Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава шестнадцатая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2752
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава шестнадцатая

— Чего хотел от тебя Маккиссак? Навязывался в женихи?

— Да, но я сказала, что по-прежнему жду появления Элиаса. Я не желаю знаться с Маккиссаком, — ответила Рэйчел, глядя в темные глаза Дэна.

— Но ты не прогнала его, так же, как и Эб.

— Потому что тогда началась бы драка.

Дэн сощурился, и у Рэйчел участился пульс. Она не хотела говорить с Дэном о Маккиссаке. Она хотела, чтобы он просил ее руки.

Овертон глубоко вздохнул, огляделся и обратил внимание на сарай, где трудились работники.

— Давай отойдем в сторонку, подальше от чужих глаз и ушей.

— Нам нечего обсуждать. — Рэйчел не хотела говорить об угрозах Маккиссака и не была уверена, что сможет противостоять обаянию Дэна.

— Пойдем со мной, иначе я тебя унесу на руках, — спокойно предупредил Дэн.

Рэйчел вздохнула. Выражение лица Дэна подсказывало ей, что разговор предстоит нелегкий.

Дэн повел девушку к ручью, и через несколько минут они оказались под тенью большого дерева на берегу. Тень тополя была очень кстати, она смягчала жар солнца и снимала напряженность неприятных событий. Но Рэйчел все равно оставалась настороженной: ее держал за руку рассерженный мужчина. Они шли вверх по течению ручья.

— Мы ушли уже на полмили от всех, — проговорила наконец Рэйчел и вырвала руку.

Дэн повернулся к Рэйчел, его глаза метали молнии. Взгляд Дэна был таким яростным, что она не решилась больше возражать. На обнаженной груди Овертона блестели капли пота, и девушка остро ощущала его близость.

— Пойми, ты не здешняя. Это только вопрос времени.

Очень скоро тебе придется решительно отказать ему, и вот тогда начнутся беды.

— Ничего, выживем, — ответила она, ощущая в душе решимость бороться до победного конца. Рэйчел вздернула подбородок и смело посмотрела ему в глаза. Дэн взял ее за плечи и притянул к себе. Сердце Рэйчел отчаянно забилось.

— Нет, против него тебе не устоять.

— Это не твоя проблема и не тебе принимать решения. Ты в любой момент можешь уехать, и мы никогда больше не увидим тебя, поэтому твое мнение не имеет никакого значения. — Душа Рэйчел разрывалась при мысли, что он скоро их покинет.

Продолжая спорить с Дэном, она чувствовала, что все ее существо тянется к нему. Почему, ну почему он не желает ее так же отчаянно, как она его?

Она посмотрела Дэну в глаза. Она могла бы поделиться с ним своими страхами и своими радостями. Его поцелуи сводили Рэйчел с ума. Он такой храбрый, так хорошо относится к Джошу, к Лисси, к ее отцу, он такой умный и рассудительный, но в то же время такой одинокий. Почему же он воздвигает вокруг себя стену, закрывает свое сердце? Рэйчел поняла, что он всегда что-то утаивал от нее. Даже когда они путешествовали бок о бок, он умел отстраняться.

— Вам следовало бы жить в городе. Там у вас с Аби было бы полно кавалеров, Джош и Лисси были бы в безопасности.

— Ты хочешь, именно этого? — спросила Рэйчел чуть слышно. — Хочешь, чтобы за мной ухаживали кавалеры?

В сердце Дэна вспыхнул гнев. Нет, его намерения по отношению к Рэйчел не были благонравными, он хотел ее с такой всепоглощающей силой, какой не знал прежде. Ее поцелуи жгли, как огонь. Она тоже трепетала от его прикосновений, отвечая ему с такой же страстью.

Они не отрываясь смотрели друг на друга. Дэн понимал, что он такой же негодяй, как и Маккиссак, потому что готов позаниматься с Рэйчел любовью, а после этого хладнокровно арестовать ее отца. Но как бы там ни было — он мучительно хотел эту женщину!

— Господи, помоги нам обоим! Я хочу тебя, Рэйчел! — сказал Дэн и шагнул ближе. Он обнял ее за талию, ее руки уперлись ему в грудь.

— Дэн, — прошептала она и опустила ресницы. Она подставила губы и обняла Дэна за шею.

Сердце Овертона громко стучало. Он все сильнее обнимал девушку, прижался губами к ее рту, вонзил язык между ее губами. Поцелуй затопил Рэйчел страстью, поглотил ее всю, целиком, заполнил пустоту ее сердца.

Преграды больше не было. Дэн отдался своему чувству, полностью и безоглядно. Прижимая Рэйчел к себе, он застонал.

Рэйчел не сопротивлялась, она растаяла, расплавилась в его объятиях. Дэна трясло от настоятельной, острой жажды, которую он не мог не утолить, желание переполнило его, вышло из берегов, и обратного пути уже не было. Рэйчел — умная женщина, она сделала свой выбор, знала, что делает, когда обняла Дэна и притянула к себе. И все доводы и споры стали ненужными.

Дэн подавил в себе желание немедленно сорвать с девушки одежду и заставил себя чуть помедлить — только сейчас у него был шанс взять Рэйчел. Он не торопясь вытащил рубашку из брюк Рэйчел, провел рукой по ее груди, ощутил, какими твердыми стали соски под его ладонью. Потом не выдержал и сорвал рубашку через голову девушки.

Зеленые глаза Рэйчел сверкнули огнем страсти, и твердая плоть Дэна запульсировала от нетерпения. Желание обладать этой женщиной терзало его еще с той первой ночи в прерии. Дэн взял лицо Рэйчел в руки. Он хотел неотрывно смотреть ей в глаза.

Он слился с ней в поцелуе, далеко проникнув языком. Рэйчел страстно ответила ему.

Дэн поднял голову, и его взору предстали ее пухлые губы. Он взял в ладони груди девушки.

— Какое совершенство! — прошептал он. Ощущение тяжелых грудей в руках породило искру, мгновенно пробежавшую по всему его телу. Его восставшая плоть была твердой, как гранит. Дэн наклонил голову, взял губами ее сосок и нежно провел по нему языком. Девушка застонала и запустила пальцы в его волосы. Она вскрикнула, и этот непроизвольный возглас чрезвычайно взволновал Дэна.

Он выпрямился и взял в руки ее волосы.

— Я люблю, когда ты распускаешь волосы, — хрипло проговорил он. — Хочу видеть тебя обнаженной, и чтобы волосы — по плечам. — Ему было больно, потому что его окаменевший член упирался в брюки. Дэн хотел чуть сдержаться — Рэйчел заслуживала медленной, полной и удовлетворяющей любви, и он решил сдержать себя ради девушки.

Он развязал кожаную тесьму и распустил ей волосы. Рэйчел немного отстранилась.

У нее перехватило дыхание, когда она увидела его взгляд. Ни один мужчина не смотрел на нее так, с таким откровенным желанием, как Дэн в этот момент. Кроме желания в этом взгляде было еще что-то, заставившее Рэйчел затрепетать.

Он гладил ее локоны, и его пальцы излучали мелкие возбуждающие импульсы. Неужели возможно быть столь чувствительной? Нет, она не хотела быть такой слабой. Разве можно позволить себе такую всепоглощающую любовь? Она понимала, однако, что никакой другой мужчина не сможет так возбудить ее. Сознание этого потрясло Рэйчел, рассудок присуждал отказать ему, остановить, пока сердце навек не окажется в его плену.

В то же время собственная пустая жизнь прошла перед ее мысленным взором. И только сейчас, только в этот миг она могла познать радость жизни, восторг бытия. Рэйчел интуитивно чувствовала, что Дэн способен ввергнуть ее в водоворот истинно райского блаженства. Он уже сумел захватить ее сердце, и сейчас она ощущала, как между ними устанавливается и растет связь, которую ни время, ни расстояние не разрушат никогда.

Возьми, возьми его любовь на этот раз. Познай, что значит быть совращенной любимым человеком, даже если он не так сильно любит тебя, как ты его. Все в ней взывало к поцелуям и ласкам Дэна.

Рэйчел поднялась на цыпочки, чтобы захватить губами его нижнюю губу и провести по ней языком. Она почувствовала, как Дэн содрогнулся, его пальцы впились ей в плечи. Держа девушку за талию, он провел руками по ее спине, разгладил волосы, распушив их по плечам. Потом наклонился и скинул с себя мокасины.

— Дай-ка мне ногу, — сказал он и опустился на колени рядом с ней. Рэйчел посмотрела в глаза Дэна, ей не хотелось так легко отдавать ему свою любовь. Но скрыть свое отчаянное желание Рэйчел не могла. Она протянула ему ногу. Дэн не отрывал глаз от девушки, снимая с нее обувь. Потом его рука скользнула по ее голени.

— О, милая моя, — хрипловато проговорил Дэн, — милая Рэйчел, ты прекраснее, чем я заслуживаю. — Он встал, провел рукой по ее груди. Девушка вздохнула — от его прикосновений жаркая волна пробежала по ее телу, лишая ее последних сил.

Дэн обвил Рэйчел руками и, наклонившись, поцеловал ее груди, проводя языком по соскам. Рэйчел почувствовала головокружение от острого наслаждения. Прерывисто вздохнув, она обняла Дэна за плечи.

Как сквозь туман заметила Рэйчел, что Дэн снял с нее брюки — и легкая прохлада коснулась ее кожи. Она сладко вздохнула, когда он обхватил ее бедра и взял на руки, нежно касаясь языком самых интимных уголков ее тела.

Она вскрикнула, откинула голову назад. Ей было трудно оставаться на ногах, ощущая его поцелуи, горячее дыхание на теле. Потом Дэн раздвинул ее ноги, прикоснулся пальцами к нежной, мягкой плоти и опустил ее на траву.

Рэйчел подняла на него глаза. Он был красив особой, дикарской красотой, его жажда любви горячим угольком горела в глубине карих глаз. Он наклонился и поцеловал девушку в ложбинку между бедром и талией. Его язык опалил ее кожу.

— Рэйчел, — прошептал он.

Он смотрел на нее, и кровь закипала в его жилах от непомерного возбуждения — она задыхалась, прижималась к нему, ее тело содрогалось от страсти. На плечах и на лбу Дэна выступили капли пота — так трудно было ему сдерживаться, тянуть время, но он решил довести Рэйчел до состояния полной готовности, он хотел дать ей максимум, но для этого она должна хотеть любви безумно и неудержимо.

Волосы Рэйчел рассыпались по траве, она закусила белыми зубами нижнюю губку, и Дэн понял, что этот ее облик навсегда запечатлеется в его памяти.

Рэйчел вдруг неистово изогнулась дугой и вцепилась в его плечи. Не давая переполниться чувствам, Дэн убрал руку.

Глаза девушки горели изумрудным огнем, ее желание стало невыносимым. Рэйчел схватила Дэна за бедра.

— Дэн…

— Уже скоро, любовь моя. Когда ты будешь совсем готова, — хрипло проговорил он.

Дэн снял брюки и предстал перед ней обнаженным: пульсирующий стержень темнел на фоне смуглой кожи. Фигура Дэна представляла собой истинное совершенство. Рэйчел хотела Дэна в этот момент больше, чем чего-либо в своей жизни. Она встала на колени, прильнула к его сильным ногам и стала покрывать тело молодого человека поцелуями. Она ощутила его дрожь и это поразило ее — малейшее ее прикосновение заставляло его вздрагивать.

А Дэн все продолжал любовно поигрывать локонами Рэйчел, иногда он тянул ее за волосы, но она едва ли замечала это, потому что ласкала его отвердевший член.

Дэн застонал, повалился на траву, прижал Рэйчел. Она смотрела на него ошеломленно и испуганно.

— Дэн, но я еще никогда… — прошептала она.

— Я знаю, что ты еще никогда. Знаю, что ты девственна.

Его твердый член прикоснулся к телу девушки, и поэтому слова Дэна потеряли смысл. Он прижался к Рэйчел, но не вошел в нее, и возникшее ощущение неистовой страстью пронеслось по Рэйчел, заставило ее испытать неукротимое, дикое желание завершить ласку, полностью отдаться Дэну. Девушка изогнулась под ним дугой, прильнула к нему, и Дэн начал медленно входить в нее.

Она ахнула и задохнулась от охватившего ее наслаждения. Она жаждала Дэна всего, целиком, она любила его, не могла остановиться в вихре желания. Этого мужчину она будет любить всегда, отныне и до конца своей жизни. Что бы ни ожидало ее впереди, у нее не было выбора. Ее сердце принадлежало ему и только ему. Она отдавала ему свое тело, а сердце попало к нему в плен еще раньше. Рэйчел провела руками по горячему телу Дэна, нежно и страстно лаская его. Дэн медленно проникал в тело девушки все глубже, доставляя ей сладкое терзание, мучительную истому и наслаждение.

Ей казалось, что она вот-вот взорвется от возбуждения, когда огромный, горячий любовный жезл Дэна вошел в ее тело. Она изгибалась, поднимала бедра навстречу, а Дэн все ускорял движения, приближая сладчайший момент.

Рэйчел целовала плечи Дэна, она хотела большего, сама не зная чего именно. Ей стало больно, но желание потопило боль, оно было сильнее.

— Обними меня ногами, — прошептал он и поцеловал ее в шею. Рэйчел повернула голову и впилась языком в его губы. Она двигалась в такт его движениям и вскоре достигла экстаза.

— Дэн! — выдохнула она и сильнее схватила его за плечи. Дэн вознес ее на вершину блаженства. Именно он был нужен ей всегда, она не хотела никого другого. Он давал ей то, что обещал, — наивысший восторг жизни.

— Я люблю тебя, — прошептала Рэйчел и прижалась к нему. Именно его она ждала всю жизнь и теперь будет любить вечно и никогда не забудет момента, который переживала сейчас.

Он сумел довести ее до края, до предела любовных ощущений, сделал ее почти безумной. Рэйчел упиралась затылком в траву, изгибалась под ним дугой, ее руки впивались в его спину. Она остро ощущала его внутри себя.

Глядя на нее, Дэн продолжал сдерживать собственные чувства, чтобы дать девушке как можно больше наслаждения. Сам Дэн горел от внутреннего жара, он хотел бы, чтобы их ласки продолжались вечно. Она давала ему запредельное наслаждение.

Вдруг она конвульсивно дернулась и издала дикий, страстный возглас.

— Рэйчел, любовь моя! — хрипло прошептал Дэн. Его тело содрогнулось, и он излил в девушку горячую любовную жидкость. Ему казалось, что он вернулся домой из холодной тьмы, из зимы своего одиночества.

Они замедлили движения, не размыкая объятий. Рэйчел показалось, что она возвращается из глубокого забытья, из райских кущ экстаза обратно к реальности. И тут она вспомнила его слова.

Я знаю, что ты девственница. Откуда он мог это знать? И как долго он знал это? Она открыла глаза и заметила, что Дэн наблюдает за ней. Он повернулся на бок, не разжимая объятий, их тела оставались сплетенными.

Дэн погладил Рэйчел по щеке, и она ощутила, что глаза жгут слезы. Она безумно любила Дэна, потому и плакала. Чтобы он не увидел этих слез, она отвернулась и поцеловала его руку, стараясь справиться с чувствами.

Дэн продолжал гладить Рэйчел. Он заметил сверкнувшие в ее глазах слезы. Любовный акт с Рэйчел потряс его, он не ожидал такого взрыва страстей, дикого, необузданного проявления любви с ее стороны. Ее ласки врезались Дэну в память. Он гладил локоны девушки, пропускал волосы между пальцами. Теперь он знал, что она и есть Мэри Бен-тон. Не осталось ни малейшего сомнения, ни тени неуверенности в этом.

Рэйчел прижималась к нему всем телом, и это ощущение действовало на Овертона как наркотик. Он провел рукой по спине девушки, погладил округлые, нежные ягодицы. Старался успокоить, оградить от мира, прижимая ее лицо к своему бьющемуся сердцу.

Дэну хотелось тихого прибежища. Страсть Рэйчел ошеломила Дэна, он и не догадывался о глубине ее чувства. До теперешнего момента он замечал признаки ее любви, но связывал это с напряженностью обстановки, с опасностями, подстерегавшими их во время путешествия. Поэтому он не придавал большого значения прежним любовным играм с Рэйчел. Теперь же все изменилось.

Дэн зарылся лицом в шею Рэйчел, вдыхал ее аромат — смесь розовой воды и любовной влаги. Она была пламенной, нежной, щедрой. Он и раньше восхищался ее отвагой, заботливостью по отношению к семье, ее рассудительностью и умением защитить ближних от превратностей долгого пути по прериям. Но как женщину он ее совсем не знал. Дэн чувствовал себя потрясенным, словно невидимая сила нанесла ему сокрушительный удар, расколола его душу и сердце.

Он поцеловал Рэйчел, положил руку ей на грудь и почувствовал биение ее сердца. Ее руки нежно, едва прикасаясь гладили его.

Он лег так, чтобы еще раз полюбоваться ее изумрудными глазами, которые пронзали, сводили его с ума и заставляли вспомнить только что пережитые ощущения. Глядя в эти зеленые глаза, он вновь почувствовал возбуждение. Он знал, что во второй раз сможет продлить наслаждение, сможет дать ей больше, чем в первый.

Он приподнял ее голову, приблизил к себе губы девушки.

— Ты совершенно особенная женщина, — прошептал он и прижался к ней губами, желая ощутить вкус ее поцелуя. Он не спешил, медленно вращал языком и посасывал нижнюю губу Рэйчел.

Она тихо застонала, подвинулась, прижалась к нему, ее мышцы напряглись, руки плотнее обхватили шею Дэна. Он положил руку на ее грудь, провел ладонью по соскам, и его охватил жар. Рэйчел чутко ответила на его ласку, ее соски отвердели.

На этот раз он действовал обдуманно, делая все, чтобы разжечь в девушке любовное пламя. Он перевернул ее на живот, целовал ноги, местечко под коленкой, и она всякий раз остро реагировала на его ласки. Ее реакция воспламеняла Дэна. Она потянулась к нему, намереваясь лечь на спину, но Дэн удержал ее.

— Позволь мне любить тебя, Рэйчел, — прошептал он и снова поцеловал ее.

Он старался, чтобы Рэйчел не дотрагивалась до него, чтобы он мог контролировать себя, любить ее долго и ласково, не торопясь взять, пока она сама не раскроется перед ним.

Он медленно входил в Рэйчел и при этом смотрел ей в глаза. Она подалась ему навстречу. Это привело Дэна в восторг и, заполнив ее собой, он испытал радость от ее бескорыстной, безрассудной отдачи. Поведение Рэйчел в любви проникло Дэну в душу. Наконец страсть охватила его полностью, он стал делать дикие, бешеные толчки, его член резко и глубоко вонзался в девушку. Она металась под ним, вскрикивала, мотала головой.

После, сжимая ее в объятиях, он понял, что эта идиллия рано или поздно кончится. Ему придется предпринять какие-то действия в отношении Эба Кирни.

Рэйчел села, Дэн потянулся за ее рубашкой, но остановился.

— Давай сначала искупаемся, а потом будем одеваться.

Рэйчел серьезно посмотрела на Дэна. У него екнуло сердце. Он предпочел бы услышать ее смех, увидеть ее счастливую улыбку. Но Рэйчел должна была прежде всего заботиться о своей семье, о том, чтобы защитить своих близких от Маккиссака. Дэн вспомнил его слова. Маккиссак хотел ее. При этой мысли Дэну захотелось громко выругаться, схватить Рэйчел и увезти ее в Сан-Антонио. Ведь скоро ей предстоит пережить худшие моменты в жизни — его, Дэна, предательство. Признавшись, что он агент Пинкертона, он арестует Эба.

Дэн наклонился, чтобы поцеловать Рэйчел. Он встал, помог ей подняться и они вошли в воду, держась за руки. Здесь было слишком мелко, чтобы плавать, и Дэн сел в воду, чтобы охладить тело. Она села рядом.

— Черт меня подери, но я опять хочу тебя.

Она подняла голову, взглянула на него. В ее глазах светилось удовлетворение.

— Прямо сейчас?

— А как ты думаешь? — Он уперся локтями в дно ручья. Вода была прозрачная, и Рэйчел увидела, что Дэн готов к любви. Ее поразило, что она могла так сильно возбуждать его.

Она насмешливо посмотрела на Дэна и подняла бровь.

— Я никак не думала, что могу так воздействовать на тебя. Я думала, ты удовлетворен.

Дэн приблизился к ней, он больше не шутил. Он поднял Рэйчел над собой, желая любви не меньше, чем в первый раз. Но сейчас он не стал растягивать удовольствие. Он хотел Рэйчел настоятельно, немедленно, пока не наступил ад, пока она не прокляла его, пока он не потерял ее навсегда.

Он посадил девушку верхом на себя, и его ствол легко проскользнул внутрь. В Рэйчел разгорелась страсть, она закрыла глаза, когда Дэн вошел в нее. Они испытали оргазм, быстрый и мощный. Рэйчел упала на Дэна, и они погрузились в воду.

Дэн вскочил на ноги и стал брызгать водой на Рэйчел. Оба весело смеялись и кувыркались в воде.

Услышав смех Рэйчел, Дэн почувствовал укол в сердце. Он остановился, посмотрел в ее глаза, полные радости. Будто тяжкий груз давил на Дэна. Она должна всегда оставаться такой счастливой, смеющейся, радостной. Эта женщина способна на глубокие чувства, на полную, безоглядную преданность. И кто-то должен отвечать ей тем же.

Он схватил Рэйчел за руку.

— Вот так ты должна жить всегда, — проговорил он. В голосе Овертона звучала жесткость — он был сердит на самого себя, ибо намеревался причинить ей боль, хотя в действительности желал ей только счастья. — Ты должна смеяться и любить.

— Я тоже хочу этого, — тихо ответила она. На густых ресницах Рэйчел сверкали капли воды. Она подняла глаза на Дэна и залюбовалась его фигурой, но что-то подсказало ей, что приближается конец ее короткому счастью.

Они быстро оделись.

Дэн натянул мокасины, и это движение словно решило все его проблемы. Хватит оттягивать неизбежное, надо поговорить с Эбом Кирни и признаться, что он — агент Пинкертона.