Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава пятнадцатая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2479
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава пятнадцатая

Еще через несколько ярдов Рэйчел увидела почерневшие руины и одинокую фигуру рядом с лошадью. Гораций Уайт помахал Эбу рукой, тот ответил.

Джош сел и молча уставился в одну точку, так же как и Аби. Фургон остановился.

— Все сгорело, — проговорил Уайт.

Рэйчел смотрела на руины, слезы разочарования жгли ей глаза. Ведь они возлагали такие большие надежды на этот дом.

— Рэйчел, дома нет! — рыдала Абигейл. — Он сгорел дотла! Значит, нам негде остановиться! Не надо было приезжать сюда! Надо было остаться в городе!

Рэйчел нечего было ответить плачущей девушке. Она сама с трудом справлялась со своими чувствами. Дэй подъехал к фургону. Рэйчел взглянула на отца. Он не оборачиваясь ехал вперед. Рэйчел вытерла слезы и постаралась взять себя в руки.

— Аби, приехав в Техас, мы могли рассчитывать только на маленькое стадо, коров и на место для строительства дома. Теперь у нас есть и земля, и стадо, и мы выстроим себе дом. Он будет наш и совершенно новый!

— Но ведь нам придется жить на улице, пока будет строиться новый дом!

— Это не так уж и плохо, Аби! — весело произнес Джош и взглянул на Рэйчел. — Ведь площадка под дом осталась, верно?

— Конечно, Джош. Даже после утраты дома мы имеем больше, чем рассчитывали. — Рэйчел встретилась взглядом с Овертоном. Она боялась, что Дэн скажет то же самое, что Абигейл.

Дэн приблизился к фургону, посмотрел на Рэйчел, невесело улыбнулся ей и сочувственно пожал руку.

Его улыбка и прикосновение утешили. Рэйчел улыбнулась в ответ, как бы заверив, что они и с этой бедой справятся.

Отпустив руку Рэйчел, Дэн подстегнул лошадь и рванулся к Эбу. Он явно возвращался лишь с тем, чтобы ободрить Рэйчел и утешить ее в обрушившейся на них неприятности.

Рэйчел увидела двух лошадей Уайта. Одна была навьючена мешками и каким-то скарбом, другая оседлана и готова к путешествию. Уайт стоял, сдвинув шляпу на затылок. Отец и Дэн спешились и поздоровались с Горацием.

Рэйчел спустилась с козел фургона и подошла к мужчинам. Заметив девушку, Уайт поздоровался с ней и продолжал, обращаясь к Эбу:

— Их было четверо, прискакали вчера вечером. Мы не могли справиться с ними, потому что двое из моих людей уже уехали. А Моза убили, — добавил он тихо. — Я похоронил его на холме. — Уайт указал на север.

Рэйчел подняла глаза и заметила небольшую горку на горизонте. Она поняла, что это могила.

— Думаете, это Маккиссак? — спросил Дэн.

— Да, это его рук дело. Это были его люди. Больше мне никто никогда не мешал. На этот раз Маккиссака не было среди бандитов, но одного из поджигателей я узнал. Его зовут Монте. — Отвечая на вопрос Дэна, Уайт развязал мешочек с монетами и отдал часть Эбу.

— Мистер Кирни, вот вам обратно часть денег. Вы купили у меня дом, а его больше нет. Поскольку я не уехал, могу вернуть это вам.

— Оставьте деньги себе, — твердо сказал Эб. — Когда дом сгорел, он уже принадлежал мне, а не вам.

— Нет, сэр. Я не желаю брать свае деньги за воздух.

— Оставьте деньги себе. Мы в любом случае получаем больше, чем я мог бы себе позволить.

Рэйчел послушала их спор, потом повернулась и отошла. Ей неожиданно стало хорошо — отец самостоятельно принимал решение. С тех пор как они приехали в Техас, он понемногу начал становиться таким, каким был прежде, до войны.

К Рэйчел подошел Дэн и взял за руку. — Мне надо договорить с тобой, Рэйчел, — серьезно проговорил он.

Девушка кивнула, и они отошли подальше от остальных. Дэн провел ее мимо руин дома в тень дерева. Там он остановился и повернул ее лицом к себе.

— Маккиссак сжег дом дотла. Ты можешь оказать влияние на отца. Поговори с ним, заставь его вернуться в город и продать эту ферму, вернее, то, что от нее осталось. Вам никогда не победить Маккиссака, если он решил погубить вас.

— Нет, — спокойно ответила Рэйчел и посмотрела в его темные глаза, которые, казалось, пронзали ее насквозь, как стрелы. — Ты слышал, что сказал отец. Это больше, чем мы могли позволить себе купить. Для нас это начало новой жизни. Я буду бороться с любым противником, чтобы сохранить эту ферму, с любым, включая тебя!

Дэн вздохнул и отвернулся, будто стараясь сдержаться. Потом повернулся к Рэйчел, сжал губы и покачал головой.

— Боже мой, ты просто невероятно упряма!

— Здесь мы имеем шанс, единственный шанс, такого нам никогда больше не представится, никогда и нигде.

— Дома больше нет. Забирайте стадо и поезжайте в другое место. Земли кругом много.

— Нет, этот участок наш, и мы здесь останемся. Если возникнет необходимость, буду бороться с Маккиссаком за свою землю. Мы не уступим без борьбы. А теперь мне пора возвращаться.

Она повернулась и быстро зашагала к отцу и Горацию Уайту. Дэн промолчал.

Уайт сел на лошадь и взглянул на Эба.

— Желаю вам успехов, мистер Кирни. А я покидаю Техас раз и навсегда. Едва ли я захочу вернуться.

— Думаю, заночевать надо здесь, Рэйчел, — предложил Эб. — Давайте устраиваться. Приготовь ужин для всех, а мы пока проедемся и осмотрим весь участок. Поскольку нам все равно предстоит строиться, возможно, я найду место получше этого. Возьму с собой двоих, а другие пусть останутся с тобой.

— Вот и прекрасно, папа.

— Дэн, не желаете поехать со мной?

— Да, сэр.

— Можно и я поеду, папа? — спросил Джош. Эб согласился.

Несколько минут спустя Рэйчел отвела фургон в тень большого развесистого дуба, и, разгружая фургон, смотрела вслед отцу, Дэну и Оскару Нолану, поскакавшим к югу вдоль ручья.

Подъехал Уилл Мердок и забрался в фургон.

— Давайте я вам помогу, — предложил он.

— Благодарю, мистер Мердок, — ответила Рэйчел и поправила прическу. Было очень жарко и ей хотелось снять шляпу, но она боялась обгореть на солнцепеке.

— Мадам, зовите меня Уилл, — сказал молодой человек и улыбнулся. Он был рад, что кто-то оставался жизнерадостным при столь печальных обстоятельствах.

Отец и его спутники привели вола. Закололи его, разделали, и Рэйчел приготовила жаркое.

Пока мужчины ели, Рэйчел положила на тарелку лучшие куски и пошла к поленнице дров, где сидели отец и Дэн. Они подвинулись, освободив место для нее.

— Это самый вкусный бифштекс, который мне приходилось есть в своей жизни, — похвалил Дэн.

— Благодарю. Во всяком случае, самый свежий.

— Рэйчел, я обнаружил место, очень подходящее для строительства дома. Утром загрузим фургон и проедем около мили на юг. Там и остановимся лагерем.

— Прекрасно, папа, — ответила Рэйчел удивленно. В первый раз за все время отец принял важное решение совершенно самостоятельно. В душе девушки забрезжила надежда на улучшение состояния его духа. Она с наслаждением вдохнула свежий воздух, аромат трав и цветов. Она заметила, что Дэн наблюдал за ней своими непонятными темными глазами.

После ужина, когда девушки мыли посуду, мужчины отправились поить и кормить лошадей. У Рэйчел не оказалось времени поговорить с Дэном наедине до наступления темноты. Он заступил в караул в первую смену, и когда девушка наконец улеглась спать, то увидела его силуэт. Дэн стоял, прислонившись к дереву, в стороне от других караульных. Винтовка была у его колена. Рэйчел вспомнила, как они вдвоем всю ночь дежурили во время путешествия. Неужели былая близость никогда не повторится?

Наутро вся компания двинулась на юг. Проезжая мимо обгоревших развалин, Рэйчел бросила на них прощальный взгляд и подумала: будет ли Маккиссак или еще кто-то пытаться выжить их с этой земли?

Рэйчел догадалась раньше, чем ей указал отец, какое именно место он выбрал под строительство дома. Дэн Овер-тон не согласился бы с этим выбором, потому что это была низина возле рощицы тополей — красивое, очень живописное место.

— Ну, что скажешь, Рэйчел? — спросил Эб.

Листья тополей поблескивали на солнце, дул легкий ветерок. Сквозь ветви деревьев Рэйчел увидела серебристую рябь на воде, и ее душу наполнило приятное чувство, будто этот уголок приглашал ее поселиться здесь.

— Я думаю, что лучше не бывает! Когда здесь будет ранчо, это место будет воплощением уюта и безопасности.

— Я рада, что мы будем строиться не там, где сгорел дом мистера Уайта, — заявила Абигейл.

— Ну, тогда решено, новый дом будет стоять здесь, — сказал отец и махнул рукой, давая сигнал всем остальным разгружаться.

Дэн помог Рэйчел спуститься с фургона. Его руки сомкнулись на ее талии. Девушка ощутила, как напряглись мышцы его рук, когда он ставил ее на землю.

— Вот мы и дома, — проговорила она.

— С этого момента начинается история ранчо «Кей-Бар», — провозгласил отец. — Думаю, сарай и подсобные помещения надо ставить слева, где поверхность более ровная.

— Прекрасно, папа.

Он кивнул, взял карту, купленную в Сан-Антонио, и стал внимательно ее рассматривать.

В прекрасном расположении духа Рэйчел подошла к воде. Как много предстоит работы — строить дом, сарай, загон для скота!

Через несколько минут все уже работали. Дэн и Уилл разгружали фургон и размещали вещи там, где указывала Рэйчел.

Вечером работа продолжалась при свете масляно-угольных фонарей. Люди рубили сучья и делали ограду для загона. Когда Рэйчел проходила мимо отца, тащившего доски из фургона, он сказал:

— Рэйчел, я рад, что мы здесь. Я не думал, что у нас все получится так, как мне хотелось бы. Нам просто повезло. — Он посмотрел вдаль. — Если мы сумеем выжить в первый год и получим доход, то дальше все будет хорошо.

Рэйчел взглянула на Абигейл, которая разговаривала с Уиллом Мердоком. Они стояли у фонаря, висевшего на ветке.

— Мне кажется, что работники, нанятые тобой, — хорошие люди.

— Они добросовестно трудились сегодня, — в голосе Эба прозвучали нотки уверенности. Он все больше становился таким человеком, каким был до войны. Рэйчел внимательно пригляделась к его лицу. Отец смотрел на лошадей, пасшихся неподалеку. Он стоял расправив плечи, и в его лице не было прежней угнетенности. Может быть, эта целинная земля придаст отцу новые силы и излечит его?

Рэйчел принесла сушняка для костра, Дэн в это время забивал в землю кол, ритмично размахивая большой кувалдой. Он снял рубашку, и Рэйчел видела, как напрягаются на его спине выпуклые мышцы. На плечах Дэна выступили капли пота, неровный свет фонаря резкими тенями выделял игру мускулов. Потом Дэн остановился и вытер пот со лба.

— Хочешь пить? — спросила Рэйчел чуть прерывающимся от волнения голосом.

— Хочу.

Девушка торопливо пошла к фургону и принесла воды. Дэн взял кружку, отпил немного, обрызгал грудь, и на его бронзовой коже засеребрились сверкающие капли воды. Рэйчел ощутила тревогу во всем теле, глядя на молодого человека, соски ее грудей отвердели. Дэн протянул ей кружку и посмотрел в глаза.

— Почему ты работаешь на отца? — спросила она.

— Я здесь потому, что хочу видеть тебя, — спокойно ответил он. — Между нами остались нерешенные вопросы.

— Нет таких вопросов, — возразила Рэйчел. Но его слова и взгляд взволновали ее.

Иронически посмотрев на девушку, Дэн прикоснулся к ее щеке.

— Ты можешь говорить что угодно, но в твоих глазах я вижу правду. Спасибо за воду.

Рэйчел отошла в сторону. Как легко он может растревожить ее!

Дэн снова взялся за кувалду и продолжил работу. Рэйчел до боли жаждала его любви, ей подумалось, что после отъезда Дэна ее ожидает пустая, ненужная жизнь.

Они сели ужинать только после полуночи. От работ у Рэйчел болела спина.

После еды Оскар и Уилл устроились на ночлег возле загона для лошадей. В карауле остались Зэб и Хозе. Отец и Дэн заночевали рядом с фургоном, вместе с женщинами и детьми.

Когда Рэйчел расстелила одеяло, к ней подошел Дэн.

— Садись, я сделаю тебе массаж — спина, наверное, болит?

Он стал гладить ей спину. Рэйчел обернулась и увидела, что все, кроме караульных, спят.

— Твой массаж очень помогает, — прошептала она и прильнула к Дэну. Он погладил ее по голове. Его прикосновения действительно снимали усталость. Рэйчел начала расплетать волосы, но Дэн перехватил у нее косу и сам расплел ее, а потом откинул локоны на плечи девушки.

— У тебя тоже, наверное, все болит. Хочешь, я разомну тебе спину? — спросила она.

— Нет. Я в полном порядке. Ложись, я убаюкаю тебя. Рэйчел посмотрела ему в глаза. Она чутко реагировала на каждое прикосновение Дэна. Девушка не раздеваясь легла на живот, Дэн устроился рядом. Он приподнял густую прядь волос и стал разминать ей шею и плечи. Один раз его рука скользнула ниже, и девушка села. Дэн снова уложил ее.

— Расслабься, Рэд, — велел он.

Рэйчел уловила смех в его голосе. Уверенными, сильными движениями он разминал ее ноющее тело. Ей нравились эти прикосновения, она хотела, чтобы эти руки не переставая гладили, любили ее. Но не разрушит ли эта любовь ее независимость, ее мир?

Руки Дэна спустились на талию Рэйчел, на нее накатила сладкая дремота. Когда же они спустились ей на ягодицы, всякое желание спать пропало. Рэйчел повернулась и посмотрела на Дэна.

— Убери руки, — проговорила она.

Овертон насмешливо взглянул на девушку и стал поглаживать ее затылок и шею.

Рэйчел не заметила, как заснула, но когда она открыла глаза, на горизонте горели красные лучи восхода.

В последующие дни Рэйчел почти не оставалась наедине с Дэном. Мужчины работали с восхода до полуночи на строительстве сарая. Джош расчищал участок, корчевал кустарник, по вечерам стучали молотки — работники сколачивали дощатый каркас постройки. Стоял конец лета, жаркое сентябрьское солнце иссушало землю. Рэйчел носила мужскую одежду — в ней было работать удобнее, чем в платье.

В среду солнце полыхало на небе уже в десять часов утра. Рэйчел вырубала кусты, Абигейл стирала и нянчила Лисси. Вдруг они услышала топот лошадиных копыт.

Рэйчел подняла голову и прислушалась.

— Аби, ты слышишь?

Абигейл перестала напевать, опустила руки и наклонила голову.

— Стук копыт.

— Давай-ка возьмем оружие. Отведи Лисси в фургон.

Рэйчел побежала за винчестером. Появился отец с новой винтовкой в руках. Работники продолжали стучать молотками, приколачивая доски сарая.

Отец подошел к работающему Джошу.

— Джош, если возникнут неприятности, вызови Дэна. Рэйчел, иди сюда, — распоряжался Эб.

По широким плечам Рэйчел сразу узнала Лэймана Маккиссака. С ним были еще двое.

Маккиссак был одет в коричневую рубашку и полотняные брюки, плотно обтягивающие его мускулистые ноги, на затылке — коричневая шляпа, на стройных бедрах — кобура с пистолетом.

— Привет, мистер Кирни, привет, миссис Джонсон, — дружелюбно начал он.

Отец опустил винтовку, Рэйчел перестала прицеливаться в незваного гостя, но ей хотелось приказать Маккиссаку убираться восвояси. Когда же Лэйман оглядел ее своими голубыми глазами и улыбнулся, в сердце девушки закрался страх.

Люди Маккиссака спешились.

— Мне захотелось нанести визит новым соседям. Вчера я был в городе и узнал, что Гораций Уайт продал свою ферму. — Маккиссак взглянул на своих спутников. — Это Хог Уинтерс и Уит Паркмен, они мои люди. Ребята, это Эб Кирни и его дочь миссис Джонсон.

Отец кивнул и пожал руки пришельцам. Рэйчел тоже поздоровалась с ними. Хог Уинтерс был крепким мужчиной с обветренным лицом, каштановыми волосами и холодными, наглыми голубыми глазами. Уит Паркмен был коренастым, светловолосым, с широкими плечами. Он походил на драчливого бульдога. Рэйчел не могла вспомнить, участвовали эти люди в нападении на дороге или нет, и еще ей стало интересно, сколько человек работает на Маккиссака.

— Кажется, вы занялись строительством. Что же это будет? Дом?

— Нет, мы начали с сарая и загона.

— Мне хотелось бы поговорить с вами и миссис Джонсон.

Взглянув на Маккиссака, Рэйчел почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. Она кивнула, потом подошла вместе с ним и с отцом к штабелю досок и ящику с гвоздями. Они с отцом сели на доски, Лэйман опустился на ящик и повернулся к ним лицом, уперев локти в колени.

— Прошу вас выслушать меня.

Рэйчел снова кивнула и сложила руки на коленях. Она понимала, что им с отцом нечего противопоставить этому опасному человеку. Она бросила взгляд на каркас нового сарая. Обычно строительная площадка вселяла в нее надежду на успех, сулящий великие возможности. Но сейчас, когда перед ними сидел Маккиссак, Рэйчел чувствовала себя уязвимой и неуверенной.

— Мне кажется, что с вашим Элиасом что-то произошло по пути в Сан-Антонио. Так что вы вдова.

— Я не уверена в этом.

— А я полагаю, вы сами прекрасно это знаете, поскольку начинаете новое строительство на собственном участке.

— Участок принадлежит мне, — спокойно произнес Эб.

— Я по-прежнему надеюсь найти Элиаса, — добавила Рэйчел.

— Вы сказали мне, что Элиас мог поселиться только в этих местах, но никто в Сан-Антонио никогда не слышал о человеке с таким именем. Он уехал очень давно — ваш отец сказал, три года назад. Вероятнее всего, его нет в живых, и, следовательно, вы — вдова. Я мог бы подождать положенный срок, но вы здесь не в состоянии бороться, вы беззащитны в этом приграничном районе, на недавно отвоеванных землях.

Рэйчел понимала, к чему он клонит и что скажет завтра.

— Мне нужна жена. Я хочу жениться на вашей дочери, мистер Кирни, — заявил Лэйман и внимательно посмотрел Эбу в лицо.

— Я замужем! — воскликнула Рэйчел. Маккиссак перевел на нее взгляд, и девушка увидела в его глазах насмешку и недоверие.

— Вы вдова. Никто не торопит вас выходить замуж сразу. Я могу дать вам и вашей семье все. У меня большое поместье. — Он снова взглянул на Эба. — Наши земли смежные. Если я женюсь на вашей дочери, то вы окажетесь под защитой моих людей. А сейчас у вас лишь несколько помощников. Вы не сможете обороняться от команчей, бандитов и прочей нечисти. Любой может захотеть отнять у вас дочь или увести скот.

— Мы не хотим вступать в пререкания, мистер Маккиссак, — вступил в разговор Эб. — Но моя дочь замужем. Она не желает иметь никаких женихов.

Когда Лэйман Маккиссак поднял глаза на Эба, Рэйчел ощутила внутреннюю дрожь, ей захотелось взять в руки винтовку. Лэйман улыбнулся.

— Могу ли я немного поговорить с вашей дочерью? Ведь в этом нет ничего страшного, мы сидим на виду у всех. К тому же нам еще долго быть соседями.

Отец бросил взгляд на Рэйчел, та кивнула. Тогда он поднялся и отошел в сторону, оставив Рэйчел наедине с Маккиссаком. Девушка взглянула на строящийся сарай, и ей стало не по себе: на них в упор смотрел Дэн Овертон. Он стоял довольно далеко, поэтому Рэйчел не видела выражения его лица, но она поняла, что он наблюдает за ней и Маккиссаком.

— Он все еще с вами?

Возрос Маккиссака застал Рэйчел врасплох.

— Его нанял отец. Так что вы хотели мне сказать?

— Выходите за меня замуж, Рэйчел, — проговорил он и наклонился к ней. — У вас будет безбедная жизнь, и семье будет лучше. Вы все будете под защитой.

Рэйчел вся похолодела от страха, когда посмотрела на Лэймана. Если она откажется, то этим обречет семью на бесчисленные беды и неприятности. Нельзя ли как-нибудь потянуть с ответом, пока отец не будет готов дать ему отпор?

— Мне кажется, вы поспешили похоронить Элиаса, — она говорила почти шепотом.

— Тогда позвольте мне быть вашим женихом. Если Элиас появится, то я смирюсь со своим поражением. Но я не верю, что вы когда-нибудь увидите его живым. Ведь каждый час пребывания на этой земле — немалый риск, оставляющий немного надежд на выживание. Ваши люди подвергаются большим опасностям. Возможно, вы и не знали этого. Вы на территории команчей, поэтому являетесь удобной мишенью для нападения. Завтра же вечером вы можете пасть жертвой налета воинственных индейцев. Абигейл и маленькую девочку уведут в рабство или продадут.

Прежде чем Рэйчел успела ответить, Маккиссак наклонился и взял ее за руку.

— Давайте прогуляемся до речки. Когда на тебя смотрят столько глаз, невольно нервничаешь.

— А мне бы хотелось остаться здесь.

— Ну пойдемте, — улыбнулся Лэйман. — Моих людей здесь меньше, чем ваших.

— Наши люди — отличные стрелки, — ответила Рэйчел, быстро обдумывая сложившуюся ситуацию. Ей хотелось отказать Маккиссаку и выгнать его. Но с другой стороны, надо как можно дольше тянуть время. Рэйчел кивнула и пошла вслед за Маккиссаком.

Они двинулись вдоль ручья, зашли в тень и скрылись от взглядов окружающих. Маккиссак остановился у самой воды.

— Я помню, вы сказали, что никогда не простите мне той сцены на дороге, но я прошу вас обдумать все то, что я предлагаю вам и вашей семье.

Лэйман держал девушку за руку выше локтя и большим пальцем ласково проводил по коже.

— Я уже сказала вам, что намерена сохранить верность мужу. Я нахожусь здесь всего несколько дней. Он мог отлучиться куда-то — например, закупать скот или лошадей. Я не могу допустить, чтобы мой Элиас вернулся домой и узнал, что я вышла замуж за другого.

Маккиссак смотрел на Рэйчел не отрываясь, взгляд стал масляным и похотливым, когда он пожирал ее глазами. Вдруг он обвил ее талию рукой, прижал девушку к себе и наклонился, чтобы поцеловать. Рэйчел стала сопротивляться, ей были ненавистны его губы. Он провел рукой по ее груди. Тогда Рэйчел оттолкнула его от себя, вырвалась, отступила на шаг. Она задыхалась от ненависти.

— Нет, вы нисколько не изменились с тех пор, — проговорила она и зашагала к фургону.

Маккиссак схватил Рэйчел за руку и резко повернул к себе.

— Я хочу вас. Иначе зачем я стал бы свататься? Так что вам лучше послушать меня. Ради своей сестры, отца и маленькой девочки вы должны согласиться на мое предложение. И не вздумайте тянуть время, черт подери.

Девушка видела желание в его глазах, она заметила, что его взгляд остановился на ее груди.

— Я предоставлю вам дом, обеспечу дорогими нарядами, у вас будут слуги, — говорил Маккиссак хрипловатым голосом. — Мы на новых, необжитых землях, поэтому роскоши я вам не обещаю, но уверяю, что вы будете иметь больше, чем большинство женщин к западу от Миссисипи. Я обеспечу защиту и помощь вашему отцу, он станет зажиточным человеком. Позабочусь обо всей семье.

— Ну что ж, это щедрое предложение, — ответила Рэйчел. Она решила держать свои чувства под контролем ради безопасности близких.

— Неужели вы готовы отказаться от всего этого из-за нескольких грубых слов и действий с моей стороны в прошлом?

— Дело не только в этом. Мне трудно вот так сразу забыть о муже, с которым я прожила несколько лет.

Маккиссак глубоко вздохнул, шагнул к ней и поднял ее подбородок.

— Не тяните слишком долго, — проговорил он, глядя на девушку в упор. — Я не из тех, кто согласен ждать неизвестно сколько. К тому же вы не в том положении, чтобы ставить мне условия.

Он обнял Рэйчел за талию, и притянул к себе.

— Вы не можете забыть того момента, когда я попытался взять вас силой. Я заставлю вас забыть об этом. Я привезу вас в Сан-Антонио, поселю в лучшем отеле, я осыплю вас нарядами и драгоценностями. А когда перегоним скот, я повезу вас в Новый Орлеан и покажу вам город. Сейчас ваши люди в опасности. Не забывайте об этом, если решитесь отказать мне.

— Я решительно не могу считать мужа умершим и по-прежнему считаю себя женой Элиаса, — твердо сказала Рэйчел и поспешила к своим.

— Подумайте о моем предложении и о последствиях отказа, — предупредил Маккиссак, подходя к своей лошади. — Пошли, ребята! Вперед!

Он вскочил в седло.

— Я скоро вернусь, — крикнул он Рэйчел, обернувшись. Она смотрела ему вслед и думала о другом мужчине, о других поцелуях, будивших в ней страсть, Дэн Овертон не обещал жениться, у него не было ни земли, ни денег. Рэйчел задумалась.

К ней подошел отец.

— Он доставит нам немало неприятностей, Рэйчел. Девушка подняла на него глаза.

— Да, но не сейчас. Он еще вернется, как минимум один раз.

— Мне хотелось бы закончить некоторые постройки, прежде чем нам придется начать войну с ним. Когда в следующий раз поеду в город, найму еще одного работника.

— Правильно, отец. — Рэйчел посмотрела на новых лошадей, на загон. Эта земля золотых надежд таила в себе и мрачную угрозу. Скоро терпение Маккиссака лопнет, и начнется война с ним.

— Рэйчел!

Девушка обернулась. Ее звала Абигейл, на лице которой Рэйчел прочла тревогу.

— Чего он хотел от тебя?

— Чтобы я вышла за него замуж.

— Нет, только не это! — ахнула Аби. — Ведь ты…

— Конечно, я не стану поощрять его визиты и никогда не выйду за него. Но я стараюсь выиграть время, чтобы отец успел построить сарай и дом. Так мы будем в большей безопасности. Потом придет время, и я окончательно откажу Маккиссаку. А пока я сказала, что продолжаю искать Элиаса.

— Рэйчел, неужели ты думаешь, что мы сможем выстоять против него и его людей? Я не хотела бы, чтобы Уилл пострадал в схватке с ним.

— Отец обещал нанять еще одного человека нам в помощь. А ты должна научиться стрелять. Нам может потребоваться помощь каждого.

— Уилл говорит, что научит меня, — улыбнулась Аби и посмотрела в сторону мужчин, занятых работой. — Сегодня и начнем. — Рэйчел не могла не улыбнуться: Аби впервые с удовольствием говорила об оружии.

Абигейл вернулась к стирке, Рэйчел оглянулась: Дэна нигде не было. Она взяла в руки топор и снова занялась расчисткой площадки под строительство дома.

Через некоторое время ее накрыла тень. Девушка подняла голову и увидела Дэна. Ее сердце учащенно забилось, когда она заметила его мрачное лицо. Рэйчел вздохнула и выпрямилась.