Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава четырнадцатая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2473
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава четырнадцатая

Сидя верхом на новой чалой лошади, купленной в Сан-Антонио, Джош повернул на северо-запад. Рядом ехали четверо мужчин, которых отец нанял для работы на ферме. Рэйчел внимательно присматривалась к новым людям. Одним из нанятых работников был Уильям Мердок. Худого черноволосого человека звали Оскар Нолан. Третий меньше всех походил на человека, готового бороться с Маккиссаком, он был ростом с Абигейл, да и весил не больше ее. Звали его Зэб Блейк, он носил очки без оправы и пистолет на боку, а его светлые волосы во все стороны торчали из-под серой грязной шляпы. Четвертый, Хозе Солана, был испанцем. Это был крепкий, коренастый мужчина с приветливым лицом. На его физиономии от виска до челюсти виднелся шрам, что и решило выбор Эба.

Все, кроме Хозе, принимали участие в военных действиях. Рэйчел знала, что Оскар и Уилл приехали сюда с маленьких ферм в Кентукки и Теннесси. Нолан работал в прошлом году с двумя мужчинами, Чарльзом Гуднайтом и Оливером Лавингом, которые пробивались по прериям на север. Эб был доволен, что нанял его, но Рэйчел интересовало, почему он не остался у своих прежних хозяев. По словам отца, Хозе работал в Сан-Антонио, а о прошлом Зэба ничего известно не было.

У Абигейл было прекрасное настроение, как подозревала Рэйчел, из-за того, что Уильям Мердок согласился работать у отца. Джош и Лисси вели себя так, будто у семьи начинается новое приключение.

Рэйчел перевела взгляд на знакомую фигуру всадника, ехавшего впереди группы на гнедой лошади. Дэн снова предложил свои услуги. Он заявил Эбу, что имеет несколько свободных дней и готов помочь ему обустроиться на новом месте. Он даже согласился получить вознаграждение за свои труды.

Рэйчел пребывала в радостном возбуждении от присутствия Дэна, но продолжала недоумевать, почему он так привязался к ним. Ей хотелось бы думать, что он с ними из-за нее, но она понимала, что дело не в этом. Не из-за нее он впервые подошел к их костру в прерии. У него были своя причины держаться рядом с ними, но Рэйчел не могла представить себе, что это за причины. Скорее всего, дело не в отце.

Значит, отец в безопасности? Неужели теперь, когда они добрались до Техаса, им больше нечего бояться? Рэйчел хотелось улыбаться. Дэн Овертон — с ними, и она может рассказать ему всю правду, что она вовсе не миссис Элиас Джонсон. Омрачала ее безоблачное настроение лишь мысль о Лэймане Маккиссаке. Но было тепло, светило солнце, страх, не покидавший ее со времени отъезда из Миссисипи, прошел. Так что можно не думать об этом Маккиссаке и не бояться его.

Рэйчел посмотрела на лошадей, купленных отцом в Сан-Антонио. Прекрасные животные, достойные положить начало в новой жизни на техасской ферме.

После разговора в конторе Рэйчел стало ясно, что кроме Маккиссака существуют и другие опасности, — ведь ферма находилась на новых землях в приграничной зоне.

Но в сопровождении четырех вооруженных мужчин она чувствовала себя в безопасности, груз ответственности перестал быть таким тяжким, как прежде.

Через пять часов после выезда из Сан-Антонио к фургону подъехал отец.

— Рэйчел, — сказал он дочери, — это восточная граница нашего участка. Дальше мы будем двигаться по нашей собственной земле.

Рэйчел огляделась по сторонам: небольшие холмы, отдельные кусты можжевельника, грушевые деревья, кое-где дубы и тополя. Девушку охватило возбуждение — ведь это и есть их новая техасская земля, их дом, безопасность для отца, начало новой жизни!

Через полчаса они остановились в тени высокого тополя рядом с небольшим ручейком, протекавшим по широкому руслу. Рэйчел соскочила с козел и подошла к ручью.

— Ну вот, теперь ты на своей собственной земле, — спокойно произнес Дэн, останавливаясь рядом. Девушка обернулась. Овертон снял шляпу, встал на колени и зачерпнул полную пригоршню воды, чтобы умыться. Потом вытер лицо рукавом рубашки.

— Мы все-таки добрались до Техаса! — удовлетворенно сказала Рэйчел, с любовью оглядывая каждый куст, каждое дерево на участке. Она взглянула в серьезное лицо Дэна. — Да я с кем угодно справлюсь, чтобы защитить все это!

Что-то неясное промелькнуло в карих глазах молодого человека, его лицо помрачнело.

— Тебе придется бороться, Рэд, — спокойно сказал он. — И ставкой в борьбе будет эта земля. — Он отошел в сторону. Рэйчел не могла понять, из-за чего он говорил так сурово и угрюмо.

— Дэн, вчера вечером! ты сказал, что вынужден сделать что-то неприятное и что…

— Я не сделал этого, — быстро ответил он, потом повернулся и хотел было уйти, но остановился. — Представляешь ли ты, какая отчаянная борьба предстоит вам, что бы отстоять эту землю? Ты хоть на минуту задумалась, что предстоит пережить Абигейл и Лисси, какому риску подвергаются их жизни, когда ты уговаривала отца приехать сюда?

— Да, я подумала, — резко возразила Рэйчел. — Джош и Аби имели право голоса в решении вопроса о приобретении фермы. Мы приехали, и я твердо намерена оставаться здесь, — она говорила негромко, но с вызовом. — Если ты испугался борьбы, можешь уезжать обратно. — Вдруг она опустилась на колени и набрала горсть земли. — Ты говорил, что любовь заставляет мужчину совершать самые невероятные вещи. — Она протянула руку Дэну. — Я не знакома с такими чувствами, никогда подобного не испытывала с Элиасом. Но вот эта земля Техаса придает мне уверенности, что все возможно, она дарит мне надежду! — Рэйчел сжала землю в руке и повернула голову к фургону.

Дэн посмотрел на сжатый кулачок, и ему стало горько. Эта сильная, прекрасная женщина заслуживает лучшей участи.

— Рэйчел! — послышался голос Джоша. — Отец говорит, что мы на своей собственной земле!

— Так оно и есть. Запомни этот великий день, Джош. Здесь зажглась наша звезда!

Мальчик взвизгнул от восторга и бросился бегать. К Рэйчел и Дэну подошел Эб с листом бумаги в руках.

— Вот план, который мне дал Гораций.

Рэйчел подошла ближе, Дэн склонился над планом с другой стороны.

— Полагаю, мы сейчас находимся вот здесь, — Эб указал на тоненькую линию, обозначавшую ручей. — Гораций предупредил, что, миновав эту речушку, мы вскоре увидим дорогу к дому. Если двигаться на запад отсюда, мы должны миновать дубовую рощу и одинокое дерево. — Эб сложил план и взглянул на дочь. — Мы дома, милая моя!

В голосе отца Рэйчел уловила первую нотку энтузиазма и поняла, что правильно поступила, настояв на принятии предложения Уайта.

— Папа, я так счастлива!

— Господи, я тоже счастлив!

— Ну что ж, поехали дальше. Рэйчел обернулась и увидела, что Дэн внимательно наблюдает за ней.

— Сегодня для нас особенно счастливый день, — тихо сказала она и удивилась, заметив мрачный, настороженный взгляд Дэна. Но потом выражение его лица смягчилось, он подошел поближе, обнял Рэйчел за плечи и заглянул ей в глаза.

— Я рад за тебя, Рэйчел, — проговорил он. Девушка подумала, что причиной его мрачности было воспоминание о погибшей семье. Дэн нежно поцеловал Рэйчел в лоб.

Она вздохнула, поражаясь, как быстро у Дэна меняется настроение. Тут она услышала, что кто-то зовет ее издалека.

— Надо ехать дальше, — хрипло сказал Дэн. Рэйчел посмотрела на его широкие плечи, потом опустила взгляд на спину, длинные ноги. В сердце девушки шла борьба. Люблю его. Эта мысль пришла неожиданно, она ошеломила Рэйчел ведь Дэн не имел ни малейших намерений стать частью ее жизни. Слишком поздно. Я люблю его.

— Рэйчел! — услышала она крик Джоша.

— Иду! — Она забралась на козлы фургона и неожиданно ощутила руки Дэна у себя на талии. Он помог ей. Рэйчел поправила юбку и посмотрела на него сверху вниз. Она сразу вспомнила вчерашний вечер, его поцелуи, заставившие ее позабыть весь окружающий мир.

— Что-то не так? — спросил он.

— Нет, все в порядке, — спокойно ответила она, думая, что на самом деле это не так — скоро они расстанутся навсегда.

— Где твой револьвер?

— Под сиденьем. Отец всем купил оружие, даже у Аби есть пистолет.

— Если Маккиссак собирается стать твоим женихом, то некоторое время неприятностей не будет. Ему надо сначала осмотреться. — Дэн держался руками за обручи фургона. Рубашка прилипла к его влажной коже. Рэйчел подумала, что он прекрасно мог бы обходиться без одежды, как было в индейском лагере. В нем соединялись такие противоречивые миры!

— Я тоже так думаю. А увидев тебя и других мужчин, он, возможно, оставит нас в покое.

Дэн взглянул на работников.

— Все зависит от того, насколько они крутые ребята и хорошо ли умеют обращаться с оружием.

— Может быть, до стрельбы дело и не дойдет, — ответила Рэйчел. Ей хотелось верить, что Маккиссак не станет драться с ними.

Дэн легко вскочил в седло, двинулся вперед и подъехал к Эбу.

Абигейл села рядом с Рэйчел и Лисси, Джош — между ними. Фургон тронулся, заскрипели колеса. За фургоном ехали работники.

— Уже сегодня вечером мы будем в нашем новом доме, да? — спросил Джош и встал ногами на сиденье.

— Сядь на место, Джош. Подскочим на ухабе — и ты вылетишь. Нам еще долго ехать, пока не появится на горизонте дом.

— Папа говорил, что у каждого будет своя спальня! — заявила Абигейл. — О, Рэйчел, значит, дом очень-очень большой, больше, чем был в Миссисипи!

— Да, Аби.

— Мы будем жить в большом доме? — спросила Лисси и посмотрела на Аби.

— Да, моя милая, так и будет. — Аби поцеловала девочку в лоб. — В большом-большом доме.

— Папа собирается построить сарай, — добавил Джош. — Я буду ему помогать. Мистер Овертон обещал научить меня стрелять из пистолета, который папа купил мне, а мистер Мердок научит меня седлать необъезженную лошадь.

— Хотела бы я, чтобы тебе не пришлось стрелять, — с чувством сказала Аби. — Рэйчел, давай прибавим ходу!

Рэйчел полностью разделяла возбуждение детей. Она подхлестнула лошадей и вскоре увидела впереди деревья. Дэн помахал рукой и указал на дубовую рощу. Потом она увидела одинокий тополь.

Четверть часа спустя Рэйчел заметила полоску черной земли на горизонте, но ранчо нигде не было видно. Рэйчел напрягла зрение. Тут поднялся на ноги Джош.

— Вижу, Рэйчел, я вижу!

У Рэйчел от нетерпения участился пульс, ей хотелось гнать лошадей поскорее, но она понимала, что спешить нельзя, надо дождаться отца и всех остальных.

Вскоре их догнали всадники — отец и работники, а Рэйчел все силилась разглядеть впереди ранчо. У нее даже глаза заболели. Она никак не могла разглядеть дома. Горизонт был чист, но в том месте, где, по ее расчету, должен был стоять дом, земля была очень черной.

— Рэйчел, я не вижу дома, — сказал Джош, снова вставая. У Рэйчел перехватило дыхание, когда она поняла, что смотрит на уголь и обгоревшую траву.

— Рэйчел, дома нет! — повторил Джош. — Похоже, что его сожгли!