Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава двадцать вторая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2495
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава двадцать вторая

— Мы должны свести старые счеты Овертон. Подойди сюда.

Перед глазами Дэна предстал Уолкер Марленд с винтовкой в руках.

В голове Дэна пронеслись давние воспоминания. Соланж, дом у реки, Тимоти на руках матери. На коленях Дэна лежал револьвер, но руки он держал поднятыми вверх. Рэйчел быстро схватила винтовку.

Дэн соскочил на землю. Его охватила ярость, когда он смотрел на синюю униформу Марленд а, его широкие плечи и румяное лицо.

— Я знал, что ты в Сан-Антонио, — ответил Дэн, — и ожидал встречи, но не такой. Подкрасться и устроить засаду — это не по-мужски.

— Война научила меня убивать. И я знаю, как обращаться с убийцами.

— Ты отнял жизнь у Соланж и моего ребенка.

— Грязный выродок! Она не должна была рожать от тебя ребенка. Не должна была даже прикасаться к такому, как ты. Ты убил Томаса и Филипа.

— А вы втроем убили Соланж и Тимоти, — сказал Дэн. Воспоминания о пережитом вызвали острую боль в его душе.

— Она заслужила то, что с ней произошло, — зло ответил Марленд и чуть шевельнул винтовкой. — Мадам, я подозреваю, что в коляске есть револьвер или винтовка. Бросьте оружие вот сюда, на дорогу, чтобы ваш друг мог защищаться. У нас будет дуэль.

— Делай, как он говорит, Рэйчел, — распорядился Дэн, взглянув на нее. Рэйчел наклонилась и отбросила револьвер.

— Ну а теперь, мадам, — продолжил Уолкер, — берите вожжи и убирайтесь отсюда, нам надо решить наш давний конфликт. Поезжайте в город. Если он победит, то присоединится к вам. Не пытайтесь повернуть назад. Если попробуете выкинуть какой-нибудь фокус, я застрелю его на месте.

Рэйчел взяла в руки вожжи, вздернула подбородок и тронулась, оглянувшись на Дэна. Он понимал только одно: то, что делал Марленд, разлучало его с Рэйчел. Он не ожидал дуэли и не имел возможности дотянуться до револьвера. Рэйчел повернула коляску и поехала в направлении Сан-Антонио. Дэн посмотрел ей вслед. Он не сомневался, что Рэйчел решит вернуться. Но она в шелковом платье с нижней юбкой, в двуколке — все это задержит ее и помешает, а Марленд успеет ее заметить и выстрелит.

Марленд подождал, глядя вслед уезжавшей Рэйчел. Наступила тишина.

— Хочу убедиться, что твоя хорошенькая подружка не вернется.

— Не беспокойся, не вернется. Мы знакомы всего ничего.

Снова молчание. Дэн был уверен, что Марленд внимательно прислушивается, не возвращается ли коляска.

— Соланж не заслужила того, что вы трое сделали с ней. Когда коляска опрокинулась, моя жена сломала шею, — сообщил Дэн. Боковым Зрением он заметил лежащий револьвер. Он помнил, что в прежние времена Марленд был очень метким стрелком. Револьвер был слишком далеко от Дэна, одним рывком ему не схватить его.

— Соланж не должна была выходить за тебя замуж. Из-за этого ты убил Томаса и Филипа.

— Они первые взяли в руки оружие. Ведь их было двое, Марленд. Вообще удивительно, что ты решился выйти один против меня, — язвительно проговорил Дэн, не сводя с Марленда глаз. Потом чуть переменил позу, чтобы хоть на несколько дюймов приблизиться к револьверу.

— Я не боюсь тебя, — заявил Марленд. — Я пришел, чтобы расплатиться за то, что ты сделал с моими друзьями, что ты сделал с Соланж; женившись на ней. И за то, что ты работал на Пинкертона в эти годы. Я давно хотел написать ему письмо и спросить, знает ли он, что один из его агентов — убийца.

Дэн наклонил голову.

— Так чего же не написал?

— Да потому только что хотел лично отомстить тебе. Если бы я сообщил Пинкертону то, что знаю о тебе, уверен, тебя бы не судили. Будучи банкиром и сыном банкира, ты воспользовался бы поддержкой коллег, да и сам Пинкертон помог бы тебе. Такая сила против моих друзей — игра не на равных.

Марленд поднял винтовку.

— Ты умрешь здесь, и никто не узнает, почему, за что и кто это сделал.

— А как ты думаешь, что сделает Рэйчел, когда приедет в город?

— На этот раз сила на моей стороне. Я капитан кавалерии, имею прекрасный послужной список. А тебя никто не знает. Я наводил справки. Люди считают тебя бродягой, батраком местного фермера. Ходят слухи, что у этого фермера две симпатичные дочери. Не с одной ли из них ты катался?

— Да, ты прав. Тебе придется отрицать все, что она может рассказать. — Дэн подумал о Рэйчел. Она обязательно повернет назад: Он весь обратился в слух, напрягся, пытаясь уловить момент и напасть на Марленда. Он вспомнила об Эбе. Если Марленд убьет его, Дэна, то Эба никто не спасет.

— Она слышала, как я сказал, что будет дуэль. Я скажу, что вынужден был защищаться. Никаких свидетелей нет. — Он поднял винтовку. Дэн вздохнул. Выхода у него не было, револьвер лежал слишком далеко.

Вдруг послышалось шуршание шелка. Марленд обернулся.

— Какого дьявола?

Марленд повернулся и направил винтовку на пробирающуюся сквозь заросли Рэйчел.

— Нет! — Дэн смертельно испугался, что он потеряет и ее, как когда-то потерял Соланж. Дэн бросился вперед и ударил Марленда в тот момент, когда он выстрелил. Раздался еще один выстрел.

Оба упали, Марленд зарычал, когда Дэн подмял его под себя и ударил кулаком. На плече Марленда выступила кровь. Дэн встал выхватил винтовку из рук своего врага.

Увидев, что с Рэйчел все в порядке и она взяла его винтовку, Дэн почувствовал облегчение. Он перевел взгляд на Марленда, лежавшего перед ним на земле и зажимавшего рану.

— Садись на лошадь и убирайся отсюда, пока цел. Не вздумай попасться мне на глаза еще раз. Я натравлю на Тебя Пинкертона, и тогда тебя уже никто не спасет.

— Проклятый краснокожий выродок! — прижав к простреленному плечу скомканный китель, Марленд повернулся, забрался в седло и ускакал прочь.

Подождав, пока Марленд скроется из виду, Дэн наконец взглянул на Рэйчел. Она стояла в нескольких ярдах позади Овертона. Ее волосы растрепались, локоны расплелись и свисали по бокам, на щеке краснела ссадина. Юбка ее шикарного шелкового платья была испачкана и смята, рукав оторван. Дэн был в восторге от поведения девушки, хотя ее внешний вид его позабавил. Он с благодарностью взглянул на нее. Но его встретили глаза, в которых бушевала буря.

— Благодарю тебя, ты спасла мне жизнь, — проговорил он, осторожно приближаясь к ней.

— Ты совершил то же самое, что и мой отец, и ты намеревался привлечь его за это к суду! — В голосе Рэйчел звенела ярость, на щеках вспыхнули красные пятна.

— Рэйчел, эти подонки хладнокровно убили мою жену и сына, — серьезно сказал Дэн.

— Может быть и так, но ты ничем не отличаешься от моего отца, хотя и собирался привлечь его к ответственности.

— Во-первых, я не, сделал этого, а во-вторых, совершенное убийство тяжким грузом лежит на моей совести. Близко познакомившись с вами всеми, я хочу помочь твоему отцу скрыться, уйти от преследования. Но семья Олвина Юбэнкса не отступится.

— А что родственники тех, кого ты пристрелил?

— Это богатые люди, они занимают высокое положение в обществе. Но они плохие люди и не стали обращаться к правосудию.

— А Лютер Юбэнкс разве хороший?

— Конечно, нет, — терпеливо ответил Дэн. — Но ты спросила, почему эти люди ничего не предприняли. Отец одного из них постоянно устраивает пьяные драки, у него пять сыновей, все такие же, как он. У них вечно неприятности с полицией. Отец другого вскоре был убит на войне. — Под обвиняющим взглядом Рэйчел Дэна охватило чувство вины. Но в то же время он не мог не восхищаться этой смелой и решительной девушкой, которая должна быть освобождена от тревоги за отца и от агентов Пинкертона.

Дэн подошел к ней вплотную, взял из рук винтовку и обнял ее.

— Рэйчел, они убили Соланж и Тимоти из ненависти ко мне. Ни она, ни мальчик не сделали никому нечего дурного. Когда же я встретил их, они направили на меня оружие.

— Сколько же мне предстоит еще узнать о тебе?

— Никаких секретов от тебя у меня нет.

— Об этом ты мне не рассказывал, поэтому я не могу быть уверенной, что…

— Клянусь, я говорю тебе правду, Рэйчел, — твердо заявил Дэн. — А эта история давно терзала меня. Я жил до сих пор с чувством вины, хотя и считаю, что поступил правильно.

Рэйчел кивнула и внимательно посмотрела на него.

— У тебя кровь на лице. — Она кончиком пальца прикоснулась к щеке Дэна.

— Царапина. Ты спасла мне жизнь.

Рэйчел коротко кивнула. Дэн огляделся по сторонам.

— А где наша коляска?

— За поворотом. Но я решила не возвращаться по дороге, он тогда сразу же увидел бы меня.

— Пошли за коляской. — Дэн поднял оружие, и они двинулись по дороге.

Рэйчел была возбуждена. Ответы Дэна на ее вопросы показались ей вполне искренними, но девушку возмущало, что Дэн долгое время планировал арестовать ее отца, несмотря на то, что сам виновен в убийстве. И еще ее напугало столкновение с Марлендом. Ведь он мог убить Дэна. Все то время, что она продиралась сквозь заросли к Дэну, она готовила себя к стрельбе. Нервы Рэйчел были вконец измотаны этой внутренней борьбой и противоречивыми чувствами, вызываемыми в ней Дэном.

— А если он снова попытается напасть?

— Не думаю. Но риск, конечно, есть. Теперь он имеет свидетеля в твоем лице. Ему и так придется как-то объяснить происхождение огнестрельной раны. Его винтовка у меня. А это серьезная улика.

— Не говори таких вещей!

Они вышли к повороту, Дэн направился к коляске. Одну винтовку он положил под сиденье, из другой извлек стреляную гильзу. Револьвер сунул за пояс.

— Иди сюда, Рэйчел, — позвал он, взял ее за руку и отвел в сторону от дороги, за кусты.

— Дэн, кругом заросли, к тому же этот тип может вернуться! Куда мы идем?

— На полянку.

— Что ты делаешь? — спросила Рэйчел, когда увидела, что Дэн остановился на маленькой открытой площадке возле дуба. Над верхушками деревьев поднялась луна, большая и белая. Рэйчел смотрела, как Дэн расстелил на земле свою накидку. Сердце девушки учащенно забилось. Она уперла руки в бока.

— Так что же ты делаешь? — повторила она.

— Я должен отвезти тебя домой. Но выглядишь ты не как после приятно проведенного вечера. Надо придумать правдоподобное объяснение твоему растерзанному виду, — сказал Дэн, снимая рубашку. Он подошел к девушке и обнял ее.

Тепло его рук породило в Рэйчел желание, но гнев в ней все еще кипел.

— Я вовсе не в том настроении, чтобы расслабляться здесь. Твой Марленд может вернуться.

— Он не обнаружит нас там, где оставил. К тому же, он вообще не придет. Он ранен, истекает кровью, и он солдат. У него хватит ума обратиться к доктору, — сказал Дэн, наклонился и поцеловал Рэйчел.

— У меня нет настроения заниматься любовью. Ну как я вернусь в таком виде?

Дэн засмеялся добрым смехом, которого она никогда не слышала от него прежде. Этот смех подействовал на нее успокаивающе, как ласка.

— Милая моя, ты выглядишь так, будто тебя тащили волоком через болото, — Дэн начал расстегивать мелкие пуговки на лифе ее платья. — Рэйчел, дорогая моя, любимая, ты прекрасна, особенно сейчас, после того, как ты продиралась через лес, пытаясь спасти мне жизнь.

Он целовал ее лицо, шею, плечи, и постепенно Рэйчел успокоилась.

— Дэн, если я вернусь в таком виде, отец меня убьет, да и тебя тоже.

— Он знает, что я женюсь на тебе.

— Знает? — удивилась Рэйчел.

— Конечно. Сегодня я просил у него твоей руки, когда мы беседовали у ручья.

— Ты не говорил мне этого! Ты сказал только, что он не хочет уезжать из Техаса. Я и не знала, что вы о чем-то еще говорили.

Дэн расстегнул последнюю крошечную пуговку, снял с нее платье и потянулся к грудям девушки. Рэйчел вздохнула.

— И что он сказал по этому поводу?

— Сказал, что рад за нас обоих и не хочет, чтобы из-за него мы откладывали свадьбу, — ответил Дэн. Он взял руки Рэйчел в свои и поднес к губам. Его язык скользнул по ладоням девушки. Потом он поцеловал ее груди. В тот момент, когда Рэйчел ощутила горячее дыхание Дэна на своей коже, когда он провел языком по соску, она почувствовала волну наслаждения, и всякое желание сопротивляться сразу же пропало.

Зная, что борьба окончена и девушка капитулировала, Дэн самозабвенно ласкал ее, гладил и целовал. Он не хотел спешить, делал все медленно, ведь он не знал, когда им выдастся следующая возможность остаться наедине. Дэн вытащил шпильки из волос Рэйчел, и шелковый каскад волос рассыпался по плечам.

— Я сказал, что ты выглядишь так, будто только что выпала из коляски, но я ведь пошутил, моя милая. — Он провел рукой по ее волосам, вытряхнул еще несколько шпилек.

Он вспомнил тот момент, когда спиной почувствовал ее приближение. Она так рисковала!

— Ты явилась, как ангел с небес, ангел мести с винтовкой в руках, самый чудесный ангел на свете.

Дэн старался замедлить движения, хотя ему очень хотелось поскорее сорвать с нее все. Он хотел дать ей полное, неторопливое блаженство, время у них было. Дэн взял в ладони ее груди, нежно целовал соски и слушал ее прерывистое дыхание, страстные вздохи и стоны. Ее руки опустились к брюкам Дэна, она начала их расстегивать. Он остановился на мгновение и помог ей справиться с поясом.

Скоро они освободились от одежд. Серебристый лунный свет лился на ее прекрасные округлые формы и длинные ноги. Дэн всем сердцем стремился как можно скорее овладеть ею, но сдержался, впился поцелуем в ее губы и прижался к ней всем телом.

— Я не могу долго ждать, давай скорее поженимся, — хрипло прошептал он.

Рэйчел медленно открыла глаза, ее руки ласкали его бедра, пальцы сжали восставшую плоть. Дэн порывисто вздохнул.

— Любимая, мы нужны друг другу, нам не прожить без ночей любви. Рэйчел, я слишком долго был одинок. Ты отвечаешь на мою любовь и страсть. Я хочу сделать тебя счастливой.

Она закусила губу и откинула голову назад. Каштановые волосы каскадом рассыпались по плечам, и спине. Он уложил девушку на землю, встал рядом с ней на колени и осыпал ее всю поцелуями. Он прикасался к Рэйчел легко и нежно, его пальцы коснулись шелковистой поверхности венерина бугорка между ног девушки, ласкали чувствительную плоть, а Рэйчел при этом вскрикивала от острого наслаждения.

Дэн изо всех сил сдерживал свои ощущения, доводя Рэйчел до самого края. Он хотел слышать ее крики, стоны. Наконец он почувствовал, что не в состоянии больше терпеть. Ему казалось, что через мгновение он взорвется от запредельной потребности в ней. Тогда он проник между ног девушки. Рэйчел открыла глаза и посмотрела на Дэна. Он сжал ее пальцы.

— Когда ты ласкаешь меня, — прошептал он, — я не могу сдерживаться. — Он поцеловал уголок ее губ. — Я люблю тебя. Выходи за меня замуж, Рэйчел. Выходи скорее.

Она жаждала его любви, испытывала жадную потребность в нем. Страсть делала Рэйчел молчаливой. Ах, как сильно она нуждалась в нем! Сердце отчаянно билось от радости, когда она слышала, его слова любви, его уверения в том, что она ему нужна.

Луна осветила тело Дэна, когда он встал на колени между ног Рэйчел. Потом он лег на нее и начал медленно входить в ее лоно, наполняя собой и воспламеняя девушку.

Она подалась ему навстречу. Его губы прижались к ее полуоткрытому рту. Он поцеловал ее жадно и поспешно.

— Обними меня ногами, любимая, — прошептал он, входя в нее полностью.

По телу Рэйчел пробежала судорога экстаза, ее руки гладили спину Дэна, его крепкие ягодицы. Рэйчел была ослеплена экстазом. Сейчас вся энергия и мощь этого сильного мужчины была в ее власти. Пораженная охватившей ее страстью, Рэйчел бешено прижалась к нему, закричала от невыносимо острого блаженства. Она достигла пика ощущений, и в ее лоне взорвался сноп восторга.

— Рэйчел, любовь моя! — хрипло воскликнул Дэн. Она едва слышала это, так громко стучала кровь у нее в висках. Дэн содрогнулся, глубоко вошел в нее, и тогда она испытала непередаваемое блаженство, освободилась от вожделений, преследовавших ее во снах. Она поняла, что они уже навеки, до конца жизни обручены друг с другом узами любви.

Она ощутила на себе его тяжесть. Это было удивительно приятное чувство, она смаковала его, проводя руками по телу Дэна.

— А вдруг от нашей любви родится ребенок? — прошептала она.

Он повернул голову, не отпуская Рэйчел от себя.

— Я надеюсь на это, любовь моя. Тогда уж тебе придется выйти за мена замуж, не отвертишься.

Она прильнула к шее Овертона. В его глазах она видела откровенную, ничем не завуалированную любовь и желание. Даже сейчас, сразу после любви, когда он должен чувствовать себя удовлетворенным, он хотел ее. Она поняла, что их жажда друг друга не сравнима ни с чем.

Отодвинувшись, Рэйчел провела пальцами по его лицу и щетине на скулах.

— Нам пора домой.

— Разреши мне одеть тебя, — предложил он и взял в руки ее одежду.

Рэйчел засмеялась, откинулась назад, упершись локтями в землю, и смотрела, как он надевает на нее шелковое белье — подарок Абэйты.

Взгляд Дэна затуманился.

— Может быть, лучше я сама? — пробормотала Рэйчел садясь.

Он подтолкнул ее в плечо, и Рэйчел мягко откинулась обратно.

— Нет уж, я сделаю все сам.

Она тихо лежала, а Дэн поднял ее бедра, натянул белье.

Его рука коснулась живота Рэйчел, опустилась ниже, оказалась между ног. Рэйчел ахнула, а Дэн взял тонкую рубашечку и усадил девушку. Его руки скользнули по груди Рэйчел.

Она прикрыла глаза. Каждое прикосновение Дэна порождало в ней огонь желания. Рэйчел взяла его за руки.

— Дальше я сама оденусь, иначе мы никогда не уедем отсюда.

Он поцеловал ее в губы и помог ей встать. Удивительная, потрясающая женщина — и она принадлежит ему, Дэну!

Наконец Рэйчел подняла с земли свое когда-то красивое бирюзовое платье. Она осмотрела его в свете луны и подумала о доме.

— Дэн! Представь себе, как я буду выглядеть в этом платье: оно все грязное!

Дэн энергично встряхнул платье. Рэйчел любовалась худощавым обнаженным телом Овертона, крепким и мускулистым. Она вспомнила, как это тело только что прижимались к ней, покраснела при этом воспоминании и подумала, перестанет ли когда-нибудь удивляться тому, что этот уверенней в себе, жесткий мужчина любит ее.

Дэн обернулся и взглянул на Рэйчел. Она отступила и взяла платье.

— Подожди немного, — прошептала она. — Оденемся и поедем домой.

Не отрывая глаз от девушки, Дэн начал одеваться. Она повернулась к нему спиной и стала торопливо застегивать мелкие пуговички на лифе. Закончив, она обнаружила, что Дэн уже одет.

— Дэн, все мои шпильки исчезли!

— Но, милая моя, у тебя есть оправдание. Скажешь, что растеряла их, пробираясь сквозь чащу, чтобы прийти мне на помощь.

— А ведь так оно и было! Но ведь не могла я потерять все шпильки из прически.

— Что поделаешь, Рэйчел, ведь и платье твое…

— Моя замечательная нижняя юбка из конского волоса, сшитая на заказ специально для меня, потерялась!

— Как это?

— Я сняла ее, чтобы можно было пройти через колючие кусты и бурелом в лесу. Она где-нибудь там сейчас лежит. — Рэйчел беспомощно махнула рукой в сторону зарослей.

Он усмехнулся, подошел ближе, взял девушку на руки и улыбнулся. Рэйчел весело взвизгнула и обхватила его за шею.

— Слава Богу, что ты пожертвовала своей нижней юбкой, чтобы спасти мне жизнь! — Он засмеялся. — Как бы я хотел держать тебя здесь всю ночь и ни на шаг не отпускать от себя!

Он зашагал к коляске.

— Отпусти меня, я сама могу идти.

— Знаю, что можешь, и даже очень соблазнительно. Ты думаешь, я не любовался твоей очаровательной попкой всякий раз, когда ты дефилировала мимо меня?

— Как тебе не стыдно?

— Ведь ты все время ходила в брюках в обтяжку. А что мне оставалось делать? Не обращать внимания на самую обворожительную попочку по эту сторону Атлантики?

Она засмеялась и обняла его.

— Как приятно, когда ты обнимаешь меня, Рэйчел, — улыбнулся он.

— Возможно. — Рэйчел услышала обещание блаженства в этих словах Дэна и сделала строгое лицо.

Он тоже стал серьезным.

— Обещаю посвятить все свое время и энергию защите твоего отца и тому, чтобы заставить тебя передумать и выйти за меня замуж прямо теперь.

Рэйчел подняла на Дэна упрямые глаза. Он опустил ее на землю, взял за руку, и они пошли к коляске.

Подъехав к дому Абэйты, они остановились. Рэйчел прикоснулась к руке Дэна.

— Я скажу им все, как ты захочешь. Нет необходимости сообщать им подробности того, почему Уолкер Марленд охотится за тобой.

— Потом я все расскажу твоему отцу. Считаю, он должен знать. А пока сообщу, что этот человек хотел жениться на Соланж и теперь мстит за то, что ее мужем стал я, а не он. К тому же это правда.

— Вот и прекрасно. Отец полностью доверяет Абэйте, поэтому, что бы ты ни сказал ему, она тоже узнает.

— Она становится очень близким человеком для него, правда?

— Да, я рада этому. Отец изменился к лучшему.

— Вот как положительно влияет на людей пребывание на новых землях. Абэйта устраивает сегодня вечеринку?

Рэйчел подняла глаза.

— Да, смотри-ка, все окна освещены. Но мы с тобой хороши. У тебя исцарапано лицо, а обо мне вообще нечего говорить.

— Ты красива как никогда, — улыбнулся ей Дэн. — Ведь у нас есть оправдание. — Дэн выскочил из коляски, обошел вокруг и подал руку Рэйчел.

Как только дверь открылась и Абэйта их увидела, она ахнула и отступила на шаг.

— У вас все в порядке? — спросила она нахмурившись.

— Ну, сейчас-то все хорошо, но у нас были приключения, — быстро ответила Рэйчел.

— У меня собрались друзья. Пойдемте в библиотеку, это последняя комната по коридору, там и поговорим. Я позову отца.

Абэйта махнула рукой в направлении библиотеки. Дэн и Рэйчел поспешили туда.

— Я рад, что ты быстро все сказала, — похвалил Дэн. — Ты заметила, какой у нее был взгляд? Она решила, что это я привел тебя в такой вид.

— Так оно и есть, — довольным тоном ответила Рэйчел. Дэн улыбнулся.

Через минуту в комнату вошли Эб и Абэйта. Эб хмурился.

— Боже мой, Рэйчел, это был Маккиссак?

— Нет, — ответил Дэн и обнял Рэйчел за плечи. — Это был человек из моего прошлого, Уолкер Марленд. Он случайно увидел меня в городе и выследил.

И Дэн рассказал им о том, что произошло. Эб немного успокоился. Абэйта бросилась к Рэйчел и обняла ее.

— Милая моя, поднимайтесь наверх. Позвольте, я помогу вам переодеться. Мне хотелось бы познакомить вас с моими гостями, если вы не против.

— С моей внешностью едва ли можно что-то сделать, — проговорил Дэн, прикоснувшись к ссадине на лбу.

— Мы скажем, что на вас напали бандиты, — твердо предложила Абэйта. — Мы все хотим, чтобы вы приняли участие в вечеринке. Вы и Эб — самые красивые мужчины, посетившие Сан-Антонио за последнее время. Женщины будут в восторге от вас. Эб, я провожу мистера Овертона в комнату, где он сможет освежиться, и помогу Рэйчел. Потом мы вернемся в гостиную.

Абэйта взяла Рэйчел под руку, и девушка почувствовала глубокую благодарность этой женщине.

— Абэйта, мне очень неловко, что я погубила такое прекрасное платье и нижнюю юбку.

— О чем вы говорите?! Слава Богу, вы оба остались живы. А вы очень смелая женщина, Рэйчел, просто поразительно смелая!

— Я согласен, — признал Дэн и положил руку на плечо Рэйчел, когда они поднимались по лестнице. — Меня бы здесь не было, если бы Рэйчел не проявила чудеса самообладания и храбрости.

— А сейчас, мистер Овертон, — сказала Абэйта, когда они поднялись на верхнюю площадку, — вам вон в ту комнату налево.

Дэн прошел по коридору в указанном направлении, а Абэйта и Рэйчел уединились в спальне. Через минуту Абэйта расстелила на кровати шелковое зеленое платье и достала свежее белье.

— Давайте я помогу вам, дорогая, сделать прическу.

— Нет, благодарю, вы и так мне очень помогли. Я скоро спущусь, — ответила Рэйчел.

Когда она наконец привела себя в порядок, умылась и заколола волосы, она отворила дверь и увидела Дэна, который стоял в коридоре, опершись о стену, и ждал ее.

— Тебе незачем было меня ждать.

Он бросил взгляд на девушку, и в его глазах вспыхнуло желание. Он притянул Рэйчел к себе, увлек в свою комнату и закрыл дверь.

— Дэн, нам надо спускаться вниз…

— Ш-ш-ш, Рэйчел, я знаю, — прошептал он. — Поцелуй меня. — Он обнял ее за талию, послышался шелест шелка. Дэн поцеловал ее в губы крепким, страстным поцелуем, просунул язык сквозь ее губы, и девушка растаяла в его объятиях.

Наконец Рэйчел опомнилась и уперлась руками в его грудь, понимая, что они слишком увлеклись поцелуями. Он отпустил ее. Рэйчел почувствовала себя окруженной его любовью, потопленной его страстью, и в ее груди с новой силой пробудилась радость.

— Пойдем к гостям, — шепотом сказала она.

Дэн подал ей руку, и они спустились вниз. Абэйта заметила их на пороге гостиной, подошла, взяла каждого под руку и повела знакомить с гостями.

Рэйчел сразу увели от Дэна. Она стояла в компании нескольких женщин, обсуждавших последний спектакль в Казино-клубе. Она видела, как Дэн прошел через комнату с бокалом вина в руке. Они встретились взглядами, и Дэн подмигнул ей так, что никто, кроме нее, этого не заметил.

Расходились гости только после полуночи.

Прощаясь, Дэн сказал Рэйчел:

— Завтра мне надо заняться делами. Эб сказал, что вместе с вами на ферму поедут три человека, которых дает Абэйта. Я приеду к вам чуть позже.

Рэйчел кивнула, думая о том, что завтра возникнут все прежние проблемы.

— Сегодня, пока мы не выехали за город, было очень хорошо, — сказала она.

Дэн взял ее за подбородок.

— А потом?

— Потом тоже было чудесно, — прошептала Рэйчел, задохнувшись при воспоминании о том, как они занимались любовью.

— Я приеду завтра до захода солнца, или раньше, — пообещал Дэн и поцеловал девушку. Когда он отпустил ее, она открыла глаза и заметила, что он внимательно наблюдает за ней.

— Рэйчел, я мечтал о тебе слишком долго. Всю свою жизнь я ждал тебя.

Она прикоснулась рукой к его щеке.

— Я буду мечтать о тебе.

Он поцеловал ее ладонь, потом повернулся и зашагал к коляске. Через минуту он скрылся из виду.

Оставшись один, Дэн стал думать о Рэйчел и почувствовал неутолимое желание. Но ведь он всего лишь несколько часов назад занимался с ней любовью и был полностью удовлетворен. Тем не менее ненасытная жажда любви охватила его.

Он глубоко вздохнул и заставил себя думать о спасении Эба, о том, как отвлечь ищеек Пинкертона от преследования Кирни. Это был единственный путь жениться на Рэйчел.

Дэн повернул за угол и через несколько минут уже выехал на Плаза по дороге к платной конюшне. В глубокой задумчивости он проехал мимо открытых дверей салуна.

Оставив коляску в конюшне, он зашагал к отелю. Его револьвер был на поясе. В руках он нес две незаряженные винтовки.

Вокруг было темно и пустынно, из салуна доносились звуки музыки, а в двух кварталах впереди светились окна ресторана.

Вдруг послышался звон шпор. Он доносился издалека, но Дэн сразу узнал его и насторожился.

Овертон очень тихо шел по пыльной улице, прислушиваясь и внимательно глядя вокруг. Его рука автоматически скользнула к рукоятке револьвера.

До его слуха донесся короткий свист лассо, летящего по воздуху, и в тот же миг трос обмотал его, плотно прижав руки к бокам. Выронив незаряженные винтовки, он попытался освободиться от пут и вытащить револьвер, но тщетно. Из темноты вышли какие-то люди. Дэн с трудом попытался удержаться на ногах, но рухнул на землю.

Подошедший выхватил револьвер Дэна и ударил его сапогом по голове, потом по ребрам. Дэн в ярости пытался встать, сорвать опутавший его трос, чтобы освободить руки. Над ним возник Лэйман Маккиссак и изо всей силы ударил Дэна кулаком. Дэн снова упал, скрежеща зубами от нестерпимой боли.

Маккиссак ударил его в живот. Дэн еле сдержал крик боли, изловчился и набросился на Маккиссака. Но его схватили сильные руки.

— Свяжите его и посадите на лошадь, — приказал Маккиссак.

Сознавая, что сейчас решается все — его жизнь, любовь, будущее Рэйчел, он не прекращал борьбы. Ударил одного из нападавших, второго, но вскоре его руки и ноги оказались крепко связанными. Два человека закинули его на лошадь, и вся компания тронулась в путь. Один из людей Маккиссака постоянно держал Дэна под прицелом.

По его лицу текла кровь, было нестерпимо больно. И хотя со всех сторон его окружали вооруженные люди, он не переставал думать, как бы вырваться. И еще он думал о Рэйчел.

Как только они выбрались из города, Маккиссак натянул поводья и повернул лошадь.

— Сбросьте его.

Человек с винтовкой ударил Дэна прикладом и скинул на землю. Маккиссак спешился и подошел к Дэну.

— Ты, грязный выродок, — проговорил Лэйман, — получишь то, чего заслужил, — Он приблизился и добавил, понизив голос: — Один из моих людей видел тебя сегодня с Рэйчел. Но не ты займешь место ее умершего мужа. А вот мы завтра возьмем себе обеих хорошеньких женщин семьи Кирни. Завтра же.

Дэн в ярости рванулся к Лэйману, но только понапрасну поранил себе руки — он был надежно связан.

— Ты только не реви слишком громко, договорились, ублюдок? — усмехнулся Маккиссак. — Мы поступим с тобой так, как это делают краснокожие со своими врагами: оставим тебя связанным, пусть хищные птицы и койоты пожирают тебя живьем. — Он поднял руку, взял винтовку Дэна, украшенную заклепками.

— Вы, краснокожие дикари, любите разукрашенные винтовки. Ну что ж, я покажу ей это, когда она будет моей. И расскажу, как ты умирал.

Усмехнувшись, он повернулся и вскочил на лошадь, предварительно привязав к седлу конец веревки, которой был связан Дэн.

— Отправляемся на прогулку, вонючий янки, — объявил Лэйман. Он подстегнул лошадь и рванул с места, а Дэна поволокло сзади.

Его тело подбрасывало на ухабах, кочках, пнях. Кактусы и острые камни впивались ему в кожу, песок забивал рот и нос.

Боль шла волнами. Маккиссак нарочно пустил лошадь галопом. Дэну казалось, что суставы вот-вот вывернутся. Его мотало по камням так, что вскоре он потерял сознание, но потом, к сожалению, сознание вернулось, а с ним и страшная боль.

В голове Дэна стояла полная тьма. Он пришел в себя только тогда, когда на него вылили ведро холодной воды. Болело все. Казалось, спину жгли огнем. Дэн оказался голым, сидящим на корточках и крепко привязанным к земле. Запястья и щиколотки были стянуты так туго, что окне мог пошевелиться.

На него вылили еще одно ведро воды. Дэн закашлялся.

Один его глаз заплыл, другой тоже открывался лишь наполовину.

— Вот так, — проговорил Маккиссак. — Я хочу оставить тебя здесь живым. А мы уезжаем, краснокожий. Полагаю, сначала птицы выклюют тебе глаза. Ну, а потом настанет черед койотов. Ты для них — лакомый кусочек. Думаю, ты проживешь еще один, может быть два дня. — Он достал нож. — По тебе струится кровь, но, боюсь, этого недостаточно, чтобы привлечь внимание диких животных. — Он полоснул ножом по коленям Дэна. Боль резанула молнией, сознание сразу помутилось.

Маккиссак засмеялся и присел рядом с Дэном.

— Вот теперь кровь привлечет их. Я бы перерезал тебе глотку, но это было бы слишком милосердно, ты умер бы чересчур быстро. Солнце взойдет через два часа. Здесь будет хорошо, тепло, вода у тебя есть — вот она, в миске. Но тебе будет не дотянуться до нее. Можешь вертеть головой, смотреть на воду, если, конечно, будет чем. Помни, вода лишь в нескольких дюймах от тебя. И подумай о том, как мне будет хорошо в постели с милашкой Рэйчел.

Лэйман сел на лошадь.

— Поехали, ребята! Прощай, выродок.

Всадники умчались, наступила тишина, окутанная страшной, невыносимой болью. Дэн то впадал в беспамятство, то приходил в себя.

Один раз он открыл глаза — был день. В следующий раз — сумерки. Он увидел больших темных птиц, которые кружили в небе над его головой. Он рванулся, но веревки лишь натянулись и врезались в руки.

Солнце стояло в зените. Дэн молился, чтобы судьба лишила его сознания. Он услышал птичий крик и заметил приближающегося стервятника. Попытался крикнуть, чтобы отпугнуть птицу, но из его горла вырвался лишь тихий сиплый шепот.

Снова беспамятство. Дэн пошевелился и ощутил острую боль на щеке. Над ним стоял стервятник.

Дэн закричал, заскрежетал зубами. Гриф улетел, сделал несколько кругов над привязанным человеком и снова опустился неподалеку. Дэн проследил глазами полет птицы, а когда повернул голову в другую сторону, увидел шесть больших диких индюков. Они молча стояли в нескольких ярдах от головы Дэна и ждали.

Сколько еще времени он сможет отпугивать птиц? Солнце немилосердно пекло, ослепляя Дэна и обжигая его измученное тело. В горле саднило от жажды. Он перевел взгляд на миску с водой и сжал кулаки. Рядом с лицом опустилась птица. Дэн снова попробовал кричать.

Больше всего он боялся теперь потерять сознание. Он понял, что тогда его заклюют птицы. Но сознание уходило, несмотря на его старания.

Очнулся он от острой боли. Открыл глаза и увидел стервятника у себя на груди. Птица клевала его в лицо, совсем рядом с глазами. Дэн издал тихий сиплый крик, попытался наклониться вперед и схватить птицу зубами. Но она отлетела на несколько футов и снова стала ждать.

Дэн услышал шуршание камней. Кто-то приближался. Стервятники вспорхнули, по лицу Дэна проплыли их длинные тени. Он попытался обернуться. Над ним стоял человек. Дэн поднял голову.