Прочитайте онлайн Тайная победа | Глава 27

Читать книгу Тайная победа
3818+7671
  • Автор:
  • Перевёл: А. С. Мейсигова
  • Язык: ru

Глава 27

Еще один день, проведенный в поисках Джессики, показался Саймону вечностью. А следующий чуть не свел его с ума.

Ему все время помогали Джеймс и Айра. Они прорабатывали десятки разных версий, все из которых оказывались ложными, посылали в разные уголки Лондона и окрестностей огромное количество шпионов. Те обыскали все сумасшедшие дома столицы – Бедлам, Сент-Люкс и другие, но, конечно, вернулись ни с чем. Танхилл не стал бы прятать Джессику прямо у них под носом, он явно подыскал для нее какое-то другое, никому не известное место.

Лечебницы, в которых побывал Саймон, произвели на него тяжкое впечатление. Они были грязными и пугающими, а к больным там относились с привычной жестокостью, видя в них не людей, а каких-то диких животных. Саймон представлял, какие муки испытывает сейчас Джессика, оказавшись в таком месте, и у него темнело в глазах.

Друзья искали ее, не отвлекаясь на еду и отдых, но следов Джессики пока не находили.

– Тебе надо немного поспать, – сказал Джеймс, когда вечером экипаж привез Саймона домой. – И поесть тоже. А то ты скоро упадешь в обморок от усталости. Джессике точно не станет легче, если ты заболеешь.

Саймон встряхнул головой, прогоняя туман усталости, и вышел из экипажа. Джеймс последовал за ним. В этот момент его охватило такое тяжелое и мрачное чувство обреченности, что Саймон остановился. Ему не хотелось входить в дом. Не хотелось видеть убитые горем лица слуг, которые с надеждой будут смотреть на него, ожидая хороших новостей. Не хотел наблюдать, как их глаза тускнеют, когда им становится ясно, что и сегодня он пришел ни с чем.

– Где она может быть, Джеймс? Мы искали везде, и я больше не знаю, что предпринять. – Саймон старался держать себя в руках, но жуткое ощущение, что он загнан в угол, терзало его изнутри.

– Мы прорвемся, – постарался успокоить его Джеймс. – Может, мы ее пропустили. Давай завтра еще раз объедем все лечебницы Лондона и…

– Нет, она в каком-то другом городе. Танхилл не такой дурак, чтобы прятать ее у нас под носом.

– Тогда, может быть…

– Хозяин, хозяин! – крикнул Санджай, выбегая на крыльцо и махая какой-то бумагой в руке. – Быстрее идите сюда!

Саймон кинулся вверх по ступеням, чувствуя, как бешено бьется у него сердце. Может, кто-то нашел Джессику. Может, она сама смогла вырваться и сейчас ждет его дома. Может…

– Эта записка адресована вам. Кто-то подсунул ее под дверь. Никто из слуг не видел, кто это сделал.

Саймон схватил листок бумаги. На улице было темно, и он направился к себе в кабинет, где горели свечи. Там граф раскрыл его и быстро пробежал строчки. Сердце замерло у него в груди.

«Ваша светлость, – было написано корявым почерком, – если вам нужна ваша жена, принесите пять тысяч фунтов сегодня ночью в Марберри-парк. Оставьте деньги под третьей от главного входа скамьей. Место, где вы ее найдете, будет написано на бумаге, лежащей под камнем там же.

Это не шутка. Доказательство у вас в руках».

Листок выпал у него из руки на стол. Саймон понял, что с трудом может дышать.

– Я приказал кучеру подождать вас, – сказал ему Санджай. – Думаю, в следующей жизни я приду к вам лошадью, чтобы быстро доставлять вас туда, куда нужно.

Саймон отдал записку Джеймсу и направился к сейфу за письменным столом. Он вынул оттуда пять тысяч фунтов и стал перекладывать их в черный кожаный мешок.

– Ты уверен, что это правда? – спросил его Джеймс.

Саймон подал ему кусок какой-то ткани.

– В тот день, когда Джессику забрал Танхилл, на ней было платье из этой материи. Она прилагалась к записке.

Джеймс кивнул. Доказательство было серьезным.

– Что я должен делать? – спросил он.

– Войди следом за мной в парк и посмотри, кто возьмет деньги. Не останавливай его, а проследи, куда пойдет этот человек. Если он укажет неправильное место, мы его найдем и выбьем правильный адрес.

Два друга, не теряя ни минуты, пошли назад в карету.

– Только не спугни его, – сказал Саймон, открывая дверь, – он не должен тебя видеть.

С этими словами он прыгнул в экипаж. Его трясло от нетерпения. Саймон чувствовал, что дело сдвинулось с мертвой точки. Он знал, что это письмо приведет его к Джессике.

Карета быстро помчала к парку и скоро уже оказалась у центрального входа. Сжимая мешок с деньгами, Саймон думал о том, что отдал бы все состояние, лишь бы вернуть Джессику, и ни на секунду не пожалел бы об этом. Да что деньги – он был готов отдать свою жизнь, чтобы освободить жену. Его душил комок в горле, и Саймон безуспешно пытался проглотить его, но никак не мог.

Боже правый, он отдал бы все, чтобы Джессика сейчас была рядом с ним, в его объятиях. Саймон заморгал, отгоняя непрошеные слезы. До потери Джессики он не знал, что способен плакать, а теперь это случалось с ним все чаще и чаще.

Лошади сбавили ход, и Саймон стал считать скамейки, стоявшие вдоль дороги. Первая, вторая… Около третьей он приказал кучеру остановиться и выпрыгнул из экипажа. Саймон положил мешок с деньгами под скамью и поднял лежавший под ней камень. Под ним оказался обрывок бумаги. В парке было темно, и Саймон бегом вернулся к карете, чтобы прочитать сообщение под висевшим рядом с местом кучера фонарем. Он узнал почерк – той же рукой была написана первая записка.

Саймон показал адрес вознице. Тот кивнул и сказал, что знает, где это находится. Он прыгнул внутрь, и экипаж немедленно тронулся.

На небе не было ни одной звезды, за окном клубился туман, который делал ночь еще более темной и мрачной. Минуты казались Саймону бесконечными, стук копыт – слишком медленным и редким. Он думал только о том, что скоро увидит Джессику, и все порывался стукнуть кучера, чтоб тот подстегнул лошадей, хотя на самом деле экипаж мчался вперед с бешеной скоростью.

Саймон молился, чтобы с ней все было в порядке. Чтобы слова Танхилла о том, что Джессику не будут кормить без его приказа, оказались ложью. С тех пор как он упрятал ее в сумасшедший дом, прошло уже целых три дня, но Саймон надеялся, что какой-нибудь добрый человек позаботился о его любимой.

Когда экипаж начал замедлять ход, Саймон выглянул в окно. Впереди он увидел большое кирпичное здание, в окнах которого кое-где горел свет. Строение выглядело еще более пугающим из-за темноты и моросящего мелкого дождя.

Лошади остановились, и Саймон прыгнул на грязную мостовую.

– Пойдем со мной, Джон, – сказал он кучеру. Тот немедленно слез со своего высокого сиденья, и двое мужчин побежали к главному входу.

Саймон взялся за ржавый дверной молоток и принялся громко колотить им по металлической пластине в центре. Ему не пришлось долго ждать. Скоро дверь отворилась, и он увидел перед собой женщину в грязном платье и заляпанном грязью переднике.

– Где она? – крикнул Саймон.

Женщина в ужасе прикрыла рот с почерневшими зубами, когда оба мужчины, не дожидаясь ответа, оттолкнули ее и ворвались в дом. Но она быстро оправилась от испуга и сказала:

– Все сбежали, милорд. Фриш и остальные уехали сегодня днем, оставив меня и Фриду смотреть за этими людьми.

Саймон обвел взглядом помещение. С десяток людей сидели по грязным углам. Судя по ужасному запаху, там же они ходили по нужде. Его затошнило.

– Мы ничего не знали об этой леди, пока ее не привезли. Мы с Фридой не имеем к этому никакого отношения.

– Где она? – повторил Саймон, стараясь дышать реже и не смотреть на липкую грязь повсюду. Непонятно, как люди могли существовать в таких ужасных условиях. Это место было самым страшным из всех, где он побывал за те три дня, пока искал Джессику.

– Они закрыли леди вот там. – Женщина указала на дверь в конце огромной комнаты. – А ключ вот на этой связке.

С этими словами она протянула связку больших медных ключей. Саймон схватил ее и побежал к двери. Второй ключ подошел, дверь открылась, и он увидел ступени, уходившие вниз, в темноту. Саймон развернулся, снял в коридоре с крюка зажженную лампу, а потом сказал Джону, чтобы тот нашел, чем посветить, и следовал за ним.

Подняв лампу над головой, он стал спускаться. Воздух был тяжелым и спертым, но наверху пахло еще хуже. Зато здесь царил полный мрак, а Саймон прекрасно знал, как Джессика боится темноты!

Оказавшись в самом низу, Саймон огляделся. В этом страшном подземелье никого не было, но перед собой он увидел еще одну дверь. Подергав ее, Саймон понял, что та тоже заперта. Он вставил ключ и повернул. Тут было так тихо, что щелчок замка оглушительным эхом прокатился по каменному склепу. Саймон открыл дверь и вошел внутрь.

Там ничего не было – ни лежанки, ни скамьи, ни стула, так что сидеть или спать приходилось на твердом холодном полу, в компании крыс, которые попрятались от света лампы по углам.

С бешено бьющимся сердцем Саймон поднял ее выше… И наконец увидел Джессику.

Его хрупкая, нежная жена лежала, свернувшись калачиком, у дальней стены. Ее волосы сбились в один растрепанный ком, колени она поджала. Глаза Джессики были закрыты, словно она могла таким нехитрым способом сбежать из ада, в который попала.

Саймон поставил лампу на пол и подошел к ней. Он протянул руку к Джессике и очень нежно коснулся ее плеча.

– Джессика, любовь моя, – прошептал Саймон, хоть и знал, что она не слышит его. – Наконец-то я нашел тебя.

Он погладил ее по плечу, потом откинул спутанные пряди с щек. Но то, что увидел Саймон, заставило его сердце на мгновение остановиться. На лице Джессики были синяки – старые и новые, на руках и запястьях – раны, в которых запеклась кровь.

– Боже мой! Нет! – закричал он, понимая, что страдание в его голосе сейчас слышал только Господь. Джессика продолжала лежать, закрыв глаза. Она находилась в странном забытьи.

Саймон упал на колени рядом с ней и обнял ее, крепко прижимая к груди.

– Джесс, – опять сказал он, покрывая лоб и щеки поцелуями. – Открой глаза, любимая.

Но Джессика только едва слышно вздохнула и продолжала лежать, не шевелясь.

В темницу вошел Джон с двумя лампами. Он встал позади Саймона, и в маленьком каменном мешке стало светло как днем. Увидев Джессику, кучер тихо выругался.

– В карете есть одеяла, принеси их, – приказал ему Саймон. – А еще раздобудь воды.

– Сию же минуту, милорд, – произнес Джон и побежал вверх по лестнице.

А Саймон опять обратил все свое внимание на жену. Она была холодной как лед, губы побелели. Джессика находилась в этой мрачной сырой темнице три дня без еды и хоть какого-нибудь одеяла. Конечно, она промерзла до костей.

– Джесс, пожалуйста, открой глаза. Все будет хорошо. Сейчас я заберу тебя домой. – Саймон вложил ее маленькие руки в свои и поднес их к лицу.

Он нежно поцеловал ладони и запястья, израненные тугой веревкой. Джессика едва слышно застонала, но когда Саймон заглянул ей в глаза, то увидел, что те все еще закрыты. Потом он приложил ее руки к своим щекам и накрыл их, согревая своим теплом.

В гнетущей тишине темницы Саймон думал о том, что слишком много требовал от Джессики. Он женился на ней ради мести, использовал ее деньги, чтобы сохранить состояние. Потом заставил молодую жену войти в общество, хотя Джессика очень боялась, что люди обнаружат ее глухоту. А что она получила взамен?

Мучительная волна отчаяния затопила его с головой. Он нарушил единственное обещание, которое дал Джессике. Она просила защитить ее от Танхилла, но в итоге оказалась одна, в страшной холодной клетке, полной крыс и грязи.

Саймон посмотрел в покрытое синяками лицо Джессики, на руки в ссадинах и кровоподтеках, и его передернуло от ужаса. В эту минуту он ненавидел себя. Да, отметины на теле рано или поздно заживут, но боль от пережитого останется с Джессикой навсегда.

Жалость, любовь, отчаяние – все эти чувства теснились в его сердце, и когда он больше не мог сдерживать их, то спрятал лицо в израненных руках Джессики и заплакал по-настоящему.

Слезы, которые он так долго сдерживал, хлынули из глаз. Саймон не пытался их остановить и, дрожа от приступов сожаления и стыда, оплакивал те муки, которые пришлось испытать Джессике. Обняв ее за хрупкие плечи, Саймон вспоминал погибшего отца и женщину, которая его убила, а потом сама приняла мучительную смерть от его врага. Он вспоминал маленькую Джаю, которая любила всех вокруг, но прожила так мало и умерла от рук Танхилла.

Он никого не смог спасти. И ему оставалось только крепко держать Джессику в своих объятиях и молиться, чтобы она простила его.

Горячие горькие слезы обжигали его, сердце сжималось от боли, а Саймон думал о том, что эта юная леди доверилась ему, отдала ему все, лишь бы только он уберег ее от сводного брата. Но даже это у него не вышло. Танхилл чуть не убил Джессику. Если бы не жадность человека по имени Фриш, Саймон так и не смог бы найти ее.

В какой-то момент он почувствовал, что Джессика слегка зашевелилась. Саймон поднял заплаканное лицо и посмотрел на нее. Глаза Джессики были открыты. Она попыталась что-то сказать, но ей не хватило сил.

– Все хорошо, Джесс, я с тобой, – нежно проговорил Саймон. – Танхилл мертв. Больше он не причинит нам вреда.

Джессика медленно подняла руку и коснулась его мокрой щеки.

– Я люблю тебя, Джесс, – сказал Саймон. – Очень люблю. Пожалуйста, поверь мне.

Джессика спрятала лицо у него на груди. Саймон обнял ее и держал, согревая теплом своего тела, до тех пор, пока не вернулся Джон с одеялами и водой.

Саймон поднес кружку к ее губам. Она попыталась глотнуть, но закашлялась, и вода пролилась мимо. Саймон подождал, не выпуская ее из кольца рук, пока Джессика отдышится, а потом смочил водой свой носовой платок и коснулся им ее рта.

Она немного пососала его, проглатывая одну каплю воды за другой. И наконец смогла говорить, пока тихо и хрипло, но понятно:

– Я знала, что ты найдешь меня.

Саймон кивнул, проглатывая комок в горле.

– Да. Наконец-то мы вместе.

– Мне было страшно.

– Знаю, любимая. И мне тоже. Но сейчас все хорошо.

Саймон завернул Джессику в одеяло, потом повернул к себе ее голову и сказал:

– Я люблю тебя, Джесс. Без тебя мне нет жизни.

Джессика кивнула, и две слезы скатились у нее по щекам.

– Я тоже люблю тебя, – прошептала она.

Саймон прижал Джессику к себе и поцеловал ее запекшиеся губы. А потом он взял жену на руки, Джон накрыл ее еще одним одеялом, и они пошли вверх по ступеням, навсегда оставляя позади страшную темницу.

Джессика спрятала голову у него на груди. А Саймон мысленно поклялся, что больше никто не заставит его любимую страдать.

– Помойте и оденьте этих людей, – поднявшись наверх, приказал он женщине в грязном платье. – Я пошлю людей, которые приедут сюда утром и заберут их. И молитесь, чтобы сюда не нагрянула полиция. Вас всех надо упечь в тюрьму за то, как вы обращаетесь с больными.

Саймон понес Джессику к выходу из ада, в котором по плану Танхилла она должна была умереть. В карете он посадил ее к себе на колени и держал так весь путь до дома.

Саймон вспоминал, как чувство мести толкнуло его взять Джессику замуж. Как огромное желание разделаться с Танхиллом определяло все его действия.

Тогда он еще не знал, что за возможность отомстить ему надо будет заплатить очень высокую цену. Саймон глянул на лежащую в его руках Джессику. И он чуть ее не заплатил.