Прочитайте онлайн Точка росы | Глава 2

Читать книгу Точка росы
4216+1647
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

II

К дому Дудрилина Тыбинь не спешил. Они с Лерманом решили, что для убедительности надо прийти чуть позже. Какой “подсадной” станет опаздывать, рискуя потерять канал? К тому же Старый был уверен, что его новый хозяин сам вылезет из постели лишь к двенадцати. Михаил шел от автобусной остановки вразвалочку, сладко позевывая, втягивая ноздрями новый, будоражащий аромат. Ворот рубахи хранил запах Ритиных тонких рук.

К его удивлению, Александр Борисович Дудрилин, злой как черт, уже нервно прогуливался у ворот перед домом, сверкая в раздражении очками и по-собачьи скаля желтые кривые зубы. Руки он засунул в карманы нового желтого реглана, абсолютно такого же, как тот, что был изорван вчера. Судя по всему, Александр Борисович любил постоянство.

— Почему опоздал?! — желчно крикнул он. — Двадцать процентов долой! Что смотришь, как гусь на градусник? Чего морда такая мечтательная?! У-у-у! — неожиданно взвыл он, выпятив губы, очевидно, передразнивая выражение лица Тыбиня. — Мечтатель, я тебя в телохранители беру, понял! А с такой мордой ты явно не о моем теле думаешь! Еще раз такую морду увижу — еще двадцать процентов долой! Учти, меня охранять трудно! Уже пятеро пробовали — никто не остался!

— Это понятно... — пробормотал Старый.

— Что понятно? — подозрительно спросил Дудрилин, поднимая воротник реглана. — А ты почему сегодня без машины? У тебя ведь вчера таратайка была!

Машина “наружки”, подбросившая Старого, стояла за поворотом у остановки автобуса. Клякса, Кира и Пушок прикрывали его, а на подмену Морзику с Дональдом Лерман пообещал отправить другой свободный наряд.

— Так ведь... это... — развел руками Тыбинь, — ведь у тебя за рулем придется...

— Верно... догадлив... — точно сожалея, скривился Дудрилин. — А чего это ты мне тыкаешь?! Меня называть только на “вы”! Повтори!

— Вы... — покорно мукнул Старый.

— Еще разик! Хватит... развылся тут... А чего это ты тут вчера делал? Куда ехал? Кто ты вообще такой?

В такие вот минуты и проверяется на прочность опер, разрабатывавший легенду прикрытия. У Тыбиня не возникло проблем. Лерман сумел угадать все вопросы Дудрилина. Все до одного. Им были также подобраны добротные документы из комплекта паспортов и удостоверений всевозможных служб, заранее заготовляемых в ОПС на каждого разведчика.

Дудрилин, кривясь, вернул паспорт и брезгливо вытер руки о платок.

— А что это у тебя за синяк на шее? Засос? Горячая подруга попалась? Что молчишь?

Старый пожал плечами в искреннем недоумении. Этого вопроса Борис Моисеевич не предусмотрел. Тыбинь, стыдливо прикрывая пятно шарфом, пытался сообразить, заметили ли что-нибудь Кира и Клякса.

— Оставь! — осклабился Дудрилин. — Знаки любви украшают мужчину... Стрелять умеешь? — он достал из кармана “вальтер”. — Убей ворону!

Старый мог бы положить ворону на ветке сквозь куртку, не вынимая пистолет из кармана. Однако смешно расставил ноги и прицелился, как делают милиционеры на стрельбище, и поспешно выстрелил. Стая с оглушительным карканьем сорвалась с огромной березы, закружилась над поселком. Одна из ворон, кувырнувшись через голову, упала в снег кверху лапками. По шоссе, подвывая мотором, пронесся мимо автомобиль Кляксы — стреляли...

— Оставь себе, — сказал Дудрилин про пистолет. Проверка была закончена. Дудрилин нажал на кнопку на столбике и ворота открылись. Сияющий “мерседес” мягко выкатил на дорожку. Зосим, сегодня с волосами, распущенными по плечам, проворно выскочил из машины, зыркнул на Тыбиня и ушел в дом. Ворота закрылись.

В одном из окон второго этажа что-то блеснуло. Александр Борисович, собачьим чутьем уловив взгляд Тыбиня в сторону, обернулся и задрал голову.

— А-а! Алька проснулась... интересно стало... Хрена ей! Поехали!

Он вообще был невероятно, по-звериному чуток ко всему окружающему.

Тыбинь направился было к месту водителя.

— Куда! Пошел вон! Сам поведу! Ты небось такие тачки только на картинках видел! Присмотрись сперва, а то и меня угробишь, и машину! А машина — это красота! Женщина — это первая красота, а машина — вторая!

Несмотря на грубость, Старый не мог не признать правоту и предусмотрительность хозяина. Хотя, на самом деле, он умел водить все марки машин, даже самые экзотические. Даже трактора.

Дудрилин водил хорошо. Для дилетанта, конечно. Сам он при этом, конечно, полагал, что водит как ас. Они выехали на Таллинское шоссе и помчались к городу. Машина Зимородка поначалу не отставала.

Вскоре, однако, Александр Борисович прибавил и попер по разделительной, да так, что встречные от него шарахались. Он, как и многие толстосумы, полагал, что если у тебя много денег, то подчиняться правилам необязательно.

— Ну как? — горделиво спросил он, искоса поглядывая на Старого.

— Нарушаете... — демонстрируя ментовскую дубоватость, промямлил Тыбинь. — Давайте лучше я...

Дудрилин только рукой махнул.

— Хорошие женщины обалдевают от быстрой езды, запомни! Если она настоящая стерва — обязательно балдеет от скорости!

На счастье, запиликал мобильник. Разговаривать и гнать было неловко — и он сбавил скорость. Александр Борисович, при всем лихачестве, дорожил своей жизнью и здоровьем.

— Да! — кривя губы, крикнул он. — Наплевать! Пускай ждут! Когда приеду — тогда и приеду! Фак ю!

И, сделав неприличный жест, выключил мобильник.

Он мчался целеустремленно, жадно поблескивая глазками сквозь очки, — но вдруг, увидав что-то, круто свернул из левого ряда к обочине, распугивая законопослушных автолюбителей, и остановился. Старый “опель-кадет”, едва не вытесненный Дудрилиным на тротуар, заехал спереди и притормозил. Двое парней выглянули, открыв дверцы, и вразнобой заорали:

— Лохарь! Руки поотрывать тебе надо! И в задницу вставить! Недомерок!

И тут с Александром Борисовичем случилась истерика. Брызгая слюной, трясясь и бледнея от злобы, он бил короткими ногами в полик салона и верещал:

— Быстро, быстро, быстро! Дай им в морду!

Оказывается, он был невероятно чувствителен к насмешкам над своим ростом.

Старый выбрался на улицу и, не желая бить ни в чем не повинных парней, выпятил челюсть, засопел и пошел на них, расставив руки и скорчив такую рожу, что парни стушевались и поспешно прыгнули в машину. Хлопнули дверцы — “опель-кадет” умчался по Ленинскому проспекту.

Когда Тыбинь подошел к “мерседесу”, Дудрилин сидел, бессильно уронив лицо на рулевое колесо, — потный, бледный, несчастный.

— Никто меня не любит... — сказал он, глядя в никуда, голосом, полным отчаяния. — Вот так меня все и обижают... с самого детства...

Мокрые волосенки прилипли к шишковатому черепу. Взгляд у Александра Борисовича был как у побитой собаки.

— Понимаешь... — доверительно зашептал Дудрилин, делая ему знак нагнуться, — меня хотят убить!.. Может, вот эти самые... в машине... У меня собачье чутье! Я чувствую! Это случится скоро!

Он подозрительно заглянул в спокойные холодные голубые глаза Тыбиня.

— Ты не смеешься? Это хорошо, что ты не смеешься. Если бы ты засмеялся, я бы тебя сразу уволил... Вот увидишь, что я прав... я всегда бываю прав...

Он выбрался наконец из “мерседеса”, отчаянно преодолевая страх открытого пространства, гордо выпятил узкую грудь, задрал голову и, не глядя по сторонам, зашагал в ювелирный магазин. “Может, ты и сумасшедший, — подумал оперуполномоченный, глядя на высоко поднятые, напряженные плечи Дудрилина — но страшно тебе по-настоящему”.

Нервозность и подозрительность шефа заставили его внимательно оглядеть улицу. Он принялся прохаживаться вдоль ряда автомобилей, с удовлетворением отметив, что неподалеку припарковалась машина Кляксы. В куртку Старого встроен был радиомаячок, и Зимородок, потеряв “мерседес”, легко нашел его по сигналам пеленгатора.

— Привет, привет, — проговорил Михаил в ССН, запрятанное под рубаху.

Машина мигнула габаритными огнями. Они условились работать молча, чтобы не выдать Старого.

Заглянув в магазин, Тыбинь увидел, что Дудрилин бродит вдоль витрин с драгоценностями. Старый отошел к “своей” машине, осмотрел ее на всякий случай повнимательнее, но никаких посторонних предметов не обнаружил. А у него был нюх на закладки! Вряд ли Александр Борисович смог бы найти в Питере лучшего телохранителя, даже если бы обратился в самые крутые охранные агентства. Но он и не подозревал о том, что сегодня был в такой безопасности, как никогда.

Покуривая, Старый стоял у машины и наблюдал за входом в магазин. Его внимание привлек неприметный человек среднего роста. Появившись откуда-то из-за угла, незнакомец, широко шагая и размахивая руками, решительно схватился было за позолоченную ручку темной стеклянной двери магазина, но вдруг нервно оглянулся и посмотрел, что делает Тыбинь. Он именно за этим оглянулся. Старый четко его засек. Они встретились взглядами — человек тотчас оставил намерение войти в магазин и поспешно бросился наутек, назад, за угол, откуда пришел. Бросив сигарету в снег, Михаил вразвалку добежал до угла — но человека уже нигде не было видно.

“А ты, кажется, вовсе и не сумасшедший...” — подумал разведчик, глядя, как Дудрилин осторожно высунул голову из дверей магазина, прежде чем выйти.

Теперь Александр Борисович посадил его за руль, а сам сел сзади и принялся разглядывать купленное украшение.

— Прямо езжай... — небрежно бросил он. — И покрутись где-нибудь... Ты знаешь всякие ментовские приемчики, чтобы проверить, нет ли за нами хвоста? Я слежку чую... Вон тот голубой “Жигуль” за нами давно тянется...

Тыбиню оставалось лишь мысленно подивиться действительно собачьему нюху Дудрилина. Подпустив Кляксу поближе, он помигал ему габаритами, а потом пошел выделывать классические “отрывы”, петляя между кварталами, пока Дудрилина не укачало от частых поворотов. Машина “наружки” затаилась где-то: опытный Зимородок понял, что дело нечисто.

Завидев стайку скучающих девочек-подростков, Дудрилин велел остановиться. Приветливо улыбаясь, он подозвал девчонок и дал им рублей двести денег.

— Пусть привыкают... задарма иметь деньги от незнакомых мужчин... Езжай на улицу Корзуна... знаешь, где это? Хорошо... Никому не рассказывай, куда мы ездили, понял? Это моя тайна... Там живет настоящая красавица... первая красавица Питера... а может, и России. Все эти “миськи Вселенная” — дешевки кривоногие по сравнению с ней! Уж ты мне поверь!

Дудрилин мечтательно закатил глаза, перебирая тонкую золотую цепочку с изящным кулоном.

— Думаешь, самые красивые женщины ездят в “мерсах”? Нет, они ездят в метро и на трамваях, я точно знаю! Моя красавица живет в раздолбанной грязной “точке”, на двенадцатом этаже, с мамой, папой и двумя братьями... У них месяцами не бывает горячей воды... Ей семнадцать лет, но выглядит она на двадцать — и она чудо как хороша!

Когда Дудрилин заводил речь о женщинах, он переставал сквернословить и кривляться. Даже голос его менялся и становился не таким визгливым и противным.

— Здесь останови! — скомандовал он и добавил: — У нее сегодня дома никого нет...

Страх с него как рукой сняло. Теперь он дрожал и трясся от возбуждения.

С полчаса Тыбинь проторчал в машине у подъезда старой двенадцатиэтажки. Дудрилин вернулся без золотой цепочки, руки в карманы, воротник поднят. Вид он имел несколько обескураженный, очки съехали набок.

— Улыбаешься?! — яростно набросился он на Тыбиня. — Двадцать процентов долой! Я не шучу! Ты так скоро мне должен будешь! Поехали!

В дороге он сначала был молчалив, потом отмяк, разговорился. Ему хотелось с кем-то поговорить. Видно, он и впрямь маялся от одиночества.

— Женщины — это загадка, точно! — разлагольствовал он, забравшись с ногами на заднее сиденье и вертя головой по сторонам. — Каждая нормальная женщина втайне мечтает быть проституткой! Мне один психоаналитик говорил, что это рудимент первобытного строя... с общностью жен. Рудимент — это не рыжий мент, не обижайся! Ха-ха-ха!.. Это так... слово такое...

Запищал мобильник. Лицо и голос владельца борделей тотчас преобразились.

— Ну! Да, я, кто же еще! Уговорила? Молодец, цыпа! Получишь, получишь... Теперь на неделе пусти пулю через своих клиентов, что Розу просят повторно сдать пробу на СПИД. Повторно, поняла?! Это важно! Не боись, врач вызовет ее еще раз. Я уже проплатил. Теперь главное, чтобы все об этом узнали, — и вашей конторе крышка! Конечно, я возьму тебя к себе, не вопрос! Нет, в “Гарем” не возьму. Потому что ты толстая крашеная дура, вот почему! Пойдешь к Самвелу. Все. Пока.

Они заехали на какой-то заштатный отборочный конкурс топ-моделей, где Дудрилина уже битый час ждали жюри и конкурсантки. Пока шел конкурс, Тыбинь ждал в сторонке, у стеночки, а Дудрилин сидел за столиком, вел себя на удивление прилично, в отличие от прочих “жюристов”, не скабрезничал и оценивал конкурсанток придирчиво и справедливо.

Потом утомленный Александр Борисович обедал в китайском ресторанчике на Невском, а Старый, наскоро проглотив сосиску в тесте, маялся у входа. Ремесло телохранителя, поначалу такое занимательное, начинало надоедать ему. Лишь воспоминание об утреннем загадочном человеке настораживало.

Отобедав, они отправились на Пороховые, на Ржевку. На Беломорской улице Дудрилин зашел в старый двухэтажный дом. Пробыл он там недолго, а когда вышел, за ним выбежала пожилая толстая женщина и, утирая слезы, на бегу то и дело порывалась поцеловать Александру Борисовичу руку, которую он брезгливо и бесцеремонно отдергивал.

Все это время Старый знал, что прикрытие где-то рядом, но лишь пару раз успел заметить голубенький автомобильчик, сворачивающий куда-нибудь в переулок позади “мерседеса”. Клякса знал свое дело.

Уже темнело, когда они выбрались со Ржевки и покатили по Полюстровскому проспекту. Зажглись фонари — и через фонарь вдоль проспекта выстроились девушки, дружелюбно улыбаясь и зазывно голосуя “мерседесу”. Дудрилин оживился.

— Вишь, стоят! На холоде, без охраны! То ли дело у меня — и врач, и сервис... Эх, дурочки... — вздохнул он с искренним сожалением. — Тормозни-ка вон у той...

Старый, мигнув оранжевым подфарником, остановился — и обрадованная девушка, перебежав проспект, склонилась к окну машины. Дудрилин вышел ей навстречу, дружелюбно скалясь, часто моргая, и забегал глазками по фигуре девушки. Они стояли у машины и разговаривали.

Шестым чувством Старый почувствовал неладное. Сердце стукнуло. Он открыл дверь, опустил затекшие ноги на дорогу и глубоко вдохнул морозный воздух города. Поднял голову — и увидел несущийся на них автомобиль. Ослепленный фарами, Михаил успел лишь ухватить стоящего ближе к нему Дудрилина за ворот пальто и рывком втянуть в салон, упав на спину, увлекая его за собой и треснув затылком о верхний край дверного проема. В то же мгновение раздался глухой удар, а вслед за ним еще один, по железу. “Мерседес” качнуло, дернуло. Чужой автомобиль вихрем пронесся в каком-нибудь сантиметре от торчащих из машины ног Александра Борисовича, вырвал открытую дверцу “мерседеса” — и исчез.

Девушку швырнуло на багажник, а потом отбросило на заднее стекло машины. Затем она скатилась вниз и упала на заснеженный асфальт.

Дудрилин вскочил на ноги, схватился за затылок, заглянул за машину, отпрянул. Его трясло.

— Ты видел, да?! Ты видел?! Пятьдесят процентов надбавки! Поехали скорее домой! Домой хочу!

— А с ней что? Надо бы посмотреть...

— Ты что! Домой, я сказал! Здесь опасно! Что с этой сучкой сделается!

“С тобой все ясно”, — подумал Старый, поспешно отъезжая.

В зеркало заднего вида он успел углядеть, как тормознул у ничком лежащего тела “Жигуль” “наружки”, как выбежали и склонились над лежащей Зимородок и Кира.

В вырванную дверь дуло немилосердно. Ремесло телохранителя и вовсе утрачивало свой романтический ореол. Старый замерз, как в пургу в чистом поле, пока они добрались до прибежища Дудрилина.

Впечатление скрасил лишь гонорар. Перепуганный Александр Борисович дрожащими руками вручил Тыбиню у ворот дома его зарплату оперуполномоченного за три месяца и строго-настрого наказал завтра быть к девяти. Теперь без него он никуда не хотел ехать.