Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава шестая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2611
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава шестая

— Добрый день, милашка!

Рэйчел поднялась и прицелилась в мужчину из кольта.

— Убирайтесь отсюда, мистер, — негромко скомандовала она.

— Эй, парень, поосторожней! Можешь сам себя пристрелить, если не умеешь обращаться с этой штукой! Я ведь только предлагаю дамочке выйти и прогуляться со мной по солнышку. У нас тут совсем нет женщин, — сказал он, улыбнулся Абигейл и выбрался из фургона.

Рэйчел прислушалась. Потом вышла к передней части фургона, но не увидела отца. Встревожившись, она осмотрелась по сторонам. Отца не было нигде. Она знала, что он не собирался никуда уходить. Рэйчел не на шутку испугалась.

— Абигейл, мне придется пойти поискать папу.

— Думаешь, это обязательно?

— Я беспокоюсь за него. — Рэйчел вручила кольт Джошу и вышла из фургона. У стены лавки стоял мужчина, он бросил взгляд на Рэйчел и отвернулся, сплюнув табак на землю. Рэйчел огляделась. Где же отец?

Может быть, он вошел в лавку, чтобы поговорить с Дэном? Она открыла дверь и осмотрела большое помещение, заставленное товарами. С потолка свисали кухонная посуда и инструменты. Спиной к Рэйчел стоял Дэн и расплачивался. В лавке было еще два человека, но отца девушка не увидела. Она закрыла дверь и снова оглядела улицу. — Эй, детка! А где же твой большой пистолет? Тот мужчина, который только что заглядывал к ним в фургон, стоял в нескольких ярдах от Рэйчел, держа руку на кобуре у пояса.

— Рэйчел, — услышала она голос отца за спиной.

— Папа, где ты был? — спросила она.

— Я на минуту зашел в салун. Тот мужчина продолжал разговаривать со мной, и я хотел отвести его подальше от фургона.

— Эй! — снова стал приставать мужчина. Рэйчел обернулась и увидела, что он приближается, внимательно глядя на ее грудь. Она плотнее застегнула жилет. Мужчина усмехнулся. — А ведь ты не парень, нет, ты девушка! Думаешь, меня можно обмануть?

— Поднимайтесь в фургон, — эти слова были произнесены почти шепотом, но интонация была повелительной. Рэйчел подняла глаза: на нее смотрел Дэн Овертон. Он стоял возле лавки. Эб уже взобрался на козлы и держал в руках вожжи.

Незнакомец перевел взгляд на Дэна. Рэйчел поднялась в фургон, а майор Овертон передал купленную провизию Эбу. Потом они быстро тронулись в путь. Рэйчел перешла в заднюю часть фургона и выглянула наружу. За их отъездом наблюдали три человека.

Рэйчел с трудом удерживалась на ногах, когда фургон, раскачиваясь, громыхал по ухабам Уайт-Фоллз.

Лисси плотно прижалась к Абигейл, а Джош прошел вперед и сел рядом с отцом. Рэйчел тоже наклонилась вперед.

— Папа, почему такая спешка? — ей пришлось кричать, так грохотала повозка по камням мостовой.

— Так велел Дэн. Здесь опасно находиться, — прокричал в ответ Эб.

Рэйчел посмотрела вперед и увидела Дэна, ускакавшего далеко вперед. Она дернула Джоша за рукав, чтобы он уступил ей место на козлах.

— Папа, поезжай помедленнее!

— Сейчас, еще немного! — крикнул он. Фургон сильно раскачивался и мог опрокинуться в любой момент. Рэйчел схватилась за сиденье.

Они мчались вслед за Овертоном еще четверть мили. Потом Рэйчел перехватила вожжи у отца и придержала лошадей.

— Что ты делаешь, Рэйчел! Овертон знает, насколько здесь опасно. Он уже два раза спасал нам жизнь!

— Но на этот раз он нас погубит. Мы не можем так мчаться, а он пусть объяснит свое поведение.

— Мы потеряем его из виду, Рэйчел. Его нельзя упускать! Девушка взглянула на бледное лицо отца и поняла, что он встревожен.

— Папа, позволь мне самой поговорить с ним. Фургон может опрокинуться, и тогда нам конец, тогда все погибнет.

Лошади были в пене, за повозкой тянулось густое облако пыли. Рэйчел приготовилась выслушать гневные слова Дэна. Она взяла себя в руки и выпрямила спину, когда заметила его приближение. Потом стала нервничать, она знала, что без ссоры не обойтись.

— Если мы и дальше будем мчаться галопом, то опрокинем фургон! — начала было Рэйчел.

— Продолжайте двигаться дальше, — велел он, развернул лошадь и снова ускакал вперед.

Еще час они ехали без остановки. Потом Овертон указал в сторону ручья. Рэйчел не хотела останавливаться, несмотря на жару и жажду, потому что не хотела уступать Дэну. Он действительно неоднократно спасал их, и она никогда не забудет об этом, но надменность его тона она не могла выносить.

Рэйчел соскочила с козел, бросилась к ручью, набрала полные пригоршни чистой, прохладной воды и ополоснула лицо. Ее схватили за руку. Обернувшись, она увидела перед собой Овертона.

— Мне надо поговорить с вами, — жестко произнес он, быстро и решительно отвел Рэйчел в сторону от других и повлек ее по берегу. У девушки перехватило дыхание: Овертон сверкал глазами, его челюсти были плотно сжаты, выражение лица гневное. Они остановились под тенью тополя.

— Я знаю, что должна поблагодарить вас, — быстро начала Рэйчел.

— Вы должны делать то, что я вам говорю, когда речь идет о безопасности каждого из вас! — перебил ее Дэн. Их разделяло лишь несколько футов, и Рэйчел отпрянула. Она знала, что Овертон не ударит ее — отец был совсем близко, но поведение молодого человека было угрожающим. — Мне приходится снова и снова повторять вам, что вы не должны показываться из фургона для вашей же безопасности.

— А вы отказываетесь понять, что на мне лежит ответственность за семью и я должна знать, где находится отец. — Она подошла ближе, хотя и видела злые огоньки в глазах Дэна. Атмосфера между ними была накалена до предела, казалось, даже воздух потрескивал от электрических разрядов. — Вы — не член нашей семьи, и я не обязана подчиняться вашим приказам, майор Овертон! Я не допущу, чтобы какой-то янки распоряжался нашими жизнями!

— Вы чертовски упрямы, Рэд, — ответил Дэн, смерив девушку взглядом.

— Почему вы едете вместе с нами? — резко спросила Рэйчел. — Вы чуете беду, как змея понимает, когда укусить. Кто вы такой?

Искорка чувственности мелькнула в глазах Дэна, когда он перевел взгляд на губы девушки. Она взглянула на его густые темные ресницы, и неожиданно под его гневным взглядом у нее пересохло в горле и напряглись нервы. У Дэна изменилось настроение, она сразу почувствовала это. Он подошел к ней еще ближе.

— Вы сражаетесь за каждый дюйм, разделяющий нас, Рэд. Вас надо успокоить. — Скинув шляпу с ее головы, Дэн схватил девушку за волосы и откинул ее голову назад. Когда он посмотрел ей в глаза, стало совершенно ясно: он намеревался поцеловать ее.

— Нет! — прошептала Рэйчел. Она почувствовала в его движениях что-то грозное и поняла, что не сможет сопротивляться.

Он наклонился к ее лицу, губы коснулись ее губ. Сердце девушки чуть не выскочило из груди, по всему телу растеклось тепло. Она оттолкнула Дэна, встретив его гневный взгляд. Между ними пробежала искра борьбы. Рэйчел захватила глубина его черных глаз. Когда девушка сделала шаг назад, Дэн резко притянул ее к себе. Ее мягкие груди прижались к его широкой груди, бедра девушки уперлись в его крепкие ноги.

Дэн смотрел на Рэйчел сверху вниз и заметил, как расширились ее зрачки. Ну почему она так боится? Ведь она не боялась бродяг и беглых преступников, не побоялась индейцев. А сейчас она выглядела испуганной. Она боится его или собственной реакции? Действительно ли она миссис Элиас Джонсон? А если так, то он должен видеть только гнев в ее взгляде, однако в этих больших зеленых глазах было нечто иное. Если же она — Мэри Бентон… Ему вдруг захотелось выяснить это. Он жаждал ощутить вкус ее полных губ, жаждал знать, кто она — женщина, которую в Сан-Антонио ожидает муж, или — Мэри Бентон, незамужняя дочь Питера Бентона.

Дэн прижал девушку к себе, обвил руками ее стан и склонился над ней, не обращая внимания на ее протесты и кулаки, которыми она барабанила по его груди. Он снова прикоснулся к губам Рэйчел своим жаждущим ртом.

Желание жарким огнем бушевало в его теле, мужское естество напряглось и пульсировало. Густые ресницы Рэйчел опустились, когда Дэн припал к ее губам в поцелуе. Она пыталась отвернуться, но молодой человек крепко держал ее в объятиях.

Сердце Дэна громко стучало, губы Рэйчел были мягкими и теплыми. Он просунул язык ей в рот и посмотрел в глаза. Он хотел знать — девственница Рэйчел или замужняя женщина и мать? Честная или лгунья? Он хотел собственным существом ощутить ее вкус, ее губы, ее реакцию. Когда он вошел языком в жаркий рай ее рта, Рэйчел распахнула глаза, то был лишь краткий миг, но в ее взгляде безошибочно промелькнуло удивление.

Дэн смотрел на Рэйчел, затаив дыхание пораженный. Девушка лежала в его объятиях, закрыв глаза, она чуть сдвинулась, уступая ему, ее сопротивление исчезло. На мгновение она перестала бороться. Дэн ласкал голову Рэйчел нежными прикосновениями, потом наклонился и поцеловал в губы еще раз. Рэйчел тихо застонала. Стон был еле слышен, но Овертона охватил нестерпимый жар. Ее поцелуй ударял в голову, как крепкое бренди.

Тело девушки стало мягким, как будто растворилось в его теле. Нежный, сладчайший рот воспламенял Дэна. Ему казалось, будто кровь закипает в его жилах. Каждый ее поцелуй подобно мощному удару сокрушал Дэна. Нет, она не была замужем. Ее девственность была очевидной. Значит, она — Мэри Бентон, а вовсе не миссис Элиас Джонсон. Ее реакция на его ласки и поцелуи была реакцией девственницы. Первый взгляд Рэйчел, когда он поцеловал ее, был взглядом незамужней девушки. Значит, никакого другого мужчины у нее не было?!

Дэн поцеловал Рэйчел со всей страстью, накопившейся за эти дни терзаний. Его руки ласкали грудь девушки, ощупывали ставшие твердыми соски. Он просунул руку между ее ног, сожалея, что с мужской одеждой Рэйчел не так легко справиться. Он чуть отодвинулся, расстегнул на ней брюки, его рука скользнула дальше. Он ощутил теплую, нежную девичью кожу. Он вздрогнул, когда понял, что под брюками у нее ничего больше нет. Он затрепетал, когда его рука оказалась между ее обнаженными теперь ногами.

— Нет! Не трогайте меня.

Задыхаясь, Рэйчел отпрянула. У нее кружилась голова, губы пощипывало от поцелуев, сердце отчаянно билось, глаза горели. Рэйчел охватил лихорадочный жар, ей хотелось закрыть глаза и потянуться к нему, снова прижать его губы к своим.

Ее ужаснула та власть, которую он имел над ней. Рэйчел уступала ему, как цветок, который раскрывает лепестки навстречу лучам солнца. Дэн вторгся в их жизнь, она знала, что в нем таится опасность. Но вот сейчас он заставил ее страстно отвечать на его огненные поцелуи, хотя ей, как замужней женщине, полагалось бы благопристойно продолжать путь к мужу в Сан-Антонио.

— Я замужем! — пережитое потрясло Рэйчел, страх сменил гнев. Она размахнулась, чтобы ударить Дэна. Но он перехватил ее руку и взглянул на девушку пронзительными черными глазами.

— Ты хочешь любви. Каждая клеточка твоей души жаждет любви.

— Нет, я не стану изменять. Никогда, ни разу не изменяла, и сейчас сохраню верность.

Они долго смотрели друг на друга. Рэйчел чувствовала себя пойманной в сети его сильных рук, стройного тела, красивого лица. Его поцелуи пробуждали жаркое желание ощутить вновь прикосновение его губ к своим. Но она знала, что, возможно, целуется с врагом, способным уничтожить ее семью.

— Нет! — вскричала Рэйчел. Она вырвалась от Дэна и шагнула к кустам, росшим возле ручья, на ходу поправляя на себе одежду. Каждая секунда с ним, каждая миля, приближающая к Сан-Антонио, ставила отца во все более опасное положение.

Глядя вслед уходящей Рэйчел, Дэн ощущал, как его взбудораженные чувства постепенно стихают. Он поглядел на круглые, сочные ягодицы девушки. Нет, она не была замужней женщиной.

Если она девственна, значит, она — Мэри Бентон, а ее отец — Питер Бентон, находящийся в розыске за убийство сборщика налогов федерального правительства. Когда Дэн арестует Питера и увезет его, Джош и Абигейл останутся сиротами. Рэйчел недостаточно взрослая, чтобы ее назначили опекуном детей. А кто же Лисси? Этого Дэн не знал, но был убежден, что Рэйчел девственна. Это так же верно, как то, что он стоит на земле. Ни одна замужняя женщина не будет так испуганно реагировать на поцелуй. А потом она превратилась в страстную, жаждущую любви женщину. Подумав об этом, Дэн поежился, почувствовав напряжение восставшей плоти.

Дэн бросил взгляд в сторону фургона. Питер Бентон — Эб Кирни — был хорошим человеком. Человеком, потерявшим почти все из-за войны. До войны Дэну приходилось охотиться за людьми, совершившими злодеяние. Во время войны он занимался разведкой — собирал сведения для армии северян. Много раз он облачался в униформу конфедерата и пробирался в их ряды, чтобы раздобыть информацию и передать ее своему командованию. Он был в форме конфедерата, когда столкнулся с Лэйманом Маккиссаком на перекрестке Сабина. Но никогда он не способствовал тому, чтобы повесили хорошего человека. А Эба Кирни могли повесить за убийство Олвина Юбэнкса.

Дэн невольно сжал зубы, вспомнив Лютера Юбэнкса. Юбэнкс был неприятным, насмешливым и высокомерным человеком. Но на его стороне был закон, а Эб Кирни преступил его. Перестань дружить с этой семьей. Выполняй свой долг. Сопровождай семью до Сан-Антонио. Когда они окажутся в безопасности, арестуй Эба Кирни. За доставку арестованного положена обычная плата плюс десять тысяч долларов в качестве премиальных от властей штата. Дэн представил себе возвращение обратно, и эта картина ему не понравилась.

Он не мог отправиться в Миссисипи, ведь тогда придется ехать всем вместе. Пересекать Техас и Луизиану по пути в Миссисипи под неумолчный рев безутешной и разгневанной семьи было выше его сил.

В городе они будут в безопасности. А как же две женщины и двое детей смогут выжить? Дэн упер кулаки в бока и взглянул в сторону фургона. С другой стороны, он мог просто отвернуться и дать Эбу Кирни возможность уйти.

Этот план быстро пришел ему на ум и так же быстро был отброшен. В Форт-Уэрте он подал телеграмму в агентство Пинкертона, что напал на след Питера Бентона. Поэтому, если сейчас он откажется вести дело, то рано или поздно Пинкертон пришлет на его место другого человека, ибо Лютер Юбэнкс не таков, чтобы бросать начатое на полпути. Дэн вспомнил о бедственном положении бизнеса своего отца и подумал, что десять тысяч долларов премиальных могли бы поправить дела. Чертыхнувшись себе под нос, Дэн решил, что должен доставить Эба Кирни в Миссисипи.

Тут ему пришло на память смелое поведение Рэйчел в салуне, полном подвыпивших мужчин. Он ясно представил себе Джоша, сидящего в фургоне с большим пистолетом в детских ручонках. Поцелуи Рэйчел, невинные и сладкие, таили в себе обещания самой неистовой, страстной любви. Она была способна превратиться из яростной тигрицы в чувственную, истомленную любовью женщину. Ее тело отвечало его ласкающим рукам.

Девственница. Его мужское естество отреагировало на это слово, и он выругался. Дэн понимал, что у него нет выбора. Когда они прибудут в Сан-Антонио, Дэн арестует Эба Кирни по обвинению в убийстве.

Когда все было готово к продолжению путешествия, Рэйчел взяла Лисси на руки и отнесла в фургон. Солнце грело спину и плечи. Отец забрался в повозку, чтобы поспать, а Джош и Абигейл подсели поближе к Рэйчел. Абигейл держала на руках Лисси, ей в лицо дул легкий ветерок. Держа вожжи, Рэйчел поглядывала на ладную фигуру всадника, ехавшего впереди, и постоянно думала о пережитом волнении там, возле ручья.

У Рэйчел напрягался каждый нерв при этих воспоминаниях, перед ее мысленным взором витало лицо Дэна. Она до мельчайших деталей помнила его глаза, темно-карие за густыми ресницами. Помнила прикосновения его губ. При мысли о поцелуях горячая волна прошла по телу девушки. Она закрыла глаза, вспомнив, как его сильная рука сжимала ее грудь.

Поцелуи Роберта были так давно. Ей исполнилось тогда шестнадцать, ему было восемнадцать. Тогда он и вступил в армию конфедератов. Потом ушел воевать за южан, а во время Уайлдернесской кампании погиб в бою.

Поцелуи Роберта представлялись ей милыми, туманными воспоминаниями из далекого прошлого. Думая о решительных и дерзких поцелуях Дэна Овертона, о его руках на ее груди, о его языке, Рэйчел покрылась красными пятнами стыда и волнения.

Больше всего Рэйчел поражало то, что ей нравились его поцелуи, нравилось, что он обнимал ее, хотя она знала, что не должна допускать этого. Когда Роберта убили, Рэйчел безропотно согласилась на судьбу старой девы. Шла война, годы проходили один за другим. Рэйчел понимала, что никогда не выйдет замуж. Но тем не менее мысли об участи старой девы больно ранили душу Рэйчел. Она хотела, чтобы за ней ухаживали, хотела иметь мужа, дом, детей.

Рэйчел взглянула на золотистые волосы Лисси. В тот момент, когда ей вручили девочку, она подумала, что собственных детей у нее никогда не будет. Дэн Овертон перевернул все ее прежние представления, заставил хотеть мужской ласки, любви, детей.

Дэн хотел Рэйчел, и теперь ей следовало избегать оставаться с ним наедине, так как она не была уверена, что сможет противостоять его требованиям. Причина в том, что ей это нравилось, она отвечала страстью на его страсть, она хотела большего. Теперь же ей потребуется несравненно больше усилий, чтобы удержаться.

В середине дня Дэн оглядел местность и заметил в западной стороне ручей, вдоль которого тянулся перелесок. Рельеф этого места был неровным, виднелись холмы, на склонах которых кое-где росли дубы, что позволяло противнику устроить засаду. Дэн с тяжелым сердцем разведывал все закоулки в дубовой роще. Он мог поклясться, что услышал однажды звяканье лошадиной сбруи. Он не хотел понапрасну вызывать панику в семействе Кирни, но подозревал, что кто-то выследил их. Он услышал за спиной стук копыт, оглянулся. К нему подъехал Джош. Шляпа мальчика была сдвинула на затылок.

— Можно, я поеду впереди?

— Только не уезжай далеко, оставайся на виду и так, чтобы в любой момент вернуться обратно. Подъехав к кустам, осади лошадь и дождись меня.

— Да, сэр, хорошо, — ответил Джош. Он сделал большой круг и умчался далеко вперед.

Час спустя местность стала другой: каменистой, с глубокими оврагами. Впереди показалась низменность. Ивовая роща говорила о наличии ручья.

Дэн свистнул, Джош оглянулся, и Дэн помахал ему рукой. Джош тоже помахал в ответ и поскакал обратно. Потом мальчик решил сделать большой круг и при этом исчез из виду. Тут Дэн услышал фырканье лошади Джоша и отчаянный крик мальчика. По спине Дэна пробежали мурашки от страха за мальчугана, и он припустил галопом к тому месту, где Джош исчез из поля зрения. И достал кольт.