Прочитайте онлайн Тайная победа | Глава 9

Читать книгу Тайная победа
3818+7699
  • Автор:
  • Перевёл: А. С. Мейсигова
  • Язык: ru

Глава 9

Джессика приложила образец шифона светло-персикового цвета к нежно-зеленому, как первые весенние листья, шелку. Нет. Все равно смотрелось не так. Слишком невыразительно.

Она кинула материю на растущую гору из отвергнутых образцов и взяла атлас изумрудно-зеленого оттенка. Совместив две ткани, она опять отошла. На этот раз результат ее несказанно обрадовал. Да, то, что надо! От знакомого прилива вдохновения, которое она чувствовала, когда находила нужный дизайн или сочетание цветов, ей захотелось пуститься в пляс.

Джессика быстро направилась к рабочему столу и взяла простой карандаш. Она смахнула почти готовый набросок платья на пол и начала рисовать заново. Тот дизайн был плохой – простой и не очень элегантный. Наряд надо сделать более пышным, роскошным. Джессика нарисовала юбку, добавила к ней три, нет, четыре широких волана, один над другим. Она принялась детально вырисовывать их, а потом пустила по низу каждого из них широкую шифоновую ленту персикового цвета. Через каждые двадцать дюймов ее нужно будет присборить и украсить бутоном из ярко-зеленого атласа, который будет сидеть в обрамлении плотного кружева красно-коричневого цвета.

На одну юбку таких бутонов уйдет полторы сотни, в диаметре они будут примерно дюйма три. Нет, даже больше – пять. А теперь пора приниматься за лиф.

Джессика нарисовала тонкую талию, которая на фоне пышной юбки выглядела еще изящнее, потом провела линии вверх. Плечи будут обнажены, а декольте – таким низким, что все вокруг только и будут на него смотреть. Да, она слегка прикроет его персиковым шифоном, но ткань лишь чуть-чуть скроет молочно-белую кожу груди. Спереди лиф будет украшать такой же ярко-зеленый бутон, как и на юбке, только большего размера. Его надо поместить в самую нижнюю точку декольте, и тогда ложбинка груди будет еще сильнее притягивать к себе взгляды. Второй такой цветок нужно пришить спереди на талию, туда, где лиф острым углом заходит на юбку.

Джессика рисовала платье долго. Она выписывала каждую оборку и волан, каждый бутон, сидевший в складках кружева.

Этот наряд заказала герцогиня Хоторн для июньского бала в честь дня рождения королевы. И когда Джессика ездила к мадам Ламонт пять дней назад, та попросила ее придумать нечто достойное такого события. А еще в ту ночь муж запретил ей выходить из дома без разрешения. А потом она двое суток сидела у его постели и помогала справиться с приступом малярии. Да так устала, что заснула рядом с ним.

Джессика вздохнула и откинулась на спинку стула. Ее взгляд упал на записку, лежавшую на полу. Она подошла, прочитала ее и открыла дверь.

– Доброе утро, Марта, – сказала она.

– Уже полдень, Джессика. Боюсь, вы заработались и забыли про время.

– Ох. – Джессика глянула в окно. Солнце сияло высоко в небе и уже немного клонилось к западу. – Но я почти закончила, – сказала она, протягивая ей рисунок. – Как тебе нравится?

Марта стала рассматривать новое платье. Джессика увидела, как округлились глаза служанки, а брови полезли наверх. Потом Марта широко улыбнулась и сказала:

– Ох, моя девочка, оно очень красивое. А на герцогине с ее смуглой кожей и золотистыми волосами платье будет выглядеть просто превосходно.

– Ты так думаешь? – Джессика взяла набросок и еще раз посмотрела на него.

На мгновение она представила, какое это счастье, когда можно надеть такой наряд и закружиться в нем на балу в объятиях любимого мужчины. Когда можно слышать музыку и восторженные вздохи людей вокруг. Когда на тебя смотрят с улыбкой и радостью, а не хмурятся и поводят недоуменно плечами, стоит тебе неправильно прочитать по губам, что они говорят.

Джессика одернула себя, запрещая мечтать о том, что никогда не произойдет. Она думала, что такие мысли остались в далеком прошлом. Еще в юности ей стало ясно, что глухота навсегда изменила ее жизнь. Совершенно непонятно, почему они вдруг вернулись к ней.

– Может, ты принесешь обед сюда, Марта? Я хочу еще немного поработать над платьем.

– Прошу прощения, но хозяин ждет вас в кабинете.

– Хозяин? Граф Норткот?

Марта слегка улыбнулась и ответила:

– Да, дорогая.

– Он сказал, что ему нужно?

– Нет. Только попросил передать, чтобы вы пришли к нему, как освободитесь.

Джессика постаралась выглядеть спокойно.

– Спасибо, Марта, – непринужденно сказала она, упорно делая вид, что ее не волнует тот факт, что, хотя со дня свадьбы прошла неделя, супруг только сейчас захотел с ней поговорить. – Скажи графу Норткоту, что я сейчас спущусь к нему.

– Хорошо. – И Марта вышла в коридор, оставив ее одну.

Джессика вздохнула и расправила складки своего дневного, в зеленую и белую полоску, платья. Оно было изрядно поношенным, особенно манжеты на рукавах. Джессика пожалела, что не выбрала утром темно-синее платье, но переодеваться сейчас не было времени.

Она смыла с пальцев пятна от карандаша, пригладила волосы, выбившиеся из пучка. Прическа была в порядке, и только несколько непокорных прядей, с которыми она никак не могла сладить, постоянно падали ей на лицо. Джессика направилась вниз, с удивлением замечая, как сильно нервничает.

Дверь в кабинет была открыта. Муж стоял спиной к ней и опирался руками о раму решетчатого окна. Густые темные волосы касались сзади воротника рубашки.

Джессика помнила, как она гладила их, откидывая пряди с лица. Она знала, что один непослушный локон постоянно падает ему на лоб, и когда Саймон повернется, тот опять будет там.

Саймон не надел жилетку и сюртук, только белоснежную, свободного покроя рубашку, которая подчеркивала загорелую кожу. Ноги облегали черные бриджи. Причем так сильно, что у Джессики вспыхнули щеки. Ее руки знали, каково это – касаться упругих рельефных мышц его тела.

Джессика стояла неподвижно, но Саймон словно почувствовал ее присутствие и повернулся. Их взгляды встретились.

Его щеки были гладко выбриты, лицо казалось немного бледным и осунувшимся, что встревожило Джессику. Но зато к нему вернулись его прежние властность и желание все контролировать, с которыми она сражалась с самой их первой встречи.

Джессика была уверена, что ей удастся сохранять спокойствие, но, оказавшись наедине с Саймоном, немного запаниковала. Ей казалось, что, идя по коридору, она настроилась на разговор и отрепетировала все слова, которые хотела сказать мужу. Но одного его взгляда хватило, чтобы заготовленные фразы вылетели в окно, словно подхваченные легким весенним ветерком.

Взяв себя в руки, Джессика проглотила комок в горле и спросила:

– Вы хотели меня видеть?

Саймон пристально, оценивающе смотрел на нее, и от этого ей стало совсем не по себе. Он стоял, заложив руки за спину, и его черные глаза буквально сверлили ее. Джессика сразу догадалась, о чем думал ее муж. По выражению его лица было понятно, какие чувства вызывали в нем ее простая прическа и старомодное платье с глухим воротником и потертыми рукавами.

– Садитесь, – сказал Саймон, указывая на кресло, – то самое, на котором она сидела в первую ночь, когда пришла к нему.

Он шагнул к ней, но Джессика отступила, и тогда Саймон остановился. Они находились в той самой комнате, где впервые встретились, где поцеловались…

Джессика вспомнила страстные объятия Саймона, этот неожиданный головокружительный поцелуй… И почувствовала, как от одного этого у нее вскипела кровь в жилах. Не в силах смотреть в глаза Саймону, Джессика отвернулась. А когда, собравшись с духом, снова глянула на мужа, то поняла по его немного смущенному виду, что он тоже сейчас вспоминал об этом.

Джессика не хотела садиться в то кресло. Она нашла стул и села на него. Увидев это, Саймон понимающе улыбнулся. Он занял место за письменным столом, который располагался как раз напротив Джессики.

– Сначала я хочу попросить прощения за то, что оставил вас одну, – несколько неожиданно начал граф. – Жаль, что вам пришлось в одиночестве привыкать к новому дому, но обстоятельства были выше моих сил.

– Не волнуйтесь, вы не обязаны объяснять, где были и чем занимались.

Саймон сдвинул брови. Похоже, это заявление ему не понравилось.

– Так же как и вы не сочли нужным объяснить, где были той ночью?

– Я думала, вам все равно, – вздернув подбородок, заявила Джессика.

Саймон удивленно глянул на нее.

– Вы считали, мне все равно, что вы ходите где-то одна после полуночи?

– Я сделала такой вывод, учитывая ваше отношение ко мне, – ответила Джессика.

– Ясно, – бросил Саймон.

Джессика кашлянула и заявила:

– Мы оба знаем, что вступили в брак по расчету. Потому и вы, и я не питаем никаких иллюзий насчет нашего союза. Ваши дела никоим образом не должны меня касаться, как и мои вас. Потому я думаю, что нам лучше сразу обговорить все скользкие моменты.

– Какие, например?

– У каждого из нас есть свои привычки, свои раз и навсегда заведенные правила жизни. Нам следует обсудить все это, чтобы как можно меньше мешать друг другу. Ведь мы же живем под одной крышей.

Саймон мрачно сдвинул брови. А потом уточнил:

– Вы предлагаете составить расписание, чтобы как можно реже встречаться друг с другом?

– Я предлагаю лишь устроить все так, чтобы мы не усложняли друг другу жизнь. – Джессика увидела, как Саймон сжал руки в кулаки, как заиграли мышцы его челюстей. Ей стало не по себе. – Неужели вам не нравится мое предложение? Я думала, вы ему обрадуетесь.

– Обрадуюсь? С чего вы так решили?

– Ну, вы же с самого начала четко дали мне знать, что не желаете иметь со мной ничего общего. Мы оба привыкли жить сами по себе, и я не думаю, что нам надо менять это только потому, что теперь мы стали мужем и женой. Наш брак ведь, в конце концов, просто деловое соглашение.

Саймон неожиданно резко отодвинул назад стул и встал. Опершись о стол обеими руками, он сказал:

– Может, для вас это формальность, но когда я согласился взять вас в жены, то понимал, что беру на себя некие обязательства. Может, мы никогда не станем близки, но вы теперь графиня Норткот и…

Саймон отвернулся от нее и подошел к окну. Теперь Джессика не знала, что он говорил ей.

– Вам понятно? – прочитала по губам она, когда муж глянул на нее.

Джессика почувствовала, что краснеет.

– Извините, Саймон, но я понимаю, что мне говорят, только когда этот человек смотрит мне в лицо.

Он на мгновение закрыл глаза и опустил голову.

– Простите меня, – сказал Саймон, когда вновь взглянул на Джессику. – Мне нужно время, чтобы привыкнуть. – Он прокашлялся и начал снова: – Я предлагаю, что нам нужно немного подождать, прежде чем устанавливать правила. Может, окажется, что мы прекрасно уживемся под одной крышей и без них.

Джессика отвела взгляд. Она не знала, как на это реагировать. А когда посмотрела на Саймона, то увидела, что тот встал рядом с ней.

– Марта сказала, вы не обедали. Чем же таким интересным вы занимались, что забыли поесть?

Джессика тяжело сглотнула.

– Я… я… смотрела материи на новое платье.

Саймон глянул на ее поношенный воротничок и рукава.

– Это хорошо. Судя по тем платьям, которые я на вас видел, вам срочно нужно обновить гардероб.

Джессика покраснела еще сильнее.

– Спускаясь вниз, я остановился у ваших комнат, но вас там не было. Я решил, что вы вышли.

– Нет, – покачала головой Джессика. – Я говорила, что не выезжаю утром.

– Я помню. – Саймон сложил руки за спиной и выпрямился. – Думаю, пришло время изменить эту привычку. Я подожду, пока вы пообедаете и переоденетесь во что-нибудь получше, а потом мы поедем на прогулку.

– На прогулку?

– Да. В парк.

Джессика почувствовала, как от страха у нее ушло сердце в пятки. Ей стало нехорошо.

– Нет-нет, – поспешно отказалась девушка. – Я лучше останусь дома. – Если вы хотите проехаться, я скажу, чтобы Ходжкисс распорядился заложить коляску и… – Джессика подобрала бело-зеленую юбку платья и уже собралась бежать, но Саймон остановил ее:

– Вы меня не поняли. Я хочу ехать с вами.

Однако Джессика стояла на своем:

– Простите, но я никогда не выхожу из дома днем.

– Это плохая привычка. Давайте попробуем ее изменить. – Саймон смотрел на нее довольно дружелюбно, но его взгляд говорил, что он тоже не был намерен уступать.

Джессика шагнула к нему и твердо сказала:

– Нет. Я стараюсь как можно реже бывать на людях. А в это время весь высший свет как раз выезжает в парк. Представляю, кого мы там встретим!

Саймон улыбнулся ей широко, удовлетворенно:

– И я тоже. Мы там встретим сливки общества, самых влиятельных людей Лондона. Пора им уже познакомиться с графиней Норткот.

– Но я не могу!

Саймон наклонился к ней и тихо проговорил:

– А вы попробуйте. Нельзя же вечно прятаться. Вы теперь стали графиней и должны вести себя соответственно.

– А вдруг они узнают, что я глухая?

Саймон нахмурился.

– Почему вы так печетесь насчет своей глухоты?

– Потому что это очень серьезный недостаток.

– Так считаете только вы.

Джессика разозлилась. Не желая останавливаться, она выплеснула на него все, что думала по этому поводу:

– Когда общество узнает о нем, то вы сто раз пожалеете, что не дали мне и дальше прятаться дома. Когда все начнут смеяться над вами и показывать на вас пальцем из-за того, что вы женились на глухой, вы раскаетесь в своем поступке, но будет уже поздно.

Саймон одним взмахом руки отмел ее страхи.

– Люди ни о чем не узнают. Вы слишком умны для этого.

– Жаль, что не могу сказать про вас того же.

Саймон слегка поклонился ей, признавая правоту ее слов, и улыбнулся:

– Да, я неисправимо глуп. Я поклялся, что никогда не женюсь, но в итоге сделал все наоборот. Будет здорово, если вы тоже нарушите клятву и все-таки поедете кататься днем.

Он протянул ей руку, чтобы вывести из кабинета. Джессика не взяла ее и направилась к выходу сама. Встав на пороге, она повернулась к Саймону и, борясь со страхом, готовым задушить ее, сказала:

– Наступит день, когда вы пожалеете, что не послушались меня.

– Я запомню, что вы меня предупреждали.

Джессика отвернулась от него, не в силах больше бороться.

В холле они встретили Санджая. Саймон сказал ему:

– Пусть миссис Грейвз приготовит тарелку с холодными закусками. И попросите миссис Франклин подобрать графине какое-нибудь красивое платье.

– Хорошо, хозяин, – ответил Санджай с улыбкой на лице. – Я займусь этим немедленно.

Когда они остались наедине, Саймон повернулся к Джессике и тронул ее за подбородок, показывая, что будет сейчас говорить с ней.

– Доверьтесь мне. Я дал клятву защищать вас, и рядом со мной вы всегда будете в безопасности.

Джессика была так напугана предстоящей поездкой, что его слова не принесли ей облегчения.

– Вам будет так же плохо, как и мне, когда в обществе узнают, что вы женились на глухой. Над вами будут смеяться, вас будут унижать и…

Саймон схватил ее за плечи.

– Замолчите! – воскликнул он. – Вы считаете, меня волнует, что общество думает обо мне? Вам лучше позаботиться о своей репутации, Джессика. Люди считают, что вы вышли замуж за убийцу.

Не отводя от него взгляда, девушка сказала:

– Высший свет склонен верить самому худшему.

– А вы – нет? – Джессика открыла рот, чтобы ответить, но Саймон поднял руку, заставляя ее остановиться. – Это не важно, – сказал он. – Пойдемте в столовую, туда уже отнесли легкие закуски для вас. Во всяком случае, мы встретимся с хищниками на полный желудок.

Они направились туда. Саймон выдвинул для Джессики стул, та села и сделала глоток вина из бокала, стоявшего на подносе.

Ей в который раз пришлось убедиться, что Саймон умеет настаивать на своем. Почему-то ему захотелось сразиться с ее страхами и победить их. Но пока сердце Джессики тревожно сжималось при мысли о том, что может произойти на прогулке. Высший свет жесток, уж об этом она знала не понаслышке.

Хотя муж поклялся защищать ее, но даже свирепый граф Норткот не сможет победить общество, если все его члены набросятся на него.