Прочитайте онлайн Тайная победа | Глава 10

Читать книгу Тайная победа
3818+8848
  • Автор:
  • Перевёл: А. С. Мейсигова

Глава 10

Джессика сидела в открытой коляске и держала спину по-королевски прямо. На лице у нее была маска холодного равнодушия, но душу терзал страх. Она столько лет прятала свою глухоту от светских сплетен, и теперь Саймон собирался через несколько минут столкнуть ее с этими сплетниками лоб в лоб.

Джессика мысленно ругала мужа, а он сидел рядом и улыбался, как будто у него не было никаких забот. От этого злость закипала в ней еще сильнее, и Джессика едва держала себя в руках, чтобы не осыпать его упреками.

Однако видеть его улыбающимся было очень странно. Ей и в голову не приходило, что Саймон на такое способен. Раньше он только хмурился, скалился и злобно смотрел на нее. Теперь же на его лице сияла ослепительная улыбка, которая очень ему шла и выглядела вполне естественно.

Джессика старалась смотреть на спину кучера в ливрее. От вида бесконечных колясок, фаэтонов и ландо, ехавших мимо по ровным дорожкам Гайд-парка, ей становилось не по себе. Неужели Саймон не понимает, что кто-нибудь обязательно остановится и захочет с ними поговорить?

Ледяные пальцы страха сжимали ей сердце. Она хотела сбежать отсюда. Хотела оказаться в безопасности.

– Я подумала, может, нам вернуться? Воздух что-то холодный.

Улыбка Саймона стала шире.

– Сегодня прекрасный весенний день. И так тепло, что нет нужды в шали.

– Может, завтра будет теплее? – с надеждой спросила Джессика.

– Может быть. – И без предупреждения Саймон взял ее за руку и притянул ближе к себе. – А пока вам придется греться об меня.

У Джессики закружилась голова. Ни один мужчина раньше ее так не держал.

– Саймон, это неприлично! Что о нас подумают люди?

Он коснулся кончиками пальцев ее щеки и ответил:

– Что мы молодожены, которые без ума друг от друга.

И Саймон одарил жену лучезарной улыбкой, а потом так близко наклонился к ней, что у Джессики чуть не выпрыгнуло сердце из груди. Никогда раньше Саймон не смотрел на нее так пылко, как сейчас.

– Люди подумают, что мы влюблены друг в друга и что наш брак – идеальный союз.

Саймон взял ее за подбородок. Щеки Джессики пылали, она едва могла дышать. Казалось, ее муж забрал весь воздух в Лондоне.

– А еще решат – мы настолько счастливы, что едва замечаем мир вокруг.

Саймон не сводил с нее глаз, словно гипнотизируя взглядом. Он легко провел большим пальцем по губам Джессики, потом чуть поднял ее голову вверх и еще ближе наклонился к ней… Но вдруг остановился и глянул на что-то за левым плечом Джессики. Его брови взметнулись вверх.

А Джессика завороженно смотрела на губы Саймона, желая почувствовать их тепло на своих губах. Молясь, чтобы он поцеловал ее, и боясь этого.

– Маркиз Челтнем, маркиза, здравствуйте.

Джессика видела, как Саймон произнес эти слова, но поняла их значение, только когда он поднял голову и отодвинулся от нее. Она глянула налево и увидела рядом коляску маркиза и маркизы Челтнемов. Судя по улыбкам на их лицах, супруги прекрасно понимали, что собирался сделать Саймон. Джессике захотелось провалиться сквозь землю.

– Позвольте представить вам графиню Норткот, – сказал Саймон, обнимая Джессику за плечи.

Саймон со светской легкостью познакомил ее с Челтнемами. Джессика внимательно смотрела на их губы, чтобы без запинки вступить в разговор, когда это потребуется.

– Рад нашей встрече, графиня, – сказал маркиз, искренне улыбаясь ей. – Для нас это большая честь.

– Спасибо, – ответила Джессика, зная, что ее щеки красные от стыда. Желание провалиться сквозь землю никуда не исчезло. Она чуть не позволила Саймону поцеловать ее посреди Гайд-парка, днем, и два высокородных представителя лондонской элиты видели это. У нее бешено колотилось сердце. Неизвестно, что еще она бы разрешила ему, если бы их не прервали маркиз и его супруга. Джессика мысленно выругала себя за слабость.

Маркиза наклонилась в ее сторону и тоже тепло улыбнулась ей.

– Мои поздравления, графиня. Наши мужья – давние приятели, значит, и нам с вами нужно познакомиться поближе.

– Спасибо, леди Челтнем, – сказала Джессика. Ее тронуло, что друзья Саймона так хорошо отнеслись к ней. И будут относиться, пока не узнают о ее изъяне.

– Я давно хотел сказать вам, Саймон, как здорово, что вы вернулись в страну, – сказал маркиз. – Если вам вдруг понадобится помощь, обращайтесь.

– Спасибо за предложение.

– Для этого и нужны друзья. – Джентльмены обменялись многозначительными взглядами, а потом маркиз откинулся на спинку сиденья. – И я очень рад, что вы женились. И так удачно. У вас прекрасная супруга. – Маркиз глянул на Джессику и опять улыбнулся.

– Спасибо, – поблагодарила его Джессика. Комплименты смутили ее, поскольку она никогда не получала их прежде. Незнакомые люди до этого момента даже не смели заговорить с ней. Но теперь, когда Саймон взял ее на прогулку и силой заставил стать частью мира вокруг, все изменилось.

– Да, мне очень повезло, – ответил он. – Вот какую удивительную леди я обнаружил в Лондоне. Если бы мне кто сказал, что она ждала тут меня все это время, вернулся бы домой намного раньше.

Саймон взял Джессику за руку. Когда их пальцы переплелись, горячая волна затопила ее сердце. И хотя больше всего на свете ей хотелось опустить глаза, она должна была смотреть на друзей Саймона, чтобы знать, о чем велся разговор. Как ему удалось так легко смутить ее? И что будет, если такая ситуация повторится, когда они останутся наедине? Джессика не хотела даже думать об этом.

– Я вижу, вас сейчас лучше не задерживать, граф, – с понимающей улыбкой произнесла маркиза, – но мне хотелось бы воспользоваться моментом и пригласить вас в гости. Мы организуем небольшой прием на следующей неделе, – обратилась она к Джессике. – Надеюсь, вы и ваш супруг почтите нас своим присутствием?

– Я… – Джессика перевела взгляд на мужа. Она ожидала, что тот найдет подходящий предлог, чтобы не являться туда. Его ответ был совсем иным:

– Мы с радостью примем ваше приглашение, леди Челтнем. Большое спасибо.

– Значит, до скорого свидания, – сказал маркиз и, кивнув им на прощание, сделал знак рукой кучеру, чтобы тот трогался.

Джессика смотрела вслед удалявшейся коляске, жалея, что упустила шанс отказаться от выхода в свет. Потом она глянула на Саймона. Судя по спокойному виду, мужу ее страхи были неведомы.

– Вы понимаете, что сейчас произошло?

Саймон удивленно приподнял брови.

– Ну, я поболтал со старым приятелем и быстро с ним распрощался, чтобы мы могли остаться наедине. Так на чем мы остановились? Ах да, я вспомнил.

Он придвинулся к ней и стал наклоняться, но Джессика с силой отпихнула его. Что с ним творится? Почему он так рискует? Нет, ей нельзя этого допускать.

– Я не бываю на маленьких приемах, – заявила Джессика. – Там люди ожидают, что я буду говорить с ними, а этого…

– Ты знаешь, – начал он, внезапно переходя на «ты», – что у тебя очень красивые волосы? Они темнее, чем русые, но и не черные, как у француженок. В солнечном свете твои волосы сияют и переливаются тысячью разных оттенков. Я вижу искры цвета полированной меди на фоне темного шоколада и…

– Они того же цвета, что и пожухлая трава после зимы, – прервала его Джессика, стараясь не обращать внимания на его теплую руку, сжавшую ее ладонь. Почему близость Саймона так волнует ее?

– Вряд ли, Джессика. На почерневшую траву совсем не походит.

– Саймон, выслушайте меня. Мы не можем поехать к Челтнемам. Нам надо…

– Хотел бы я посмотреть, как они будут выглядеть распущенными, падающими волнами тебе на плечи. Или мягкими завитками обрамляющими лицо. Я видел их только собранными в этот глупый узел на затылке.

Саймон коснулся ее волос. Джессика схватила его руку, чтобы он вдруг не стал вытаскивать шпильки.

– Саймон, не надо. Мы должны извиниться перед маркизом и его супругой…

– А твои глаза… Сначала я подумал, что они карие, но быстро понял, что ошибся. Они самого необычного золотистого оттенка, который я когда-либо видел. В их глубине словно плавают искры золота фараонов и переливаются…

– Не говорите глупостей. Глаза у меня самого обычного цвета. Вы меня не слушаете. И своим упрямством погубите меня и себя. Я не могу появиться…

– А губы…

Саймон опустил взгляд. Все мысли вылетели у Джессики из головы. Он держал ее за руку и так близко наклонился, что его губы почти касались ее рта… Боже правый. Она опять поддавалась его чарам.

– Саймон, я… я думаю, лучше нам вернуться домой.

Муж продолжал смотреть на ее губы.

– Никогда не видел ничего более манящего, – продолжил он. – Такие полные, мягкие…

– Это абсурд. С таким же успехом вы могли бы описывать какую-нибудь корову на лугу.

Саймон улыбнулся ей так открыто и весело, что в уголках его глаз появились морщинки.

– Вряд ли я захотел бы поцеловать корову.

И тут Джессика рассмеялась. Последний раз ей было весело много дней – нет, даже недель – назад. И теперь ей не хотелось останавливаться. Она смеялась так от души, что даже слезы навернулись у нее на глазах.

– Я тоже не могу представить, что вы целуетесь с коровой, – наконец произнесла Джессика. – Уверена, вам бы это совсем не понравилось.

Выражение лица Саймона мгновенно изменилось. Джессика удивленно глянула на него и спросила:

– Что-то не так?

В его глазах она увидела удивление, смешанное с сожалением. Ей было абсолютно непонятно, с чего Саймон вдруг так изменился. Наверное, она сказала или сделала что-то такое, отчего ему стало не по себе.

Саймон взял ее лицо в ладони и заглянул ей в глаза. Его взгляд был пристальным, немного тревожным, а прикосновение – таким нежным и чувственным, что Джессике стало не по себе. Ей опять пришло в голову, что она совсем не знает сидящего рядом мужчину.

– Что произошло? Я тебя обидела? – тоже непроизвольно перейдя на «ты», спросила его Джессика.

Он покачал головой и ответил:

– Наоборот. Ты подарила мне то, что я не в силах тебе вернуть, – звук твоего смеха. Как бы мне хотелось описать тебе его! Но это невозможно. Больше всего на свете мне сейчас хочется, чтобы ты услышала звенящее в нем счастье.

Джессика отвернулась. Она не знала, как себя вести с этим новым Саймоном. Ей было под силу сражаться с его злостью, бросать вызов его властности. Но противостоять доброте и нежности было очень сложно. Неужели он не понимает, что от нее требует? Саймон хочет, чтобы она покинула мир одиночества, где чувствовала себя в безопасности. Чтобы появилась в обществе, где ее изъян рано или поздно обнаружат. Зачем-то он пробуждает в ней старые мечты, которым никогда не суждено сбыться.

Саймон коснулся ее подбородка и повернул к себе.

– Джессика, я не хотел…

– Пожалуйста, не надо. Я уже давно поняла, что не надо горевать о том, чего у меня никогда не будет.

Джессика попыталась отодвинуться от него, но Саймон ей не позволил. Наоборот, он еще крепче сжал ее руку и провел пальцами по щеке.

Почему он это делает? Зачем притворяется, что ему не все равно? Ведь понятно, что долго это не продлится. Пройдет совсем немного времени, и он станет стыдиться ее глухоты. Больше не будет никаких прогулок вдвоем. Наоборот, муж захочет спрятать свою жену от всех знакомых, чтобы никто не узнал о ее изъяне. Так, как это сделал отец.

– Скажи, а птицы поют? – спросила его Джессика.

Саймон вслушался и ответил:

– Да, поют.

– Вот что я хочу услышать больше всего, – сказала Джессика и посмотрела вверх, на деревья, зная, что звуки доносятся оттуда.

Потом она подставила лицо лучам солнца. Уже очень давно ей не доводилось делать это нигде, кроме огороженного сада в ее доме. Джессике вдруг захотелось вобрать в себя весь мир вокруг, стать его частью. И все же… Она не знала, хватит ли у нее сил жить дальше, если мир отвергнет ее. Каждый шаг на пути к людям был риском, но Саймона это не заботило.

Он нежно сжал ее пальцы, и Джессика повернулась к нему.

– Думаю, стоит признать, что внешний мир не так уж плох. Он ждет тебя, а я готов…

Саймон вдруг замолчал, его взгляд устремился куда-то вдаль. Его тело напряглось, спина выпрямилась, словно он приготовился к сражению. Выражение лица мужа стало жестким, в глазах появилось упрямство.

– Сверните тут, – приказал он кучеру. Коляска резко ушла направо.

Джессика глянула вперед и увидела приближающийся к ним экипаж.

– Кто это, Саймон?

Он ответил, не глядя на нее, и Джессика поняла, что экипаж впереди заставил его на мгновение забыть о ней.

– Что случилось? – спросила она.

– Все в порядке, – повернувшись к ней, ответил Саймон. – Хотя будет лучше, если ты улыбнешься.

Джессика изогнула губы, но даже ей эта улыбка показалась вымученной.

Саймон посмотрел на нее. Его взгляд стал отстраненным и немного усталым.

– Это жалкое подобие былого веселья, – сказал он, касаясь кончиком пальца уголка ее рта.

Его прикосновение было теплым. А взгляд – нет.

– Это нужно исправить, так как сейчас нас ждет встреча с графом и графиней Милбанками. – И Саймон кивнул головой в сторону едущей им навстречу коляски. – Они точно решат остановиться и поздравить нас с законным браком.

У Джессики сердце ушло в пятки. Графиня Милбанк была последним человеком, с которым она хотела встретиться сегодня.

– Может, нам просто проехать мимо? – спросила Джессика.

– Это невозможно. Леди Милбанк – самая главная сплетница Лондона. Во всяком случае, была ею, когда я уезжал в Индию, и, думаю, с той поры ничего не изменилось. Если мы не остановимся, невозможно представить, что она наговорит о нас всему свету.

– Не надо. Ее все считают очень злой и жестокой. Если она решит, что я…

– Ничего она не решит, кроме того, что ты – необыкновенно красивая женщина и мне ужасно повезло уговорить тебя выйти за меня замуж.

Между тем сияющий богатой отделкой экипаж, запряженный четверкой вороных, неумолимо приближался к ним. Джессика чувствовала, как ее сердце все сильнее сжимается от страха.

– Улыбайся, Джесс. Обещаю, все будет хорошо.

Он ободряюще сжал ее вторую руку. А потом глянул на двух человек, сидящих в остановившемся рядом с ним экипаже.

– Граф Милбанк, графиня. Мое почтение, – поздоровался с ними Саймон.

Джессика не знала, был ли его голос таким же холодным, как и его взгляд. Он выпрямился и просунул ладонь жены в кольцо своих рук, словно желая показать, что эта леди принадлежит ему и он готов ее защищать. Со стороны Саймон выглядел абсолютно спокойно, как будто его не тревожило, что о тайном изъяне жены сейчас может узнать главная сплетница Лондона. Джессика пыталась подавить панику. Сидя рядом с Саймоном, она чувствовала напряжение, готовое вот-вот выплеснуться наружу.

– Добрый день, Норткот, – ответил ему лорд Милбанк. Он нервно озирался по сторонам, явно опасаясь, как бы люди не увидели, что он болтает с подозреваемым в убийстве человеком. – Я слышал, вас можно поздравить.

– Да, – сказал Саймон и повернулся к Джессике. – Позвольте представить вам мою супругу, графиню Норткот. Дорогая, это лорд и леди Милбанки.

– Лорд Милбанк, леди Милбанк, рада знакомству.

– Леди Норткот, примите наши поздравления, – сказал граф. – Вы не представляете, как сильно мы удивились, когда узнали, что Норткот женился.

Джессика напомнила себе, что нужно улыбаться, и сказала:

– Да, наш брак оказался сюрпризом для всего Лондона. И взгляды, обращенные в нашу сторону, отличное этому подтверждение.

Графиня Милбанк насмешливо глянула на Саймона и улыбнулась ему. Улыбка эта была ядовитой, как поцелуй смерти. Джессика почувствовала, что все трое играют в какую-то игру, правила которой она не знала. В ней опять проснулась злость на Саймона за то, что тот вытащил ее на прогулку.

Леди Милбанк меж тем говорила ее мужу:

– Мы все понимаем ваше… хм, вашу спешку скорее сочетаться законным браком. Удивительно, но никто не знал, что вы вообще знакомы с будущей супругой.

– Ваши слова для меня комплимент, – ответил ей Саймон, пожимая руку Джессики, лежавшую у него на руке. – Вы не представляете, как я рад слышать, что мне удалось скрыть наши отношения от лондонского света. Иначе сплетники уже делали бы ставки, чем закончится мое ухаживание. Возможность иметь личную жизнь для меня очень важна.

Леди Милбанк открыла резной кружевной веер и задумчиво махнула им пару раз. А потом с хлопком свернула его и сказала:

– Когда вы вернулись, многие думали, что вам захочется поискать жену в более привычных для вас кругах. – Она принужденно улыбнулась. – Вы нас очень удивили. Особенно вашу дорогую мачеху. Вы же знаете, как искренне она желает вам счастья.

Взгляд графини Милбанк стал холодным, даже злобным, и Джессика почувствовала, как все тело Саймона напряглось.

– Я сомневаюсь, что моя мачеха, как вы ее называете, желает счастья кому-либо, кроме себя. Вы забываете, что я знаю ее лучше, чем кто-либо другой.

Слова Саймона явно шокировали леди Милбанк, да и Джессику тоже. Граф Милбанк смущенно заерзал на сиденье и, желая заполнить неловкую паузу, спросил:

– Раз вы с вашей супругой бываете в парке, значит ли это, что вы готовы вернуться в светскую жизнь?

– Так и есть, – ответил Саймон. – Мы уже приняли приглашение на следующую неделю.

– Прекрасно, – заявил Милбанк. – В эту пятницу мы даем бал. Вы не хотели бы появиться там?

Джессика заметила, как его супруга буквально вскипела от неудовольствия. Ее слова подтвердили, что приглашение пришлось ей не по вкусу:

– Я уверена, что леди Норткот пока не очень уютно чувствует себя на публике.

Но Саймон тут же возразил ей:

– Ничего подобного. Мы с радостью приедем на ваш бал.

– Превосходно, – сказал граф, не замечая раздражения жены. – Я прошу оставить мне один танец, – сказал он, обращаясь к Джессике. – Мне особенно по душе вальс.

– Как и моей супруге, – ответил за нее Саймон. – Мы с нетерпением будем ждать пятницы.

– Отлично. Что ж, примите еще раз мои поздравления и до скорой встречи. – Милбанк попрощался с ними и приказал кучеру трогать.

Леди Милбанк не сказала им ни слова. Но Джессика заставила себя улыбаться и смотреть в ее полные ненависти глаза до тех пор, пока пара не скрылась из виду.

А потом она повернулась к мужу, готовая начать войну. Ее душила злость. Джессика попыталась заговорить, но не смогла. Все ее тело словно одеревенело от страха. Что сделал с ней Саймон?

Из-за него от ее спокойной жизни не осталось и следа. Сначала он льстил ей и говорил нежные слова, от которых кружилась голова. Стоило ей на минуту потерять бдительность, как Саймон тут же столкнул ее с этой злюкой леди Милбанк. Они чудом избежали катастрофы. И все это произошло за какие-то полчаса!

Джессика с трудом проглотила комок в горле. Саймон использовал ее. Она знала это так точно, как будто муж сам ей признался. Вот почему они поехали на прогулку. Саймон сделал это, чтобы получить приглашение на бал Милбанков. И ему наплевать на ее чувства и страдания. Главное для него – получить то, что он хочет.

Джессика отодвинулась от него в дальний угол коляски. Ей было больно смотреть на самодовольное лицо Саймона.

– Теперь я хочу поехать домой, – сказала она ему.

– Да. Теперь мы можем вернуться.

Джессика не стала отводить от него взгляда. Она ясно читала в глазах Саймона, что тот сейчас чувствовал. В них светились радость и удовлетворение. Он выглядел как человек, одержимый одной целью, на пути к которой его ничто не могло остановить. Даже собственная жена.

– Надеюсь, теперь ты доволен, – сказала ему Джессика.

Он откинулся на спинку сиденья и улыбнулся:

– Да. Я очень доволен.