Прочитайте онлайн Точка росы | Глава 4

Читать книгу Точка росы
4216+1483
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

IV

Здорово! Обожаю приключения и все непонятное. Типа “икс-файлов”. А тебе нравится?

Андрей кивнул, склонив голову к плечу, и с улыбкой разглядывал Оксану, помешивая ароматный кофе. Девушка доедала пирожное, облизывая ложечку. Она была чуть полновата, но жива, мила и непосредственна.

— С ума схожу от секретных агентов и вообще от таких людей, у которых необычная жизнь. Правда, я похожа на Скалли? Чего ты смеешься?!

— Правда, правда! — поспешно закивал Андрей. Он устал за день, и ему было хорошо. В буфете вкусно пахло, было тепло и шумно, мелькали красивые женщины. Немного саднило щеку, но царапина побледнела и была почти незаметна. Пластырь он снял еще при входе.

— Если ты не хочешь, я доем твое пирожное. И перестань так наклонять голову — ты становишься похожим на маленького дохлого воробья.

— А мне все равно.

— А мне — нет! Ой! Кофточку из-за тебя испачкала! Противный! Любимую белую кофточку, между прочим! Бедная Ксаночка, никто тебя не любит, никто не жалеет...

Андрей слушал щебетание соседки, незаметно разглядывал ее полные аппетитные коленки — и все улыбался. Ему было чуть-чуть грустно.

— А кем ты работаешь?

— Я — секретный агент...

— Да ну тебя, в натуре! Я серьезно спрашиваю!

— Серьезно. Я — разведчик. Мой оперативный позывной — Дональд.

— Может, Микки Маус?! Еще издевается! Не хочешь — не говори, а прикалываться зачем?!

Оксана надула полные маленькие губки и отвернулась, занялась пирожным. В профиль ее лицо не казалось таким широким. Смешно было наблюдать, как она ест.

Впрочем, она не умела долго обижаться.

— Вставай, Джеймс Бонд! Пойдем в зал!

— Давай посидим еще. Только первый звонок...

— Пойдем, я сказала! Не хочу толстой попой толкаться по рядам!

Андрей безропотно побрел следом за девушкой, чувствуя себя почтенным отцом, обремененным тройней. Она вдруг ткнула его пальцем в бок.

— Смотри!

— Что?! Где?!

— Ну что ты все спишь! Опять прозевал! Вон у той тетки обалденный мобильник! Красный! Я тоже такой хочу.

— Больше ничего не хочешь?

— Хочу свой дом, яхту и похудеть. Давай орешков еще купим!

— Давай...

Мужчины женятся от переутомления, не иначе. Удивляясь сам себе, Андрей Лехельт покорно свернул к буфету и привалился к стойке, встал в очередь. В зеркалах витрины, в обрамлении сусального золота, он заметил серьезную, сдвинувшую брови темноволосую девушку, похожую на Маринку.

— Вот и первый глюк, — расслабленно проговорил он себе под нос. — А вроде и не пил...

Широкая спина в полосатом костюме, застившая обзор, отвалила от стойки, — и Андрей, не успев даже подумать, мгновенным движением руки прикрыл лицо программкой на манер веера.

— Уф-ф!

Он за секунду вспотел, в который раз благословляя свою разведчицкую реакцию. В метре от него Маринка, затянутая в черный брючный костюм, задумчиво склонилась над бутербродами. Громадный Рома, едва не приседая, мелким бесом вился позади нее на полусогнутых, готовый исполнить любое желание. Они хорошо смотрелись в паре. Поспешно удаляясь, Лехельт еще услышал, как она сказала знакомым хрипловатым голосом:

— Кажется, эта икра несвежая.

Эта совсем обычная фраза, и голос, и запах ее духов гвоздем засели у него в голове.

— Ты почему такой красный?! — удивилась Оксана. — А где орешки?!

— Они несвежие. Там человек ими отравился. Пойдем отсюда. Я сказал — пойдем.

Решительно подхватив девушку под руку, он повел ее вокруг стойки — и тут же развернул обратно, едва не столкнувшись нос к носу с любезной парочкой. Они опять его не заметили. “Чересчур заняты собой”, — отметил Андрей. “Это хорошо... наверное. Бредятина, я же не на работе!”

— Куда мы идем?! — возмутилась Оксана. — Ты меня тащишь, как мент! Где человек отравился?! Я хочу посмотреть!

Она все вырывалась, все оглядывалась через плечо, прижимая к полной груди маленькую мягкую сумочку.

— Что происходит, черт возьми?! Может, ты двинутый?! Я сейчас заору! А-а!..

Прикрыв ей рот, Андрей поспешно увлек девушку в темный служебный тупик.

— Тихо! Я — офицер спецслужбы! Вот кобура под свитером, пощупай! Отряд “Кобра” — слыхала? Ну и хорошо, тебе не нужно. Будешь много знать — могут ликвидировать.

— Мамочки! Кто может?!

— Кому нужно, тот и может! Ты со мной — в потенциальной опасности! Здесь есть человек, который может меня узнать — и тогда мне крышка! Ну и тебе попутно тоже, — нагоняя страх, проговорил Лехельт.

— Ты гонишь! — в голосе Ксаночки звучали восторг и недоверие.

— Хочешь убедиться?

— Н-нет... пожалуй, не хочу...

— Тогда — расходимся! Я ухожу первым. Совсем. Позже позвоню... если выберусь. Меня не ищи и никому не рассказывай. Мы — агенты смерти, мы как бы не существуем, поняла?! Молодец. Успокойся.

Можешь пойти досмотреть второй акт. Только не волнуйся.

— Да я и не волнуюсь вовсе. Это ты весь трясешься. Пожалуйста, иди, если надо. Только ты, по-моему, мозги мне пудришь... подумаешь, кобура под свитером...

— Да вот же удостоверение!

Она еще что-то говорила, но Лехельт уже не слушал. Поспешно подойдя к выходу из тупичка, он одернул свитер, вздохнул и, опустив голову, вышел на свет, сразу повернув налево, к лестнице. И тут же наскочил на Маринку с Ромой. Они поджидали его за углом, ехидно посмеиваясь.

— Видишь, Мариночка, — указывая на Андрея широкой ладонью, как натуралист на кактус, сказал Роман, — я был прав. Вот первый экземпляр. А второй, наверное, еще прячется в берлоге. Да? — сухо и насмешливо обратился он к Андрею.

— Никого там нет. — отводя глаза, буркнул Лехельт. — Дайте пройти, я тороплюсь.

И тут позади него раздался истошный Оксанкин вопль:

— Номерок! Лехельт, сволочь, ты унес мой номерок! Моя шуба! Вернись!

— О-о... — бессильно застонал Андрей. Отпираться не имело смысла. Он поднял глаза. Рома возвышался над ним во всей мужской красе, при галстуке, облаченный в прекрасную тройку. Его круглые светлые глаза смотрели сквозь очки с беспощадностью Великого инквизитора. Разведчик Лехельт тотчас почувствовал свое ничтожество, усугубленное мятыми джинсами, неказистым свитером и небритыми щеками с царапиной. Он никак не успевал переодеться в театр... да и не очень хотел.

А Маринка обрадовалась! Она сказала:

— Привет, Андрей! Давно не виделись.

И еще больше она обрадовалась, когда увидела появившуюся из-за угла встрепанную Оксану. Просто черти в черных глазах запрыгали!

Прозвенел третий звонок.

— Нам пора, — сказала она. — Передавай маме привет. Еще увидимся...

И непонятно было, спрашивала она или утверждала, только Рома нахмурился.

— Незачем тебе знаться с этим проходимцем... — заботливо проговорил он, поворачиваясь спиной и прихватывая ее под локоток. — Тебе надо готовиться к поездке...

— Э! — сказала ему в спину Ксаночка. — Сам ты проходимец! Андрюха мой друг и, между прочим, секретный агент! У него и пистолет есть, и красные корочки! Покажи им, Андрей!

Разведчик Лехельт состроил страшную рожу и покрутил пальцем у виска:

— Сдурела!

Марина и Роман заинтересованно оглянулись, но уже поток зрителей из буфета подхватил их и понес в партер.

— Я зря брякнула про корки? — спросила Оксана, стоя рядом и глядя вслед. — Я помочь хотела. Это твоя девушка?

— Была.

— Козел этот очкастый... А ты тоже хорош! Сказал бы по-нормальному! Ты мне, между прочим, и не нравишься вовсе.

— Спасибо... удачный сегодня денек, — вздохнул Лехельт.

— Я не затем, чтобы тебя опустить...

— Да я понял, понял...

— А ты точно агент?

— Какой я агент... так, сотрудник... У нас знаешь какие асы есть.

— Ничего, ты тоже станешь. Заливаешь очень убедительно. Пошли, а то свет погасят. Теперь из-за тебя через людей тискаться! Почему в жизни все так неудобно устроено, проходы узкие... а в кино все так красиво?! Я бы в кино стройная была, как твоя цыганка... или кто она там.

Лехельт благодарно вздохнул и собрался сказать Оксане комплимент.

— И агенты в кино все нормальные, — продолжала девушка. — Рослые мужики, плечи — во! Сразу ясно, ху есть ху! А в жизни что?.. Тьфу! Глянуть не на что!

И Андрюха подавился уже готовым комплиментом. Даже закашлялся.

Впрочем, настроение у него удивительно изменилось. Радость просто распирала. Она же сказала, что они увидятся! Весь второй акт он вертелся, стараясь незаметно для Оксаны отыскать в зрительном зале Маринку. Оксана все замечала и улыбалась, блистая в полутьме крупными, белыми, красивыми зубами.

— Слышь, давай поцелуемся, а? Пусть твоя цыпа поревнует!

— Отстань!

— Ну, хочешь — я тебя поцелую?

— Отцепись ты! Нимфоманка! Помогите!..

На них зашикали. Он отбивался от расшалившейся Ксаночки, крепкой рукой тянущей его к себе поближе, а губы его сами собой изгибались в мечтательной, дурацкой, словно приклеенной улыбке.