Прочитайте онлайн Тайная победа | Глава 6

Читать книгу Тайная победа
3818+7682
  • Автор:
  • Перевёл: А. С. Мейсигова
  • Язык: ru

Глава 6

Черт побери, девчонка сказала правду. Она действительно приходится Танхиллу сводной сестрой.

Саймон старался не обращать внимания на то, как тревожно бьется у него сердце, и спокойно смотрел из окна кабинета, ожидая возвращения Джеймса. Джессика все еще находилась в гостиной. Герцогиня решила, что для нее будет лучше не видеть его в момент, когда к ней вернется сознание.

Окно выходило в сад, и Саймон смотрел на пару соловьев, которые сидели на ветке ольхи. Была весна, и почки дерева были готовы взорваться свежей зеленью.

Итак, эта девушка доводилась Танхиллу сестрой. Саймон вспоминал все, что говорила ему вчера Джессика, и каждое ее слово, каждый жест представали перед ним в истинном свете. Он вспоминал ее бледность, отчаяние во взгляде, попытку спрятать страх под маской храбрости. И то, как он говорил с ней, как практически назвал ее в лицо шлюхой, желающей продать тело за его титул. Саймон тряхнул головой, пытаясь изгнать неприятные воспоминания, но у него ничего не вышло.

Соловей в саду начал петь. Он делал это громко и старательно, словно у него был праздник. Саймон глянул на вторую, меньшую по размеру птицу, которая сидела рядом с ним на ветке. Наверное, соловью в отличие от него действительно было отчего радоваться.

За его спиной открылась дверь.

– Она в порядке? – спросил Саймон, не поворачиваясь. Он намеренно старался говорить спокойным, ровным голосом.

– Да. Они с Мелиндой сейчас придут сюда. – Герцог подошел к столу и налил две чашки чая. Одну из них он подал другу. – Или, может, ты хочешь чего-нибудь покрепче? – спросил он, кивая в сторону графина с бренди, стоявшего на огромном письменном столе.

– Может, яда? – отозвался Саймон, иронично кривя губы.

Джеймс тоже усмехнулся и произнес:

– Прости, но выглядишь ты просто ужасно.

Саймон пригладил ладонью растрепанные волосы.

– Надеюсь, что ты от меня такой комплимент никогда не услышишь.

Перед камином в кабинете стояло два мягких кресла. Джеймс сел в одно из них и обратился к другу:

– Садись, Саймон. Давай посмотрим на ситуацию логически.

– Проклятие, но это невозможно! У меня появилась возможность спасти Рейвнскрофт – само поместье, поля, леса и пруды. Помочь людям, живущим на моей земле, починить свои дома, которые совсем обветшали с тех пор, как мой отец и его молодая жена начали швырять деньги направо и налево. А еще отреставрировать церковь и… – Саймон остановился и перевел дух. Мысли теснились в его голове, и слова не поспевали за ними. Через секунду он продолжил: – И поправить дела в других поместьях рода Норткотов. Для этого мне надо только жениться на сестре Танхилла и надеяться, что та не сбежит с садовником и не унизит меня еще сильнее, чем моя первая невеста. Это логический взгляд на ситуацию?

Джеймс ответил не сразу. Когда он заговорил, его голос звучал мягко, сочувственно:

– Возможно, есть другой выход.

Саймон отставил чашку на край письменного стола и, сев в кресло, повернулся лицом к другу.

– Джессика пришла к нам так рано утром, чтобы попросить о помощи. Она решила бежать из Англии. Подумала, что, может, в колониях ей удастся спрятаться от брата.

Саймон наклонился вперед и уперся локтями о колени.

– Ты знаешь, это ее не спасет, – сказал он.

– Но Джессика не может оставаться в стране без какой-либо защиты, – отозвался Джеймс. – Скоро она станет очень богатой женщиной. Танхилл из кожи вон будет лезть, чтобы заполучить эти деньги. Ты знаешь, что он за человек. Танхилл заставит суд признать ее неполноценной, а потом запрет Джессику в доме для умалишенных. А если это у него не получится, то он…

Саймон докончил с тяжелым вздохом:

– Просто убьет ее. Нам с тобой известно, что Танхилл обожает мучить тех, кто слабее.

– То, что он убил служанку в таверне, так и не смогли доказать.

– Я знаю. – Саймон откинулся на спинку кресла и коснулся груди, где под рубашкой чувствовался шрам, который шел от одного плеча к другому. Он постарался подавить слепую ярость, которая вспыхнула в его сердце, но искаженные от муки лица людей, которых Танхилл зверски убивал в Индии, продолжали стоять перед его мысленным взором. Это было невозможно забыть.

Джеймс прервал его невеселые воспоминания. Он наклонился к нему и спросил:

– Так что ты собираешься делать?

Саймон ответил не сразу. В свое время, когда его невеста сбежала с его же собственным отцом, он поклялся, что никогда не женится, что обойдется без привязанностей, без семьи и детей, больше не влюбится в очередную лживую искательницу денег. Сейчас эти клятвы ожили в его сердце и терзали его, смеясь над ним, мучая его противным смехом. Он сам совсем недавно говорил Джеймсу, что скорее увидит Рейвнскрофт в руинах, чем решится на женитьбу ради его спасения.

Но, с другой стороны, он также поклялся отомстить барону Танхиллу. Саймон опять нащупал шрам под рубашкой, и сомнения отпали сами собой.

– Да, я женюсь на ней, – наконец сказал он вслух.

Судя по лицу Джеймса, такого оборота тот не ожидал.

– Как ты думаешь, что станет делать Танхилл, когда узнает о вашем браке? – тут же спросил Джеймс. – Когда поймет, что деньги, которые он хотел забрать себе, стали твоими?

– Конечно, постарается убить меня. Иначе ему никогда не добраться до состояния Джессики.

– Ты сильно рискуешь, Саймон.

– Это именно то, что мне нужно. – Саймон на мгновение закрыл глаза. Это был шанс всей его жизни. Теперь Танхилл поплатится за все, что сделал в Индии. – Я не ожидаю, что ты поймешь меня, Джеймс, но для меня это возможность наконец победить моих внутренних демонов.

– Для тебя так важно уничтожить Танхилла?

– Ты не представляешь насколько. Я готов заключить сделку с самим дьяволом, если тот пообещает мне сгноить Танхилла в аду.

– Женившись на Джессике, ты устроишь ему настоящий ад.

– Очень на это рассчитываю.

Джеймс ничего не ответил. Несколько минут он сидел и внимательно смотрел на Саймона. В его взгляде читалось искреннее сочувствие.

– А что насчет Джессики? – наконец спросил он. – Как ты смотришь на ее глухоту?

Саймон встал и подошел к окну. Оттуда на него глянуло его отражение.

– Мне нет дела до ее глухоты, – ответил он. – Как, впрочем, нет дела до нее самой. – Он уперся ладонями в подоконник и, наклонив голову, продолжил: – Наш брак будет формальностью. Мы оба вступаем в него, потому что нам это выгодно. Я дам ей защиту от Танхилла. А она взамен даст мне деньги, которые спасут Рейвнскрофт и…

– Саймон, – прервал его Джеймс.

Саймон не слышал, как открылась дверь, не видел, что Джессика вошла в кабинет.

Он поднял голову, стараясь подавить неловкость. Джессика тоже отражалась в стекле окна. Она стояла рядом с Мелиндой недалеко от двери и пристально смотрела на его отражение. Саймон тут же повернулся. Ему показалось, что он увидел боль в ее глазах. Но девушка тут же вздернула подбородок и расправила плечи, принимая свой обычный независимый вид.

Черт побери, когда она вошла в кабинет? Вдруг ей удалось разглядеть в окне, о чем он говорил Джеймсу?

Саймон посмотрел на ее бледное лицо, губы. И тут же вспомнил, как страстно целовал их прошлой ночью. От этого ему стало совсем не по себе. Он вздрогнул и отвел взгляд от лица Джессики.

Саймон увидел, что ее руки сжаты в кулаки. Те самые руки, которые вчера касались его с невероятной нежностью, крепко обнимали за шею…

Саймон подавил мысль, что, возможно, ему не все равно, какие чувства сейчас испытывает Джессика. Он слишком хорошо помнил, к чему могла привести слабость в отношениях с женщинами.

Джеймс направился к дамам, чтобы помочь им присесть, но остановился, когда Джессика предупредительно подняла руку.

– Я решила не оставаться, ваша светлость. И зашла, только чтобы принести свои извинения и попросить вас нанести мне визит, когда у вас появится время.

– Нет, Джессика, – возразил Джейс. – Пожалуйста, останьтесь. Я уверен, все вместе мы решим вашу проблему. – И он глянул на Саймона, ожидая, что тот продолжит.

Но граф молчал.

– Не стоит, – ответила Джессика и обожгла Саймона убийственным взглядом. Ее голос был полон ненависти. – После вчерашней ночи нам больше не о чем говорить с графом Норткотом.

Тут Саймон словно очнулся. Он шагнул к ней и сказал:

– Думаю, вы ошибаетесь. – Джессика еще упрямее вздернула вверх подбородок, но Саймон продолжил: – Вчера вы предложили мне взять вас в жены, и я отказался. Так вот – я передумал.

– И я тоже, – заявила девушка. Она выговаривала слова со светской любезностью, но ее взгляд был похож на взгляд змеи, готовой вцепиться в него ядовитыми зубами. – Скорее в аду пойдет снег, чем я выйду за вас замуж, милорд.

Саймон выдержал ее обжигающий взгляд, а потом улыбнулся:

– С этим у нас нет проблем. С дьяволом я на короткой ноге и уже обо всем договорился. Там только что ударил мороз.

После такого заявления воцарилась тишина. Джессика, опустив глаза, думала над его словами. Они оказались для нее полной неожиданностью.

– Я передумала, – наконец сказала она твердым, холодным голосом. – У меня больше нет желания выходить за вас замуж.

Граф пристально смотрел на нее. Он по-прежнему больше походил на пирата, чем на дворянина, и выглядел несколько неуместно в кабинете герцога. Ему нужно было выспаться, побриться и переодеться, но по какой-то непонятной причине Саймон казался ей в этот момент невероятно красивым.

– Джеймс, – позвал он друга, не спуская с нее глаз.

Джессика тоже не отводила взгляд. Между ними словно шла невидимая борьба.

– Пожалуйста, оставь нас наедине ненадолго и пошли кого-нибудь за моим поверенным, – сказал он Джеймсу.

При мысли о том, что ей предстоит остаться с Норткотом наедине, Джессика запаниковала.

– Нет, я не хочу… – начала она. Но граф ее не слушал и продолжил говорить:

– И, Джеймс, будь наготове. Брак должен быть заключен по всем правилам. Нельзя допустить ни малейшей ошибки – от его законности зависит наше будущее.

Джессика почувствовала, как кровь бросилась ей в голову. У нее зазвенело в ушах. Она смотрела на рот Норткота, стараясь не пропустить ни слова. Похоже, он всерьез решил сделать ее своей женой.

Господи, помоги ей!

Вчера ночью она отчаянно желала, чтобы Норткот согласился жениться на ней. Сейчас ей с такой же силой хотелось избежать этой участи. Во время долгой бессонной ночи она поняла, что просить защиты у незнакомого мужчины ее заставил страх, а не разум. К счастью, Норткот отказал ей. Второй раз она такую ошибку не допустит.

Джессика посмотрела на его губы. Граф отдавал приказы Джеймсу, как будто был его командиром. Даже Мелинда внимательно смотрела на него, широко открыв глаза, пока мужчины обсуждали планы на будущее. Они вели себя так, будто самой Джессики в кабинете не было.

Граф дважды отводил от нее взгляд, но потом снова смотрел на нее, и каждый раз сердце у Джессики уходило в пятки.

В какой-то момент ей захотелось развернуться и сбежать, но Джессика заставила себя сдержаться. С мужчиной, который отдавал приказы и так решительно брал под свой контроль ее будущее, следовало считаться. Да, ей было страшно, но Джессика понимала – сейчас только он стоял между ней и домом для умалишенных. Хотя граф казался ей жестоким и бесчувственным, она нуждалась в нем. И потому Джессика тяжело вздохнула и продолжила наблюдать за тем, с каким мастерством Норткот распоряжается насчет адвокатов, свидетелей и всего остального. Да, такой мужчина точно не испугается Колина.

Потом Норткот быстро подошел к ней, коснулся пальцем ее щеки, побуждая Джессику поднять голову – так, чтобы она видела его губы. От близости Норткота ей стало трудно дышать, сердце бешено забилось в груди. Его прикосновение противоречило суровому взгляду, оно было легким, почти нежным.

– А теперь, с вашего позволения, я хотел бы остаться с Джессикой наедине, – обратился Саймон к Мелинде и Джеймсу. – Нам нужно все обсудить. – Он глянул на Мелинду, потом опять на Джессику и добавил: – Обещаю, ваша подруга будет в безопасности.

Джессике показалось, что весь мир замер.

«Она будет в безопасности».

Ее сердце словно превратилось в мягкого котенка, тепло от которого медленно разлилось по всей груди и опустилось в самый низ живота.

«Обещаю, она будет в безопасности».

У Джессики перехватило дыхание. Как давно ей хотелось, чтобы кто-нибудь сказал такие слова. С того момента, как лихорадка бросила ее в ужасный, одинокий мир тишины, Джессика мечтала о том, что найдется человек, который даст ей такое прекрасное обещание.

– Джеймс, ты знаешь, кто поверенный по делам Джессики? – спросил Норткот.

– Да.

– Хорошо. Тогда пошли и за ним тоже.

Мелинда взяла подругу за руку и крепко сжала ее.

– Зови, если понадоблюсь. – Она обняла Джессику. – И не волнуйся. Думаю, все будет хорошо.

Джессика кивнула и отошла. Норткот стоял к ней так близко, что у нее закружилась голова. Джессика, затаив дыхание, ощущала рядом его высокую неподвижную фигуру. Он буквально пронзал ее своим взглядом, который стал еще решительнее, когда герцог с женой закрыли дверь и оставили их вдвоем.

Джессика поняла, что с этого момента ее жизнь никогда уже не будет прежней.

Саймон подошел к камину и уставился на огонь. Он схватился руками за оба края каминной полки длиной больше шести футов и так сильно сжал пальцы, что те побелели, а мускулы рук будто вспыхнули огнем. Но боль в них на мгновение заставила забыть о боли в сердце. Он опустил голову и перевел дыхание.

Саймон ждал, когда услышит по крайней мере шелест платья Джессики. Но в кабинете стояла тишина. Наверное, ей так страшно, что она не смеет двинуться.

И Саймон ее понимал. Он знал, что выглядит как преступник – нечесаные, взлохмаченные волосы, черная щетина на щеках, красные, воспаленные глаза. Черт, он даже не удосужился переодеться после вчерашней ночи.

В таком виде нельзя было показываться перед близкими друзьями, не говоря уж о том, чтобы просить юную невинную девушку стать его женой.

Жена. Будь все проклято!

Саймон зажмурил глаза и опять медленно перевел дыхание. В это мгновение раздался мягкий голос Джессики.

– Почему? – спросила она.

Саймон повернулся к ней. На ее лице было написано страдание.

– Что вы хотите знать? Почему я решил жениться на вас?

– Да. – Джессика шагнула к нему. – Ничего не изменилось. Я… – она запнулась, – я по-прежнему глухая.

– Вы сами сказали вчера ночью, что можете спасти Рейвнскрофт.

– Да, но вчера ночью вы отвергли мои деньги. А сегодня вдруг резко передумали. Что заставило вас изменить решение?

Их взгляды встретились.

– Я не поверил вам вчера, – просто ответил Саймон. – Теперь Джеймс полностью подтвердил ваши слова.

Это было правдивое объяснение. Но не полное. Он не мог сказать Джессике, что главным для него были не деньги, а возможность отомстить. Шанс поквитаться с Танхиллом за то, что он сделал в Индии, значил для него гораздо больше, чем Рейвнскрофт. И уж куда больше, чем сама Джессика. Но он не мог так оскорбить ее.

Да, ему был нужен ее сводный брат. Чтобы тот ответил за боль, которую причинил. За жизни, которые отнял у людей.

Саймон потер ладонями глаза и указал на диван.

– Давайте присядем.

Она опустилась на мягкое сиденье и сложила руки на коленях. Саймон подошел, чтобы сесть рядом, но Джессика остановила его:

– Нет. Пожалуйста, сядьте вот сюда. – И она указала на стул напротив.

– Я не буду кусаться. Обещаю.

– Вы меня не пугаете. Просто мне легче видеть, что вы говорите, когда сидите ко мне лицом.

Говоря эти слова, Джессика покраснела. Саймон вздохнул и ответил:

– Простите. Я не подумал.

– Просто вы не знали.

Он сел на стул и, глядя ей в глаза, сказал:

– Вы понимаете, почему единственный ваш выход – выйти замуж?

– Я так не думаю. Вот у вас для спасения поместья есть только одна возможность – выгодно жениться. Я же могу уехать из Англии и…

Саймон остановил ее, подняв руку, и наклонился вперед. От неожиданности девушка вздрогнула.

– Одна вы не справитесь. Ведь вы же ничего не слышите. – Он уперся руками о колени и сжал руки в кулаки. Ему нужно было во что бы то ни стало убедить Джессику в том, что ее план никуда не годен. – Молодой, неопытной девушке сложно выжить одной даже тут, в Лондоне, где есть друзья и родственники, где все знакомо. Если вы отправитесь в чужую страну, то пропадете там. Вас никто не защитит. Вы слишком невинны и неопытны.

– Я не настолько глупа, как вы думаете, Норткот, и могу сама о себе позаботиться. Вы забываете, что я уже десять лет живу одна и сама решаю все свои проблемы.

Саймон иронично скривил губы и ответил:

– И все эти годы вы избегали общества и любых контактов с незнакомыми людьми. В чужой стране такая стратегия не сработает. И раньше вас не преследовал сводный брат, жаждущий поскорее упечь сестрицу в дом для умалишенных и забрать все деньги.

Джессика вздрогнула, как будто он ударил ее.

Саймон понимал, что его слова прозвучали слишком резко, но сейчас было не время приукрашивать правду.

– Простите меня, но вы должны знать – Танхилла вам одной не победить. Он найдет вас, даже если вы спрячетесь от него на другом конце света. Танхиллу отчаянно нужны ваши деньги.

Джессика опустила голову и тяжело вздохнула.

– Я знаю. Айра сказал то же самое.

– Кто такой Айра?

Но Джессика не ответила. Она не смотрела на него.

Когда она подняла голову, Саймон увидел, что из ее глаз исчез свет. Гордое, независимое выражение ее лица тоже пропало, уступив место покорности судьбе.

У нее больше не было сил бунтовать.

– Наверное, сейчас нам стоит сказать друг другу, чего мы ждем от брака, – заявила Джессика, сжимая руки в кулаки. Ее щеки опять побледнели. – Чтобы в дальнейшем исключить недопонимание между нами:

– Да, – согласился Саймон, откидываясь на спинку стула. – Так будет правильно.

Она окинула его пристальным взглядом и глубоко вдохнула воздух, словно ей предстояло прыгнуть в омут.

– Пожалуйста, граф. Вы первый.

Саймон открыл рот… но заговорил не сразу. Только сейчас он понял, как трудно будет произносить горькую правду, глядя Джессике в глаза. Ему не хотелось вновь причинять ей боль, но другого пути не было.

– Простите, что приходится быть жестоким, – наконец начал Саймон, – но я женюсь на вас, только чтобы спасти наследство. Потому любви и нежности дать вам не смогу.

Неожиданно для него Джессика улыбнулась. А потом сказала:

– Не бойтесь, что я когда-либо потребую от вас таких чувств. Мне с самого начала было понятно, что мы оба вступаем в этот брак по необходимости, а не по любви. Вы получите мои деньги, а я – вашу защиту от сводного брата. Так что вы нисколько меня не обидели. – Она склонила голову набок. – Вы хотите что-то добавить?

– Да. У меня будет одно условие.

– Какое?

– Я даю вам свое имя, и вы должны вести себя так, чтобы ничем не запятнать его. Я не допущу никаких слухов о вашей неверности, не говоря уж о более серьезных вещах.

Джессика тут же опустила взгляд на сложенные на коленях руки. Ее щеки покраснели.

– Конечно, граф, – прошептала она.

Потом Джессика медленно подняла голову, и Саймон понял, что ей было очень трудно смотреть ему в глаза. В тишине раздался ее тихий судорожный вздох.

– Что-нибудь еще? – спросила она.

– Нет. – Саймон скрестил руки на груди. – А у вас будут ко мне требования?

– Да. Их три.

Саймон удивленно поднял брови.

– И какие именно? – спросил он.

– Я не лгала вам, когда сказала, что деньги не имеют для меня никакого значения, – тихо сказала Джессика. – И я обещаю, что не буду посягать на свое наследство. Но мне нужно ваше письменное обещание, что вы никогда не поместите меня в лечебницу для умалишенных.

Саймон выпрямился. Внутри у него все вскипело.

– Вы считаете, что я такой же бессердечный, как ваш брат? – воскликнул он. – Неужели я не понимаю, что после женитьбы должен защищать вас от Танхилла и от сумасшедшего дома?

Но Джессика не отступила от своих слов.

– Если вы не напишете такое обещание, то я откажусь от брака, – заявила она.

Саймон почувствовал, что Джессика настроена решительно, и потому сдался.

– Ладно, вы его получите, – сказал он.

Джессика с облегчением перевела дух и продолжила:

– Еще я хочу, чтобы на мое имя был куплен дом неподалеку. Самый простой. Размер тоже не имеет значения.

Саймон вскочил на ноги.

– Вы будете жить только под одной крышей со мной. Никаких отдельных домов, ясно? – Саймон старался держать себя в руках, но его голос все равно прозвучал раздраженно. Слава богу, Джессика этого не слышала.

По тому как она расправила плечи, ему стало ясно, что леди поняла его слова, но они ей не понравились.

– Я не собираюсь в нем жить, – сказала она. – Дом нужен как гарантия, что у меня будет место, которое принадлежит только мне. Что никто не сможет его забрать.

Это объяснение сразу остудило его злость. Саймону стало очень жаль Джессику. Он и не подозревал, что человек, у которого скоро будет огромное богатство, мог чувствовать себя настолько уязвимым, неуверенным в своем будущем.

– Я знаю три дома в Лондоне, которые выставлены на продажу. Они все в хорошем состоянии и находятся недалеко. Мы можем посмотреть их в течение ближайших дней, и вы выберете, какой из них вам по душе. Мой адвокат составит все бумаги.

– Спасибо, граф.

– А третье условие?

– Оно касается моего месячного содержания.

Саймон не смог сдержать улыбку. Он знал, что Джессика рано или поздно потребует себе денег. Хоть его будущая супруга заявила, что они для нее ничего не значат, ему с самого начала было ясно, что это ложь. На свете нет такой женщины, которая бы не хотела богатства.

– Конечно. И сколько же вы хотите, чтобы я вам выделял?

– Пятнадцать фунтов в месяц, – ответила Джессика.

– Что? – Видимо, он ослышался. Ему показалось, что она попросила только пятнадцать фунтов.

Джессика нервно закусила губу. Но потом, словно собравшись с силами, вздернула подбородок и повторила:

– Пятнадцать фунтов.

Саймон уставился на нее. Он представлял, какой у него сейчас удивленный вид. Эта леди скоро должна будет получить столько денег, сколько им не истратить за всю жизнь, а сейчас она просила у него какие-то жалкие пятнадцать фунтов в месяц.

– Могу я узнать, что вы будете делать с таким «богатством»?

– Мне будет неловко полностью зависеть от вашей щедрости. Вы ясно дали мне понять, что никаких чувств между нами быть не может, потому я не хочу докучать вам просьбами. Я привыкла к независимости и не желаю с ней расставаться.

Саймон согласно кивнул и сказал:

– Конечно, вы будете получать эти деньги каждый месяц.

– Спасибо. Обещаю, что больше ничего от вас не потребую. – Джессика глянула на него своими огромными глазами. – Кроме…

– Кроме? – Саймон поощрительно улыбнулся ей.

– В вашем доме не найдется комнаты для моих слуг? Они очень преданные и живут со мной много лет. Миссис Грейвз отлично готовит, а миссис Гудсон…

– Хорошо, – прервал ее Саймон. Он совсем не ожидал такой просьбы и был немало удивлен. – Берите их всех с собой. Санджай будет рад помощи.

– Санджай?

– Мой слуга. С тех пор как мы вернулись из Индии, он один ведет все хозяйство. Лишние руки ему не помешают.

– Спасибо. Обещаю, больше никаких просьб не будет.

Саймон услышал стук в дверь и повернулся. Смотревшая на него Джессика сделала то же самое. На пороге они увидели герцога Холлингсворта, а рядом с ним Айру Кемпдена. Когда он вошел в кабинет, Джессика вскочила с дивана и кинулась ему навстречу, прямо в раскрытые объятия.

– О, Айра! – воскликнула она и спрятала лицо у него на груди.

– Все хорошо, моя дорогая, – проговорил он, крепко обнимая ее. На его лице ясно читалась тревога.

Они постояли так минуту, потом Айра нежно коснулся щеки Джессики. Та подняла голову, после чего он встал рядом с ней и обратился к Саймону.

– Граф Норткот, – сказал он, церемониально поклонившись ему, – чем могу быть полезен?

– Вы знакомы с мисс Стантон? – недоуменно спросил он.

– Да, милорд. Я представлял интересы ее семьи еще дольше, чем служил поверенным у Норткотов.

– Что ж… – Саймон помолчал, собираясь с мыслями, и заявил: – Насколько я понимаю, мисс Стантон вынуждена искать мужа. И по причинам, которые мне непонятны, ее выбор пал на меня.

От удивления глаза Айры округлились. Он глянул на девушку, открыв рот, а потом не выдержал и улыбнулся:

– Да, милорд, все верно. Мисс Стантон действительно нужно найти мужа, и чем скорее, тем лучше. – Айра взял ее за руку и ласково сжал. – Вам известно почему?

– Да, мистер Кемпден. Я, как никто другой, понимаю, что вашей подопечной грозит серьезная опасность.

– Боюсь, барон Танхилл так просто не смирится с замужеством сестры.

– Я знаю, – просто ответил Саймон, – и готов к борьбе. Пожалуйста, мистер Кемпден, присаживайтесь. И ты, Джеймс, тоже, – обратился он к другу. – Нам нужно многое обсудить.

Айра сел вместе с Джессикой на диван. Девушка ни на секунду не выпускала его руку из своей. Саймон смотрел на это с некоторой долей ревности. Конечно, ей и в голову не могло прийти искать защиты и спокойствия у него.

Он разместился напротив и так близко придвинул к ней кресло, что их колени почти соприкасались. Саймон заглянул в глаза Джессики. Они были такие большие и такого яркого голубого цвета, что, казалось, в них можно утонуть.

– Сколько у нас осталось времени? – спросил он Айру, удостоверившись, что Джессике видны его губы.

– Мисс Джессике исполнится двадцать пять через пять дней, – ответил он. – По завещанию в этот день все деньги отойдут к ней. Если, конечно, к тому времени она не выйдет замуж.

– А если выйдет?

– То наследство перейдет к мужу.

– Значит, мы должны пожениться…

– Не позднее четверга, – закончил Айра. – Будет лучше, если деньги сразу достанутся вам, минуя мисс Джессику.

Саймон внимательно глянул на нее и медленно, отчетливо произнес:

– Значит, наша свадьба будет в четверг. – Он увидел, как Джессика проглотила комок в горле, и Айра сочувственно погладил ее по плечу. – Вы поняли меня?

Она кивнула и сказала дрожащим голосом «да».

– Давайте теперь внимательно прочитаем завещание, – предложил Саймон. – Нам нельзя допустить ни одной ошибки.

Айра вынул копию документа и стал медленно, пункт за пунктом, объяснять его смысл Саймону, не пропуская ни одной мелочи.

Когда он закончил, Саймон откинулся на спинку кресла и перевел дух.

– Вам нужно поехать домой, – обратился он к Джессике, – забрать одежду. Больше трогать ничего нельзя.

После такого заявления Джессика нахмурилась.

– Там есть вещи, которые принадлежали моей матери. Разве я не могу взять и их тоже? – с надеждой спросила она.

– Нет, их придется оставить. Вы возьмете только одежду из шкафа и то, что вы купили себе с той поры, как оттуда уехал Танхилл. – Саймон повернулся к Айре и спросил: – Это одно из условий завещания, да?

Тот кивнул:

– Да, мисс Джессика получает только деньги. Дом и все, что там находится, должно отойти Танхиллу.

Саймон слегка дотронулся до плеча Джессики, чтобы та глянула на него.

– Поэтому вы ничего оттуда не возьмете, понятно? Никаких украшений, картин, памятных безделушек. Только одежду и то, что вы сами купили за то время, пока Танхилл жил в Индии.

Ему показалось, он заметил, как увлажнились глаза Джессики. Но та тут же заморгала, прогоняя нежеланные признаки слабости, и выпрямила плечи.

– Да, граф. Только одежду и личные вещи. Пока все?

Саймон кивнул.

Тяжело вздохнув, она встала с дивана и направилась к окну. Повернувшись к ним спиной и сложив руки на груди, Джессика стала смотреть в сад.

Айра Кемпден решил было пойти к ней, но Саймон остановил его взглядом. Начиная с сегодняшнего дня ей нужно учиться искать поддержки у него, а не у других людей. Он подошел к Джессике сзади и положил руки ей на плечи. От его прикосновения она будто окаменела.

Саймон развернул ее к себе, чтобы Джессика видела его губы.

– Джеймс, – обратился он к другу, – я не хочу оставлять ее в одиночестве. Может, Джессика поживет у вас до свадьбы?

Девушка начала протестовать, но Саймон остановил ее, подняв руку.

– Разумеется, – ответил Джеймс.

– Ты можешь выделить ей слугу-мужчину, который будет охранять ее? Я не хочу рисковать – может, Танхилл уже в Лондоне.

Саймон услышал, как Джессика тихо вскрикнула. В ее взгляде он прочитал тревогу и понял – против охраны она протестовать не будет.

Джеймс тоже встал и сказал ей:

– Я распоряжусь, чтобы тебе приготовили комнату. – И, обращаясь к Саймону, добавил: – Насчет слуги, который будет сопровождать ее, тоже.

С этими словами он покинул кабинет.

Саймон коснулся подбородка Джессики, показывая, что хочет с ней поговорить. Она перевела на него взгляд.

– Прикажите слугам забрать свои вещи и закрыть дом, – сказал он. – Пусть также соберут все запасы в кладовых и отдадут их нищим. Больше брать ничего нельзя. Это понятно?

– Конечно.

– Я доверяю вам составить все необходимые документы, мистер Кемпден, – обратился Саймон к адвокату. – Позже, когда у меня появится время, мы вместе еще раз просмотрим их.

– Очень хорошо, милорд. К четвергу все будет готово. – Айра взял папку и направился к двери. – Не сомневайтесь, я подготовлю бумаги так, что Танхилл ни к чему не сможет придраться.

– Рад это слышать, мистер Кемпден.

Айра вышел в коридор, оставив Саймона наедине с его будущей женой. Звук ее голоса прорезал тишину, как нож мягкое масло.

– Может быть, вы передумаете? Еще не поздно, – сказала Джессика. – Вы не обязаны это делать. Нашу сделку можно отменить.

Саймон повернулся к ней, ожидая увидеть на ее лице страх и сожаление. Но то, что он увидел, заставило его сердце сжаться. Судя по ее взгляду, Джессика обуздала свои чувства и заставила себя стоически принять все, что ждало ее впереди.

– Я не хочу отменять нашу сделку, – проговорил он. – Как вы сказали, это для меня единственный шанс спасти поместье и выпутаться из долгов. Без ваших денег я потеряю все. – Саймон хотел задать ей такой же вопрос, но понял, что ему страшно это делать. Он сомневался, что Джессика скажет то же самое. – Мы заключили договор. Назад пути нет.

Его последние слова прозвучали как приговор, вынесенный им обоим.