Прочитайте онлайн Тайный брак | Глава 3

Читать книгу Тайный брак
3716+966
  • Автор:
  • Перевёл: А. А. Ильина
  • Язык: ru

Глава 3

— Билли выиграл только потому, что его отец наблюдал за ним и подсказывал ему, — жаловался Оливер, потерпев поражение в теннисном матче.

Луиза забрала его из детского клуба и повела ужинать в ресторан.

Она поборола желание обнять и утешить сына. Он считал себя слишком взрослым, чтобы ласкаться к матери. У нее из головы не выходил разговор с Чезаре и его требование сделать анализ ДНК.

Луиза тихонько вздохнула, когда Оливер потянулся к компьютерной игре, и покачала головой:

— Нет, сначала поужинай, Олли. Ты знаешь правила.

— Почему нельзя? — спросил он. — Билли и его отец играют за ужином.

Луиза снова вздохнула и посмотрела туда, где за столиком, склонив головы над небольшим монитором, сидели Билли и его отец.

Чезаре стоял в портретной галерее родового замка Кастелло и рассматривал изображения своих предков. У всех Фальконари рождались сыновья. Отец Чезаре в преклонном возрасте повторно женился на аристократке из Рима, и в результате этого брака на свет появился Чезаре. Оба родителя погибли во время прогулки на паруснике, когда мальчику было шесть лет. С раннего детства Чезаре внушали, что он обязан жениться и произвести на свет очередного наследника Фальконари.

«Таков наш долг перед предками и подданными», — говорил ему отец.

Сейчас Чезаре тридцать один год. Его холостяцкое положение уже стало поводом для сильного беспокойства старейшин Народного совета и мэров коммун провинции. После расставания с Луизой, с которой он впервые в жизни потерял над собой контроль, Чезаре долгое время избегал связей. Он просто боялся снова впасть в безумие. Но вскоре обнаружилось, что даже с самыми красивыми и чувственными женщинами он оставался на удивление холодным. Эмоции его были в узде, в душе образовалась непонятная пустота, и ничто не могло заполнить ее.

Чезаре понимал, что избегает брака из-за Луизы, так как ни одна женщина, кроме нее, не сумела пробудить в нем такие сильные чувства и желания.

Он подошел к собственному портрету, написанному, когда ему был двадцать один год. Последние шесть лет Чезаре привык к мысли, что станет последним Фальконари. Он уже смирился с этим, как вдруг получил письмо от деда Луизы, в котором тот сообщал, что у него есть сын.

Сердце Чезаре тяжело колотилось в груди от внезапных и сильных эмоций. Сын. Его плоть и кровь. Он навсегда связан с этим мальчиком, и невозможно вообразить, что не полюбит его. Чезаре никогда не понимал, по каким причинам отец Луи зы отвергает дочь и всячески пытается обидеть ее. Настоящий отец не может так небрежно относиться к собственному ребенку. Чезаре обязательно станет хорошим отцом, если окажется, что Оливер — его сын. Он очень хотел, чтобы мальчик действительно был рожден от него.

И все же Луиза откровенно выказала свое нежелание иметь с Чезаре что-либо общее.

Луиза…

Он очень хорошо помнил тот день, когда впервые встретил ее. Она шла по пыльной дороге, ведущей из коммуны в замок Кастелло, голова ее была непокрыта, одежда слишком обтягивала стройное тело. Она воплощала собой мятежный дух, излучала неповиновение и страсть. Говорят, она пила пиво из бутылки, смеялась и танцевала на центральной площади, соблазняла молодых мужчин коммуны и бросала вызов их родителям.

Она посмотрела на него таким ясным взглядом и так оценивающе, что поначалу он удивился ее смелости, а затем заинтересовался ею. Ни одна девушка в провинции не решалась отрыто бросать ему вызов.

В душе Чезаре уже тогда пробудились странные чувства. Ему захотелось узнать ее, понять, почему она одета именно так, почему ведет себя подобным образом. Она заинтриговала его, заставила кровь в венах кипеть, нервы — звенеть от напряжения. Все его тело неожиданным образом превратилось в туго натянутую струну, готовую вот-вот лопнуть. Луиза — прекрасная, неподражаемая, неуловимая. Как же она была хороша, как свежа в свете солнечных лучей.

Ее глаза, казалось, обладали какой-то магической силой, а может, это были ее движения… Как бы то ни было, Чезаре попался на удочку прелестницы.

Он спросил, куда она направляется, и Луиза, тряхнув копной темноокрашенных волос, ответила, что ей скучно и она не может дождаться возможности вернуться в Лондон. Он спросил ее, как бы она проводила время, если бы была в Лондоне, и удивился, услышав, что она бы посетила Национальную портретную галерею и стала бы готовиться к поступлению в университет на факультет искусства.

Чезаре пригласил ее в замок Кастелло — посмотреть на портреты его предков. Луиза внезапно покраснела и стала такой милой и по-женски беззащитной, что ему захотелось защищать ее.

— Тебе ничто не угрожает, — заверил он ее. — Даю тебе честное слово.

— Честное слово правителя ценится выше честного слова простого смертного? — неожиданно спросила она и рассмеялась.

Чезаре опешил: ее поведение, как и эмоции, пробудившиеся в душе, поразили его.

Он показал Луизе галерею в замке Кастелло, и она быстро узнала в ней картины, написанные великими мастерами. Она удивила Чезаре, прокомментировав его собственный портрет, созданный современным и своеобразным художником Люсьеном Фрейдом.

— Могу поспорить, Альдо Барадо этот портрет не нравится, — нахально произнесла она, и Чезаре был вынужден с ней согласиться.

— Альдо Барадо хороший человек, — ответил он, защищая мэра. — Я ценю его советы и опыт.

— А его желание держать свой народ, особенно женщин, под гнетом старых традиций? Ты и это ценишь? — съязвила Луиза.

— Не хочу навредить его репутации, но понимаю, что необходимо провести реформы, что я и планирую сделать.

Даже сейчас Чезаре по-прежнему удивлялся, что так быстро и легко проник в душу к Луизе. Уже тогда он почувствовал — она обладает пониманием и состраданием.

Чезаре с самого начала осознавал, что близость между ними неизбежна.

«Я не могу уснуть потому, что еще слишком рано», — уверяла себя Луиза, стоя на балконе двухместного номера, в котором жила вместе с Оливером. Сейчас мальчик крепко спал.

Сады вокруг отеля и бассейны освещались уличными фонарями. Где-то играла музыка. С балкона Луиза видела прогуливающихся влюбленных. Мимо отеля прошла небольшая группа подростков, напоминая Луизе о ее последнем приезде на Сицилию.

Много лет назад она тоже была подростком, и ее жестоко и публично унизили.

Это произошло в середине отпуска. Отец уже три дня не разговаривал с дочерью — ему было стыдно за ее вид и поведение.

Мелинда конечно же постоянно обращала внимание на недостатки Луизы и выставляла себя и других своих дочерей очаровательными и милыми красавицами. Между молодыми женщинами велась негласная война за его расположение. Луиза знала, что эту войну ей суждено проиграть.

В один из дней, стараясь избавиться от неприятного ей сына Барадо, Пьетро, Луиза встретилась с Чезаре. Приглашение посетить замок Кастелло полностью изменило ее жизнь. Она слышала о том, с каким уважением и почти благоговением говорят о Чезаре ее бабушка и дедушка. И вот Луиза решила доказать Мелинде, что сумеет увлечь герцога Фальконари. В восемнадцать она была слишком наивна, чтобы рассуждать здраво. Ей хотелось только одного — завоевать внимание правителя.

К тому времени, когда Луиза поняла, что отношения с ним для нее важнее расположения отца, было уже слишком поздно что-то менять. Она влюбилась в Чезаре. Когда он посещал коммуну, Луиза старалась как можно чаще попадаться ему на глаза. Ей приходилось засиживаться в баре и терпеть нежелательное внимание Пьетро. Она была готова на все, лишь бы расположить к себе Чезаре. Луиза ловила каждое его слово, не обращая внимания на гнев Барато. Компания парней, которые болтались по коммуне вместе с Пьетро, смеялись над ним, потому что Луиза предпочла ему Чезаре.

— Ты дура, — в ярости говорил он ей. — Ты же ему не нужна! Ведь он богач.

Хотя Луиза была готова признать правоту Пьетро, его слова больно ранили. Она была полна решимости доказать всем, что они заблуждаются по поводу Чезаре. Никто не знал, что она частенько «случайно» забредала на территорию замка Кастелло и заглядывала в окна апартаментов хозяина. Ее упорство вознаграждалось, и Чезаре выходил, чтобы с ней погулять, поговорить и посмеяться.

Ей было хорошо с ним. Умный, сильный, красивый, он очаровал ее, покорил. Жизнь приобретала краски только в его присутствии. Только с ним она чувствовала, что существует. Это и есть искреннее преклонение.

В эти редкие, как казалось Луизе, часы она наслаждалась обществом Чезаре, она хотела взять все, что могла, выцедить счастье и радость из каждой минуты, каждой секунды, проведенной с ним. Вдали от него Луиза сгорала в пламени страсти и мечтала о новой встрече, пребывала в тревожном нетерпении.

Прошло немного времени, прежде чем эмоционально незащищенная Луиза убедила себя в том, что Чезаре ответит на ее любовь, а затем сделает своей женой. Однако, к ее разочарованию, он не предпринимал никаких попыток к сближению с ней. Вместо того чтобы принять ее молчаливое приглашение к действию, он стал сторониться ее. Но это не могло объяснить его реакцию на одно событие.

Был знойный день, коммуна праздновала. Чезаре застал Луизу и Пьетро в баре и сильно разозлился. Она решила, что всему причина — ревность.

— Если будешь и дальше так себя вести, погубишь свою репутацию, — сказал ей Чезаре, когда она обвинила его в низменном чувстве. — Именно об этом я беспокоюсь.

— А как насчет Пьетро? — с вызовом спросила она. — Разве он не рискует своей репутацией?

— В этой части света по-разному воспринимается репутация женщины и мужчины, — ответил он.

— Ну, это неправильно. И несправедливо, — возразила Луиза, вложив в слова все переживания, всю ненависть.

Вместо того чтобы давать волю чувствам по поводу несправедливого отношения к женщинам в провинции, она должна была уделить больше внимания предупреждению Чезаре. Но сейчас слишком поздно об этом сожалеть.

Она выставила себя полной дурой, отказавшись поверить в реальное положение вещей. Луиза убедила себя, что Чезаре любит ее так же страстно, как она любит его. Наивно и смешно. Однако она полностью игнорировала разделявшую их пропасть социальных условностей.

Накануне той ночи, когда был зачат их сын, Луи за весь день, точно одержимая, искала встречи с Чезаре. Он был в отъезде по делам. Она надеялась, он придет в коммуну, но он так не появился. Изнывая от желания, она притворилась, будто у нее болит голова, и ушла в свою комнату. Но спать не легла, а отправилась в замок Кастелло. Пробравшись внутрь через открытую дверь кухни, она направилась прямиком в апартаменты хозяина.

Он работал за компьютером, когда Луиза вошла в комнату. Увидев ее, Чезаре немало поразился. Он поднялся со стула. Она побежала к нему и услышала резкие слова:

— Луиза, что ты здесь делаешь? Тебе тут не место.

Вряд ли так может говорить преданный любовник. Но Луизу переполняли эмоции, поэтому она не обратила внимания на его резкость. Чезаре любит и хочет ее, и она готова доказать ему силу своего чувства.

— Я должна была прийти, — сказала она ему. — Я так сильно хочу быть с тобой. Я очень тебя люблю, Чезаре, — подчеркнула она, закрывая за собой дверь и снимая куртку.

Она пристально смотрела в его лицо и старалась воспроизвести сцену из фильма, который видела в Лондоне, где актриса, медленно раздеваясь, шла навстречу главному герою.

Снимать Луизе пришлось не слишком много — простое хлопчатобумажное платье и туфли на низких каблуках. Потом она завела руки за спину, чтобы расстегнуть лифчик, и хрипло произнесла, глядя на Чезаре в упор:

— Может быть, ты его расстегнешь, Чезаре?

Он тут же заключил ее в объятия, как она и мечтала. Прижавшись к нему, она поцеловала его в подбородок. Неуклюжий, неловкий поцелуй неопытной девушки. Нахлынувшие ощущения взволновали и шокировали Луизу. Чезаре казался ей таким мужественным, необычным и опасным. Но в его объятиях она ощущала себя вполне комфортно, так как верила в его любовь.

— Поцелуй меня, Чезаре, поцелуй меня, — говорила она, тихо постанывая и цепляясь пальцами за его предплечья.

Он попытался ее оттолкнуть:

— Перестань, Луиза. Мы оба знаем, это недопустимо.

Луиза не желала его слушать. Из рассказов подруг она знала, как приятно заниматься любовью с парнем, но сама впервые оказалась в такой ситуации.

Она поцеловала его снова. На этот раз, когда Чезаре попытался разъединить ее руки, которыми она обвила его шею, оба упали на кровать. Луиза почувствовала, как сильно возбужден Чезаре.

Дрожа от волнения и игнорируя протесты, она прижалась к нему всем телом…

Луиза смотрела в темноту. Ей стало тошно от воспоминаний. Насколько же плохо и недопустимо она себя вела.

Ей очень хотелось забыть произошедшее в ту ночь. Но образы были слишком живыми, от них было невозможно избавиться. То, что случилось в роковой час, нельзя отрицать. В конце концов, Оливер — живое доказательство ее близости с Чезаре.

Острое чувство, родившееся тогда в ее душе, не было следствием ликования от того, что она смогла соблазнить привлекательного мужчину. Также оно не было вызвано выпитым вином. Она просто влюбилась в Чезаре, и теперь ей хотелось только одного — быть с ним во что бы то ни стало. Луизе стало наплевать на окружающих, она могла думать только о Чезаре.

Она уверила себя, что и он любит ее. Лежа в его объятиях, Луиза радовалась воплощению сокровенной фантазии. Она доказала всем — и прежде всего самой себе, — что достойна глубокого и искреннего чувства, поклонения. Вон какого мужчину она поймала в сети сладострастия!

Какой же наивной дурочкой она оказалась! Поглощенная обидами на отвергающего ее отца, восемнадцатилетняя Луиза была совсем неопытной в интимных отношениях. Теоретически она знала, что должно произойти, но не подозревала, какой силы наслаждение испытает от близости с Чезаре. Уставшая от пережитых ощущений, она лежала в теплых руках, и ее сердце переполнялось любовью. По глупости она решила, что раз Чезаре не оттолкнул ее, значит, решил ответить на ее чувства.

Луиза боялась остаться с Чезаре на всю ночь. То, что между ними произошло, слишком драгоценно и должно быть сокрыто от глаз и ушей посторонних. Эта тайна принадлежит только им двоим. Луизе казалось, что если кто-то случайно прознает истину, то их с Чезаре отношения опошлятся, чувства замараются, перестанут быть того кристально белого, ослепительного оттенка — именно такими она их видела в своем богатом воображении. Для нее они были святы, неприкосновенны, и она не позволит ни одной грязной лапе коснуться их. Если дома заметят ее отсутствие, разразится скандал. Луиза хотела, чтобы именно Чезаре сообщил ее семье об их отношениях. Она уже воображала, как он, держа ее за руку, объявит родителям и всему свету об их великой любви.

— Я должна идти, — прошептала она Чезаре.

— Да, — согласился он. — Я думаю, тебе пора.

Луиза испытала укол разочарования, когда Чезаре так легко согласился отпустить ее. Он даже не предложил принять вместе душ. Но позже она убедила себя, что у них еще будет много времени и возможностей реализовать все самые безумные фантазии.

Чезаре проводил ее до дороги, ведущей в коммуну. По прошествии стольких лет Луиза понимала, что он поступил так не из желания побыть с ней подольше. Он просто хотел удостовериться, что она покинула территорию замка Кастелло.

Пройдя короткий путь до виллы, где остановилась семья Луизы, она осознала, что впервые в жизни ее мыслями завладел другой человек. Она не думала об отце. Наконец нашелся человек, которому она стала дорога, для которого стала желанна. Все ее мечты сбылись. Чезаре ее любит.

Однако все вышло не так, как рассчитывала Луиза.

Чезаре не появился ни на следующий день, ни после. А потом она узнала, что он улетел в Рим и пробудет там в течение месяца, занимаясь делами семьи.

Сначала Луиза отказывалась верить тому, что возлюбленный мог так просто оставить ее. Она даже пыталась убедить свою семью пробыть в коммуне немного дольше.

Бабушка и дедушка согласились пожить в доме еще какое-то время, и дедушка даже пошел к владельцу арендованной виллы, чтобы обсудить возможность продления их пребывания. Однако прежде чем владелец решил вопрос, к ним явился Альдо Барадо и сообщил, что им лучше всего поскорее исчезнуть.

— Вам здесь больше не рады, — сердито сказал он, затем повернулся к отцу Луизы и жестко произнес: — Ни один отец в нашей коммуне и на всей Сицилии не позволит своей дочери вести себя так, как ведет себя ваша дочь. Она позорит всех нас, но больше всего — своего отца. Вы не смотрите за ней, она без зазрения совести флиртует с молодыми парнями из нашей коммуны и, без сомнения, надеется выскочить за одного из них замуж. — Затем Барадо повернулся к Луизе и посмотрел на нее с холодным гневом: — К счастью, молодые люди прислушались к моим советам. Отныне мы не воспринимаем вас как полноправных членов коммуны.

Не в состоянии смириться с происходящим, Луи за схватила мэра за рукав, пытаясь заставить его замолчать. Он с отвращением отстранился, будто боясь испачкаться от ее прикосновения, но Луиза проигнорировала его реакцию и сказала:

— Чезаре этого не допустит. Он любит меня.

— Наш правитель находится в Риме и пробудет там до тех пор, пока ты не уедешь. Он последовал моему совету и признался, что совершил глупость.

Что касается его любви к тебе… Неужели ты думаешь, что порядочный человек, не говоря уже о представителе великого семейства, когда-нибудь полюбит такую женщину, как ты?

— Он рассказал вам… о нас? — спросила шокированная и обиженная Луиза.

— Конечно, он рассказал мне обо всем.

Произнеся эти слова, мэр развернулся и ушел, не оставив Луизе иного выбора, кроме как вернуться к своей семье. Отец разозлился и дал волю ярости. Он не привык выслушивать критику от кого бы то ни было. Родное дитя опозорило его! Как такое могло случиться?! Выставила его в дурном свете! Снова и снова он повторял, какая Луиза ужасная дочь и не достойна быть членом коммуны.

— Подумать только, сколько времени и денег я на тебя потратил! И чем ты мне отплатила? Я вынужден выслушивать обвинения от человека, едва ли многим отличающегося от козопаса. Боже мой, если об этом узнает кто-нибудь в университете, я стану настоящим посмешищем. И все из-за тебя!

— Дорогой, я ведь предупреждала, чтобы ты ее не баловал, — притворно нежно улыбнулась Мелинда. — Она действительно не заслуживает такого замечательного отца, как ты. Я часто об этом говорила.

На душе Луизы стало совсем тяжело, когда она увидела обиженные взгляды бабушки и дедушки.

Поездка в аэропорт стала настоящим кошмаром. По пути они проезжали через центральную площадь, и жители демонстративно отворачивались, а некоторые молодые люди даже бросали камни в машину.

«Мне уже давно не восемнадцать», — напомнила себе Луиза.

Ей почти двадцать восемь. Она стала высококвалифицированным психологом и ежедневно помогает людям, чьи проблемы намного серьезнее, чем ее.

Сейчас она должна поступать так, как будет лучше для Оливера. И еще ей нужно исполнить волю бабушки и дедушки. Если для получения разрешения на захоронение их праха придется согласиться на проведение анализа ДНК, она сделает это.