Прочитайте онлайн Тайная победа | Глава 23

Читать книгу Тайная победа
3818+7921
  • Автор:
  • Перевёл: А. С. Мейсигова
  • Язык: ru

Глава 23

Джессика закрыла на ключ дверь, за которой находился ее кабинет. Потом обернулась – и столкнулась лицом к лицу с Саймоном.

Он протянул руку ладонью вверх.

– Дай мне ключ, – сказал муж.

Джессика крепко сжала его и нервно сглотнула.

– Зачем? – спросила она, пряча ключ в складках платья.

– Затем, что я не хочу, чтобы ты сидела в комнате, куда мне нет доступа. Вдруг с тобой что-то случится?

Джессика отвернулась от него и закрыла глаза. Она чувствовала ужасную усталость, и ей уже было все равно, что Саймон узнает о ее тайном занятии.

Весь день Джессика думала о Танхилле, об опасности, которая грозила ее мужу, и совсем извелась от чувства вины. У нее не было сил бороться с Саймоном за тайную комнату.

Потому Джессика подняла руку и положила ключ ему на ладонь.

Саймон сунул его в карман, потом обнял ее за талию и повел в их общую спальню. Когда дверь за ними закрылась, он обхватил лицо Джессики руками и спросил:

– Что с тобой случилось, дорогая? Пожалуйста, поговори со мной.

Там, где Саймон коснулся ее щек, появилось приятное тепло. Его волны потекли по всему телу, собираясь в водоворот внизу живота. Его близость всегда так действовала на нее. Из-за предательской реакции ее тела Саймон всегда брал над ней верх.

Джессика попыталась отвернуться, но муж не отпускал ее.

– Пожалуйста, не убегай от меня. Давай лучше поговорим. Объясни, что случилось?

Она все-так вырвалась и шагнула назад, останавливаясь возле стены.

– Что ты хочешь знать, Саймон?

– Я не понимаю, почему ты себя так ведешь: избегаешь меня, замираешь, когда я тебя обнимаю. Скажи, что случилось?

Джессика уставилась в пол.

– Я устала. Больше ничего, – ответила она.

Саймон взял ее за подбородок и поднял лицо.

– Это не так. Пожалуйста, Джесс, давай поговорим.

С того момента как ей стало ясно, что Саймон рискует жизнью, ее душило чувство вины. Как она могла описать, что сейчас испытывает? Джессика даже не могла смотреть на него. Не могла наслаждаться их близостью, зная, что Саймон чуть не погиб из-за нее. Он защищал ее от Танхилла, подвергая себя смертельной опасности, и это было ужасно.

У нее закружилась голова. Чтобы не упасть, Джессика оперлась рукой о стену. Боже правый, как ей было больно!

Она почувствовала на плечах сильные руки Саймона, но убрала их и отошла в сторону.

– Я хочу побыть одна, Саймон.

Сказав это, Джессика повернулась и глянула на него.

– Нет, – сказали губы Саймона.

Комната, которая прежде казалась такой большой и уютной, вдруг стала маленькой и опасной, как клетка, наполненная порохом. Аккуратный мирок, за который Джессика упрямо цеплялась все эти месяцы, рушился. Она вновь чувствовала себя уязвимой, одинокой.

Судя по глазам Саймона, он не собирался отступать. Значит, у нее нет иного пути, кроме как открыться ему.

– Ладно, – сказала Джессика, – может, и правда, честный разговор нам поможет.

Она не могла смотреть ему в лицо. Не хотела видеть, как оно будет меняться, что скажут ей его губы. Джессика подошла к окну и, встав спиной к мужу, начала:

– Поверь, я бы многое дала, чтобы изменить ту ночь, когда я пришла к тебе в первый раз. Чтобы навсегда вычеркнуть ее из моей и твоей жизни. Но это невозможно. Поэтому мне остается жить дальше с этим ужасным чувством вины, зная, что тебя могут убить из-за моих денег.

Крепкие руки Саймона взяли ее за плечи и повернули к себе.

– Ты ни в чем не виновата, Джесс, – возразил он, обжигая ее горячим, требовательным взглядом.

Но Джессика горько усмехнулась и сказала:

– Я повела себя как последняя дурочка. Мне и в голову не могло прийти, к чему приведет наше соглашение. Я думала, что, отдавая тебе деньги, я совершаю благородный поступок, спасаю тебя от разорения. Боже, как же я ошибалась! Ведь дело было совсем не в деньгах. Ты женился на мне, потому что я прихожусь сестрой Танхиллу. Ты с самого начала решил использовать меня и мои деньги, чтобы отомстить ему. Но не сказал мне ни слова.

Саймон смотрел на нее, с каждым словом все шире открывая глаза от изумления.

– Черт побери, ты следила за нами! – воскликнул он. – За мной, Джеймсом и Айрой, когда мы разговаривали в саду.

– Да, – мрачно улыбнувшись, сказала она. – Меня радует одно – я хотя бы не сумасшедшая. В этом тебе повезло.

– Проклятие, Джесс, я не…

– Все в порядке, – прервала его Джессика. – Рано или поздно я все равно узнала бы об этом.

Саймон ничего на это не сказал. Ее признание выбило почву у него из-под ног. Помолчав, она спросила:

– Сколько ты еще собирался играть на публике роль счастливого мужа? Представлять меня своим знакомым так, словно гордишься своей женой? Притворяться, что тебе нужна я, хотя на самом деле…

Джессика не смогла договорить – ей мешал комок в горле. Она сглотнула и закончила, опустив глаза:

– В общем, я не знала, что мой сводный брат постарается убить тебя. Это правда.

Когда она подняла взгляд, то Саймона рядом с ней уже не было. Муж стоял у камина, опершись руками о полку и положив на них голову.

Боль в ее груди стала еще сильнее. Джессика смотрела на Саймона и понимала, что любит этого мужчину. Любит по-настоящему.

– Я думала, что наша свадьба решит все проблемы, – срывающимся голосом проговорила она. – У тебя появятся деньги, у меня – защита от Колина. Я была уверена, что он никогда не посмеет нас беспокоить. И, конечно, я понятия не имела, чем тебе придется пожертвовать ради мести Танхиллу. Я ничего не знала о Розалинд.

– Нет! – Саймон так резко повернулся к ней, что сбил с полки китайскую фарфоровую вазу. Она разбилась у его ног на куски. – Забудь ты об этой женщине! – Его глаза вспыхнули от злости. – Розалинд никогда не встанет между нами.

– Это уже произошло. Она любит тебя.

– Розалинд не умеет любить. Она только хочет получить то, что ей недоступно.

– Да, она хочет тебя. Я прочитала это в ее взгляде.

– Розалинд могла получить меня, но выбрала моего отца. Мы с ней были обручены – до того памятного вечера, когда я застал ее в постели вместе с ним и заставил его жениться на Розалинд.

Эти слова оказались полнейшим откровением для Джессики. Она в ужасе прикрыла рот рукой.

– Не пугайся, Джесс. Весь в Лондон в курсе того, что я тебе рассказал. Люди только не знают, что я поймал их, скажем так, на месте преступления. Но они правы, думая, что Розалинд просто решила не ждать, когда мне достанутся титул и деньги, и потому сбежала к моему отцу. Так что я выступил в роли несчастного влюбленного.

– А теперь Розалинд – любовница моего сводного брата, – сказала Джессика.

Она знала, что ее слова не пройдут незамеченными. Но к такому взрыву Джессика оказалась не готова.

– Проклятие, Джесс! – взмахнув руками, крикнул он. – Мне наплевать на Розалинд! – Саймон возбужденно прошелся по комнате, потом остановился и, глянув на нее, открыл рот. Но потом передумал говорить и опять стал мерить шагами спальню. – Что бы я ни сказал, ты мне не поверишь, так? – подойдя к ней, спросил Саймон.

– Не знаю, – призналась Джессика. – Я не знаю, чему верить. Твое сердце полно ненависти к Колину, в нем нет места другим чувствам. До свадьбы ты говорил, что никогда не сможешь привязаться ко мне, но я надеялась, что со временем…

Все тело Джессики словно онемело. Даже сердце перестало болеть. Она ничего не ощущала, кроме ужасной пустоты, которую оставили слова Саймона, сказанные им друзьям в саду. У нее ослабели колени, и она села на край кровати.

– Интересно, почему ты так ненавидишь Танхилла? – спросила Джессика. – Что он такого сделал, отчего ты пожертвовал всем ради возможности отомстить ему? Это случилось тут, в Лондоне?

– Нет, – покачал головой Саймон. – До Индии я почти не знал его. И понятия не имел, что у него есть сводная сестра.

– Об этом мало кто знал, – признала Джессика.

– После того как Розалинд вышла замуж за моего отца, они вдвоем начали проматывать состояние. Я пытался их остановить, но ничего не выходило. Настал день, когда у меня закончились силы. Тогда я купил место в армии Ее Королевского Величества и уехал в Индию.

– И там повстречался с Танхиллом?

– Да. Я оказался там за год до восстания и осады Канпура. С твоим братом я не дружил, но несколько раз встречался вне службы.

Саймон помолчал, собираясь с мыслями. Он потер виски, словно у него болела голова, и продолжил:

– Наш полк стоял в Канпуре. Там я встретил Санджая. Он сам, его мать и три сестры следили за моим домом и хозяйством. А через год случился ад. Началось восстание местных жителей, сначала – в Мератхе, а в июне – и в Канпуре. Битва была жестокой. И мы, и индусы не жалели друг друга. Но самое страшное случилось, когда начали убивать невинных женщин и детей.

Джессика увидела, как побледнело лицо Саймона. Ему было тяжело вспоминать о таком прошлом.

– Танхилл тоже не щадил ни старых, ни малых, – сделав усилие, продолжил муж. – Он ненавидел индусов и просто упивался, убивая их направо и налево. Ему было все равно, кто перед ним – мужчина, женщина или ребенок…

От таких слов у Джессики сжался желудок. Ей стало тошно. Саймон стоял у основания кровати, взявшись одной рукой за столбик. Страдание на его лице было таким явным, что ей захотелось подойти к мужу и обнять его. Постараться успокоить. Но она этого не сделала.

Саймон как-то взял себя в руки и с мрачной решимостью стал рассказывать дальше:

– Танхилл и банда его вечно пьяных приятелей ходили из дома в дом, где насиловали местных женщин, мучили и убивали. Для них это было что-то вроде игры. Скоро они вломились и в мой дом. Я пришел туда почти сразу после этого. Санджай спрятал мать и двух сестер в сундук, а сам пытался задержать преступников. Из оружия у него была только мотыга, но он отчаянно сражался с тремя мужчинами. Войдя внутрь, я быстро уложил тех, кто находился на первом этаже. Они были настолько пьяны, что еле держались на ногах.

Непроницаемая темень наполнила взгляд Саймона. Его лицо словно постарело на десяток лет.

– Самая младшая сестра Санджая была наверху, когда они вломились, и ей не удалось быстро спрятаться. Танхилл нашел ее. Он изнасиловал ее, побил и…

Саймон смолк, а потом изо всех сил ударил кулаком по прикроватному столбику.

– Ее крики до сих пор преследуют меня. Я ринулся вверх как одержимый, думая только о том, чтобы спасти сестру Санджая от Танхилла. И потому не заметил шпаги, которая лежала рядом с ним. Я не успел ничего сделать, как он поднял ее и нанес удар.

Джессика едва дышала. Она вспомнила глубокий шрам на его груди, который останется с ним навсегда.

– Что случилось с сестрой Санджая?

– Ее звали Джая. Ей было всего четырнадцать лет. Сущее дитя. – Саймон смолк и уставился в никуда. Потом он медленно перевел полный страдания взгляд на Джессику. – Танхилл убил ее. Я лежал на полу и не мог пошевелиться, а Танхилл смеялся мне в лицо. Потом он приставил шпагу к горлу Джаи и перерезал его.

Джессика прикрыла рот рукой, подавляя готовый сорваться с губ крик. Боже правый. Значит, вот о ком Саймон бредил во время приступа малярии.

– Когда я узнал, что ты сводная сестра Танхилла, то сразу понял, что должен делать. Ты была ответом на все мои вопросы, оружием, с помощью которого я покончу с моим врагом.

Саймон коснулся рукой щеки Джессики и провел большим пальцем по ее губам.

– Я не знал, что ты станешь для меня таким близким человеком. Я женился на тебе, чтобы Танхилл остался без денег. Это было начало моей мести ему. Да, я скрыл от тебя настоящую причину, но она не очень-то отличается от той, которая тебе известна. Ты ведь тоже получила то, что хотела – защиту от Танхилла.

Джессика знала, что он говорит правду. Да, ей было больно, однако Саймон поступил с ней так же, как и она с ним. Они оба преследовали свои цели в браке, которые не имели ничего общего с любовью. Только вот ей и в голову не могло прийти, что Танхилл начнет охоту за ее мужем, чтобы забрать себе деньги. А Саймон знал и сознательно шел на риск.

– Мы заключили сделку, – сказал он, – и отступать нам некуда.

– Я выполнила то, что обещала. Я…

– Нет! Ты моя жена, но не подпускаешь меня к себе. Сколько еще это будет длиться?

Джессика застыла.

– Я не хочу ни с кем тебя делить, – призналась она. – Мне понятно, ты хочешь…

– Нет, я хочу только тебя! Ты сильно изменила меня, Джесс. Ты заглянула в мою душу и увидела там не только одиночество и ненависть. Несмотря на все сплетни, несмотря на мою холодность и даже грубость, ты все-таки поверила в меня и отдала мне свое сердце. Мне не хватит всей жизни, чтобы отплатить тебе за столь щедрый дар.

Он взял Джессику за плечи и заглянул ей глаза.

– Мне нужна только ты, – повторил Саймон, а потом накрыл ее губы поцелуем.

Он прижал Джессику к себе с отчаянием, которое испугало ее. Его поцелуй был сродни объятиям – требовательным, горячим и властным. Губы Саймона сладко мучили ее рот, своими ласками требуя не только покорности, но и признания, что последние стены между ними рухнули, что они теперь стали по-настоящему близки друг другу.

Конечно, Джессика не могла оттолкнуть Саймона. Она много лет мечтала о том, что найдет мужчину, в объятиях которого познает настоящую любовь. Саймон подарил ей это чувство, и сейчас ей хотелось забыть обо всех проблемах и наслаждаться близостью с ним.

Она сразу ответила на его поцелуй. И когда Саймон слегка отклонил ее голову, чтобы ему было легче ласкать ее, Джессика послушно открылась ему навстречу. Его язык скользил по ее губам, дразнил и мучил так, что она застонала, желая более страстных ласк. Каждая клеточка тела Джессики предвкушала тот момент, когда он найдет ее язык и те начнут двигаться вместе, властвуя и подчиняясь одновременно.

Джессика больше не могла сдерживаться. Она так сильно хотела Саймона, что прижалась к нему всем телом и еще крепче обняла его за шею. Их тела разделяли тонкая материя ее платья и сукно сюртука, но Джессика чувствовала, как пылает тело Саймона, и жаждала скорее искупаться в огне его страсти.

Никогда раньше Джессика так сильно не хотела мужа. Сегодняшний вечер, когда рухнули все преграды, отдалявшие их друг от друга, был поистине волшебным.

Наверное, Джессика сказала вслух, что она чуть не умирает от желания, потому что Саймон тоже застонал, и его язык ворвался наконец внутрь ее влажного, теплого рта. Она ответила ему с таким же пылом, и мир вокруг перестал для нее существовать. От глубокого поцелуя у Джессики кружилась голова, а язык Саймона то наступал, то отдалялся, пока все ее тело не ослабело от желания.

Чтобы не упасть, Джессика схватилась за плечи Саймона. Она почувствовала, как напряглись мышцы под ее руками, и с замиранием сердца подумала, что скоро коснется обнаженного тела мужа. Скоро его жар, как облаком, окутает ее с ног до головы.

А Саймон продолжал целовать ее до тех пор, пока они не начали дышать в унисон. Пока дыхание Джессики не стало таким же отрывистым и резким, как дыхание мужа. Она не могла вдохнуть, пока Саймон не позволял ей этого сделать.

Не отрываясь от ее губ, он нащупал пуговицы платья и стал торопливо расстегивать их, отрывать те, которые не сразу поддавались его дрожащим от страсти пальцам. Саймон стянул материю с ее плеч, и платье упало на пол.

Прохладный воздух коснулся разгоряченной кожи Джессики, усиливая желание, которое огненными ручьями растекалось по всему ее телу, а потом устремлялось вниз живота.

Саймон поднял ее на руки и положил на кровать. Его руки стали гладить Джессику, ласкать все самые нежные ее местечки. Ей казалось, что сейчас она сгорит в пламени страсти дотла. Саймон опять прильнул к ее губам жадным, требовательным поцелуем. Его язык ворвался внутрь, словно ожидая сопротивления, но Джессика раскрылась навстречу этому сладкому вторжению. Саймон поднял голову и глянул на нее. Глаза у него потемнели от страсти, взгляд стал туманным.

Потеряв над собой всякий контроль, Джессика изо всех сил прижала Саймона к себе, обвив руками его шею так, чтобы он не смог отклониться от нее.

Так, крепко держась за него, Джессика последовала за Саймоном в самую высь наслаждения, взлетев над всеми горестями и нелепостями жизни, и, достигнув пика, задрожала в его объятиях.

Саймон нагнал Джессику и, страстно застонав, на мгновение замер сверху, а потом упал на нее, задыхаясь от испытанного блаженства.

Джессика прижала мужа к себе. Она не представляла, что может отпустить его в такую секунду. Ее ладони гладили мускулистые плечи Саймона, спускались вниз по гладкой и слегка влажной от усилий коже его рук… Когда его дыхание стало ровным, он перекатился и уложил ее рядом с собой.

– Обещай, что Танхилл не доберется до тебя, – сказала Джессика, глядя ему в лицо. – Что ты будешь осторожен.

Саймон нежно погладил ее по щеке и произнес:

– Обещаю. Как только полиция накроет его корабль с опиумом, все закончится.

– Тебе известно, когда он прибудет?

– Пока нет. Я не знаю, кто помогает Танхиллу вести его дела. Не понимаю, кому он может настолько доверять.

Джессика положила голову ему на грудь, чувствуя щекой глухие удары его сердца. Прижавшись к Саймону, она думала о том, что должна как-то помочь ему. Она не переживет, если с ним что-то случится.

В ее голове постепенно стал складываться план. Очень скоро Джессика поняла, что делать. И все потому, что она знала, кто работает на Колина. Джессика видела лицо этого человека в карете в ту ночь, когда ее сводный брат напал на Саймона.

Лежа в объятиях мужа, она обдумывала каждую деталь, чтобы не ошибиться. Ее сводный брат был очень опасным противником, которого нельзя недооценивать.

Джессика начала планировать время, но когда руки Саймона стали опять гладить ее, все мысли вылетели у нее из головы.

Через минуту он поднялся на руках и накрыл ее губы поцелуем, Джессика обвила руками шею мужа и прижала его ближе к себе.

Сегодня она будет любить Саймона.

А завтра постарается его спасти.