Прочитайте онлайн Тайная победа | Глава 20

Читать книгу Тайная победа
3818+7686
  • Автор:
  • Перевёл: А. С. Мейсигова
  • Язык: ru

Глава 20

Саймон вскочил в карету с золотой буквой «К» на двери и сел на кожаное сиденье напротив герцога Холлингсворта. Он тяжело вздохнул и на мгновение закрыл глаза, позволяя усталости, которая копилась в нем все эти два месяца, накрыть его волной, проникнуть в каждую клеточку тела.

– Спасибо тебе за помощь, – сказал Саймон другу, взглянув на него.

Они целый день разбирались в бумагах, которые принес с собой Айра Кемпден. И пришли к очень пугающим выводам.

Саймон потер виски и опять вздохнул. Голова раскалывалась от боли.

– Будь он проклят! – выругался он. – Как ему это удалось? Как Танхилл выкупил столько векселей отца и при этом нигде не оставил и следа? Деньги Джессики сделали меня богачом, но мне удалось вернуть только дом в Лондоне и «Норткот шиппинг». И я чувствую, что это еще не конец!

Саймон откинул голову на мягкое сиденье и попытался обуздать гнев. Но это было сложно сделать. Мысль, что скоро он может потерять все, не давала ему покоя. Уже несколько недель Саймон сражался за «Норткот шиппинг». Он работал не покладая рук, чтобы корабли с грузом вовремя и в полном порядке выходили из порта, но его преследовала одна неудача за другой. Сначала одно из его судов сгорело, потом в грузе муки на другом судне нашли жучков, на третьем – оказались повреждены паруса. Вчера ему пришлось самому подавлять мятеж на корабле: откуда-то взялся слух, что команде ничего не заплатят, и люди взбунтовались.

Грозовые тучи все собирались, и Саймон знал, что рано или поздно над его головой разразится настоящая буря.

У него уходила куча времени на то, чтобы следить за починкой кораблей, искать честных управляющих и грамотных работников, проверять груз и документы на него. И плюс к этому он должен был постоянно думать о том, как вырвать векселя из рук Танхилла и выкупить все, что когда-то принадлежало ему.

– У меня нет доказательств, – сказал вслух Саймон, – но я знаю, что за всем этим стоит сводный брат Джессики.

Джеймс тоже откинулся на спинку сиденья и, скрестив ноги, ответил:

– Не понимаю, как ему удалось так быстро выкупить векселя. Ты женился на Джессике два месяца назад. Просто не верится, что он провернул такое сложное дело за столь короткое время.

Саймон ответил не сразу. Он думал, стоит ли посвящать друга в тайну его отношений с Танхиллом. И в итоге решил признаться:

– Танхилл решил уничтожить меня задолго до того, как я познакомился с Джессикой.

Холлингсворт тут же выпрямился.

– Об этом я не знал. Может, объяснишь подробнее? – спросил друг.

Саймон глянул в окно на проплывающие мимо дома. Так ему было легче говорить.

– Это длинная история, и началась она в Индии.

– Ты познакомился с Танхиллом там?

– Да, – кивнул Саймон. – Но мы мало общались. Он вращался в такой компании, с которой я не хотел иметь ничего общего. Однажды меня вызвал старший офицер и показал список имен. Это были военные, которые предположительно занимались разными незаконными делами. Танхилл там тоже был.

Саймон тяжело перевел дух и закончил:

– Мне приказали добыть информацию по каждому из них.

– И что же ты узнал?

– Офицеры из списка возили контрабандой опиум в Англию и Китай. А Танхилл был среди них главным.

– Ты сообщил об этом командованию?

– Я хотел, но в тот момент мой командир находился в дозоре. Мы тогда стояли в Канпуре, и обстановка в городе была очень напряженная, со дня на день ждали восстания местных, и патрули выходили каждый день. Я думаю, Танхилл догадывался о моих намерениях, но доказательств у него не было. А потом случился этот страшный мятеж, город осадили. Танхилл воспользовался хаосом, чтобы заставить меня навсегда замолчать.

Саймон перевел взгляд с окна на Джеймса. Он выпрямился и продолжил рассказ:

– Танхилл и несколько человек из его компании ворвались в мой дом. Меня в тот момент там не было, но когда я вернулся, то увидел, как Санджай сражается с этими негодяями, пытаясь их остановить. Они хотели изнасиловать мать Санджая и его сестер. Он спас их всех, кроме одной. Танхилл изнасиловал ее, а потом убил.

Саймон тяжело сглотнул. Он все еще слышал крики Джаи.

– Ей было всего четырнадцать, – продолжил Саймон. – Я пытался остановить Танхилла, но у него оказалась шпага. Я заметил ее слишком поздно.

– Черт, Саймон, это ужасно, – выдохнул Джеймс. У него был совершенно ошарашенный вид.

– К тому времени как я пришел в себя и смог рассказать о преступлениях Танхилла, мне сообщили, что это уже не важно. Его считали погибшим.

– Как это?

– Он подстроил собственную смерть. После резни в городе нашли тело военного с его документами. Труп был сильно изувечен, но по бумагам его признали капитаном Танхиллом.

– Как ты думаешь, он и сейчас занимается торговлей опиумом?

– Готов поставить на это последний фунт. – Саймон серьезно глянул на друга. – Тут не может быть никаких компромиссов, Джеймс. Танхилл не успокоится, пока не отнимет у меня все, включая жизнь. А если это случится, то он тут же упрячет Джессику в сумасшедший дом. Отказываться от ее денег Танхилл не собирается.

Саймон замолчал. Страх, что его враг доберется до нее, не давал ему спать. Картина окровавленного, безжизненного тела Джаи промелькнула перед глазами. А потом он увидел счастливое лицо Джессики с улыбкой на губах. Контраст был ошеломительным. Но Саймон знал, как легко можно погасить улыбку, лишить человека не только радости, но и жизни. И он был готов на что угодно, лишь бы с Джессикой все было хорошо.

Саймон не знал, как и когда это случилось, но Джессика стала для него родным и близким человеком. Ему было приятно находиться рядом с ней, а когда он не видел жену целый день, то жизнь становилась пустой, серой.

Он скучал по ее легкому смеху, по тому спокойствию и теплу, которые излучала Джессика. Сидя в офисе «Норткот шиппинг», Саймон вспоминал ее нежные прикосновения и внимательный взгляд больших глаз, от которых не мог оторваться.

Ему все чаще хотелось полностью довериться Джессике, рассказать ей правду о причинах, которые заставили его жениться на ней. Это был опасный секрет, но Саймон чувствовал, что готов впустить Джессику в свое сердце.

Экипаж завернул за угол, и Саймон выпрямился.

– Еще раз огромное тебе спасибо, – сказал он Джеймсу, когда карета остановилась перед домом. – Хорошенько отдохни. Ты это заслужил.

– И ты тоже, дружище.

Саймон повернулся, чтобы сойти вниз, но Джеймс остановил его, взяв за руку.

– Мы победим его, Саймон, – сказал он. – Я знаю, ты очень волнуешься за Джессику, но мы ее защитим. С ней все будет в порядке.

Саймон кивнул, спрыгнул на мостовую и быстро пошел к крыльцу, а экипаж тронулся вперед. Он уже представлял, как Джессика ждет его в кабинете, свернувшись калачиком в большом кресле. Его жена всегда так делала, и это уже стало привычкой в их маленькой семье. Саймон хотел поскорее обнять ее и оградить от всего зла мира.

Он ускорил шаг. Джессика, наверное, задремала, но ему нужно лишь поцеловать ее в щеку, чтобы жена тихо застонала и открылась ему навстречу. Даже не до конца проснувшись, она протянет руки и…

Вдруг Саймон заметил какое-то движение в кустах слева от дома. Он повернулся туда и увидел чью-то руку, а потом услышал приглушенный звук выстрела.

Саймон отпрянул недостаточно быстро. Резкая боль пронзила его плечо. Инстинкт и годы тренировки в Индии заставили его броситься на землю. Он перекатился в сторону, под большой дуб, растущий недалеко от крыльца.

Саймон осторожно глянул в ту сторону, откуда прилетела пуля, и увидел, как нападавший перебежал в другое место, чтобы быть ближе к нему. Тогда он спрятался за дерево. Но было ясно, что долго ему не продержаться. Человек с пистолетом всегда имел преимущество над безоружным.

Нападавший опять поменял место, подбираясь к Саймону. Светила луна, и, выглянув из-за ствола дуба, Саймон хорошо рассмотрел его высокую широкоплечую фигуру и светлые волосы. Ярость вскипела в нем, заставляя забыть о боли в плече. Любой на его месте догадался бы, что человек с пистолетом – это Танхилл.

Саймон прижался к земле и переполз в кусты азалий. Он только успел спрятаться за ветками, как зазвенел еще один выстрел. Пуля пролетела у него над головой. Плечо горело огнем, но Саймон едва обращал на это внимание.

Танхилл вышел из укрытия и побежал к нему, но резко остановился на полпути. Дверь дома открылась, и на крыльцо выбежали Санджай с Ходжкиссом, держа высоко над головой фонари.

– Мы вам поможем, хозяин! – закричал Санджай. – Не двигайтесь.

Саймон спрятался в зарослях. Он слышал, как его враг побежал прочь через лужайку к улице. Когда стук сапогов по мостовой стих, Саймон поднялся и вытер пот с лица.

– С вами все в порядке? – спросил Санджай, подбегая к нему.

Слуга попробовал взять его за плечи, чтобы помочь дойти до дома, но Саймон отказался от помощи. Он сам пошел вверх по ступеням, проклиная себя за беспечность. Надо было давно догадаться, что рано или поздно Танхилл выстрелит в него из-за угла, и подготовиться к этому.

Ходжкисс открыл ему дверь, и Саймон вошел внутрь, пылая от злости. Его плечо болело, он устал, как черт, и ругал себя последними словами за то, что Танхилл обхитрил его и чуть не отправил на тот свет.

Если бы ему это удалось, то кто бы тогда защитил от него Джессику?

Саймон вошел в кабинет, краем глаза замечая удивленное выражение лица жены.

Ярость душила Саймона. Он обещал защищать Джессику любой ценой, а в итоге допустил ошибку, из-за которой чуть не лишился жизни, а его жена – свободы. Никогда раньше Саймон так не злился на себя, как сейчас.

Он прошел через комнату к графину с бренди. Но не стал наливать его в бокал, а сделал хороший глоток прямо из горлышка. Алкоголь приятно обжег горло, и Саймон сразу почувствовал, что его немного отпустило. Он знал, что Джессика сейчас стоит сзади него и ждет объяснений. Но Саймон не мог сказать ей правду. И не мог попросить ее уйти, не поворачиваясь к ней. Потому он еще раз глотнул бренди и повернулся к жене.

– Иди в спальню. Уже очень поздно.

Джессика глянула на пятно крови на его сюртуке.

– Ты ранен, – сказала она.

– Это просто царапина. Прости, Джесс, я хочу побыть один.

Саймон присел на край стола. Правда, рана была неглубокой. Плечо болело, но не сильно – как раз так, чтобы он не забывал, что могло бы случиться, если бы ему не повезло.

– Но ты…

– Иди спать, Джесс. Санджай обо всем позаботится.

Она упрямо покачала головой, продолжая изумленно смотреть на него.

– Но почему? С чего Колин решил убить тебя?

Ее вопрос застал Саймона врасплох.

– Откуда ты знаешь, что это был он?

– Я видела его из окна.

– Черт! – выругался Саймон. Похоже, разговора не избежать.

– Я не понимаю. Зачем ты ему понадобился?

– А ты как думаешь? Конечно, из-за твоих денег.

– Но у меня их больше нет. Он никак не может их получить.

– Может. Деньги принадлежат мне, но если меня не будет…

Саймон остановился и выразительно глянул на Джессику. Он знал, что его жена быстро обо всем догадается.

Так и случилось. Джессика в ужасе распахнула глаза и застонала, прикрывая рот ладонью.

– О боже правый. Саймон, отдай ему эти деньги.

– Нет.

– Зачем они нам, если из-за них тебя хотят убить?

Саймон взял ее за плечо и попытался объяснить, но Джессика вырвалась и воскликнула:

– Ведь ты знал заранее, что так выйдет, да? – Ее голос дрожал, лицо побледнело, в глазах светилось отчаяние. – Я права?

– Да.

– Тогда почему ты женился на мне? Если ты знал, то зачем…

– Ты знаешь зачем. Я пошел на такой риск ради денег.

Саймон пожалел, что сказал это, но вернуть слова было нельзя. Ему было тяжело смотреть на побледневшее лицо Джессики. Теперь она будет винить себя за то, что с ним сегодня случилось. Его сердце сжалось.

– Иди спать. Завтра мы откажемся от всех визитов, которые запланированы на эту неделю. И ты не будешь выходить из дома до тех пор, пока я все не улажу.

– И когда же это случится, скажи на милость? Когда Танхилл убьет тебя, а меня упрячет в лечебницу?

Саймон хотел успокоить ее, сказать, что защитит ее от сводного брата. Но Джессика повернулась и вышла из кабинета. Она держала спину прямо, а голову – высоко поднятой, как в ту ночь, когда впервые пришла к нему сюда и предложила себя в жены. Только сейчас на ней не было страшного поношенного платья, и волосы Джессика больше не собирала в пучок на затылке. И она больше не была для него незнакомым человеком. Теперь если с ней что-то случится, он не перенесет этого.