайн-ривер прорезает трещина длиной в два километра, вода выступает из нее широкой волной. Надо скорее бежать, и все население рассеивается по полям. Одни бегут к портам, другие к батареям. Семьи разлучаются, матери напрасно ищут детей, а неистовствующие волны гигантским приливом захлестывают поверхность Стандарт-Айленда.

Уолтер Танкердон не покидает мисс Ди Коверли и пытается увлечь ее в сторону Штирборт-Харбора. У нее нет сил идти за ним. Он поднимает ее, почти бездыханную, несет на руках в ужасающем мраке, среди воплей обезумевшей от ужаса толпы...

В пять утра в восточном направлении снова раздается треск разрывающегося металла.

Обломок, величиною около половины квадратной мили, отделяется от Стандарт-Айленда.

Это Штирборт-Харбор, со своими заводами, машинами, складами, уносится куда-то по воле ветра...

Циклон достигает наивысшей силы, и под его непрестанными ударами Стандарт-Айленд несется по волнам, как обломок разбитого судна... Его остов разваливается окончательно. Отсеки отделяются друг от друга, иные исчезают в морской пучине.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- После краха Компании - крах пловучего острова! - восклицает Пэншина.

И эта шутка верно определяет положение.

Теперь от чудесного Стандарт-Айленда остались только разметанные в разные стороны обломки, подобные случайным осколкам раздробленной кометы, плавающие, правда, не в воздушном пространстве, а на поверхности безбрежного Тихого океана.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Развязка

Вот что увидел бы на рассвете наблюдатель, который обозревал бы эти места с высоты нескольких сот футов: на волнах колышутся три обломка Стандарт-Айленда, каждый площадью от двух до трех гектаров, и приблизительно в десяти кабельтовых от них еще несколько обломков меньших размеров.

Циклон начинает стихать с первыми проблесками дня. С быстротой, свойственной этим мощным атмосферным явлениям, центр его переместился миль на тридцать к востоку. По взбаламученному морю все еще катятся чудовищные валы, и обломки, крупные и мелкие, качает и бросает, как корабли в бушующем океане.

Больше всего пострадала та часть Стандарт-Айленда, на которой находился Миллиард-Сити» В сущности она целиком затонула под тяжестью возвышавшихся на ней сооружений. Тщетно было бы искать хоть каких-нибудь следов зданий, особняков, окаймлявших главные авеню обеих частей города! Никогда еще левобортники и правобортники не были столь основательным образом разъединены, и уж, конечно, не так представляли они себе это разъединение.

Велико ли количёство жертв?.. Можно опасаться, что очень велико, хотя население во-время разбежалось по полям, где почва оказывала большее сопротивление разрывам.

Ну что, довольны теперь все эти Коверли и Танкердоны последствиями своей преступной распри?.. Ни один из них не будет управлять, одолев другого!.. Миллиард-Сити пошел на дно и вместе с ним - огромные деньги, которые они за него заплатили!.. Но нечего их жалеть! В сундуках американских и европейских банков у них осталось еще достаточно миллионов, чтобы на старости лет им не пришлось заботиться о куске хлеба насущного!

Самый большой обломок представляет собою та часть острова, которая простиралась между обсерваторией и батареей Волнореза. Поверхность его - около трех гектаров, на которых столпилось не менее трех тысяч потерпевших кораблекрушение, - как иначе назвать этих людей?

На втором обломке, несколько меньших размеров, еще сохранились некоторые строения, находившиеся вблизи от Бакборт-Харбора, порт с несколькими продовольственными складами и одна из цистерн с пресной водой. Что касается энергетической установки и строений, в которых помещались машины и двигатели, - все это исчезло при взрыве котлов. На этом втором обломке нашли приют две тысячи человек. Может быть, если не все лодки Бакборт-Харбора погибли, удастся установить какую-нибудь связь с первым обломком.

Что же до Штирборт-Харбора, то известно, что эта часть Стандарт-Айленда оторвалась от него около трех часов утра. Вероятно, она затонула, ибо, насколько хватает глаз, никаких следов ее не видно.

Помимо этих двух обломков, на воде плавает еще и третий, размерами в четыре-пять квадратных километров; это та часть острова, которая примыкала к батарее Кормы, на ней находится сейчас около четырех тысяч человек.

Наконец еще на десятке обломков, каждый размером в несколько сот квадратных метров, приютилось прочее население, спасшееся от гибели.

Вот и все, что уцелело от бывшей «жемчужины Тихого океана». Жертв катастрофы, очевидно, не менее нескольких сот. И хорошо еще, что не весь Стандарт-Айленд затонул в водах Тихого океана.

Но, оказавшись так далеко от всякой суши, как достигнут эти обломки берега?.. Не грозит ли потерпевшим кораблекрушение голодная смерть? И останется ли в живых хоть один свидетель этого бедствия, не имеющего себе равных в истории морских катастроф?

Нет, отчаиваться не следует. Даже отданные на волю ветров и течений, эти деятельные люди сделают все, что только можно, для общего спасения.

На обломке, примыкавшем к батарее Волнореза, собрались коммодор Этель Симкоо, король и королева Малекарлии, служащие обсерватории, полковник Стьюарт, кое-кто из его офицеров, несколько именитых граждан Миллиард-Сити, духовенство, - словом, значительная часть населения.

Тут же семьи Коверли и Танкердонов, подавленные тяжким бременем ужасной ответственности, лежащей на их главах. Их самих уже поразило несчастье - они потеряли тех, кто им всего дороже, - ведь Уолтер и мисс Ди исчезли!.. Может быть, они на другом обломке? Есть ли надежда свидеться с ними когда-нибудь?

Концертный квартет здесь в полном составе вместе со своими замечательными инструментами. Вспомним избитую формулу - «только смерть могла бы их разлучить»!

Фрасколен хладнокровно оценивает положение; он не совсем потерял надежду. Ивернес, которого всегда привлекает необычное, восклицает, глядя на это бедствие:

- Нельзя представить себе более грандиозного финала!

Что касается Себастьена Цорна, то он вне себя от ярости. Его нисколько не утешает, что он так же верно предсказал несчастье Стандарт-Айленда, как пророк Иеремия беды, постигшие Сион. Он голоден, зябнет, он простудился, его мучат отчаянные приступы кашля, не дающие никакой передышки. А неисправимый Пэншина говорит ему:

- Нельзя, старина Цорн, нельзя так повторяться... правила гармонии этого не допускают.

Виолончелист охотно придушил бы «Его высочество», если бы хватило сил, но их-то у него и нет.

А Калистус Мэнбар?.. Ну, г-н директор попросту герой... да, герой! Он не желает отчаиваться ни в спасении потерпевших, ни даже в спасении Стандарт-Айленда... Все вернутся на родину... Пловучий остров отремонтируют... обломки его прочны... и никто не посмеет сказать, что стихии одолели такой шедевр кораблестроительной техники!

Несомненно одно: непосредственная опасность уже миновала. Все, что во время циклона было под угрозой гибели, погибло: Миллиард-Сити, его сооружения, особняки, дома, фабрики, батареи, все тяжеловесные постройки. Сейчас обломки острова находятся в хорошем состоянии: ватерлиния сильно повысилась, и волны уже не захлестывают их.

Это все-таки заметное улучшение, - люди могут перевести дух, а так как непосредственная опасность миновала, общее состояние потерпевших кораблекрушение тоже стало лучше. Понемногу все начинают успокаиваться. Только женщины да дети, не способные рассуждать, не могут совладать с терзающим их страхом.

А что случилось с Атаназом Доремюсом?.. Когда начался распад Стандарт-Айленда, учителя грации и хороших манер вместе с его старушкой служанкой сразу отнесло в сторону на одном из обломков. Но потом течение опять прибило их к тому куску, где находились музыканты.

Между тем коммодор Симкоо, как настоящий капитан пострадавшего от бури судна, принялся, с помощью самоотверженных подчиненных, за работу. Самое главное сейчас - как-нибудь соединить эти разрозненные обломки. Если это невозможно, то нельзя ли установить между ними связь? Этот вопрос вскоре получает положительное решение, потому что в Бакборт-Харборе обнаруживают много исправных лодок. Объехав на лодке отдельные куски пловучего острова, коммодор Симкоо будет знать, какие имеются ресурсы, сколько осталось пресной воды, сколько съестных припасов.

Но есть ли возможность установить, на какой широте и долготе находится эта флотилия обломков?

Нет, за отсутствием инструментов для измерения высоты солнца над горизонтом этого установить нельзя, и потому невозможно получить представление о том, находится ли означенная флотилия поблизости от какого-нибудь острова или материка.

В девять часов утра коммодор Симкоо садится с двумя своими офицерами в шлюпку, присланную из Бакборт-Харбора. На этой лодке он посещает прочие обломки. Вот что выяснилось во время обследования: опреснительные аппараты Бакборт-Харбора уничтожены, но в водохранилище хватит еще недели на две питьевой воды, если расходование ее будет строго ограничено. Что касается запасов портового склада, то они могут обеспечить спасшихся пропитанием примерно на такой же срок.

Значит, потерпевшим кораблекрушение необходимо не позже чем через две недели высадиться в каком-либо пункте Океании.

Сведения эти могут считаться до известной степени успокоительными. Все же коммодору Симкоо приходится с огорчением признать, что ужасная ночь стоила многих сотен жизней. Страдания семейств Танкердонов и Коверли нельзя описать. Ни Уолтер, ни мисс Ди не были обнаружены на обломках, которые объездил коммодор. В момент катастрофы молодой человек, неся на руках свою потерявшую сознание невесту, направлялся к Штирборт-Харбору, а от этой части Стандарт-Айленда на поверхности Тихого океана не осталось ничего.

После полудня ветер постепенно начинает спадать, море успокаивается и куски острова только чуть покачиваются на волнах. Благодаря быстрым шлюпкам Бакборт-Харбора коммодор Симкоо может заняться распределением продовольствия, причем каждый потерпевший получит ровно столько, чтобы лишь не умереть с голоду.

Впрочем, людям теперь стало легче общаться друг с другом. Отдельные обломки острова, повинуясь закону взаимного притяжения, подобно кусочкам пробки на поверхности налитой в таз воды, понемногу сближаются друг с другом. И это кажется хорошим предзнаменованием доверчивому Калистусу Мэнбару, который уже предвидит возрождение своей «жемчужины Тихого океана».

Ночь проходит в полнейшем мраке. Как далеко то время, когда авеню Миллиард-Сити, улицы его торговых кварталов, лужайки парка, поля и луга сияли электрическими огнями, когда алюминиевые луны щедро заливали своим ослепительным светом весь пловучий остров!

В темноте произошло несколько столкновений между отдельными обломками. Ударов избежать было нельзя, но, к счастью, они не были сильны и не причинили беды.

На рассвете все убедились, что обломки сильно сблизились между собою и плывут вместе по спокойному морю, не задевая друг друга. Чтобы перебраться с одного на другой, достаточно нескольких взмахов весла. Коммодору Симкоо не стоит никакого труда упорядочить снабжение водой и продовольствием. Потерпевшие сами понимают, что это сейчас главное, и спокойно мирятся с лишениями.

Лодки перевозят целые семьи. Люди разыскивают потерянных родных. Какая радость обрести своих близких, не помышляя о грядущих опасностях! Какое горе - тщетно взывать к отсутствующим!

Штиль, установившийся на море, - обстоятельство весьма радостное. Все же, может быть, надо пожалеть о том, что юго-восточный ветер спал. Он помог бы течению, которое в этой части Тихого океана направляется к австралийским землям.

По приказу коммодора Симкоо повсюду расставлены наблюдатели, тщательно обозревающие горизонт по всей его окружности. Если появится какой-нибудь корабль, ему тотчас же станут подавать знаки. Но в этих отдаленных областях океана корабли редки, особенно же теперь, когда начинаются равноденственные бури.

Надежда заметить дымок, расстилающийся над линией, которая отделяет небо от воды, или увидеть парус, вырисовывающийся на горизонте, следовательно, очень мала... И, однако, около двух часов пополудни коммодор Симкоо получает от одного из наблюдателей следующее донесение:

«В северо-восточном направлении заметна перемещающаяся точка, и, хотя нельзя различить самый корпус, мимо Стандарт-Айленда, очевидно, проходит какое-то судно».

Эта новость вызывает необычайное волнение. Король Малекарлии, коммодор Симкоо, офицеры, инженеры, все устремляются на ту сторону, откуда замечен корабль. Отдан приказ привлечь внимание взмахами флагов, укрепленных на длинных шестах, и залпами из имеющихся в наличии ружей. Если наступит ночь, а сигналы не будут замечены, на головном обломке зажгут костер, в темноте он будет виден на большом расстоянии, его обязательно приметят.

Но до вечера ждать не пришлось. Судно, о котором идет речь, явно приближается. Над ним расстилается густой дым, и нет сомнения, что оно идет к останкам Стандарт-Айленда. Поэтому бинокли не теряют его из виду, хотя корпус судна лишь незначительно приподнят над уровнем моря, и оно не имеет ни мачт, ни парусов.

- Друзья мои, - раздается вскоре восклицание коммодора Симкоо, - теперь можно сказать с уверенностью: это обломок нашего острова... и это может быть только Штирборт-Харбор, который течением отнесло далеко в море!.. По всей вероятности, мистеру Сомуа удалось исправить машину и он направляется к нам!

Новость эта встречена с безумным восторгом. Всем кажется, что теперь спасение обеспечено! С этим обломком Штирборт-Харбора к Стандарт-Айленду словно возвращается жизненно необходимый орган.

Все действительно произошло так, как предположил коммодор Симкоо. Оторвавшись от Стандарт-Айленда, Штирборт-Харбор, подхваченный противотечением, был отнесен к северо-востоку. С наступлением утра мистер Сомуа, произведя кое-какую починку слегка поврежденных машин, вернулся к месту крушения, везя еще несколько сот оставшихся в живых.

Через три часа Штирборт-Харбор находится на расстоянии одного кабельтова от флотилии... И с какой радостью, какими восторженными криками его встречают! Уолтер Танкердон и мисс Ди Коверли, которым удалось обрести на нем прибежище перед катастрофой, находятся тут же, друг подле друга...

С прибытием Штирборт-Харбора возникают кое-какие шансы на спасение. На складах порта достаточно горючего, чтобы в течение нескольких дней приводить в движение машины, поддерживать работу динамо и вращение винтов. Пять миллионов лошадиных сил, которыми он располагает, помогут добраться до ближайшей земли. Согласно наблюдениям, проделанным коммодором Симкоо, такой землей является Новая Зеландия.

Но трудность состоит в том, что на Штирборт-Харборе надо разместить несколько тысяч человек, а поверхность его - всего шесть-семь тысяч квадратных метров. Не послать ли его искать подмоги за пятьдесят миль?

Но это потребовало бы слишком много времени, а часы остаются считанные. Ведь чтобы уберечь потерпевших кораблекрушение от мучений голода, нельзя терять ни одного дня.

- Есть выход гораздо лучше, - говорит король Малекарлии. - На обломках Штирборт-Харбора, батареи Волнореза и батареи Кормы можно разместить всех оставшихся в живых. Соединим эти три обломка крепкими цепями и расположим их гуськом, как баржи, которые тянет буксир. Затем Штирборт-Харбор встанет во главе каравана и при помощи своих пяти миллионов лошадиных сил приведет нас в Новую Зеландию!

Совет отличный, практически осуществимый и имеет все шансы на успех, раз Штирборт-Харбор обладает столь мощной двигательной силой. В сердца людей снова возвращается уверенность в спасении, как будто они уже видят желанную гавань.

Остаток дня все трудятся, спеша пришвартовать цепями друг к другу осколки Стандарт-Айленда. Коммодор Симкоо полагает, что такое пловучее ожерелье может делать от восьми до десяти миль в сутки. Следовательно, с помощью течения оно в пять суток пройдет расстояние, отделяющее его от Новой Зеландии. На это время съестных припасов наверняка хватит. Однако, осторожности ради и в предвидении возможных задержек, ограничения в пище будут строжайше соблюдаться.

Около семи часов вечера, когда все было готово, Штирборт-Харбор занял свое место во главе каравана. Его винты вращаются, и, ведя на буксире два других обломка, он начинает медленно двигаться по морю, на котором дарит полный штиль.

На рассвете следующего дня наблюдатели потеряли из виду последние остатки Стандарт-Айленда.

Никаких происшествий не случилось 4, 5, б, 7 и 8 апреля. Погода благоприятная, зыбь едва ощущается, и плавание проходит в отличных условиях.

Девятого апреля около восьми часов утра с левого борта замечена земля - высокий берег, видный издалека.

При помощи инструментов, сохранившихся в Штирборт-Харборе, сделаны измерения, и уже не остается никаких сомнений, что это оконечность И-ка-на-мауи, большой северный остров Новой Зеландии.

Проходит еще один день, еще одна ночь, и назавтра, 10 апреля утром, Штирборт-Харбор останавливается на расстоянии одного кабельтова от берега бухты Равараки.

Какое успокоение, какое чувство безопасности охватывает людей, когда они ощущают под ногами настоящую землю вместо искусственной почвы Стандарт-Айленда!

И, однако, прочно построенное самоходное судно существовало бы еще очень долго, если бы страсти человеческие, оказавшиеся сильнее ветров и волн, не способствовали его разрушению!

Потерпевшие гостеприимно приняты новозеландцами, которые немедленно снабжают их всем, в чем они нуждаются.

По прибытии в Окленд, столицу острова И-ка-на-мауи, со всей торжественностью, которой требуют обстоятельства, справляют свадьбу Уолтера Танкердона и мисс Ди Коверли. Добавим, что Концертный квартет в последний раз выступал перед публикой Стандарт-Айленда при совершении этой церемонии, на которой пожелали присутствовать все миллиардцы. Это будет счастливый брачный союз, и как жаль, что в интересах общественного благополучия он не был заключен раньше! Каждый из молодоженов имеет сейчас ежегодный доход размером не более одного жалкого миллиона...

- Но, - как выразился по этому поводу Пэншина, - надо полагать, что и при этих скудных средствах они все же обретут счастье!

Что касается Танкердонов, Коверли и прочих именитых семей, то они намерены возвратиться в Америку, где им не придется оспаривать друг у друга власти губернатора пловучего острова.

То же решение принимают коммодор Этель Симкоо, полковник Стьюарт и их офицеры, служащие обсерватории и даже г-н директор Калистус Мэнбар, который ни в какой мере не склонен отказываться от мысли построить новый искусственный остров.

Король и королева Малекарлии не скрывают, что они сожалеют о Стандарт-Айленде, на котором они думали мирно закончить свои дни... Будем надеяться, что бывшие венценосцы найдут на земле такой уголок, где их жизнь пойдет в стороне от политических схваток!

А Концертный квартет?

Ну, для Концертного квартета, что бы там ни говорил Себастьен Цорн, дело получилось выгодное, и если бы виолончелист и сейчас сердился бы на Калистуса Мэнбара за то, что тот поселил его на острове против воли, то это было бы чистейшей неблагодарностью.

И правда, с 25 мая прошлого года до 10 апреля текущего прошло немногим менее одиннадцати месяцев, в течение которых наши артисты вели, как известно, жизнь подлинно роскошную. Они получили гонорар за весь год, причем три четверти этих денег уже лежат в банках Сан-Франциско и Нью-Йорка, откуда их можно взять в любой момент.

После свадебной церемонии в Окленде Себастьен Цорн, Ивернес, Фрасколен и Пэншина распрощались со своими друзьями, в том числе и с Атаназом Доремюсом. Затем они сели на пароход и отплыли в Сан-Диего.

Прибыв 3 мая в столицу Нижней Калифорнии, они прежде всего через местные газеты принесли свои извинения в том, что не сдержали слова одиннадцать месяцев назад, и теперь выражали живейшее сожаление, что заставили себя ждать.

- Господа, мы ждали бы вас хоть двадцать лет!

Таков приветливый ответ, который они получают от распорядителя музыкальных вечеров Сан-Диего.

Можно ли рассчитывать на большую снисходительность и любезность? Единственный способ выказать свою благодарность - дать, наконец, давно объявленный концерт!

И когда они исполняют перед многочисленной и восторженно настроенной публикой квартет Моцарта фа-мажор, соч. 9, на долю виртуозов, спасшихся при крушении Стандарт-Айленда, выпадает чуть ли не наибольший успех за всю их артистическую деятельность.

Вот как кончилась история «девятого чуда света», несравненной «жемчужины Тихого океана». Говорят - все хорошо, что хорошо кончается... но все плохо, что кончается плохо. Ну, а каков же конец Стандарт-Айленда?

Конец? Ну, нет! Рано или поздно, а его построят заново - так по крайней мере утверждает Калистус Мэнбар.

И все-таки - повторим мы опять - построить искусственный остров, остров, плавающий по морям, не значит ли это перейти границы, определенные человеческому гению? И разве дозволено человеку, который не властен над ветрами и течениями, так необдуманно посягать на права творца?..

1895 г.