Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава вторая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2617
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава вторая

У Рэйчел выхватили из рук винчестер, она почувствовала рядом чье-то дыхание. Ее держали очень крепко, так что не вырваться. «Надо предупредить домашних!» — подумала Рэйчел. Ее охватила паника.

— Ничего плохого я вам не сделаю, — прошептал мужчина ей на ухо. — Не кричите. Я пришел помочь вам.

Можно ли было ему верить?! Бороться бессмысленно. Рэйчел бросила попытки освободиться из рук мужчины.

— Не кричите, — повторил он и разжал руки, но не отдал ей винчестер.

Рэйчел было страшно. Она повернулась к незнакомцу.

— Чего вы хотите?

— Я видел вас и вашу семью в Форт-Уэрте.

Да, это был тот самый человек, который стоял у стены, незнакомец в черном. Сейчас он был в нескольких дюймах от Рэйчел. Чего же он хотел на самом деле?

— Отдайте мне винчестер.

Рэйчел была рассержена. Она не доверяла этому человек. У нее все еще дрожали колени от борьбы с ним.

Мужчина отдал винчестер девушке. Рэйчел отступила на шаг и направила ствол в его сторону.

— Одинокий фургон в этих местах — недопустимый риск. Сегодня за вами была погоня. Я предлагаю свою помощь. Меня зовут Дэн Овертон.

Сердце Рэйчел учащенно билось. Нет, она не верила словам этого человека.

— Так помощь не предлагают! — резко проговорила Рэйчел. Она была одновременно напугана и разгневана поведением Овертона. — Если у вас добрые намерения, почему вы не предложили помощь днем, когда мы могли бы рассмотреть вас?

— Не хотел, чтобы меня видели преследователи. Они разбили лагерь в трех милях позади вас и ждут.

— Три мили — немалое расстояние, — недоверчиво заметила Рэйчел. Ведь этот человек стоял рядом с фургоном, когда бандиты из салуна напали на отца и привязали его к колесу. Он был в салуне, когда она, Рэйчел, спасала Абигейл. И вот теперь он здесь. Что-то слишком часто он оказывался там же, где они. Кто он? Бродяга? Шпион? Беглый преступник? Его имя, Дэн Овертон, ни о чем не говорит ей.

— Мадам, ваше семейство слишком рискует, путешествуя в одиночку. Если вы вернетесь на почтовую станцию и подождете попутчиков, у вас будет хоть какая-то защита:

— Мистер, мы вполне можем обойтись и без вашей помощи. Я не знаю ваших намерений, поэтому поезжайте своей дорогой. Нам не нужна ваша помощь.

Почему же не просыпаются отец и Джош? Рэйчел говорила в полный голос, надеясь, что они услышат ее и приготовят оружие.

— Там, позади, шесть человек. Они были в «Красном медведе». Они знают здесь каждый камень и, должен вам сказать, с ними лучше не встречаться.

— Ну что ж, придется рисковать. Благодарю за предостережение. А теперь — уходите!

— По-прежнему не доверяете, да? Рэйчел подняла винтовку.

— Мы можем похоронить вас здесь, и никто никогда не узнает, что тут произошло.

— Эй, мистер, — послышался из фургона голос отца. Эб выглянул, держа в руках револьвер. — Делайте то, что она говорит.

Дэн Овертон кивнул в знак согласия.

— Если я вам понадоблюсь, выстрелите два раза подряд. В этих равнинных местах звук выстрела разносится очень далеко.

— Спасибо за предупреждение, — ответила девушка. Она почувствовала облегчение, когда увидела, что незнакомец удаляется. Нет, Рэйчел не могла ему доверять. С какой стати он так неожиданно возник тут среди ночи? Зачем он пошел следом за ней в салун?

Холодок страха пробежал по ее спине. Незнакомец обернулся, взглянул на Рэйчел, и сердце девушки забилось учащенно. Лицо Дэна, выступающие скулы, угловатые черты — все говорило о крутом нраве, такой человек не остановится ни перед каким препятствием, добьется своего любой ценой. Рэйчел вспомнила его оценивающий взгляд, наглый и одобрительный. Под этим взглядом Рэйчел почувствовала себя раздетой. Может быть, он занимается охотой за людьми? На самом ли деле в трех милях отсюда расположились преследователи? Или он выдумал эту опасность в качестве повода путешествовать вместе с ними? Овертон растворился в ночи. Куда же он направился? А может быть, он стоит в нескольких ярдах от нее сейчас, стоит и слушает?

Подошел отец, держа револьвер наготове.

— Я слышал, как ты с ним разговаривала.

— Он сказал, те люди из салуна остановились на ночь в трех милях позади нас, они преследуют нас.

— Тогда, может, позволить ему ехать с нами, Рэйчел? Ведь он один. Ему тоже нужны попутчики.

— Я не доверяю ему. Он ведет себя не как человек, которому можно верить. Хороший человек не станет нападать среди ночи.

— Наверное, ты права. А теперь пора двигаться дальше, — Эб Кирни взглянул на небо. — Сейчас два часа. Если поедем медленно, темнота не страшна.

— Если поедем, то не услышим шума преследования. Да и дорогу плохо видно, — возразила Рэйчел. Ее страх не улетучился, она не могла отогнать образ Дэна Овертона. Ведь в первые несколько секунд после его нападения Рэйчел оказалась совершенно беспомощной, и сейчас она снова переживала свой промах. Нет, нельзя ехать во тьме, ведь в этом случае они не заметят приближения преследователей. Теперь опасностей стало не меньше, а больше. Там, на Миссисипи, ей не приходилось решать так много вопросов сразу, тогда их жизнь была спокойнее. Рэйчел молила Бога, чтобы теперь ей не наделать ошибок.

— Нам и не надо следить за дорогой. Этому научила меня война: я умею определять путь по звездам в ночной темноте.

— Давай подождем рассвета.

— Тебе надо хоть немного поспать, Рэйчел. Ты спи, а я покараулю.

— Но мне совсем не хочется спать. Я разбужу тебя, когда устану.

Отец кивнул и ушел в фургон. Рэйчел села и уставилась во тьму. Ее терзало чувство тревоги. Как же так — она не услышала ни звука, когда к ней приблизился Дэн Овертон и схватил сзади. Единственное, что насторожило ее — тихое ржание лошади. Действительно ли за ними едут шестеро громил из салуна? Джош стреляет плохо. Абигейл отказывается брать в руки оружие. У отца неверная рука, он может промахнуться. Нет, им не справиться с шестью бандитами. Неужели они станут преследовать их до Сан-Антонио? Измученная своими нелегкими мыслями, Рэйчел прислонилась спиной к колесу фургона, положив винчестер на колени. Она продолжала нервно всматриваться в ночь, черневшую вокруг.

С первыми признаками рассвета они тронулись в путь. Вскоре небо стало розовым, потом поголубело, на горизонте взошло солнце. Вдоль равнины на востоке тянулись деревья, в других направлениях — однообразный равнинный пейзаж, клочки травы да волны жара, поднимавшегося от земли.

Отец правил лошадьми, Рэйчел сидела рядом и внимательно наблюдала за дорогой. Потом она перебралась в заднюю часть фургона и снова огляделась. У нее не проходило ощущение, что Овертон где-то неподалеку. Но как он сумел спрятаться на такой плоской местности?

— Что ты высматриваешь? — спросила ее Абигейл.

— Ночью к нам хотел присоединиться один человек. Он сказал, что нас подстерегает опасность.

— Какой человек? И какая опасность? — удивленно спросила Абигейл.

Рэйчел взглянула на нее. Абигейл была на шесть лет младше Рэйчел, поэтому старшая сестра считала себя ответственной за безопасность младшей.

— Он сказал, что залами следом едут люди.

— Люди из салуна? — в голубых глазах Абигейл вспыхнул ужас. — Рэйчел, мне страшно. Ведь мы тут одни. Неужели во всех городах живут такие бандиты, как в последнем?

— Нет. Я уверена, что и в последнем приличные жители, просто нам попались не те. К тому же мы остановились возле салуна, в следующий раз поставим фургон в другом месте, подальше от кабаков. Дождемся попутной повозки, одни не поедем.

Спокойный, деловитый тон Рэйчел успокоил тревоги Абигейл. Иногда младшая сестра вела себя совсем как ребенок.

Рэйчел выглянула из фургона. Высокая трава, вереница деревьев на горизонте — вот все, что она увидела. Там, за деревьями, быть может, прячется Дэн Овертон, сидит на лошади и следит за ней, Рэйчел. Девушка вспомнила свои ощущения, когда его руки обнимали ее, и закусила нижнюю губу. Вспомнила, как прижималось к ней его сильное тело, и это воспоминание взволновало ее. Она всмотрелась в дорогу. Если он где-то там — а Рэйчел не сомневалась, что он поблизости, — то он прекрасно умеет оставаться незаметным. Но для чего?

В конце дня Рэйчел села верхом на запасную лошадь и проехалась вдоль дороги. Она не нашла следов преследователей. Так значит, Овертон сказал неправду? Он охотится за папой! Рэйчел повернула лошадь и галопом поскакала назад к фургону.

В тот вечер они остановились на ночлег в лощине, в тени ив. Ручья здесь не оказалось, поэтому им пришлось пользоваться водой, которую они везли с собой.

Рэйчел сидела возле фургона и смотрела в огонь. Может ли папа охранять их ночью? На ужин они ели пойманного отцом кролика. Жаркое получилось на славу, почти как поросятина, которой они лакомились дома. Вдруг Рэйчел услышала шорох и обернулась: из тени вышел отец.

— Иди поспи, Рэйчел, — сказал хриплым шепотом отец. — Ты, верно, измучилась.

— Благодарю, папа, — кивнула она и забралась в фургон. Достав спальный мешок, Рэйчел расстелила его позади фургона. Отец остался по другую сторону, возле костра. Если кто-нибудь подберется с южной или восточной стороны, то проснется Рэйчел. Если же преследователи подойдут с севера или запада — их увидит отец. Через минуту девушка удобно вытянулась на одеяле, расслабилась. Над ее головой миллионы звезд сияли на безоблачном черном небе. Она заснула.

— Рэйчел! Рэйчел!

Хриплый голос отца мгновенно вывел девушку из дремотного состояния. Она заморгала, и тревога сжала ее сердце. Быстро вскочив, Рэйчел схватила револьвер. Ржание лошадей и мужские голоса звучали все ближе. Рэйчел охватила паника.

Отец шагнул вперед, направив винтовку в темноту. Слишком поздно Рэйчел сообразила, что им надо было загасить костер, который так явно обнаруживал их в ночи. Она отошла в сторону. Крепко держа кольт в руке, она встряхнула головой, чтобы волосы не мешали ей. С сильно бьющимся сердцем Рэйчел глядела на приближающихся людей.

Подъехали шесть человек. Рэйчел сосредоточила внимание на главаре. Высокий, светловолосый, он был одним из тех, кого она видела в салуне. Девушка решила, что именно по его инициативе бандиты связали отца и мучили Абигейл. Голубые глаза блондина остановились на Рэйчел. Она прочла в его взгляде удовлетворение, уверенность в себе и насмешку.

— Добрый вечер, мадам, — проговорил он с издевкой.

— Всем стоять на месте! — скомандовала Рэйчел. Ее страх сменился гневом, точно так же, как в тот момент, когда она увидела связанного отца. Самоуверенность этого наглеца лишь подливала масла в огонь ярости девушки. — У отца винтовка, у брата револьвер, у сестры тоже.

Негодяй ухмыльнулся и вскинул вверх руки.

— Мы — мирные люди. Мы просто захотели к вам присоединиться. Я подстрелил оленя, освежевал его и вот решил поделиться с вами. Меня зовут Лэйман Маккиссак, мадам, я из Сан-Антонио. Хозяин ранчо «Серкл Эм».

— Мы поужинали совсем недавно. Забирайте своих людей и поезжайте своей дорогой. — С этими словами Рэйчел сжала револьвер и направила его в грудь блондина.

— Мы не сделаем вам ничего плохого, так что прошу не горячиться. Женское общество было бы нам весьма кстати.

— Моя сестра насмотрелась на вас и ваших друзей еще в салуне. А я — замужняя женщина. У меня ребенок на руках. Меня зовут миссис Элиас Джонсон, — заявила Рэйчел, назвавшись именем соседки. Ей было трудно держать в руках тяжелый револьвер. — А теперь убирайтесь отсюда.

— Ну конечно, маленькая леди, — усмехнулся голубоглазый блондин. — Но должен сказать, что подстреленный олень очень вкусный. Кроме того, вам совершенно необходима защита. Ведь вы здесь совсем одни. Никого вокруг нет, — подчеркнул он. — Команчи и другие индейские племена свободно разгуливают по этим местам. Они снимают скальпы с мужчин и мальчиков, а женщин забирают к себе.

— Еще слово — и я стреляю, — перебила его Рэйчел. — Убирайтесь немедленно!

Никто не сдвинулся с места. Девушка почувствовала, как от страха у нее на лбу выступил пот. Нет, с шестерыми ей не справиться. Допустим, она застрелит Маккиссака, отец — еще одного. А что с остальными?

— Ладно, как вам будет угодно. Мы уходим, — Маккиссак галантно поднес руку к шляпе. — Но мы еще встретимся.

Он подмигнул Рэйчел и исчез в ночной тьме. Банда направилась к северу, в ту сторону, откуда ехала Рэйчел с семейством. Посмотрев им вслед, девушка облегченно вздохнула. От напряжения у нее дрожали руки. Она подозревала, что это были не пустые слова: бандиты вернутся.

Находящийся в нескольких ярдах Дэн Овертон опустил винтовку и тоже поглядел вслед уезжающим. Он обратил внимание, что они поскакали на север, а не на юг. Тогда он понял: они намерены вернуться. Им нужны женщины. А женщины Кирни достаточно миловидны, чтобы привлечь мужчин.

Дэн перевел взгляд на фургон Кирни и на женщину, которая назвала себя миссис Джонсон. Рэйчел Кирни Джонсон. Или ее зовут Мэри Бентон? И существует ли на самом деле Элиас Джонсон? У Дэна перехватило дыхание, когда он взглянул на Рэйчел, на каскад ее огненно-рыжих волос, ниспадавших на плечи; мужская одежда, плотно обтягивая тело, только подчеркивала стройность фигуры.

У Дэна разыгралось воображение, мужское естество в нем напряглось, когда он мысленно содрал с Рэйчел эти грубые одежды. Миссис Джонсон! Если это ее настоящее имя, то Дэн пошел по ложному следу. У маленькой девочки такие же рыжие кудряшки, и когда они были в городе, Дэн слышал, как девочка называла Рэйчел мамой.

Дэн пожирал глазами Рэйчел, его взгляд скользил по ее длинным, стройным ногам. Он вытер пот со лба, переменил позу. Этот Лэйман Маккиссак видел в девушке то же самое: роскошные волосы, высокую грудь, вздымающую ткань рубашки, бедра под тканью рабочих брюк. Женственность Рэйчел — вызов всякому мужчине. Дэн вспомнил, как она прицелилась и выстрелила в канат, на котором висело колесо со светильниками. Тогда он заметил выступивший у нее на лбу пот. Да, она, конечно, была напугана, но тем не менее тщательно и неторопливо прицеливалась — именно так ведут себя опытные бойцы. Настоящая женщина! Дэн не отрывал от нее глаз, замечал каждый изгиб ее тела.

«Ты слишком долго живешь без женщины, — думал Дэн. — В ближайшем городе найди себе женщину и охлади свой пыл. Только так можно позабыть миссис Джонсон, только так можно спокойно и хладнокровно разобраться в этом деле».

Миссис Джонсон. Ее облик совсем не соответствует тому описанию, которое ему дали. Но все остальное подходит. Семейство Кирни не смогло бы уехать дальше Форт-Уэрта, если бы не ребенок. Он, Дэн, арестовал бы Эба Кирни уже на вторую ночь после того, как обнаружил его. Но ведь о ребенке никто не упоминал. А Юбэнкс совершенно ясно сказал, что Кирни сопровождают две незамужние женщины.

Дэн вспомнил, как он сидел в просторной конторе Лютера Юбэнкса в Виксбурге. Правительственный налоговый инспектор очень не понравился Дэну. Восстановление Хозяйства не менее хлопотное дело, чем война. Юбэнкс был очень влиятельным человеком в Виксбурге, и Дэн не знал, кому на пользу вся эта возня — самому Юбэнксу или правительству Соединенных Штатов. Но, сидя в глубоком кожаном кресле по другую сторону большого дубового стола и глядя прямо в карие глаза Юбэнкса, он чувствовал: Лютер Юбэнкс жаждет мести.

— Они в пути два дня. Мы отправились на поиски моего брата. Они закопали тело неглубоко. Потом сорвались с места и удрали, — рассказывал Юбэнкс, непрестанно теребя черные усы.

Что же произошло на самом деле, когда брата Лютера убили? Некоторые чиновники в южных штатах были весьма неразборчивы в средствах достижения своих целей, а спровоцировать ярость в человеке — дело нетрудное. У Питера Бентона был дом, сын, две дочери, которых он должен был защитить от посягательств.

— Во время войны Питер Бентон был ранен, — продолжал Юбэнкс. — Он говорит хриплым шепотом. У него две дочери и сын. Одной дочери двадцать два года. Да, я все знаю об этом упрямце Бентоне. У меня есть несколько акров земли неподалеку от Грин-Арбор, там же находится участок Бентона. Я не хочу обращаться за помощью к судебному исполнителю правительства, у него и так хватает работы. А в фирме Пинкертона сказали, что вы можете поймать Бентона и привезти его сюда. — Юбэнкс наклонился вперед, в его глазах читался смертный приговор Бентону. — Кроме того, что вы получите от фирмы, я заплачу вам премиальные — десять тысяч долларов, если Бентона повесят. Я ненавижу этого человека, и хочу, чтобы вы привели его живым. Мне надо посмотреть ему в глаза.

Невзирая на неприязнь, которую испытал Дэн при разговоре с Юбэнксом, его не могла не волновать перспектива получения десяти тысяч. Ведь это целое состояние!

— Расскажите мне еще что-нибудь о Питере Бентоне. Опишите его.

— Этот мерзавец и убийца уклонялся от налогов…

— Меня интересует, как он выглядит, — нетерпеливо перебил его Дэн.

— Высокий, широкоплечий, шрамы на горле и на руках, светлые волосы, голубые глаза. Это змея, Смертельно опасная змея, а не человек.

Дэн сидел и слушал сердитый голос Юбэнкса. Да, Юбэнкс и Бентон могли быть заклятыми врагами. Или испытывать ревность и зависть друг к другу. Юбэнкс прошел нелегкий путь от крестьянского труда на клочке земли до владения большой конторой в городе Виксбурге. Но если Эб Кирни был Питером Бентоном, если он убил человека, то он непременно должен быть схвачен, доставлен обратно в Виксбург и отдан под суд. Если будет доказана его вина, его повесят.

Дэн с минуту вглядывался в темноту, но ничего не видел, погрузившись в воспоминания. На мгновение он испытал глубокое чувство вины, но тут же выбросил это из головы, не желая копаться в темном прошлом.

Он посмотрел на женщину, назвавшуюся миссис Джонсон. На вид ей можно было дать лет девятнадцать, ее младшая сестра выглядела на шестнадцать, но каков был истинный возраст женщин, точно он не мог сказать. Что касается маленькой девочки, то у нее были такие же рыжие волосы, как и у миссис Джонсон. Вот эта часть головоломки не вписывалась в общую картину. В противном случае высокий, худощавый мужчина, который был в фургоне, уже ехал бы обратно в Виксбург, чтобы предстать перед судом по обвинению в убийстве.

Девочка заснула на руках женщины. Дэн вспомнил, как эта женщина не торопясь прицеливалась в канат там, в салуне; вспомнил, как она сжимала винтовку и на ее пальце сверкнуло простое обручальное кольцо. Дэна она восхищала: смелая, решительная, хотя и чертовски упрямая. Если она и есть та самая Бентон из Виксбурга, то она скрывается, пытаясь спасти от правосудия своего отца. Да, вне сомнения, она виновна в укрывательстве.

Дэн припомнил, как храбро она вела себя, встретившись в прерии с бандитами. Он был готов встать на ее защиту, но ей не требовалась его помощь. Он усмехнулся: он должен арестовать Эба Кирни, а не влюбляться в его дочь, не мечтать о ней. Эта роскошная копна золотистых волос — Дэн представил себе, как погружает руки в ее локоны, наслаждается их мягкостью. Он опустил взгляд ниже — мягкие, теплые изгибы ее тела…

Дэн бросил взгляд на тлеющий костер: она ничего не смыслит в жизни в прерии на пограничной территории. Им ни в коем случае нельзя ехать на юг в одиночестве. А дежурить по ночам должны двое, а не один человек, чтобы держать под контролем все направления. Дэн рассердился сам на себя — он не должен подчиняться гипнозу ее больших зеленых глаз и длинных ног.

Когда Рэйчел исчезла в фургоне с девочкой на руках, Дэн посмотрел на север. Те шестеро обязательно вернутся, это был лишь вопрос времени. У Дэна непроизвольно сжались кулаки: как ему хотелось хорошенько врезать Маккиссаку, ведь он — настоящий бандит и в достижении своей цели не остановится ни перед чем.

Из фургона вышла женщина и стала встряхивать одеяло, потом затоптала огонь в костре и забросала угли землей. Дэн представил себе, как ее локоны разметались по этому одеялу, и глубоко вздохнул. Чтобы не сойти с ума, надо думать о чем-нибудь другом!

Когда Дэн выбрался из лощины, он заприметил одинокое дерево на вершине холма. Кирни совсем не умели разбивать лагерь и правильно выбирать место для стоянки. В случае нападения они не продержались бы и нескольких минут. В дневное время в лощине было прохладно, там была тень, вот почему они выбрали именно это место. Но тут было очень опасно. Разбивать лагерь надо на возвышенности, где есть хороший обзор во все стороны и куда никто не может подобраться незаметно. Надо держаться подальше от низины с протекающим ручьем, привлекающим людей и животных.

Дэн прислонился к дереву и внимательно оглядел горизонт во всех направлениях. Он положил винтовку на колени и сосредоточился на южной стороне дороги.

Маккиссак и его люди не станут разводить костер, их не заметишь ночью, пока они не подойдут близко. Никаких признаков гостей он не заметил и почувствовал облегчение. Но облегчение было мимолетным. Они вернутся. Маккиссак сказал, что он из Сан-Антонио. Если он едет домой, ему надо двигаться на юг, а он вместо этого скачет на север. Когда он появится? Нынче ночью? Или завтра? Дэн не сомневался, что бандиты вернутся в ночное время, и заберут с собой женщин, старика убьют, а детей продадут.

Как только на небосводе начали блекнуть звезды, семейство Кирни тронулось в путь. Сколько Дэн ни всматривался в линию горизонта, он не смог заприметить Маккиссака и его людей.

Час спустя он уже был в седле и неторопливо ехал вдоль ряда тополей, сохраняя значительное расстояние между собой и фургоном. В небе полыхало жаркое солнце, дорога уходила на запад, все дальше от ручья.

Дэн не хотел находиться слишком далеко от фургона и выбрался на открытое место. Теперь миссис Джонсон заметит его, но это больше не беспокоило Дэна. Был ли Эб Кирни тем, кого разыскивает полиция? Был ли он убийцей? Это казалось неправдоподобным. Вспомнить хотя бы, как Маккиссак без труда избил Кирни там, в Форт-Уэрте, и привязал к колесу фургона. Дэн нахмурился. Нет, Кирни отнюдь не был похож на человека, способного на убийство. Тогда, возле салуна, Дэн был готов прийти на выручку, но не хотел привлекать к себе внимания, поэтому выжидал. К тому же он был уверен: те люди не причинят девушке вреда.

Когда Дэн пошел следом за ними в салун, из фургона выскочил мальчик и побежал в лавку за миссис Джонсон, тогда Дэн решил подождать и посмотреть, что произойдет дальше.

Впоследствии Кирни оказался совершенно неспособным защитить свою дочь. Но по своему военному опыту Дэн знал, что даже человек, утративший силу духа, может в минуту отчаяния собраться и совершить невозможное.

Дэн поудобнее устроился в седле. Во время войны он научился дремать, сидя верхом на лошади. И сейчас настал подходящий момент немного поспать.

Подремав, он сразу вспомнил, где находится и что делает. Впереди на расстоянии мили поднималось облачко пыли от фургона Кирни, сзади он увидел еще одно облачко — то были те шестеро во главе с Лэйманом Маккиссаком.

Они не мчались галопом, они не спешили, ожидая наступления ночной тьмы. От фургона их отделяло мили две. Дэн поглядел в бинокль на фургон. Что-то изменилось. Вглядевшись, он понял, что именно: запасной лошади сзади не было.

Окинув взглядом прерию, Дэн заметил одинокого всадника: знакомая шляпа, стройная фигура. Что она задумала, черт подери? Если те шестеро поймают Рэйчел — ей конец.

— Ну погоди!

Он убрал бинокль в футляр и подстегнул лошадь. Упрямая ведьма! Почему она направилась в сторону Маккиссака? Дэн поскакал галопом.