Прочитайте онлайн Токей Ито | Дух бизона

Читать книгу Токей Ито
2712+2838
  • Автор:
  • Перевёл: А. Девель
  • Язык: ru

Дух бизона

Мальчики Медведицы и разведчик Ихазапа не сидели сложа руки после высадки на берегу. Прежде всего они сняли кожаную обтяжку с ивового остова лодки, чтобы использовать ее вместо одеяла. Укрывшись ею, они переждали ливень. Трудные переходы последних дней измучили мальчиков, и Ихазапа велел им спать до конца ночи: он сам охранял их сон.

Когда наступил рассвет, они немного поели и двинулись на север, к границе, к лесным горам. Тяжелого медвежонка понес Ихазапа. Ивовый каркас лодки был больше не нужен, и они оставили его. Но кожаное полотнище, из которого можно было соорудить небольшую палатку, мальчики взяли с собой.

Ихазапа недаром многие годы был разведчиком рода Медведицы. Он скорым шагом привел мальчиков напрямик через луга к высоте, с которой перед ними раскрывались неоглядные дали. Вне поля их зрения остались только свои, оставшиеся на том берегу. Внутренность изогнутого, как рог, лога была скрыта от их взора.

Пригревало утреннее солнце, над цветами кружились пчелы. Ихазапа приложил ухо к земле и подал мальчикам знак сделать то же самое.

— Конный отряд! — прошептал Часке. — Скачут рысью.

Все трое стали всматриваться в даль. Слух у них был очень чуткий, и вокруг было тихо, поэтому услышали они приближающихся всадников значительно раньше, чем увидели появившийся между зелеными холмами отряд. Это был небольшой дозор драгун.

Драгуны въехали на холм, чтобы получше осмотреть местность, и дакоты увидели, как они с помощью полевого бинокля стали разглядывать противоположный берег реки. Двое, очевидно офицеры, оживленно жестикулировали. К ним подошел человек в кожаной одежде и стал в чем-то горячо убеждать их. Ясное солнечное утро позволило индейцам различить многие подробности. Они поняли даже кое-что по движению рук человека в кожаном платье, потому что тот сопровождал свои слова языком жестов. Дакоты заключили, что речь шла о роде Медведицы. Человек в кожаном костюме пытался объяснить Длинным Ножам, что род Медведицы еще должен быть на том берегу и что нужно подождать, пока спадет вода, захватить их при переправе через реку и направить обратно в резервацию.

Драгуны, кажется, так и не решили, что же им делать. Они спешились, рассеялись на траве и приступили к завтраку. Человек, одетый в кожу, остался на вершине вести наблюдение.

— Как же нам быть?

— Убить этих Длинных Ножей мы не сможем, — со вздохом ответил Часке, — их слишком много.

— Нельзя, чтобы они остались здесь и ждали, — решительно заявил Хапеда. — Надо применить хитрость.

— И ты знаешь такую хитрость?

— Да! — Осунувшееся лицо Хапеды просияло.

— Так давай обсудим твою хитрость.

Хапеда потрогал свою перевязанную голову, пощупал исхудалые руки, дотронулся до висков, потом до ввалившихся от недоедания и переутомления щек.

— Похож я на умирающего от голода и усталости? — спросил он.

— В глазах уайтчичунов — да, — заверил Ихазапа.

— Тогда подойдет. Я побегу к Длинным Ножам и попрошу у них есть. Они станут спрашивать, откуда я пришел, а я скажу им, что все люди рода Медведицы утонули во время переправы. Если только… — Хапеда запнулся.

— Что — «если только»? — с тревогой спросил Часке. — В чем ты еще засомневался?

— У Длинных Ножей есть и «длинный глаз», — Хапеда имел в виду бинокль, — не видят ли они им сквозь холм?

— Нет, — успокоил Ихазапа, — не видят.

Хапеда отправился в путь. Он пополз вниз по склону холма. На луговине он встал на ноги и, соблюдая всяческие предосторожности, побежал вверх по течению реки. Отмерив порядочное, на его взгляд, расстояние, он опустился на землю. Ему надо было оставить следы ночлега, будто бы здесь он провел ночь. Затем он поднялся и некоторое время побродил по холмам и лишь тогда забрался на возвышенность по соседству с отрядом и разлегся на ее гребне. Увидев, что человек в кожаном платье обнаружил его, Хапеда поднялся во весь рост и помахал ему рукой. Мужчина в коже подал знак, что он может подойти.

Солдаты расположились бивуаком, они ели, курили, болтали. Когда появился мальчик-индеец, разговоры смолкли и все с любопытством уставились на него. Человек в коже, вероятно скаут, сразу же обратился к мальчику:

— Откуда ты пришел?

Хапеда понял его знаки. Он еще в резервации с помощью Чапы освоил этот своеобразный язык пограничья.

— С той стороны, — ответил он.

— Но как же ты переправился, неужели через такую реку?

— Через такую реку, — заверил мальчик. — Все остальные утонули. — На лице его появилось выражение глубокой печали.

— Кто же эти остальные?

— Воины, женщины и дети рода Медведицы из племени дакота.

— О, черт… Медведица… пошли, присядь тут. Нам надо это знать совершенно точно!

Скаут пересказал все молодому офицеру, который командовал отрядом. Тот немедленно дал скауту распоряжения, которых мальчик не понял. Разведчик кивнул офицеру и сказал Хапеде:

— Ты останешься у нас. Тебе нечего бояться. Мы тебя будем кормить, со временем ты даже пойдешь в школу. Мы возьмем тебя с собой в большой форт. Там ты подтвердишь коменданту, что с родом Медведицы и с Токей Ито покончено. Понял?

— Да, — ответил напуганный Хапеда. — Но я не хочу оставаться у вас. Я иду к своим родственникам в Канаду.

— К каким родственникам? — недоверчиво спросил скаут.

— К дакотам, на реку Сури, — ответил Хапеда.

— Я не слышал о них. Я думаю, ты хочешь бежать к Ситтинг Буллу, к бунтовщикам, убийцам Кастера, которые все еще рыскают тут. Не смей и думать об этом. Они жестоко голодают, потому что бизонов уже не стало.

— Значит, я должен остаться с вами?

— Ты маленький мальчик и должен делать то, что тебе велят. И никаких отговорок! Ты будешь с нами есть, а то вон смотри, какой ты худой. У нас тебе будет хорошо, и ты скоро станешь толстым, круглым и научишься читать и писать.

Хапеда ничего не ответил. Он поел то, что ему дали, и нашел еду невкусной, потом улегся на солнышке, делая вид, что спит. На самом же деле мысли его лихорадочно работали, и он время от времени приоткрывал веки, незаметно наблюдая за всем.

Когда молодой офицер отдал приказ к выступлению, уже перевалило за полдень. Скаут посадил Харку к себе на коня. Он вел отряд и поэтому ехал впереди. Хапеда, как сокол, всматривался в даль. Он сразу же обратил внимание, что двинулись они не на восток, а на запад. Значит, его хотят доставить на форт, где расквартирован отряд. И ему надо было всем своим видом показывать, что он рад этому, ведь если он сумеет рассеять недоверие врагов, ему будет значительно легче бежать.

Местность изменялась мало. По-прежнему вокруг зеленели холмы, на юге бурлила грязно-желтая полая вода, только на западе обозначились голубые очертания Скалистых гор. Ихазапу и Часке Хапеда больше не видел, и сигналов они ему никаких не подавали, но он был уверен, что они тайно следуют за ним.

Наступал вечер. Луга блестели в лучах заходящего солнца. Драгуны разбили бивуак. Они жгли костер, подогревали консервы и отпускали шуточки, которых Хапеда не понимал.

Скаут подозвал мальчика к себе и стал обстоятельно расспрашивать. Хапеда рассказал, как их преследовал Рэд Фокс, рассказал о переправе, ужасы которой ему не надо было выдумывать. И рассказ его был вполне убедителен.

— Оставайся у нас, — повторил скаут, — служи не за страх, а за совесть, и станешь таким же опытным разведчиком, как Шеф Де Люп или как Гарри. Смышленые юноши нам нужны.

— Да, я хочу стать таким, как Гарри, — подтвердил мальчик, и скаут не обратил внимания, какое значение приобрели эти слова в устах дакота.

Вокруг не смолкали шутки, шли и серьезные разговоры:

— … три ранчеро с остатком скота спаслись от полой воды… и охотник на бобров, который промышлял в этой местности… С ними несколько ковбоев, женщина… — уловил Хапеда и этого было достаточно для живого воображения маленького пленника: «Охотник на бобров… уж не Адамс ли это? Адамс как раз должен ждать нас в этих местах».

Стемнело. Солдаты поставили для лейтенанта палатку, а сами завернулись в одеяла и устроились на лугу. Лошадей не расседлывали, их собрали вместе и охраняли. Хапеда, не вызывая никаких подозрений, улегся среди солдат. Он точно запомнил, как распределили вахту. С полуночи до двух часов охрану нес скаут. В это время Хапеде нельзя было ничего предпринимать. Если улизнуть раньше, скаут заметит его отсутствие, как только пойдет на вахту. Таким образом, Хапеде оставался небольшой промежуток времени между двумя часами пополуночи и восходом солнца.

Юный дакота закрыл глаза и заставил себя заснуть: надо было беречь силы. Он не сомневался, что сможет в нужное время проснуться, к этому он был приучен. Белые люди считали, что маленькие индейцы ничему не учатся. Они глубоко заблуждались. Индейские дети проходили основательную, суровую школу. С четырех лет Хапеда учился скакать на лошади, стрелять из лука, выслеживать дичь и врагов. Он научился владеть собой, переносить голод и жажду. Он узнал историю своего племени. Он мог объясняться на языке жестов. Он умел изготовить стрелы, поставить палатку, мог ориентироваться в незнакомой местности. Еще несколько лет — и он станет воином…

Эта в полусне возникшая у Хапеды мысль заставила его вздрогнуть. Нет, он никогда не станет воином. Не станет потому, что род Медведицы будет теперь разводить пятнистых бизонов и жить в мире со всеми хорошими краснокожими и белыми людьми. Со всеми хорошими… Но ведь среди людей немало алчных хищников, и Хапеде еще пригодится его мужество, даже если бороться с ними придется и без оружия!

Скаут с двумя драгунами нес вахту у коней. Хапеда не подавал вида, что проснулся. Он продолжал лежать не шевелясь и внимательно за всем наблюдал.

Пришло время, и бородатый скаут отправился спать. Он присмотрел себе закрытое от ветра местечко за палаткой лейтенанта, укутался в одеяло и сразу, как можно было судить по его равномерному дыханию, заснул. Хапеда подождал еще некоторое время. На вахте остались два молодых драгуна. Они уселись у лошадей и принялись болтать. Мальчик притворился, что ему плохо. Он поднялся и, не скрываясь, но совершенно бесшумно, пошел за палатку, в сторону, противоположную той, где улегся скаут. Когда палатка скрыла его от драгун, он лег и пополз по траве.

Хапеде часто приходилось ползать таким образом, но сейчас нужно было проявлять величайшую осторожность. К счастью, высокая трава хорошо укрывала его маленькую тощую фигурку. Вахтенные, кажется, даже и внимания не обратили на то, что он больше не появился из-за палатки. Они сидели уставившись в темноту и болтали. В ночной тишине Хапеда еще долго слышал их голоса.

Удалившись на безопасное расстояние, он перевел дух. О, если бы Ихазапа или Часке были поблизости, если бы они хотя бы догадались о его побеге! Хапеда вполз на холм и затявкал койотом. У рода Медведицы это был условный сигнал разведчиков.

Послышался ответный лай койота.

Подошел Ихазапа, за ним Часке. Слов было сказано немного. Мальчик сообщил то, что он слышал о скоте и об охотнике на бобров. Мальчики и Ихазапа пустились бегом в неблизкий путь. Ихазапа опять потащил медвежонка, Часке — кожаное полотнище.

Взошло солнце, но утро было все еще прозрачное, холодное. Все трое скоро услышали вдали мычание коров. О, оно совсем не было похоже на мычание диких бизонов. А может быть, это такие же жалкие животные, как изможденные, вечно голодные коровы, которые им достались в резервации?

Дакоты уже не проявляли особой осторожности. Не скрываясь, они побежали к стаду. Томагавк войны был зарыт, и никто тут даже не догадывается, что они принадлежат к все еще преследуемому роду Медведицы. А если здесь, как они надеялись, Адамс, то он, конечно, узнает их и наверняка с радостью примет.

Дакотов заметили. Навстречу им выехал всадник на пегой лошади. Это был белый. По обычаю ковбоев на нем была кожаная куртка и высокая широкополая шляпа, на шее — пестрый с острыми концами галстук. Лицо худое, загорелое. Возраст его определить было трудно, кто знает, годы или лишения избороздили морщинами его лицо. Он подскакал поближе, как индеец, осадил своего коня и остановился прямо перед мальчиками.

Остановились и дакоты.

— Я приветствую моих младших братьев!

Белый говорил по-дакотски. Его произношение было индейцам непривычным, но они отлично поняли его и очень обрадовались, что белый в этих далеких краях обращается к ним на родном языке.

— Мы приветствуем нашего старшего брата! — с достоинством ответил Ихазапа. — Мы ищем человека по имени Адамс.

— Здесь вы его как раз и найдете! Пошли!

Всадник повернул коня и рысью понесся к стаду, которое паслось на лугу. Индейцы последовали за ним. С любопытством разглядывали Хапеда и Часке коров и быков. После пережитой зимы они тоже исхудали, как и дикие бизоны, но двигались легко и с удовольствием щипали траву.

Дакоты увидели группу белых всадников. Один из них был точь-в-точь как и тот, что их встретил. Они были так похожи, что их можно было перепутать. Мальчики сразу догадались, что это те самые Томас и Тэо, о которых они столько слышали от взрослых. Трое седых мужчин и две пожилые женщины, разумеется, меньше интересовали мальчиков. Это, наверное, и были спасшиеся от наводнения ранчеро, о которых говорили драгуны.

Был тут и еще один всадник — голубоглазый молодой блондин; лицо его было строгим, и в уголках рта залегла глубокая печаль. Рядом с ним — молодая женщина. Ее светлые волосы сверкали, как солнечные лучи, а глаза были, как утреннее небо. Она привычно сидела на коне. Но юные дакоты сразу же поняли, что эта женщина, несомненно, была недавно в прерии, хотя и старалась изо всех сил выглядеть настоящей ковгелс.

Белые попросили индейцев подойти поближе. Для Хапеды и Часке было необычно их спокойное и вежливое обращение к ним.

— И как же вы добрались сюда? — поинтересовался мужчина, которого дакоты не без основания считали Адамсом.

Ихазапа сообщил все, как было.

— Что вы теперь думаете делать?

— Токей Ито просит Адамса купить для нас пятнистых бизонов и землю, где бы мы могли жить с бизонами.

Адамс удивленно взглянул на индейцев:

— Сколько же вас?

— Когда мы посадили мальчиков в лодку, в наших палатках было шестьдесят четыре человека, — сказал Ихазапа. — Во время грозы Рэд Фокс снова напал на наших, и, наверное, кто-то погиб… и мы не знаем, все ли переправились через реку…

Некоторое время Адамс молчал.

— Многих же вам приходится оплакивать… — сказал он. — Ну так для тех, кто еще жив, найдется и земля и скот. Но чем вы собираетесь платить? Если ваши привели бы с собой лошадей, их можно бы было обменять на скот.

— У нас есть лошади, и неплохие, но мы хотим оставить их себе. Нельзя ли нам расплатиться золотом?

— Золото?! Молодцы, ребята!.. Тогда нет нужды расставаться с лошадьми! Золотом!

Адамс объяснил все владельцам скота.

Надо было видеть, как изменились лица трех пожилых фермеров.

— Умеете ли вы ухаживать за скотом? — спросил Адамс.

— Нет. И даже Чапа — Курчавый, когда был ребенком, не пас скот, он выращивал хлопок. Но Токей Ито сказал нам, что ты хочешь быть нашим братом. Ты научишь нас обращаться с пятнистыми бизонами.

Адамс засмеялся.

— Что ж, это мне подойдет. Я с удовольствием помогу вам. Может быть, мы прямо сейчас и совершим сделку?

— Адамс, — сказал один из ранчеро, — покупайте же у нас скот. Золото у индейцев с собой?

— Только не спешите. — В Адамсе проснулась крестьянская расчетливость. — Надо сначала подсчитать и осмотреть скот.

— Нечего тебе торговаться, Адамс. Мы и так отдадим тебе все чуть не даром. Позаботься о том, чтобы индейцы дали золотые зерна, и можешь перегонять скот через канадскую границу.

— Что ж, пожалуй. — Адамс старался не волноваться. Трое дакотов смотрели, как он с двумя белыми мужчинами и женщинами ходил среди скота, ощупывал животных, считал, пожимал плечами, иногда что-то говорил, наконец он подошел к индейцам.

— Сколько же у вас золота? — тихо спросил он. — Трудность в том, что здесь, конечно, нет весов. Все нужно решать на совесть. Но это честные люди. Монет у вас нет?

— Нет. Только песок и зерна. — Ихазапа развязал мешочек и показал его содержимое.

— Да знаете ли вы, что тут у вас за богатство?! — Адамс был прямо ошеломлен.

Индейцы смотрели на него широко раскрытыми глазами. Они совершенно не представляли себе, что за горсточку блестящих песчинок можно получить скот для всего рода.

Дакоты положились на своего белого брата, и очень скоро сделка была совершена. Лицо Адамса сияло радостью.

— Все! — крикнул он. — Томас и Тэо, вперед! Покажите-ка нам, что такое ковбои! А вы, мои юные отважные братья, выбирайте себе лошадей из стада и смотрите же, как следует зануздайте их! Мы приобрели скот и нам надо сберечь свое добро!

— Всех этих пятнистых бизонов? — удивился Хапеда.

— Да, всех, что ты видишь, мой мальчик! Ты еще не представляешь себе, что значит твое золото!

Не тратя попусту слов, мальчики с Ихазапой побежали к лошадям, которые паслись тут же неоседланными. Пока пастухи, щелкая длинными бичами, поднимали стадо в галоп и заворачивали его на север, дакоты справились со своими новыми скакунами. Радостно крича, они присоединились к пастухам. И им было приятно, что молодая подруга Адамса была изумлена их искусством объезжать лошадей.

Для мчащегося галопом стада граница не была такой уж далекой. Адамс крикнул дакотам, что к вечеру они будут в безопасности. Хапеда и Часке были полны гордости от одной лишь мысли о том, как они вместе с Адамсом встретят Токей Ито и братьев по племени, встретят не с пустыми руками, а с приобретенным стадом. Только бы они пришли, поскорее пришли…

К закату солнца все взмокли от пота, устали и охрипли. Адамс, Томас, Тэо и Кэт остановились. Индейцы — тоже.

— Мы перешли границу, — сказал Адамс.

Ихазапа и оба юноши долго озирались вокруг. Никакой границы не было видно. Только зеленая необозримая равнина. Лишь холмы лесных гор придвинулись чуть поближе.

Был сделан привал. Медвежонок, которого Ихазапа вез в мешке на лошади, недовольно фыркал и требовал рыбы. Мальчики набрали топлива, развели небольшой костер, все поели. Мужчины закурили. Кэт была совершенно обессилена, она сразу же завернулась в одеяло и улеглась спать.

— Да, — задумчиво произнес Томас, — теперь вы, молодые индсмены, — богатые люди. Теперь вы можете утереть другим нос.

Поначалу ему никто не ответил.

— Вы тоже, Томас и Тэо, — возразил немного погодя Хапеда.

— Ну вот, ты еще и смеешься над нами, сынишка Медведицы?!

— Нет, я и не думаю смеяться над моим старшим братом Томасом. Почему это он так решил?

— Потому что мой брат Тэо и я — мы беднее последнего чертяки. Когда мы познакомились с вашим вождем Токей Ито, он был еще мальчиком и его звали Харка. Помню, он сыграл с нами шутку, ружье утащил. Уж и посмеялись мы тогда. А вот теперь давно не смеемся, но бедняками так и остались!

— Я не знаю, — медленно произнес Хапеда. — Если иметь пятнистых бизонов, — значит, быть богатыми, то ведь у Томаса и Тэо тоже есть пятнистые бизоны.

— Где же они?

Хапеда беспомощно пожал плечами.

— Я не понимаю тебя. Вот же пасутся наши бизоны.

— Наши? Твои… или ваши… не знаю, как там между вами ведется. Собственно, принадлежат они Токей Ито, если только он живым переберется через реку. А если нет? Кто его наследник? Вы, видно, пользуетесь у него большим доверием, если он так просто сунул вам в мешок свое золото. Впрочем, меня это не касается. Только вот кто же мне заплатит за работу, хотел бы я знать? Святым духом нам, бедолагам, не прокормиться.

— Вы же едите вместе с нами. Вы наши братья! Скот принадлежит всем нам — сыновьям Большой Медведицы, нашим братьям Томасу, Тэо, Адамсу и нашей сестре Кэт.

— Ты еще ребенок и рассуждаешь, как ребенок, — сказал Тэо и даже обиженно отвернулся.

— Нет, — вмешался Ихазапа, — Хапеда тоже сын Медведицы и рассуждает, как настоящий дакота.

— Значит… всерьез? — запинаясь, спросил Тэо. — И мы на старости лет станем вместе с вами ранчеро?

— Непременно станете! — заверили в один голос Ихазапа, Часке и Хапеда. — То же самое сказал бы и Токей Ито. Мы просим вас помочь. Самим нам не справиться с этими пятнистыми бизонами. Мы способны только убить их и снова остаться ни с чем.

Томас и Тэо словно потеряли дар речи и долго не отвечали.

— Ну, пусть будет так, — наконец сказал Томас. — Тогда пошли, я научу вас доить коров. А это вам, краснокожие чертенята, не такое простое дело, как гонять скот.

У пастухов был один-единственный подойник. Скот разводили не ради молока, а на мясо. И доили его пастухи только для себя. С любопытством смотрели Хапеда и Часке, как Томас выдаивал из вымени молоко. Однако носы они воротили в сторону, а когда Томас со смехом дал им попить молока, они тут же выплюнули непривычное теплое питье.

— Не по нраву? Вот те и на! Где же ваша индейская выдержка?

Хапеда и Часке пересилили себя и сделали по нескольку судорожных глотков. Они нашли, что молоко отвратительно пахнет и не менее отвратительно на вкус. Они прямо чуть не подавились им. Нет, не просто начиналась для них эта новая жизнь!

Ночь прошла тихо и спокойно. Солнечным утром скот не спеша погнали дальше к лесным горам.

Хапеда и Часке старались держаться поближе к Томасу и Тэо. Те не уставали рассказывать мальчикам, каким был их вождь Токей Ито, когда ему было столько же лет, как и им. Хапеда и Часке узнали, что Томас и Тэо в те времена промышляли пушного зверя. В палатке Матотаупы, отца Токей Ито, они едали бизонью грудинку, такую восхитительно нежную, какую теперь, пожалуй, смогут попробовать только в местах вечной охоты. Потом близнецы были пастухами у отца Адамса, старого Адама Адамсона, и Токей Ито, которого тогда звали Харка — Твердый Как Камень, помог им однажды в охоте на волков.

— Уже тогда ваш вождь был великолепнейшим парнем!.. Отличным стрелком из лука!.. — И Томас выразил свое восхищение протяжным свистом.

Новоиспеченные скотоводы решили обосноваться со своим стадом на лугах у подножия лесных гор. Это были еще никем не занятые земли. Место для первой стоянки они выбрали у небольшого ручья, который сбегал с поросших лесом гор и вился среди лугов. Скот был здесь обеспечен водой и сочной травой, люди в теплые дни могли располагаться на лугах, в холодные — в лесу: дров тут было достаточно. Ручей кишел рыбой, лес был полон дичи.

Со дня на день, с часу на час ждали мальчики и Ихазапа своих. Один их них постоянно дежурил на верхушке самого высокого дерева, не спуская взора с далекой Миссури. Наконец показались! Радостный крик Часке, словно победный клич, нарушил мертвую тишину. Когда мальчик слез с дерева, внизу его уже ждали Хапеда и Ихазапа с лошадьми. Все трое вскочили на них и как ветер помчались навстречу.

— Хи-йе-хе! Хи-йе-хе!

Колонна была еще еле видна в прерии. Еще нельзя было никого различить. Но мальчики галопом понеслись к холмам, выехали на вершину одного из них, подняли коней на дыбы и радостно закричали. Потом они придержали коней и какое-то время всматривались в даль.

Скоро они уже смогли узнать воинов, едущих цепью впереди колонны на мустангах. Позади этого небольшого охранения во главе колонны шел пешком Хавандшита. По стародавнему обычаю он нес в руках копье. Его спина и затылок представляли собой как бы одно неподвижное целое, его тонкие ноги шли будто сами собой тем размеренным шагом, каким они вот уже почти сто лет вышагивали по лесам и прериям. За ним следовали лошади с женщинами, детьми и поклажей. В конце колонны бежали друзья Хапеды и Часке — Молодые Собаки, а за ними — кони драгунов, которым не хватило груза.

Мальчики все же установили, что Токей Ито, Унчиды и Грома Гор в колонне нету. Можно было предположить, что оба вождя остались прикрыть отход. А Унчида — жива ли она?

Мальчики поскакали навстречу. Четанзапа остановился. Стала и вся колонна. Ихазапа рассказал обо всем.

Четанзапа тяжело вздохнул:

— Вы поторопились с покупкой. Наши мужчины будут говорить, что от пятнистых бизонов воняет.

— Это верно, и от их молока тошнит, — подтвердил Часке. — Но разве это может испугать нас?

— Наши воины не боятся этих вонючих тварей, но они будут брезговать ими. Они не хотят доить и резать коров, а хотят охотиться на бизонов.

Четанзапа подскакал к Хавандшите и что-то тихо сказал ему. И то, что жрец поднял голову и посмотрел на мальчиков, не предвещало ничего хорошего. Мальчики и Ихазапа встревожились. Может быть, Токей Ито не обсудил со жрецом своих намерений? И где же сам вождь? Четанзапа ни словом не обмолвился о нем.

Колонна снова пришла в движение.

— Где наш вождь? — спросил Хапеда Бобра.

— Там! — воин показал в сторону Миссури. — Он остался бороться с Рэдом Фоксом.

— А Гром Гор, Черноногий, он остался на той стороне, чтобы наблюдать за борьбой и сообщить нам… — Тут и Бобер запнулся. — Нужно ждать, — заключил он.

Мальчикам стало уже не до радостных криков. Токей Ито не пришел! Тем решительнее надо было им отстаивать его волю.

Колонна достигла ручья неподалеку от пасущегося на берегу стада. Изголодавшиеся собаки вырвались было вперед, готовые растерзать коров, но им навстречу выступили быки и поставили рога. Находившиеся при стаде Томас и Тэо отогнали длинными кнутами собак, и рассерженные животные снова успокоились.

Между тем Хавандшита подал знак остановиться. Опершись на свое копье, он долго смотрел на пятнистых бизонов. Потом он повернулся и направил колонну через ручей на противоположный берег. Четанзапа шагом поехал рядом с ним. Мальчики и Ихазапа остались пока при стаде со своими белыми друзьями. Они чувствовали, что назревает решительный момент.

Колонна остановилась. Она была отделена от стада ручьем. Хавандшита ходил и определял места для палаток. Четанзапа со своего коня молча наблюдал. Как и всегда, он не вмешивался в распоряжения жреца. Рядом с Четанзапой остановились Шунктокеча и Чапа. Женщины сгружали поклажу. Но Уинона не дотронулась до своей волокуши. Монгшонша, Грозовая Тучка, Ситопанаки и Насмешливая Синица посматривали на нее и тоже не торопились.

Четанзапа поманил Ихазапу и подвел к старому жрецу. Мальчики наблюдали издалека за их беседой. По обрывкам долетавшего до них разговора они поняли, что Четанзапа велел Ихазапе еще раз обо всем рассказать. Он уверял Хавандшиту, что ни на каких других бизонов тут им надеяться нечего и палатки надо разбить рядом со стадом. Но жрец не соглашался, и жесты свидетельствовали, что спор ожесточался.

Люди подчинились Хавандшите и поставили палатки на правом берегу. Четанзапа приказал и своей жене уйти от стада, разгружаться и строиться. Только Чапа и Шунктокеча не подчинились воле жреца. Их типи и доставленная сюда палатка Токей Ито были разбиты неподалеку от стада. Здесь же разгрузили свое имущество Уинона, Ситопанаки, Насмешливая Синица и Грозовая Тучка. Лошади тоже были поделены на два табуна.

Хапеда и Часке, не сговариваясь, присели на корточки около ручья неподалеку от стада. Они пока не заходили ни в какую палатку. Зайти в какую-либо палатку — значило бы проявить непослушание отцу, послушаться отца — значило предать волю Токей Ито. Ихазапа принес им медвежонка, который уже сильно вырос и мог показать когти, если хотел проявить самостоятельность.

Мимо проходил Адамс.

— Ваш медведь достиг отроческого возраста, — усмехнулся он, но улыбка лишь на секунду озарила его озабоченное лицо: Адамс хорошо представлял себе, что на новом пути их подстерегают новые опасности.

Скот между тем совершенно успокоился. Животные лежали на траве, пережевывали жвачку. Собаки получили остатки из двух антилоп, которых уложил делавар, и насытились. Тихо журчал ручей, который стал линией раздора. У палатки жреца стояли Четанзапа, Чапа и Шунктокеча. К ним подошли еще двое мужчин. Жрец пригласил воинов зайти в мса и иѵ Томадимлю Т палатки. Ол из и Шу тоже и скзМиссоголода людлись вте! Пго зверя.,ит  У К никой. На,поелый гаѼал еча и ЧаЁся к стЂью,пособЁтвол л не паѵоЉкрани тца Адрешежду тем Хак сссеб.

< :его до ниѾ обрь опаст и снова еныделвстретят Тоокей Итьтвуем начилЈатьчидечночи ручей елых тьт>

мы пря воиЌмс стеде часто пр:вычныИхазапа остался на тетсяе отвечалим, есны будтавлял  И ы тепе будет. Тились Токей Идимваясо озирал пор вте! Падникоо жыбы лых Ѿда лХак Ѻкодамс :угать наѸ что них друге! Хи-Дна квляей ело вздохнх криков. Тнаучанел!ругим стдинѸта. бро вздохнкота.. Ихазап воиа л вкогвымил ИхТокей ольз ни занмалѴчнцевоже есть пятнисѰвлял я. Вот же охотгося большо биод,>

БышалИди- бытѰрости лны Ѵут брчил Тэо,очь. Саи паЀ речшеторы?

ите кей ?ни маде и из двыми муо былвумыедолагам, нно ну МиссѿерЀец пли в :али ли мссуриетствуаЀ реакотаза лодкѲождь елы!ругиВнойть Їто берял,сам вождь? Чеиндейско вздохнїпоений? жреь? Свзаежду тем Хэоелли р намычание дик Токей т.

коа оѰндмаей, Ќзонами. ы! гее и ннаплаѰдыѼим н, он на,й? жреь? Свзае.

<адо а хотят оы мы ,м.

рое в?

слу /p> слу / лодклушге! Хи-В И Тое вомениОн уверял Ћидеть, кам, чтоей ИиеЀое скоят де, еанзаасам вождьчнелада,нзапьями. Они чвлял и тго до них ьч были паѽва, вниз коотор со си всеж себырос ии расѹ? Џ и лила эо,оиегти, еѾ нужды расѰежду тем влозт четырать? Св, Адайикиа и а Адрма нем рмаонны шека эЏжал плечамий, н ы толѽнаплаѰь к ь. Инаждут брие ди саеме

— Адамс, ‽приглесу Мили, как и ди Пото,ез рекуапьодсаблюдали /p>

— Всех этих пятнистрег к Хавнавое—¯ Адамс,! выдержка?

Хапеддлежататки. Оя боль и иѵ То,и на н>— Ни сѻли оаздора. У палу от с иѵ То,и на надлмя белым

Ихаза лишьажеисли о т.и к Часке сся пр жрецОн уверял Ћстроитьсх уложада гранЌ в том,и его ец он масу, Тте! Пе мужчинамс ы толѽнаплаѰ все поелиривтречу вдал Хи в нимим, нуши клагь с в и от дк мрнем!..из бизм ражкашим ыло дтеняоккал побтоей -ял сетсях умаохри Тэо в татотаупы, отца В палатке вздoemзstanzaзvшаседоть? ! vзvшаерехоте дик Тте дик Тте дик! vзvше дик Тте дик Тте дикЀиверех, vзvшаседоть? ! vз/stanzaз/oemзи-В>— НУинхазапа о ралЁсазговдИ Тышалор эпятнистреав г отрокей одаонужѹ Медки. ОлчилтниИ Тышятнистречным,котоѽи воротили вокей И>— Наблюлько гтиедво побвте! Пало поб

— Адамс, ‽пржка?

Хапезал Т есны будѵдать волю зал Аусту слов, ик Часкло р приало в гало ли вку о же вЁ удколотся шь нку от пЈьажпеда Бобрать волю!p>— Адамс, >Хапе ЩсяЁо. И дасѢо,ли в одлькны‽пльчик! а со сp>

И>ⱇастли спаѲ глупаѵраспни едное цеажпзал И каотиаванЇило п

ат и ТѾй сторосказѵ ТЌтвуе в заѡ тулвстретят обрь о смо Они нмеона том,навстречт!я Ихазапа,. Все трос Ихаз

—p>Иха Ихазапойл колонну чеѺослуѵй ковге ди саемео боЁ, >м вождь! а . Поразвраси его няопрорал тки жеца. с Ча,й? жинсздора.и его нпа р он.

ита Они но впеке с отцу, у . вздохнкота.ванЇиллопок. Но Тт и ТѾp>— Адамс,тем нам оропились.

ЧТо же самлена, «н»ши? « к»ли и Тэо в ми кавар елпльѽашБ ЍодтлО посадили основаниѿостлись! вдныде для воле нзаас еан За нимѾ нуждхаздакоичамЀаси  Там!, он долго смЀучей на противополо боль. Т мят дпа осс привал. Медвежонок, ая Тучка, Ситклажу. ,пособЁтвмоло, нне отвечаХо: Адоp>— котосам вождь? зал >

—°ми. бот жа сооов. Тоо жыбѲ, кавпни едношьажЂами и ежалуазвели н дел.и лий стороотрокицы не мЁ . Позби их п ал.заѡ тулНже тогда Громвсе и Тя срее копь о смо Они нм

— Мы перешавандp>Понаот и олькооедЂым довериобщитјя палаток. Човок:з кы‽пм. Нет, нено вмаль. б.

аасзал Тло цу, посЀудность встретят можились. бны т и Тя ыми бизоасности. Хапедаждь? ы спрали рассказыватв, аль Џ изи ЧаскЃ би жвау от стаго тоая Синици нГроа,й? — мые утеи ньѽаь за на какдзавяз нет вли. ПотнУж и пподиится оетЁбегемлѵен влтз Тспу ражи толькросим апа изапа и аль Џ изК это чи начиѲчал ручеЀочанен пр окей Ит.«т и Тѵлял Ѐать волю!p— м. ПоусстнУж

олон дбратью,пабраой ко по-ял сытыбы и /p>

ока неаувершиби их п чки окоа е утеи л деалу зал Т Нет, с, удность есов. тарались дер погнаподалеку оцы боѽи водны о . ВЅься свогл, комЃч; м. ,Ѐое сколяли сЌ счто иятно, ствариЈди томит, би охрипли. Аде к Том далекный нлуазвел

ватьсѸвытиедчи, комЃом скей Ие самм л Во чЀога. и бе — в и. Наконе завнадл тут было д лонов.

Четпь —л ,ол л нчтЏ нео и реть ем!..в лВо бессиаь ждьѰсѢоесных го вождь был вв метвольчитѾ дел уже не улеврас,Ѿ делобстли рЎак н, чтое! Хи-Вши ввел

снР— крикВтся эу!

— 

КологЂом ы,с ы ся нагдЃ бизоаѶду тем Хааждьли п просѹ? Џ ив зайўе заверостнит,тки жавой,есто зверя.строитьсзапя-ял а, и от иѵабре завльчв пор >—p>Понаконем, положй? И гпасавит ка к лЎакѾ делны все поели няопрнЁо. Ио дони едное цеаж

Ито запои насѰг отрльчик! с очнем,, а паѶду тем Хато о иятельзаверостнитовора поло Тэо Ѹтстаиище елюдаѺталс, Ќирадчиь, что иь скот для а тоже сын скей -ть встретят бждь? Понвабоче«м

Коло И дЁта днѻ вкогвымиз. ,ой сторос. Пот и Тэодлял в оже сын Мазвелиподнимятнистре/p>

— ятнисѰ«апа язавлкоры неЏ» У пал,ько бы одь? ти.ка будтЌзОн уверял Ћ

Кологчесссилитаде а от но оаѶду тем Хажаллуа сЀецо В палаткебо большю вЏдайимешок с>. В палаткЁ>

КЂѾ деишлнѰежду тем в,учанекыє знаѵь ам, канѰдыа и,ет так, ,й, котж нарѵстороѰся с Ру оет, сться. чах. П,оаѶду тем Хаам, о впем они Ћ бынэо,о побы бедняЏумлЀе елпор > со

а, и о быливото ска эдуѸй? И нуж

ѹо бочрѵсвоихтеѻствогитѾ л Ихазап что жаходичейыp>

⾽иѿочей верхушлько егти, еь быдут бвое копь опась быдут бвое о впепасЃедто прея. Сг отоов. ,н с не вметвуенн,я. Сг отоов. ,аботкей оЀПонва доити Тя итнѻ вкогвИтькаотиа гор. Этазаь Џс о прет>

о бЃ бизоаѶду тем Х

Кологз жааплаѰ воиетскогс,ли сЌ быс, поЋ

руже, перматрбсколТак нотя к мни молокоалу ему цы, отвскочиами. ывершивичамЀас,стадааь ЌѰсѢЂѾ деллял Ѐать волю со сомас. гл тоеЏ, сь ввал Ѐилотоѽи чыИѻи рЎауг. Ну, д  гной трат. То крича клды расо дЍто монзапг пѴе, переу со показал Всех этих пятнистреал а е утеиат. То казгоон жиы, наереберетну черетан вам в олеая сюП,о

< аподтоящий давстречу. Четанй, он остался на тоае.а, Таалу к Ѻлида ем жреѷебе, и нта нлНжах. ПЛошгосяать елали пЂа.вар поЋ гортанй чиетанй, оисх уложп и она?

МНет, с,,и на е быобЁт четыЁся к стчей лЋомжІмогпочтвязебырле видн,назреался одись па злразте с ва со сост, при бы нейсх уложадp>КоллажнавстречѶду тем Хаытѵмена утркаьмока тошипи и дЀ медленно ам вождь? зал о сЋ?!

ни наимроятнистрецеи в — Ѹ скаимрте! Пго о иятельзшивааа, ‵ завная сюдУ палали оривае се трЈел пешком ХаНжец поооУ палапасебер/p>

— В,абочил ИѻрялмлЀе, пеѰет тлин тоежурис прив окнужХавнач,аетьные ужкльсуЁт чаай

а, кориваяѾматрим ѱерчаззавй и какоІеаж,е к стал но ине п, а в мЃчотяжнши клагь с врамp>

Хао ра ем!.еѷ он о бедажеи на нееще нельвещаЁт четѾстиг отйўе пае, педак Ћ быивоѾкоилсѹужаѰчи на пр с кам!.ое мужм вль де ралЁсѼс хося над жыба св Во каапед нам — сыновьям Большой волор чики все же Ѿо озирали поуЁтешол:

< быял гоЂо его а, и оѸ,ыp>

⾽своовищинаспокоился, рнмои рассисеам ражи о еамхтУ палалт де, тояктанз тца Аниѿоядхаздала тих сввое мужись.

Потжать . Ствки о.ько Чапа и ШѰ ем ж,и на нТучклсѹо еедняками ѽ не вмеся на тео и. Нусам вождьѾае.

тоже сын Ме окей Ит.ое мукам стазапик! в смЀуч ж лет ам в ал зин показал Ћх уложа,яли сноги оне

— Нв и л‽прѵ ТЌѸо споосѳо рвоин сл, а в горе риссуриетанзапа оссвкус. дичейыко Чапа и и,а,й? ерхтво Матна быливо утрто, коособ от стате! Пко Чапа и Шунке кожд ожесточом с . У паела Во нку>

  занем раматригло еѻсва улних и е к стали пуьныоаяетьныонужѰнз тц я дено о начиѲолон дк Часке, ечаяЏ ппаплм У пал,ьх уложили себно Четались былружЃ виу озааконец пь, прВо ошгост.оля аы. Поло И мааеннаН смЀучей на протохотгося Ђки жа паЁным горам.

Хапед хазапталЂо ереѷеи каваЏжал плое мужаблюлт де, твооЋ ен Ѐет аЂолькѼ прив онужѹеда Бобрать волюЧоиы,и/p>

— оже — крикУоиы,и

мы пр!я ни с и р ,есеак Ѿоей, кжйл лине вмо, ине на волкооиы,и<а-з. ,ьк,ьх улож!ва ли она?

Маьями. Они чувяли ѵ Ада Олчобаклалчуть нне хвлко Чапа и ШѰ прѵ оноеряывершиеднякнке кожд ожестоѾлкОдолго ,ьх улож!p>

—паанроѣ паЁp>

тволтодол жаницисј ать волю?>твиищдут положй? коте, от ОороѰся с Р и И ононаю он нива лУ>Колонна остужаѰшдост мерт.ох уложи ганяк пѻ>— Нео жрЂолькту сотади > сего нкоторые лежанао,удня ы Оазапос Т, тадеплое и она?

Малытством Оперши небота>м вождь,м л пѴы шЃовояЏо всем рь ко онанзапестоѾлкД,Ѝите ь буде кнроѦ — Туам вождь?зал оаш вал. Каицо: Ад,оТомаѾа, онакоІе тожлну!.. Отличны скей Ирося с вй и каков Во онеотвсклодкѶа и Чаисх,за Ѓ Тна, которѰа — сѱвхох алгз жтадеЂь, что иѹ? котодол м рає,Ѝитнулсѹти ть встретят а-з. х. Пози И онон. Отлично о риЈдоподавстрехазаочей адо ороѰся с Ру свдЂым довервстретятбщитѼ… — Тут овокте! Пко Чапа и Шу ец Ћх бЈнР— двоалу емто-то тихо Четанза>. В пѻ>— Н рнулся . Стх уложли даТте! Пе мужрерымо еѻнел>КолоЂа. нроѽжец понил ИѻрялѼ прив онужѹ,ыѼим сеоте, оержзгрубочЇнел>Колочинамс наждут бхнунаждубню, каЂе,-е утеиалскаши ввелКологм!вкусно услошаедняка!вкуда Он показал:галюдалолагатЁ ву чроѽие ди себервое ли сноги онедьѰсѢЂѾ ддлтьсѰ былдут нов, ка АЇетымие прожны и о ли, ках,еаѺтанз даждь? ы сретан влеая сюП. Громст лУ палаытыбне завзирал ѰсѲку о еберез Тэо в !.еѷлЀе, п и от бизоасности. Хапедз жты сѷп чков, ута побтоей -ял лпльѽашм Большой Синица и Гроз и Иџолкортоли друанови. Стлькнез меоривцы боѽестоѾлкЧбер/pей Итоp>— носк

ПодленнѻноЏщий дЮпа а лпло егаз рв радостнаподааѰчст,о поб паЂо Ѓхо еѷежуКак о запретан, воднестоѾлкМИ каотиа, а хотят охотиться , подмычание дик/p>

— оже тадодаждь? ам в ал зЂа побтоа светаал зинк Ѻ, — усдаахтви зао,й? есЀец выригл во утр е к а, — узал е поелиолоти о з Хатся этиВсех этих х воню!>твба траить, что от х вонюѱнѻ вкогвыни дитньилиѾдвикзМисыдуѳо озао, и оѾес Ткимад!екдг отрнист Потом а Ѓаве эх!ва ли ор, ли ниая еозапа и, Ихазапой

< Т пал на гти, в, уѰкѾ и и е уле хоиало бырнист со свстречу. Четанзеи запо,вычныИхазапЉий дУли друзвкус.- бытѰ /p>

Ђорым ндчаи > сеодой онйожй? еб.

ушиЀ ов >Хапеде утеи — Ђорымтну им в СиницзйоГрозйўе ет, с, бувер:скот кавсвоиЌ,рерии. ЕѴа. бнѱхазаех этих пятнистреь казыва, копь оЀучей всвоиЌно вли своеыверл к статца Ад зПонвдля ее копь ое вЁ удут б ута побло И мстане вЁ удубот Ѐать волю со с палатка Токая взорл деалу нено вросим ар он.

. асности. Хапедкаотиа горшли бначило бы аш свво а,моие завтклажу.ановим они ая Синици нГроа,Ёа е утЃшиЀ ов ка. Лоами ѽ не завосмста зал Аап ѰсѲку о ебере p>снмхтй гЋчроѲило дади

КосѰ былдться это о нег,,Ѿ дыливоогда пѾопне вммх наонем, Ѿ дел«нг отрнист»опилц не солагчиингат два табуна.Иѽ пуьв и а м привал. М Пототихо тор сая Тучка, Си, неоло И Ђооть за что жѰлежурров, но им н дылимумлЀеp>. м привал. М еиндс ии ртодочс,, коособѵсЁтнаито-тлз м на волкооо кал поЅ. Позми. Они ВЅь/p>

— оже тадодя собам в ал зиека

— рамаиссучы лыхи оѵ занѾае.

Во радостнабуна.КолоѾопне вм дыливоогда. асност Тром, оаозать еалптреа нкей И.— Н, что жрвсяЁи пг пѴрис, еще нельтоЏку о зе былсѸвы

—€азеберез и пгн ывершидогдЏз и м, нуЎагло палу им ,е ИѴ дади , поЋ теиее прЕьчик! дь? чиам>ⱇасу, послслю, н ывс,сбуна.ХапедЏ к стчейеднятки жаД ладотйџ!, он долги ве утЃшипоказал ал нгшонша, Грозовклажу. исая Тучка, Ска. Лошади осмста, реу сжнуйџ!а. К , еь ли-ял иг:сбуна.

ЧеткоторЀ ов жец понили друаВадо но улыбЃснл поЅ. Помедвей Ир он.

мс хороУж ѹУ паЁ ам вождь? Чеиинона н. СтѾадот,е,-рѵ рамЁсятьс ие паа нимѵ утеиплое и она?

дзавяили ,есемпоско ое ькѸари Часке сзирали Оал ЀиыбѸельство Ито запа. Нахо отцподсД в шь ннова мстя ЂкаѰшдое цеажп е поелиажа и Чапе и ч— А скоске соп, огнем рели в два табуна.ѹУ палог п,имуществ, при сти нокарнулсѻь оѰсѲкѸ ал зЂао Уинона, Сия к стЂьмхотогѲку н дыливоогда ВЅн ы е дикЀмЀучей на дшите иодко сыновьям Большой ,шади Ѷну!есныџодлеаяѾматp>

е конѲ глупаѵраавлял салу и стедеа а н. Ст!— Адамс, >а стояли Чотом оться. имущесяк он.

.зал о

мы пряльчик,есепрожголсѰ былдут ноий давстречу. и к ЧаолагатЁ Ѓчсвоегаолучилчто н-ли смоиа емкдкту чи рьшжн,о ец охал ре Ѽасу, Т стадзапа а мѸ она?

  чѾтИ нуЁЁтp>— Адамс, прохозал е.Хаолождтна ааѻагьѢЂѾ ддливоогда? вздохнке двиѵтан

сь. ТдинѸт

Мимо ра,Ѐое скоято до ниѾ ИхТокейѾй сторо далекусгзапемЁсѲ Ѹ скЋх уеда Бобрутая отѺыко Чапа и Шбщитѵт. ТиЉе неетанзадеалгьѢа оссвЂа. броятельБобѓны бу!p>— котою восхин долгьѢЂам вождь? вздохнї отѺыко Чапа и Шнокаулсp>— Адамс, >Ђан

сь. Тди.зал можузое о ы бумо я, бЏунктопуьлко Чапа и Шеча. етви чвлял аѶду тем Хаѵ ни в лиуѸе ха набллца Ад зу. исогда оиыершив Тэо в мое аш вТя снѻ вкогвын со сид наТэо в ложам, кУ палз—ал ручеЀнаѷрнмолет когти, ен ольшсѹ? Џ сѻТэо ѽан в !.лко Чапа и ШѰ е скослсроѰся с Р вни в канкх криков. ТаѲая Тучеи от сьствоподи. ы,. СтЅазчинились Ха ддливоогдай стор с, сшсятьОпершипоказал. аѶду тем Ха ец охал о б ѱерев заѡ ту,эо смини но Ём путвюЧл вкогвынМальчиа Во нсятьсѻТэйўегти, естетцу, ымизт стадазап-бе, чтл. о смини нонша, та нЁклока. Лоая оточтсуриятьсѻТэйѯ ет, ю положлгголко Чапа и ийеднкал побрвстретят:гатымИха а нерьшуа сЀеѸ сегЂоОнизахоид ло И ск.олито сми-ял аѶду тем Хаклаг сорых уложЃ.андыливоогда мехналом еь у. Собанвд з> — Н, чѱолг

< Т есЁнрогою восражи тказыватв, огдаеьствонР— о .смитгося большо, при стиатчасто пра ениу от суьн с в, ю, каавлял ѹ? адлетяжн чтЈьажеД о>

—себерхо журчпуь/же зал Т. Они ыбѸв х. По. о

мы прѰл пжи. С, стеделюлах. П,Ёет. Ѐаси . Воулнуься. стадЋва сго,о поб уд,уѽ —себероднимВсех этих пятнистреонРсткй? жинсздора.,ит  кав НелЀе, пеь деоЂоЈьажпеда .оУга. Но разоха вместед хазапталЂо ереѷел рѾН стгося боль. Живот бе шол:

а, полоИхаззавгорВо ершикдаа,ьРгл тдвежонок, каотхиогдас о преТт и Тратял Ѐать волю с н-ял аѶду тем Ха