Прочитайте онлайн Техасская страсть | Глава десятая

Читать книгу Техасская страсть
2416+2753
  • Автор:
  • Перевёл: А Раков
  • Язык: ru
Поделиться

Глава десятая

Испытывая радостное возбуждение, Рэйчел рассматривала город. С каждым кварталом ее настроение улучшалось — отец будет теперь в безопасности! Они приехали в Техас и спасли его! Ей захотелось прыгать от радости.

Она вспомнила Лэймана Маккиссака, который обещал, что тоже приедет в Сан-Антонио. Надо бы изобразить поиски Элиаса Джонсона, хотя такого и не существовало. Будет лучше, если у окружающих людей создастся впечатление, что она замужем, иначе положение двух одиноких женщин, двух детей и немолодого больного мужчины может показаться подозрительным. Ведь теперь у них не будет защиты Дэна Овертона.

Рэйчел хотела бы рассказать Дэну правду перед тем, как они расстанутся, но ей было страшно. Но сейчас главное, что отец в безопасности. Никто не знает, кто он такой. Да никому это и не интересно. Теперь за ними никто не охотится.

Фургон завернул за угол, и Рэйчел увидела двухэтажное здание из красного кирпича. Это был отель. Фургон замедлил движение и остановился у входа.

— Прекрасная гостиница, совсем как дома!

— О, Рэйчел, как бы я хотела жить в городе! — воскликнула Абигейл. — Здесь чудесно!

У Рэйчел тоже возникло такое желание, но она помнила, что они — фермеры, а не городские жители, их дело — работать на земле. Но все равно, город выглядел очень маняще, и Рэйчел понимала желание Абигейл.

— Нет, мы не можем поселиться здесь. Я надеюсь только, что мы обоснуемся недалеко от города и сможем часто приезжать сюда. — Рэйчел соскочила с козел и подняла глаза на Абигейл. — А когда мы разбогатеем, то обязательно построим себе дом в городе.

— Но тогда я буду пожилая, как папа, и старая дева, как ты!

— О, Аби! — воскликнула Рэйчел и обняла сестру. Она была слишком взволнована приездом в город, чтобы расстраиваться из-за слов Абигейл. — Аби, мы проделали такой громадный путь! Все будет теперь хорошо. Я просто уверена в этом после всего пережитого.

— Ты не можешь ничего знать наперед.

— Сан-Антонио — прекрасный город, здесь много такого, чего мы не знали прежде. Давай-ка распакуем вещи, обустроимся, а потом пройдемся по городу и оглядимся.

— Мне хотелось бы несколько дней побыть здесь и все увидеть.

— Вы готовы, девочки? — спросил отец, держа в руках две сумки. Он подошел к конторке администратора. Тут в вестибюль вошел Дэн с Лисси на руках. Когда он опустил ее на пол, девочка бросилась к Абигейл. Та взяла малышку за руку. Дэн посмотрел на Рэйчел серьезным взглядом, потом тоже шагнул к конторке. Значит, он тоже будет жить в отеле. Легкая тревога закралась в сердце девушки. Почему он по-прежнему не отстает от них?

Они сняли номера: отец и Джош — в одной комнате, Абигейл, Лисси и Рэйчел — в смежной. Дэн подошел к Рэйчел.

— Я договорился с Эбом. Он сказал мне, что ты начнешь наводить справки об Элиасе. Я буду сопровождать тебя, Рэйчел. Спрашивать в салунах. А Эб намеревается закупить провизию и скот, так что он будет сегодня занят.

— Благодарю. Но сначала мне необходимо освежиться. Абигейл подняла на Дэна сияющие глаза.

— А здесь бывает фиеста? Вы можете повести нас туда, Дэн?

— Абигейл, как не стыдно!

Дэн улыбнулся, его рассмешила смелость Абигейл. И снова в сердце кольнула боль. Все это время он выжидал момента для ареста Эба; что может изменить еще один вечер? Пусть Рэйчел и Абигейл сходят на вечеринку. В будущем, после того, как он арестует их отца, у них будет чертовски мало развлечений. Он цинично оттягивал ужасный момент нанесения удара.

— Хорошо, спрошу, состоится ли фиеста, и если да, то я был бы счастлив повести туда всю семью. Ведь фиеста — семейный праздник. В веселье принимают участие и взрослые, и дети.

— Вам нет необходимости вести нас на фиесту, — сказала Рэйчел, когда Аби отошла в сторону. Дэн удивленно взглянул на девушку, но тут же посерьезнел.

— Абигейл проделала долгий и трудный путь. Несколько часов на празднике — вполне заслуженная награда для каждого из вас. Всего один вечер.

Еще один вечер. Он будет танцевать с ней, держать ее в объятиях.

— Папа сказал, что разрешает! — воскликнула Абигейл, вернувшись.

Она взглянула на Дэна, и ее лицо осветилось радостной надеждой. Улыбка была такой же, как у Лисси. Дэн глубоко и тяжело вздохнул. Арестовав Эба, он окончательно погубит их жизнь. Пусть девочка пойдет на праздник. Еще несколько часов радости. Он перевел взгляд на Рэйчел, которая внимательно наблюдала за ним. Она возненавидит его и будет права.

— Пойду подниму ваш сундук в номер, — отрывисто сказал он. Он взял в руки сундук, который отец внес в вестибюль, и они вместе поднялись на второй этаж.

— Ты тоже здесь остановился? — спросила Рэйчел. Когда же он оставит их в покое? Куда отправится отсюда?

— Да. По крайней мере на сегодня. — Он внес сундук в комнату. — Через полчаса я буду ждать в вестибюле. А нынче вечером, Эб, приглашаю на фиесту. — Дэн вышел из комнаты. Отец закрыл за ним дверь.

Когда они остались одни, Абигейл заверещала от радости и взобралась на большую кровать из красного дерева с четырьмя колонками, поддерживающими полог.

— Ура! Настоящая кровать! И какая чудесная комната! Рэйчел, здесь замечательно!

— Да, хорошо, — проговорила Рэйчел. Она оглядела красивую мебель, столики с мраморной столешницей и масляные лампы в богато украшенных подставках. Потом вышла на балкон. Во дворе цвели экзотические растения, не виданные ею прежде. — Это настоящий рай, — тихо сказала она. Ей полюбился Техас, она наслаждалась покоем после многочисленных опасностей долгого пути.

— Рэйчел! — крикнула Абигейл. Та с тревогой в душе обернулась. Аби стояла перед комодом и смотрелась в зеркало, обрамленное позолоченной рамой. — Погляди на меня!

— Ты нормально выглядишь. Как после долгого путешествия. Мы все так…

— Но я же коричневая! Кожа такая, будто я всю жизнь прожила на солнце! Я больше не белой расы! — застонала она.

— Мы все долго были на солнце, и в этих местах загара не избежать. Прежде чем мы помоемся и уйдем из отеля, мне хотелось бы поговорить со всеми сразу. Пойдем к папе.

— Мы можем теперь пойти и познакомиться с городом, — обратилась Рэйчел к своим родным. — Мы с Аби повсюду будем расспрашивать об Элиасе Джонсоне. Возьмем с собой Лисси. Джош, ты останешься с отцом. Мистер Овер-тон сказал, что пойдет с нами. Встретимся здесь позднее.

— Швейцар сказал мне, куда пойти спросить о покупке скота, — сообщил Эб. — Мне потребуется как минимум два человека в помощь. Я вернусь сюда к шести или раньше.

Забрав Лисси, Рэйчел и Аби вернулись в свою комнату, где их ожидала большая ванна, полная горячей воды. Аби опять посмотрелась в зеркало.

— Нет, мне никогда не удастся подцепить кавалера.

— Не тревожься об этом. Ведь мы можем купить ткань и сшить тебе новое платье, — сказала Рэйчел, понимая, как это важно для Аби.

Девушка резко повернулась, глаза ее сияли.

— В самом деле?

— Во всяком случае, посмотрим, что здесь можно найти и сколько это стоит. — Рэйчел начала раздевать Лисси. Она не обращала внимания на стоны Абигейл по поводу цвета ее кожи. Давно прошли те дни, когда семья Кирни вела городской образ жизни и девушки могли беречь лицо от загара. Темная кожа не была в моде среди молодых красавиц, но Рэйчел подозревала, что Абигейл не будет слишком отличаться от местных здесь, в Техасе. Она опустила Лисси в ванну и прополоскала ее волосы, потом помылась Аби, и наконец подошла очередь Рэйчел.

— Ах, божественно, — проговорила она, погружаясь с головой в теплую воду.

Пока Рэйчел расчесывалась, Аби вышла на балкон.

— Ты знаешь, Рэйчел, здесь прекрасный дворик. Хочу спуститься туда. Я вижу там красивого юношу. Он сидит и пишет что-то в толстую книгу! Пойдем скорее!

— Я готова. Правда, волосы не высохли, но меня это не волнует, — ответила Рэйчел и взглянула на себя в зеркало. Ее удивила резкая перемена внешности. Кожа стала темнее, волосы — светлее и отливали золотом, поэтому зеленые глаза казались более выразительными. С такой темной кожей она не считалась бы красавицей там, дома, к тому же на носу появились веснушки, но Рэйчел решила, что в ее возрасте и положении это не имеет решающего значения. Она разгладила руками синее муслиновое платье и подумала о том, что неплохо было бы купить ткани побольше, чтобы на всех хватило. Но ведь для Абигейл новое платье важнее — ей надо замуж. А Рэйчел может и подождать. Лисси наряды понадобятся очень нескоро.

Абигейл взяла за руку малышку, и они спустились по лестнице вниз, в вестибюль, где их поджидал Дэн. Когда Рэйчел заметила на себе его оценивающий взгляд, то пожалела, что не надела чего-то более нарядного, чем муслиновое платье.

На Дэне был черный костюм и свежая белая рубашка. Он выглядел щеголем. Рэйчел поразила происшедшая в нем метаморфоза — он не имел ничего общего с тем индейцем в набедренной повязке из буйволиной шкуры. Но и в том, и в другом облике он одинаково волновал ее. Но почему же он не уходит от них? Она явно чего-то не понимала. Пожав плечами, она отказалась разгадывать эту тайну. Возможно, завтра он навсегда уйдет из ее жизни. Но мысль потерять его была слишком болезненной для Рэйчел, она никогда не позабудет Дэна Овертона.

— Готовы? — спросил он и взял Рэйчел под руку. — Если мы спросим в банке, нам скажут, где искать вашего мужа.

Выйдя на солнце, они двинулись по улице и зашли в старое миссионерское здание. Рэйчел шагала рядом с Дэном, за ней — Аби с Лисси. Они спросили об Элиасе Джонсоне сначала в банке, потом в магазине. Так они бродили из одного общественного места в другое. Дэн заходил в салуны, Аби и Лисси — в лавки. Рэйчел пожалела, что рядом с Абигейл постоянно находился Дэн, когда девушка спрашивала об Элиасе. Ей хотелось рассказать Овертону всю правду, а теперь же приходилось лгать. Они вошли в лавку кондитера, и Абигейл стала расспрашивать высокого светловолосого человека с худощавым лицом и любезной улыбкой.

— Абигейл! — позвала Рэйчел. У нее возникло тревожное чувство. Когда же у нее пропадет это паническое ощущение, когда она перестанет подозревать каждого незнакомца в том, что он может быть охотником за беглыми преступниками?

Улыбнувшись незнакомцу, Абигейл обратилась к Рэйчел:

— Познакомься с Уильямом Мердоком, Рэйчел. Мистер Мердок, это моя сестра Рэйчел Джонсон, а это мистер Дэн Овертон, который путешествует вместе с нами.

— Добрый день, мадам, — вежливо сказал Уильям Мердок, прикоснувшись к своей широкополой шляпе и пожал руку Дэну.

— Добрый день, — ответила она. — Нам надо продолжить начатое, Абигейл.

— Возьми Лисси, Рэйчел, — ответила Аби и переложила ручку девочки в ладонь сестры. — Мы встретимся в отеле.

— Аби, ты нужна мне здесь, — твердо велела Рэйчел. Ее раздражало, что Абигейл разговаривает с незнакомцем.

— Я потом догоню вас. А пока обойдешься без меня, — ответила Абигейл. Она повернулась и отошла в сторону с молодым человеком. Рэйчел начала было возражать, но к ее руке притронулся Дэн.

— С ней все будет в порядке, — проговорил он. — Сейчас день, и мы лишь в нескольких кварталах от отеля. Он не похитит Аби, — успокоил ее Дэн и взял Лисси за другую руку.

— Мне кажется неправильным вот так болтать с незнакомым мужчиной. Может быть, здесь иные порядки, а у Абигейл нет опыта общения с молодыми людьми.

— Да, жизнь изменилась. И правила приличия, в которых вы были воспитаны, тут не действуют. Здесь — новые земли.

И снова Рэйчел уловила какую-то горечь в его словах. Что же случилось с Дэном в Луизиане?

— Кто была та женщина в твоей прошлой жизни?

Дэн посмотрел на Рэйчел, потом отвернулся и устремил взгляд вперед. Рэйчел посмотрела на его профиль, орлиный нос, придававший Дэну властный вид, выступающие скулы и черные волосы, говорившие о его индейском происхождении.

— Я был женат. Моя жена и сын погибли в катастрофе, — горестно ответил он.

— О, прости, я не знала. Когда это случилось?

— Довольно давно. До войны.

Пораженная услышанным, Рэйчел подумала о его прошлом. В прежних беседах он намекал, что у него были неприятности из-за его происхождения. Он имел сына, которого потерял. И тут неожиданно Рэйчел поняла причину, по которой он окружал себя барьером, причину его замкнутости и жестокосердия. Ведь он пережил страшную трагедию, Она протянула руку и прикоснулась к Дэну.

— Я очень сожалею о твоей утрате, — повторила она.

— Это было много лет назад, — ответил он, взглянув на Рэйчел.

— Ты можешь жениться еще раз, когда-нибудь.

— Нет. Я не хочу этого. Слишком сильно я их любил.

Рэйчел удивил его ответ. Она попыталась представить себе Дэна с женой и ребенком, но не смогла. Дэн держал Лисси за руку, на боку рядом с девочкой висела кобура с кольтом.

— Как-то раз ты сказал, что дамы-южанки не любят полукровок. Но твоя жена была не такой.

— Это верно. После того, как она вышла за меня замуж, ее друзья отказались встречаться с ней.

— А твоя мать не хотела бы вернуться к прежнему образу жизни, к своему народу?

— Нет, но она научила меня языку кайова и одобряла мое стремление кочевать вместе с индейцами. Она любила моего отца и была с ним счастлива. Он тоже очень любил ее. И сейчас я стараюсь вернуть им потерянное за время войны.

— Мы тоже почти все потеряли. Все, что осталось, — это фургон. А у некоторых вообще ничего не осталось.

— Прожив два года с народом моей матери, я понял, что богатство не самое главное. Лошадь, ружье, личные вещи, необходимые, чтобы выжить, а остальное не так важно, как казалось прежде. Может быть, для женщин дело обстоит иначе. Моя мать любила то, что давал ей отец: красивые платья, украшения. Хотя сейчас у нее таких вещей немного.

— А я просто хочу безопасной жизни для своей семьи. Хочу, чтобы отец снова стал таким, как раньше. Последние годы были тяжкими для него. Перед войной он был другим человеком.

— Ты правильно сделала, перевезя семью сюда, — сказал Дэн, внимательно взглянув на Рэйчел.

Ей была приятна его похвала.

— Благодарю, но мы бы не добрались, если бы не твоя помощь.

— Все равно, ты вела себя молодцом. Где ты научилась стрелять?

— Во время войны. Положение становилось все хуже, а ведь мы жили на отшибе. Отец выращивал хлопок, имел свою плантацию. Вокруг нас стало появляться все больше бандитов, и я поняла, что Должна научиться защищать свой дом. Аби боится стрельбы, а Джош слишком маленький. Папа же не всегда был в состоянии вовремя прийти на помощь. Так и получилось, что я стала единственной защитницей.

— Мне нужно кое-что сделать здесь в городе, — сказал Дэн. — Сегодня вечером мы попрощаемся, после того, как я свожу вас на фиесту.

Рэйчел подняла глаза на Дэна. Его голос звучал слишком серьезно, это удивило девушку.

— У нас нет бальных платьев.

Дэн нежно прикоснулся к ее лицу, и у Рэйчел возникло ощущение, что вокруг них никого нет. Все окружающее померкло.

— Ты и так будешь выглядеть прекрасно, Рэйчел, — тихо сказал он.

— Благодарю, — спокойно ответила она, довольная его комплиментом.

— Ты сможешь найти дорогу в отель? Увидимся сегодня в семь.

Рэйчел кивнула. Дэн перешел через улицу. Держа Лисси за руку, Рэйчел смотрела ему вслед. «Он что-то утаивает», — подумала она. Она так и не смогла понять, что заставляло его путешествовать с ними вместе.

Овертон вошел в какую-то дверь, и Рэйчел посмотрела на вывеску. Там значилось: дантист, парикмахер, телеграф.

Рэйчел смотрела на маленькую деревянную дощечку с черными буквами. Телеграф.

Но ведь он мог пойти и к парикмахеру.

Рэйчел не могла оторвать взгляда от вывески, все прежние подозрения навалились на нее с новой силой. Она повернулась и пошла к отелю. По дороге она заметила Абигейл. Глаза девушки сияли.

— Благодарю, Рэйчел, что ты дала мне возможность поговорить с мистером Мердоком.

— Аби, может быть, он очень хороший человек, но не забывай, мы находимся на прифронтовой территории, на новых землях, где вместо законов — пистолет. Будь особенно осторожна с незнакомцами.

— Он очень мил. Он предложил сопровождать меня на фиесту.

— Но ведь ты совершенно не знаешь его! Пойми, мы не дома. Здесь так много проходимцев!

— Но вы все будете рядом. Когда мы уедем из Сан-Антонио, мне уже никогда не удастся познакомиться с кем-нибудь. А тут фиеста, ты только представь себе! Я никогда не была на настоящем балу! Ты — другое дело, ты бывала на балах, а я никогда не танцевала! Мистер Мердок сказал, что научит меня танцевать вальс.

— Ладно, иди с ним, но только вместе с нами. И не оставайся с ним наедине.

— О, благодарю, Рэйчел! Ах, если бы только нам удалось еще пожить здесь, в Сан-Антонио! Вот было бы замечательно!

— Да, здесь хорошо. Пойдем посмотрим ткань для нового платья.

— Пойдем! — Аби взяла Лисси за руку, они перешли через улицу и вошли в магазин.

Абигейл выбрала хлопчатобумажную ткань с розами и голубой ситец. Рэйчел купила для себя зеленую ткань, а для Лисси — розовую. Она заплатила коренастому лысому продавцу в очках и спросила, когда он заворачивал покупки:

— Сэр, не доводилось ли вам слышать о человеке по имени Элиас Джонсон, он поселился в этих местах года два назад?

— Нет, мадам, не доводилось, — нахмурился продавец. Здесь живет Гораций Джонсон. Он женат, имеет семью.

— Элиас — блондин, высокого роста — шесть футов один дюйм. У него голубые глаза, слегка прихрамывает, на запястье — шрам, след ранения на войне.

— Нет, мадам, я не встречал его. Вы вместе с этой девушкой? — Он указал на Абигейл.

— Да, я — миссис Джонсон, а это моя сестра Абигейл и дочь Лисси.

— Как поживаете, мисс Абигейл? Меня зовут Джон Метцгер. У вас в семье есть мужчины?

— Да, сэр, отец и брат.

— Прекрасно! Если вы походите по городу, спрашивая о пропавшем муже, то найдется множество мужчин, готовых занять его место, а также несколько негодяев, способных применить в этом случае силу. Но если в семье есть мужчины, то вам не о чем беспокоиться.

— Я не могу понять, что произошло, — ответила Рэйчел и приложила платочек к глазам. — Элиас писал, что поселится возле Сан-Антонио, в Техасе. Он никогда не обманывал меня.

— Вот что я вам скажу, мадам, — встревоженным тоном продолжал Джон Метцгер. — По дороге на Запад с человеком всякое может случиться. Иногда мужчина решает продолжить путь. При такой красавице жене это, конечно, исключается. Но опасностей вокруг немало. Простите меня, мадам, но я не знаю никакого Элиаса Джонсона. Желаю вам удачи в поисках.

Рэйчел кивнула, забрала покупки и вышла из магазина к Абигейл и Лисси.

— Рэй, ты думаешь, стоит продолжать спрашивать о несуществующем человеке? Ведь никто и ничто больше не угрожает папе.

— Мы находимся теперь в городе, где есть телеграф. Я хочу быть уверенной, что никто не заподозрит нас в том, что мы и есть Бентоны.

— Ты боялась, что Дэн — судебный исполнитель, но теперь-то сама видишь, что эти опасения были напрасны.

— Да, это верно, — ответила Рэйчел и оглянулась. — Он был женат. Но его жена и сын погибли.

— Какой ужас!

— Может быть, поэтому он иногда бывает таким жестким.

Она вспомнила тот вечер, когда Джош обнял Дэна. Тогда Овертон чуть ли не оттолкнул его и быстро ушел. Сейчас Рэйчел поняла, что Джош напомнил ему собственного сына. Ее охватило сочувствие к Дэну — ведь она сама очень любила Аби, Джоша и Лисси.

— Аби, побудь немного с Лисси. Мне надо зайти вон туда, через улицу.

Аби была заинтригована, она с любопытством оглянулась.

— Рэйчел, я вижу рядом кондитерскую. Что, если мы с Лисси зайдем туда и я куплю ей конфетку?

Едва ли услышав слова сестры, Рэйчел кивнула и отошла. Она посмотрела по сторонам — не видно ли Дэна. Его стройную фигуру она заметила бы в любой толпе. С сильно бьющимся сердцем Рэйчел вошла в контору. Один человек сидел в парикмахерском кресле, стул дантиста пустовал.

Рэйчел приблизилась к заваленному бумагами письменному столу.

— Чем могу служить, мадам? — спросил телеграфист.

— Видите ли, — широко улыбнувшись, начала Рэйчел. — Несколько минут назад сюда заходил мой брат. Он намеревался отправить телеграмму нашему дяде. Я пришла спросить, послал ли он ее. Брат высокого роста, черноволосый.

— Да, мадам, он только что был здесь, и его телеграмма уже отослана.

— Благодарю вас, — снова улыбнулась Рэйчел и направилась к двери, но на полпути остановилась. — Сэр, вы послали телеграмму в Виксбург или в Новый Орлеан? У нас два дяди, и там, и там.

— Я не помню точно, мадам. Но думаю, виксбургскому дяде. Да, именно туда.

— Благодарю, — рассеянно ответила Рэйчел. Холодные подозрения сжали ей сердце. Зачем Дэн телеграфировал в Виксбург? Разве у него могут быть иные связи с этим городом, кроме ареста отца?

Встревоженная телеграммой, она вернулась к Аби. Глядя на пыльную улицу Сан-Антонио, Рэйчел подумала, что и здесь им небезопасно оставаться.

Через час они вернулись в отель и вошли в широкий вестибюль, где был высокий потолок и приятная прохлада. Аби схватила Рэйчел за руку.

— Рэйчел, посмотри! — прошептала она.

С другой стороны вестибюля к ним навстречу шагал отец с озабоченным выражением на лице.

У Рэйчел екнуло сердце, она сразу поняла — случилось что-то плохое. Отец бурился не без причины, она знала, он выглядит так, когда дела идут плохо.

— Папа, что случилось? — спросила она. Отец взглянул на Аби.

— Абигейл, отведи Лисси наверх, мне надо поговорить с Рэйчел о делах.

— Хорошо, папа, — ответила Абигейл, обеспокоенно посмотрев на Рэйчел. Когда они ушли, отец кивнул на свободные стулья возле окна.

— Рэйчел, давай сядем и поговорим. Мне надо кое-что обсудить с тобой.

Они сели в удобные кресла. Отец нервно потирал руки.

— Пока я выбирал животных, познакомился с одним местным жителем, Горацием Уайтом. Я рассказал ему, что намереваюсь здесь поселиться. Ему особенно нечего было сказать мне, так, кое-что о ведении дел на ранчо. Потом он ушел. Однако вскоре вернулся и сделал мне интересное предложение. Он намеревается все продать и переехать на Запад. Рэйчел, я отклонил его предложение, но потом стал думать, и мне показалось правильным рассказать тебе об этом. Боюсь, мы не сможем его принять из-за связанной с ним опасности. Гораций Уайт сделал очень заманчивое предложение, Рэйчел. О таком я и мечтать не мог. Я получаю его землю, его дом, скотину — у этого Уайта две тысячи голов первосортных животных. На этой сделке мы экономим половину сбережений.

— Отец! — воскликнула Рэйчел. — За половину цены такое большое стадо? Да ведь это просто чудо! В таком случае, меня не тревожит ничто, ни бродячие бандиты, ни дикие звери. Это просто невероятно! Он и дом продает! Надо поехать и посмотреть на ферму перед тем, как согласиться на покупку.

— Не думаю, что нам следует осматривать ферму или принимать решение, — грустно проговорил Эб. — Я просто посчитал нужным обсудить вопрос с тобой. Ты положила очень много сил на заботу о нас, обо мне, поэтому я не стал принимать решение без твоего участия.

— Отец, но что плохого в этом предложении? Что за опасность таится в этой ферме?

— Причина, по которой Гораций Уайт продает ферму и уезжает отсюда, — в соседе, который твердо намерен забрать скот и землю Уайта.

— Тогда почему бы ему не продать ферму этому соседу?

— Потому, что тот не даст за все хозяйство ни копейки, а с меня он получит хоть немного. Он сказал, что если я соглашусь, сосед ничего не сможет поделать.

— Но как может кто-то отнимать чужую собственность?

— Здесь это возможно. К сожалению, Рэйчел, подобное самоуправство встречается. Бывают случаи грабежа и насилия. Ведь мы на новых землях. Гораций Уайт предупредил меня об опасностях. Они уже сожгли сарай на его ферме. Я не желаю принимать этого предложения, но готов выслушать твое мнение.

— Но ведь нам предлагают в три раза больше голов скота, чем ты мог себе позволить, к тому же — готовый дом!

— На участке есть три колодца и ручей.

— Это сказка, отец! Поехали и посмотрим сами.

— Рэйчел, — голос отца прозвучал как-то необычно, и по спине девушки пробежал холодок. — Соседа Горация Уайта, который хочет присвоить его ферму, зовут Лэйман Маккиссак.