Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава восемнадцатая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2759
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава восемнадцатая

Рэйчел жарила мясо. Когда подошел отец, она взяла его тарелку.

— Вот, папа. Мясо готово.

— Рэйчел, у меня есть кое-какие дела в городе. Я думаю, что печка, которую я заказал, уже готова.

— Это замечательно! Мне так надоело готовить на костре!

— Я уеду через час. Кто хочет со мной?

— Я. Надо купить кое-чего для кухни. Возьмем с собой Лисси.

Она знала, что Дэн еще не ел, и поискала его глазами. Через несколько минут отец отставил пустую тарелку.

— Спасибо, Рэйчел. Едем через час.

Он ушел. Накануне ночью, после работы, отец смеялся. Она не слышала его смеха уже многие годы.

Подняв глаза, она увидела Дэна. Она постоянно ощущала его присутствие. Теперь она стала задумываться о своем внешнем виде. Рэйчел понимала, что не могла выглядеть особенно привлекательной в мужской одежде, но, судя по взглядам Дэна, ему было безразлично, как она одета.

— Доброе утро, — спокойно проговорил он.

— Доброе утро, — ответила девушка и улыбнулась. Взяла чистую тарелку и положила ему еду.

Когда Дэн брал тарелку из рук Рэйчел, их пальцы соприкоснулись. Несмотря на порез на лице, Дэн выглядел очень красивым. У Рэйчел участился пульс, но не из-за внешности Овертона. От него исходила мощная энергия. Девушке казалось, что он проникает ей в мысли.

Дэн взял тарелку и отошел в сторону.

Когда все поели, Рэйчел собралась мыть посуду. Подняв глаза, она увидела, что Дэн идет в ее сторону. Девушка сжала губы — она решила ни в коем случае не показывать ему, как он на нее действует. Ведь скоро он исчезнет из ее жизни, поэтому не надо к нему привязываться. Рэйчел не намеревалась вздыхать по Дэну, как Абигейл по Уиллу.

Глядя на него, она подумала, что он, вероятно, привык, что женщины всегда подчиняются его воле и тают под лучами его обаяния. Она тоже уступила ему вчера, глупо и опрометчиво. Рэйчел чувствовала себя обиженной — ведь Дэн совершенно явно не собирался жениться на ней, не любил ее и не предлагал ничего конкретного.

— Спасибо за завтрак, — проговорил он глуховато.

— На здоровье, — Рэйчел опустила глаза. Ее рука коснулась руки Дэна.

— Куда отнести этот чан?

— К ручью, я буду там мыть посуду.

— Я отнесу.

— Благодарю, — ответила девушка и обратилась к брату: — Джош, пойдем со мной, я подстригу тебя.

— Ну, Рэйчел… — запротестовал Джош и нахмурился.

— Стрижка может и подождать. Мне надо поговорить с тобой, Рэйчел, — поддержал мальчика Дэн.

— Мы можем поговорить, пока я стригу Джоша, — ответила девушка, встревоженная яростным взглядом Дэна.

Он шагнул вперед и преградил ей дорогу, когда Джош скрылся из виду.

— Я хочу поговорить с тобой наедине. Слабая улыбка коснулась ее губ.

— Я не желаю обсуждать с тобой наше решение остаться здесь, хватит уже. Ведь ты не член моей семьи.

— Да, Это так, но я хочу остановить тебя, чтобы ты не ходила босиком по гнезду гремучих змей. — Он поставил чан на землю. — Кроме того, мне хотелось бы видеться с тобой, быть с тобой как можно чаще, и наедине.

— А мне кажется, что нам с тобой следует разговаривать на людях. Дай пройти!

Дэн шумно вздохнул, атмосфера накалилась.

— Черта с два я уйду, пока ты не согласишься поговорить со мной.

Рэйчел шагнула в сторону, чтобы обойти его, но Дэн остановил ее, схватив за талию. Его терпение иссякло, он хотел ее здесь и сейчас. Прижав девушку к стенке фургона, он навалился на нее всем телом. Губы Дэна нашли губы Рэйчел, поцелуй положил конец всем пререканиям. Но его язык не мог проникнуть сквозь ее сжатые зубы.

Рэйчел боролась, а это еще больше распаляло молодого человека, тем более что она бешено крутила бедрами, стараясь вырваться. Потом тихо застонала, ее губы раскрылись, и язык Дэна проник ей в рот. Она сдавалась, уступала ему и дрожала всем телом, ее руки оказались у него на шее.

Дэн начал ласкать ее грудь, кровь стучала у него в висках. Он хотел взять ее быстро и жестко прямо здесь же, но понимал, что их могут увидеть. Рэйчел отдавалась ему со всей присущей ей пылкостью.

Возвращая ему поцелуй, она обвила его шею руками. Дэн чуть отодвинулся.

— Когда подстрижешь Джоша, подожди меня у ручья:

— Я не могу сегодня, — пробормотала Рэйчел, открывая глаза. В ее взгляде сквозила страсть. Куда-то улетучилось небрежное равнодушие, с которым она относилась к Дэну все утро. Она была готова к любви, и эта мысль еще больше возбудила Дэна. — Я уезжаю с отцом в город.

— Черт возьми, ну тогда увидимся, когда вернешься.

— Тогда надо будет готовить еду.

— А завтра?

— Хорошо, завтра, после обеда, — тихо согласилась Рэйчел.

Дэн держал ее голову в руках и смотрел ей в глаза.

— Многое я отдал бы за то, чтобы узнать твои мысли. Что ты чувствуешь, Рэйчел?

Он проговорил это сквозь зубы. У Рэйчел екнуло сердце. Дэн выглядел сердитым, его черные глаза горели. Рэйчел молила Бога, чтобы он не догадался об обуревавших ее чувствах, он не должен знать, что она истерзана любовью к нему. Она мучительно, отчаянно хотела Дэна, жаждала его поцелуев, его объятий. Но как глупо, что она отдалась ему! С каждой встречей она все больше привязывается к нему, и тем больнее ей будет переживать разлуку, когда он бросит ее и уедет.

— Меня ждет Джош, мне пора идти.

— Помни, ты обещала прийти ко мне завтра после полудня.

— Я приду, потому что не буду особенно занята. Лисси и Аби будут спать.

Он прикоснулся пальцами к ее щеке. Она повернула голову и поцеловала его руку.

— Хотел бы я… — начал Дэн.

У Рэйчел перехватило дыхание. Она ждала, но Овертон не договорил, не произнес слов, которых Рэйчел ждала с замирающим сердцем.

— Джош не станет слишком долго ждать меня, а подстричь его надо. — Она повернулась и ушла, стараясь заглушить в себе бурю чувств, подавить свои дикие желания, не думать об оглушительном восторге, который она испытала вчера, который они испытали вместе. Рэйчел мысленно представила себе его крепкое мускулистое тело. Она глубоко вздохнула, провела рукой по лицу, вытирая пот.

Она взяла ножницы, полотенце и поспешила к ручью. Через несколько минут она увидела, что Джош плещется в воде. Потом он вышел и сел на пенек.

— Когда я вырасту, никогда не буду стричься, — мрачно заявил он.

— Надеюсь, длинные волосы не помешают тебе ходить. Но тогда это будет уже не моя забота — найдется какая-нибудь девушка, ради которой ты подстрижешься.

— Нет, ни за что! Я не стану унижаться из-за какой-то девчонки! А что случилось с Аби? Она что, влюбилась в Уилла?

— Может быть. Спроси у нее.

— Она ведет себя как поросенок, которого ударила молния. Смотрит в небо и, похоже, ничего вокруг себя не замечает. С ней бессмысленно о чем-либо говорить. Зачем же Уилл интересуется девушкой, которая ведет себя так по-дурацки?

— Когда вырастешь — поймешь.

— А у нее это пройдет?

— Пока Уилл здесь, наверное, не пройдет, но не вздумай пытаться прогнать его.

— Мне нравится Уилл! Я просто не могу понять, почему ему хочется разговаривать с человеком, который ничего не понимает? Ведь я-то никогда так глупо себя не веду.

— Как ты уверен в себе!

— Уверен, но ведь и ты тоже так глупо себя не ведешь. Хотя ты ведь уже довольно старая.

— Спасибо тебе, дорогой братец, — сухо сказала Рэйчел.

— Ну что такого я сказал? Джеймс говорил, когда девушке больше двадцати одного года, а она все еще не замужем, то она называется старой девой. У него есть тетя, старая дева, она живет вместе с ними. Так он говорит, от нее запах, как от засохших цветов, поэтому она все время обмахивается веером.

— А сколько же ей лет? — спросила Рэйчел с любопытством, стараясь припомнить тетю Джеймса Хопкинсона.

— Думаю, она действительно старая. Ей около тридцати.

— Бедняжка.

— А вообще-то я рад, что ты старая дева и не ведешь себя так глупо, как Аби. Думаю, она и сама не понимает, что при таком идиотском поведении ей не удастся заставить Уилла жениться на ней.

— Ты так считаешь?

— Да. Пока сам не станет таким же дурачком, как она. Как ты полагаешь, Лисси, когда вырастет, тоже будет такой?

— Я уверена, что когда-нибудь, когда ты вырастешь, то будешь вести себя точно так же глупо, как Аби.

— Нет, никогда!

— Ну конечно, если ты отрастишь такие длинные волосы, которые будут путаться у тебя под ногами, и ты будешь все время ворчать, то ни одна девушка не захочет водить с тобой дружбу.

— Ничего подобного, волосы у меня вовсе не будут волочиться по земле и путаться под ногами, но я не понимаю, почему их надо обрезать под корень. Вот в чем вопрос.

— Сиди, пожалуйста, смирно, а то я могу ткнуть тебя ножницами.

— Если Аби выйдет замуж за Уилла Мердока, она уедет от нас или нет?

Рэйчел задумалась, Джош и Абигейл очень близки, и понятно, что мальчик боится потерять сестру.

— Не знаю, Джош. Вероятнее всего, да. Но не сейчас, когда Уилл работает на отца. Думаю, еще не время тревожиться по этому поводу, потому что Уилл — первый кавалер у Аби. Они могут и не пожениться вовсе. А ты, когда вырастешь, тоже уедешь куда-нибудь.

— А зачем мне уезжать?

— Ну… у тебя будет жена…

— Нет, я никогда не женюсь!

— Ты только так говоришь. Ну вот, — она отступила на шаг и смахнула волосы с его плеч. — Не так уж плохо получилось.

— Это для тебя неплохо! — Джош вскочил и убежал.

Рэйчел улыбнулась ему вслед. Его фигурка исчезла за деревьями, потом мелькнула среди работников.

Девушка посмотрела на то место, где лежала вчера с Дэном. И где будет лежать завтра. У нее быстрее забилось сердце.

Рэйчел вздохнула, взяла ножницы и вернулась к фургону, чтобы переодеться для поездки в город и переодеть Лисси. Она надела сине-желтое платье и сделала себе высокую прическу.

Эб и Абигейл тоже забрались в фургон. Отец выглядел удивительно нарядным в белой полотняной рубахе. Он никогда прежде не носил ее.

— Папа, ты шикарно выглядишь! — сказала Рэйчел. Она подумала, что отец с каждый днем преображается. Загорел на солнце, волосы выгорели, пропал угрюмый, загнанный взгляд.

— Я тоже считаю, что ты похорошел, папа! — подтвердила Абигейл.

— Благодарю. Сегодня я еду в город вместе со своими очаровательными дамами!

Рэйчел удивленно взглянула на отца. Веселое, шутливое настроение давно перестало быть свойственным отцу. Неужели Техас так быстро преобразил его? Рэйчел пожала плечами, решив, что хотя бы ради этого стоило бороться и рисковать.

Они развернулись и направили фургон на восток. Рэйчел обернулась: возле штабеля досок стоял обнаженный по пояс Дэн и смотрел им вслед. Она помахала ему рукой, он ответил тем же.

— Отец, у нас хватит денег на ткань для нового платья? — спросила Абигейл: — Мы в прошлый раз купили материал, но было бы так хорошо, если бы можно было сшить еще одно платье.

— Посмотрим, сколько стоит ткань. Вообще-то деньги кончаются. Надо купить семян, печку, молотки и гвозди.

— Можно еще купить мешок муки, — сказала Рэйчел. Но думала она не о муке, а о своей завтрашней встрече с Дэном.

По дороге девушки весело распевали песенки. Когда въехали в город, отец свернул на незнакомую улицу.

— Отец, куда это мы едем? Разве Плаза не к востоку?

— Эта улица называется Ист-стрит. Мы всего лишь в нескольких кварталах от Плаза и Мэйн-Плаза. — Отец посмотрел по сторонам и остановился. К великому удивлению Рэйчел, он передал ей вожжи и соскочил вниз.

— Идите в магазин. Скажите Метцгеру, что я скоро зайду и расплачусь.

— А ты куда? — спросила заинтригованная Рэйчел.

— Хочу зайти к Абэйте Галвез. А ты поезжай. Встретимся через час.

Рэйчел оглянулась на солидный дом из самана, окруженный высокой стеной, увитой бугенвиллеей. Над стеной высились пальмы. Сквозь чугунные ворота виднелась резная деревянная дверь. Судя по всему, Абэйта Галвез была довольно состоятельной женщиной.

Рэйчел поняла, что отец ждет, пока она уедет. Она щелкнула вожжами, и фургон покатил по улице.

— Рэйчел, папа ухаживает за этой женщиной? — удивленно спросила Абигейл.

— Наверное, да, — ответила Рэйчел. Ее тоже поразило поведение отца. Она оглянулась назад — отец уже скрылся во дворе дома.

— А что будет, если он женится на ней?

— Ну, это маловероятно. Мы живем далеко от города, а она — здесь. Наверное, он просто решил зайти к ней.

— Какой у нее красивый дом! А зачем же ей выходить замуж за отца?

— Аби!

— Я вовсе не хотела сказать, что наш отец недостаточно привлекательный. Он очень хороший, но он бедный, у него большая семья, и живет он на пограничных землях, где жить небезопасно. Если бы у меня был такой замечательный дом, то я не захотела бы принимать ухаживания мужчины, который увез бы меня в какую-то глушь.

— Правда? — насмешливо спросила Рэйчел, удивленная рассуждениями Абигейл. — А как же Уилл? Ведь он намерен жить как раз в такой глуши.

— Ну, я-то уже привыкла. Но если бы у меня был такой Домик, как у миссис Галвез, то я бы ни за что не уехала отсюда.

— Но, может быть, общество отца настолько приятно ей, что этот вопрос ее просто-напросто не волнует, — проговорила Рэйчел, подумав при этом, что было бы замечательно, если бы Дэн согласился поселиться здесь. Но нет, он не захочет. Мысль о том, что у отца возник роман, удивила ее, но удивила приятно.

Фургон завернул направо, и спустя минуту они оказались на Плаза. Рэйчел остановила повозку в тени большого дерева.

— Девочки, пошли! Пройдемся и посмотрим, что тут есть интересного.

— Хотелось бы начать с кондитерской, — предложила Абигейл.

Следующие полчаса они провели в лавках и магазинах на Мэйн-Плаза, потом зашли к Метцгеру. Разглядывая витрину, Аби вдруг потянула Рэйчел за рукав.

— Погляди-ка на отца, Рэйчел! — прошептала она.

На улице рядом с магазином стояли отец и миссис Галвез. Отец над чем-то смеялся. У Рэйчел потеплело на душе при виде этого, потому что отец выглядел счастливым.

— Аби, похоже, отец счастлив.

— Но ведь он слишком старый, чтобы влюбляться!

— В этом нет ничего плохого, — заявила Рэйчел. Отец и Абэйта входили в этот момент в лавку, колокольчик у двери звякнул. — Я думаю, это прекрасно, Аби. Впервые после войны отец в хорошем, радостном настроении.

Отец обернулся к дочерям, Рэйчел помахала ему рукой. Он что-то сказал миссис Галвез, и они направились к девушкам.

— Добрый день, — поздоровалась Абэйта и склонилась к Лисси. — Я кое-что принесла тебе. — Она повернулась к Эбу, в руках у которого был сверток из красного шелка. Абэйта вручила сверток девочке, у которой при этом вспыхнули глазки.

— Это мне? — спросила она и перевела взгляд с Рэйчел на отца.

— Да, тебе. Подарок от миссис Галвез.

Лисси развернула шелк, ткань упала на пол, а в руках девочки оказалась китайская фарфоровая кукла с черными волосами.

— Ой, как красиво! — воскликнула Рэйчел и опустилась на колени возле Лисси. У малышки было очень мало игрушек из-за войны. Единственная кукла была тряпочной, ее когда-то давно сделала мать Лисси.

— Мой ребеночек, — сказала Лисси и прижала куклу к себе.

— Очень красивая. — Рэйчел подняла глаза на Абэйту, которая казалась довольной.

— Это кукла моей дочери. Теперь она замужем, вот я и решила, что надо отдать игрушку этой малышке.

— Лисси, что надо сказать? — спросила Рэйчел. Девочка пригладила черные волосы куклы и взглянула на Абэйту.

— Благодарю вас, — и снова прижала куклу к себе.

— Это очень мило с вашей стороны, — сказала Рэйчел, поднимаясь с колен.

— Эб говорит, ему нравится Техас. Надеюсь, вам все здесь нравится.

— Да, нравится, — быстро ответила Абигейл. — Теперь я рада, что мы приехали сюда.

Они поговорили несколько минут, потом отец подозвал к себе Рэйчел.

— Я сказал Абэйте, что мы отвезем ее домой на обратном пути. Пойду поговорю с мистером Метцгером.

— Отец… — Аби с тоской посмотрела на отрез розового шелка.

— Не покупайте никакой ткани, — заявила Абэйта. — Зайдем ко мне. Моя дочь Рианна оставила у меня все свои платья, когда вышла замуж. Среди них наверняка найдется подходящее для каждой из вас. Эти платья дочери все равно больше не нужны.

— Это очень любезно с вашей стороны, миссис Галвез, но мне в самом деле необязательно иметь новое платье там, где мы сейчас живем, — сказала Рэйчел.

Абэйта внимательно посмотрела на девушку, ее черные глаза смотрели так же невозмутимо, как часто смотрел на нее Дэн.

— В скором времени я приглашу вас на бал, и тогда вам потребуется новое платье.

Они двинулись к дверям, а отец в это время оплачивал счета. Потом мужчины загрузили печь в фургон, все сели и поехали. Возле дома Абэйты повозка остановилась, миссис Галвез пригласила всех в дом.

Дверь открыл слуга. Рэйчел еще помнила, как выглядит приличный дом, — ей приходилось бывать в таких перед войной. Но с тех пор прошло много лет, и теперь она с тоской рассматривала резную мебель, бронзовые статуэтки, красивые масляные лампы. Рэйчел вспоминала изящные хрустальные и фарфоровые безделушки на столике матери, красивую посуду, которой было много в доме до войны и которая безвозвратно погибла.

— Эб, вы не будете против, если я уведу девочек наверх? Лисси, пойдешь с нами?

— Нет, мадам, — покачала головой Лисси. — Я останусь здесь с Пич.

— Ты назвала свою куклу Пич?

— Да, мадам, — ответила Лисси. Она снова улыбнулась и стала укачивать куклу.

— Ладно. Пойдемте, девушки.

Абэйта повела Рэйчел и Аби наверх по винтовой лестнице. Они оказались в большой спальне. Стены были белые, посередине стояла кровать, украшенная резьбой; а над ней на высоких колонках — полог ярко-красного цвета. Такими же яркими были шторы на окнах и покрывало на кровати. Красный цвет резко контрастировал с белыми стенами.

Абэйта раскрыла дверцы большого шкафа из красного дерева.

— Возьмите себе по платью. Надеюсь, вы сможете выбрать себе что-нибудь подходящее. У моей дочери фигура вроде ваших.

Аби ахнула от представившейся возможности примерить такие красивые наряды. Она достала из шкафа розовое шелковое платье.

— Вот это! Оно прекрасно! — мечтательно проговорила девушка.

Рэйчел завороженно смотрела на платье. Прошло уже много лет, как они не носили шелка. Она прикоснулась к платью и взглянула на Абэйту.

— Но ведь мы не можем…

— Можете, конечно, можете! — засмеялась Абэйта. — Если бы вы знали, сколько у Рианны платьев. Выбирайте, что вам понравится.

Рэйчел посмотрела на яркие туалеты, висевшие перед ней в шкафу. Два платья из муслина, розовое и бледно-голубое. Темно-зеленое. Она подумала о Дэне, и ей захотелось явиться к нему в таком платье. Она подняла его и приложила к себе.

Полчаса спустя девушки закончили с выбором. Абэйта аккуратно сложила наряды и завернула их в старое пикейное одеяло. Служанка отнесла сверток в фургон. Когда все спустились вниз, Аби порывисто обняла Абэйту.

— Большое вам спасибо, вы поразительно щедры. И Рианне тоже спасибо!

— Не стоит благодарности, — ответила Абэйта. — Аби, скажите отцу, что мы сейчас придем. Я хочу поговорить с Рэйчел.

Аби удивленно взглянула на нее, кивнула и вышла. Абэйта закрыла за ней дверь и обернулась к Рэйчел.

— Мы с вами почти не знакомы, я веду себя бесцеремонно, но скажу прямо: мне очень нравится ваш отец. Он прекрасный человек, а это значит, что и дочери у него хорошие.

Рэйчел озадаченно ждала продолжения разговора.

— Если бы я была равнодушна к вашему отцу, я бы помалкивала и не лезла в чужие дела, но это не так, он мне не безразличен. Должна сказать, что я живу в этих краях уже давно и знаю, кто такой Лэйман Маккиссак. Если бы он захотел свататься к моей дочери, я бы не допустила этого. У меня есть слуга, семья которого владела небольшим поместьем за городом. Но Маккиссак решил заполучить этот участок себе. Он предложил за него копейки и ему, естественно, отказали. После этого он приехал туда ночью вместе со своими головорезами. Двух дочерей увел с собой, а дом и все строения сжег дотла.

— А власти на что? — потрясенно спросила Рэйчел.

— Это было во время войны, а тогда трудно было найти людей для пресечения насилия. Лэйман Маккиссак — могущественный человек, на него работает множество людей. Теперь он стал более осторожным, остерегается техасских рейнджеров. Про него ходили слухи, что он скупил земли тех, кто покинул эти места. Но в данном случае это был не просто слух. Жена владельца того поместья работала у меня, поэтому я все знаю из первых рук. Они продали землю Маккиссаку, чтобы тот вернул девочек. Они обе оказались беременными. Я рассказываю вам это для того, — Абэйта придвинулась ближе, — чтобы вы поняли, какому риску подвергаетесь. Это дьявол, настоящий дьявол. О нем давно ходят страшные слухи. Я предложила вашему отцу нанять побольше людей, чтобы противостоять Маккиссаку. Но Эб — гордый человек, и он не согласился. Вам не справиться с Маккиссаком.

— Я не собираюсь разрешать Маккиссаку ухаживать за мной. Отец тоже против. В данный момент Маккиссак ждет, потому что я сказала ему, что мой муж Элиас Джонсон может появиться в любой момент.

— Рэйчел, — мягко сказала Абэйта, — ваш отец рассказал мне, что никакого Элиаса Джонсона не существует в природе. Он вообще все мне рассказал.

Рэйчел ошеломленно смотрела на женщину. Но та тихо рассмеялась и взяла девушку за руку.

— Я знаю, вы очень беспокоитесь за отца, на вас лежит большая ответственность. Но теперь он начинает брать на себя все больше хлопот, разве не так?

— Да, так.

— Не тревожьтесь, мне можно доверять.

— Я и не думала, что нельзя! Просто я поражена.

— Ваш отец и я, мы очень близки и это хорошо.

— Да, хорошо, — промолвила Рэйчел. Ее совершенно сразило, что Абэйта сумела так резко и быстро преобразить отца.

Улыбка сошла с лица Абэйты, она серьезно посмотрела на Рэйчел.

— Это только вопрос времени. Очень скоро сеньор Маккиссак предъявит вам ультиматум. А после начнутся беды. Я предлагала вашему отцу на время поселить вас, Абигейл и Лисси у меня, пока он не наберет побольше людей для охраны фермы. Джошу тоже было бы лучше находиться здесь.

— Нет, мы не можем бросить отца одного, но большое спасибо вам за предложение.

Темные глаза Абэйты внимательно смотрели на девушку.

— Если вы настаиваете на том, чтобы остаться там, тогда помогите мне уговорить его, чтобы я прислала своих людей в помощь. Согласитесь хотя бы на это!

— Благодарю вас! — Рэйчел обняла Абэйту так же порывисто, как и Абигейл. — Вы такая добрая!

— А у вас прекрасный отец.

— Я тоже так думаю, — улыбнулась девушка в ответ и они вместе вышли в гостиную.

Слуга подал им печенье и горячий кофе, а для Лисси — яблочный сок. Они покинули этот гостеприимный дом только к концу дня. Когда все уселись в фургон, отец еще прощался с Абэйтой и целовал ее в щеку.

Фургон тронулся, Эб наклонился и помахал Абэйте рукой на прощание. По дороге домой он подпевал девушкам, а Рэйчел постоянно держала на коленях заряженную винтовку, внимательно глядя по сторонам, понимая, как они уязвимы в случае нападения.

На следующее утро она мельком увидела Дэна, когда подавала всем завтрак. Передавая ей свою пустую тарелку, он подмигнул девушке.

— После обеда — не забыла?

— Не забыла, — тихо ответила Рэйчел, надеясь, что голос не выдаст ее желания. Она видела, как Дэн ушел широкими шагами, с повязкой на волосах и с револьвером на боку. Она знала, что, приступая к работе, он снимет рубашку и что за несколько дней работы его кожа приобретет оттенок тикового дерева.

Одетая в зеленое муслиновое платье, Рэйчел решила расплести косу. Она отправилась искать Аби, чтобы та помогла ей сделать высокую прическу.

— Интересно ты выглядишь — в платье и с распущенными волосами! — не преминула прокомментировать Абигейл. Она разрезала кукурузные початки и бросала их в большую кастрюлю.

— Поможешь мне причесаться, когда закончишь?

— Хорошо, — согласилась Аби и вытерла руки о передник. — Я прямо сейчас могу. — Она накрыла кастрюлю крышкой.

Они устроились в тени фургона. Аби расчесала волосы Рэйчел щеткой и подняла локоны с боков наверх.

— Ты знаешь, Рэйчел, Уилл Мердок поговаривает о том, чтобы построить дом рядом с нашим.

— Это почему же?

— Я точно не знаю, — Аби многозначительно вздохнула. — Но надеюсь, что он собирается жениться на мне.

Рэйчел удивленно взглянула на сестру.

— Ты очень хочешь этого?

— Да, хочу. Уилл — самый лучший человек из всех, кого я только знала. Мне хотелось бы быть с ним.

— Аби, но ты вообще почти не знаешь мужчин.

— Когда встречается тот, что надо, — сразу это понимаешь.

Рэйчел промолчала, мысленно соглашаясь с Абигейл, ведь в отношении Дэна дело обстояло именно так.

— Отец не может платить Уиллу и Оскару больше, чем сейчас. Он кормит их и дает Им кров, они получат свою долю, когда продадут скот. Кроме того, будущей весной они получат телят. Уилл считает, что для него эти условия — неплохое начало. Его коровы будут пастись вместе с коровами отца, и они оба остаются в выигрыше.

— Надеюсь, что так, Аби. А у него есть родственники?

— Может быть, но он ни с кем из них давно не виделся. Говорит, что брата убили на войне. Ну вот, готово. — Абигейл отступила на шаг и оглядела сестру со всех сторон. — Ты чудно выглядишь! Но лучше надеть шляпку, солнце сегодня просто зверское.

— Никакая шляпка не прикроет мне руки. А завтра я надену рубашку с длинными рукавами. Сегодня же я хочу быть в платье.

— Ты очень хорошо выглядишь, Рэйчел; прямо как куколка. Хотела бы я, чтобы ты встретила такого мужчину, как Уилл. А вообще было бы хорошо, если бы вы с Дэном поженились.

— Но Дэн не намерен вести оседлый образ жизни.

— Он глаз от тебя не отрывает.

— В самом деле? — удивленно спросила Рэйчел. Она сама не раз замечала его взгляды, но не думала, что их замечают и другие.

Тут внимание Рэйчел привлек какой-то звук. Она прислушалась.

— Аби, мне кажется, я слышу стук копыт, — сказала она и почувствовала внутреннюю тревогу. Она подумала: неужели теперь всегда, когда кто-то приедет к ним на ферму, она будет так волноваться? Может быть, это из-за злоключений во время долгого путешествия? Рэйчел поспешила взять в руки винтовку и бросилась к колоколу, чтобы дать сигнал мужчинам.

Держа винтовку в руках, она оглянулась через плечо. К ней быстро шел отец. На строительной площадке стоял Дэн. Он был без рубашки, на его бронзовой груди блестели капли пота. Рука была уже на рукоятке револьвера Дэн ждал дальнейших событий и смотрел на Рэйчел.

С холма спускался Лэйман Маккиссак, с ним был еще кто-то. Рэйчел опустила винтовку. Отец шагнул вперед, навстречу гостям, чтобы поздороваться с ними. Дэн огляделся, потом пошел назад, к строящемуся сараю. Гости спешились, Лэйман шагнул навстречу, его спутник остался на месте. Маккиссак пожал руку Эбу, поздоровался с Абигейл и повернулся к Рэйчел.

— Доброе утро, Рэйчел. Вы сегодня прекрасно выглядите!

— Благодарю. Не желаете ли выпить воды?

— Спасибо. Монте!

Подошел спутник Лэймана, крепкий худощавый мужчина, бывалого вида, со сломанным носом. Его взгляд казался равнодушным, но Рэйчел вспомнила: именно этот человек схватил Абигейл во время ночного нападения там, в прерии.

— Это мой бригадир, Монте Уолфорд. Монте, мисс Абигейл Кирни и миссис Рэйчел Джонсон. А это — Эб Кирни.

Отец пожал руку Монте, а Абигейл принесла оловянные кружки с водой. Рэйчел взглянула на Аби, размышляя, помнит ли она этого человека. Но Абигейл оставалась спокойной и сдержанной, только чуть нахмуренно смотрела на Лэймана. Рэйчел отошла в сторонку и заметила, что Монте смотрит на Абигейл откровенно похотливым взглядом. Рэйчел стало не по себе.

— Как продвигаются дела?

— Скоро закончим строительство, — ответил Эб, и Рэйчел уловила в его голосе жесткие нотки.

— Я проезжал мимо и решил заскочить к вам. Двигаюсь на северо-запад, чтобы купить скотину у человека, решившего закончить все дела здесь и вернуться обратно на восток. Ему не по душе скотоводство, хочет жить в большом городе. Мистер Кирни, покажите Монте, как у вас продвигаются дела. Мисс Абигейл, простите, но мне надо поговорить с Рэйчел, а потом я поеду дальше по своим делам.

— Сомневаюсь, что вас заинтересует сарай, — сухо проговорил отец и вопросительно взглянул на Рэйчел. Она знала, что если она откажется разговаривать с Маккиссаком, отец поддержит ее. Уверенность в этом несколько поддерживала девушку, потому что тон Эба был решительным и строгим, как много лет назад, до войны.

— Давайте поговорим, — сказала она Лэйману, внимательно наблюдавшему за отцом, и чуть отошла в сторону.

— Техас сильно изменил вашего отца. Он стал слишком строгим.

— За время войны отец многое пережил. С тех пор, как мы переехали сюда, он стал таким, как прежде. Он нанял много работников, они скоро приедут, — добавила девушка, желая убедить Маккиссака, что число его противников растет.

Когда Лэйман взял Рэйчел за руку, она подняла на него глаза. Он кивнул в направлении ручья. Они пересекли площадку. Жаркое солнце обжигало обнаженные плечи и руки Рэйчел. Войдя в тень, девушка остановилась.

— Мы можем поговорить здесь.

Лэйман многозначительно посмотрел на девушку.

— Я предпочел бы остаться с вами наедине. — Не считаю это обязательным.

— Не смею настаивать на том, чего вы не хотите, — весело ответил Маккиссак и улыбнулся. — Рэйчел, всего на несколько минут. Я не обижу вас.

Она кивнула и прошла с ним несколько шагов в сторону ручья.

— Вот, теперь мы достаточно далеко, мистер Маккиссак. Что вы хотите мне сказать?

Лэйман снял шляпу и достал из-под подкладки что-то, завернутое в платочек. Потом взял девушку за руку и вложил это ей в ладонь.

— Что это? — испуганно спросила Рэйчел.

— Одна безделушка, которую я купил для вас в Сан-Антонио.

— Я замужняя женщина и не могу допустить, чтобы за мной ухаживали. Я не возьму вашего подарка.

Маккиссак широко улыбнулся, расправил грудь и шагнул к девушке поближе. Он отбросил платочек и положил свой подарок на ладонь.

Луч солнца, пробившись сквозь ветви тополя, упал на ярко блеснувшие бриллианты изящного золотого ожерелья. Рэйчел смотрела на сверкающие камни и чувствовала холодок на спине.

— Ожерелье прекрасное, но я не могу его принять. Лэйман и Рэйчел смотрели друг на друга, напряжение между ними все нарастало.

— Вы не сможете все время бороться со мной, — сердито и жестко проговорил Маккиссак. — Вы все равно будете моей. Если вы хотите, чтобы ваша семья выжила здесь, если желаете безопасности и счастья вашей хорошенькой маленькой сестренке, то вы сделаете то, чего я хочу.

— Значит, вы перешли к угрозам, — сказала Рэйчел и вздернула подбородок. Она ощутила, как сердце стало наливаться яростью. — Существует множество красивых женщин, которые сочтут вас привлекательным и рассыплются в благодарностях за столь прекрасный подарок. Так почему же вам нужна именно я?

Он насмешливо взглянул на девушку.

— Вы для меня — как вызов судьбы. Жаждущих женщин слишком много. Вы — леди. Мне нужно именно это, тогда я смогу отделаться от своего прошлого. Вы — дикая кошка, и я знаю, в вас много страстности.

— К сожалению, я замужем и останусь верна мужу.

— Обдумайте мои слова, Рэйчел, — спокойным тоном проговорил Лэйман. Его голос стал жестким. — Насколько вы любите свою сестру? В этих краях, не успеете вы и глазом моргнуть, как налетит банда жаждущих мужчин и заберет ее с собой, только и видели. Что они с ней сделают, предположить нетрудно.

Рэйчел повернулась, чтобы уйти, но Лэйман схватил ее и прижал к себе.

— Не вздумайте кричать!

— Закричу, если вы не отпустите меня!

— Черт вас подери, послушайтесь моего совета, пока не произошло того, о чем я вам говорил. Поймите же, вы на новых, диких землях, здесь может произойти все что угодно. Ведь вы знаете, почему Гораций Уайт продал ферму.

— У нас достаточно людей, чтобы справиться с бандой, с вашей бандой…

— Нет, не с моей. Я не намерен нападать на вас и причинять зло. Я просто предупреждаю, что может произойти.

— А я знаю, что если на нас кто и нападет, то это будут ваши люди. Да, мы можем проиграть, как проиграл Гораций Уайт, но отец нанял людей, имеющих боевой опыт, к тому же они будут защищать не чужую, а свою собственность. Они — хорошие стрелки.

Маккиссак улыбнулся. От этой улыбки у Рэйчел по коже пробежали мурашки. Она посмотрела в его голубые глаза, и ей показалось, что наступила зима. Лэйман казался уверенным в себе и вполне довольным.

— Не усложняйте свое положение, не губите собственную сестру. Сейчас она счастлива с Уиллом Мердоком…

— Откуда вы знаете про Уилла? Он что — один из ваших людей?

— Нет. Но у меня хорошая разведка. Вы сделаете то, чего я хочу, будь то добровольно или принудительно: Рэйчел почувствовала себя в ловушке. Глядя на Лэймана, она поняла, что борьба за Аби и Лисси неотвратимо приближается.

— Наступит день, когда ваш отец будет на дальних пастбищах, ведь он должен позаботиться о купленной скотине. С ним будут его люди, и тогда вы не сможете остановить бандитов. Они заберут и вашу сестру, и ребенка. За такую симпатичную девочку в Мексике дадут хорошие деньги.

В душе Рэйчел бушевала ненависть. Она повернулась и побежала к своим. Но Маккиссак остановил ее.

— Одну минуту. Незачем вам так панически удирать от меня. Мне не хочется, чтобы ваш отец набросился на меня.

— Убирайтесь с нашей земли и не смейте больше здесь появляться, — тихо проговорила Рэйчел и отвернулась от него.

— Вы совершаете ошибку. Я мог бы защитить вас и вашу семью. Сегодня ночью подумайте о своей хорошенькой сестренке. И о собственном ребенке.

Рэйчел повернулась лицом к Лэйману и уперла руки в бока.

— Авы запомните вот что: когда вы в следующий раз ступите на эту землю, вы будете застрелены на месте за нарушение права собственности.

Рэйчел заметила гнев, полыхнувший в глазах Лэймана.

— Смелое заявление. В этих местах соседям лучше держаться вместе, а не конфликтовать. Вот так же неправильно вел себя Гораций Уайт, и вы знаете, что с ним произошло. А ведь у него не было хорошеньких дочерей — приманки для мужчин.

Рэйчел оборвала разговор и пошла к тому месту, где стоял Монте и была привязана лошадь Маккиссака. Монте ожидал хозяина, прислонившись к фургону. Отца и Абигейл не было видно. Рэйчел взглянула в сторону сарая и увидела там Дэна. Девушка поняла, что и Лэйман заметил его.

— Этот проклятый янки по-прежнему у вас?

— Да, и он очень метко стреляет.

— Да, — сказал Лэйман, не отрывая взгляда от Дэна. — Этот отвратительный выродок и мерзкий шпион янки!

Рэйчел испугалась этих слов, взглянула на Лэймана и нахмурилась. Она хотела, чтобы Маккиссак и Монте поскорее убрались восвояси, но намек на темное прошлое Дэна насторожил девушку. Значит, Маккиссак действительно что-то знает о Дэне. Любопытство Рэйчел пересилило гнев.

— Шпион? Почему вы так говорите?

— Потому что наши дорожки пересекались в прошлом. Разве он не рассказывал вам об этом? — хрипло проговорил Маккиссак, не отрывая взгляда от Дэна. — Он переоделся в форму конфедерата. Не дал мне возможности убить поганого выродка-индейца из числа военнопленных. Я позднее выяснил, что ваш работник был лейтенантом из армии северян и что впоследствии он работал на человека по имени Аллан Пинкертон. — Маккиссак перевел взгляд на Рэйчел. — Агентство Пинкертона охотится на людей как в пользу правительства, так и по заказу частных лиц. Во время войны у Пинкертона была целая бригада шпионов. Так что теперь вы знаете, кто работает на вашего отца.