Прочитайте онлайн Тайна золотой маски | ГЛАВА IХ Коварная месть Марка

Читать книгу Тайна золотой маски
286+960
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА IХ

Коварная месть Марка

— Так — так, — проговорил мистер Адамс, сидя за столом с газетой в руках. — Похоже, полицейским придется поднатужиться.

Накануне вечером Холли рассказала родителям о поимке грабителя. Эта новость их искренне обрадовала.

— Я буду спокойнее спать, зная, что этот негодяй наконец за решеткой, — облегченно вздохнула тогда мама.

И, казалось, что теперь вопрос закрыт. Но это длилось, лишь пока отец не спустился на следующее утро к завтраку с газетой.

— А в чем дело? — осведомилась миссис Адамс.

— Очередное ограбление, — сообщил ее супруг. — Вчера ночью. Вот, в «Стоп — прессе» об этом пишут: «Очередное ограбление на Мак — Гоннагал — стрит». И, представь, опять же, в районе Белинды, — он посмотрел на Холли. — Похоже, тот парень, которого они взяли, не единственный домушник в нашем городе, — свернув газету, мистер Адамс принялся за свой завтрак. — Одно во всяком случае ясно. Ко вчерашней истории он отношения не имеет. Если только они его специально для этого не выпустили.

Холли захватила с собой газету в школу, чтобы показать Белинде.

— Выходит, две банды грабителей? — недоверчиво протянула Белинда.

— Выходит, что так, — пожала плечами Холли. — И тогда, значит, моя версия о Гринэвеях все — таки имеет право на существование.

— Кстати, я спрашивала маму о ключах, — вспомнила Белинда. — Она их с собой наверх не забирала, в этом я ошиблась. Они были у нее в сумочке. В той сумочке, которую украли. А вот и Трейси, — сказала Белинда, увидев ее за спиной Холли. — Я бы на твоем месте не стала излагать ей свою версию. Если не хочешь, чтобы мы опять поссорились.

— Привет, подружки! — как всегда жизнерадостно улыбнулась Трейси. — Ну, как вчера — додумались до чего — нибудь?

— Пожалуй, нет, — неопределенно пожала плечами Холли.

Трейси рассмеялась.

— Я так и знала, что без меня у вас ничего путного не выйдет.

— А как твое жонглирование, совершенствуешься? — спросила Белинда.

— Лучше не напоминай, — вздохнула Трейси. — Это кошмар. Боюсь, что в конце концов мне так и придется просто стоять там и махать рукой. Я сейчас хочу пойти поискать Марка. Пока! Увидимся.

Холли очень хотелось рассказать Трейси о своей стычке с Марком накануне, но благоразумие взяло верх. Она решила, что сначала нужно привести в порядок собственные мысли, а уж потом выдвигать новые версии о семействе Гринэвеев.

Подошло время большой перемены. Холли нашла себе спокойное местечко на припеке у стены, огораживающей школьный участок, и села, прислонившись к ней спиной, с раскрытым дневником Детективного клуба на коленях.

Вся зеленая лужайка между зданием школы и теннисными кортами пестрела группками школьников, греющихся на солнышке. На площадке за школой разворачивались футбольные баталии, но здесь было тихо и спокойно. И Холли решила воспользоваться этой прекрасной возможностью, чтобы не торопясь поразмышлять над некоторыми вещами, казавшимися ей странными.

Ее версия о причастности Гринэвеев к ограблениям была, как сказала Белинда, очень занятной. Но сообщение о том, что полиция задержала преступника, ограбившего дом Хейесов, выбило почву у нее из — под ног. Оставалась последняя надежда, что грабителем окажется Джо Шарп. Но надежда эта не оправдалась.

Однако последнее ограбление совершенно определенно означало, что в Виллоу — Дейле орудует кто — то еще — одиночка или целая группа. Холли задумалась, покусывая конец ручки. Куда это Белинда запропастилась? Обычно первым делом она шла в столовую. Но даже с ее аппетитом сейчас она должна была бы уже выйти.

Холли вывела в дневнике «Марк Гринэвей» и задумчиво уставилась на эти два слова, снова закусив кончик ручки. Дневник был открыт на страничке, посвященной ограблениям.

Она принялась кратко записывать свои подозрения относительно Марка и его семьи:

1. Врет, что жил в Кенсингтоне.

2. Обманом выуживает у людей деньги.

3. Врет о Джо Шарпе. Родители знали о нем до сеанса исцеления.

4. Как минимум в трех из ограбленных домов до этого побывали Гринэвеи — ключи? Совпадения?

Покрутив ручку в руке, Холли вновь занесла ее над страницей.

— Что я вижу — мое имя? — голос Марка застал ее врасплох.

Холли торопливо захлопнула дневник. Марк стоял совсем рядом, прислонившись к стене и глядя на нее холодными злыми глазами. Должно быть, он неслышно подкрался, когда она сидела, задумчиво вперив взгляд в свои записи. Холли даже представить не могла, как давно он здесь и как много успел подглядеть из того, что она записала.

— Это просто так — дневник, — сказала Холли так спокойно, как только могла.

— Не каждому понравится, когда его имя пишут в чужом дневнике, — проговорил Марк. — Я бы посоветовал некоторым чересчур любопытным быть поосторожнее и не совать нос в чужие дела. А то как бы им этот их длинный нос не прищемили.

Холли встала.

— А я бы посоветовала некоторым не подкрадываться и не читать тайком чужие дневники, заглядывая через плечо, — отпарировала она, в упор глядя на Марка.

Губы Марка вытянулись в тонкую линию — он попытался смутить ее взглядом. Но Холли продолжала спокойно смотреть ему в глаза, пока он первый не отвел взгляд.

— Меня послала за тобой мисс Бейкер. Она хочет, чтобы ты опробовала видеокамеру. Иди, она тебя ждет, — небрежно бросил Марк, повернулся на каблуках и зашагал по траве к школе.

Холли проводила его встревоженным взглядом. Что он успел подсмотреть в ее книжке? И, главное, что он теперь собирается делать?

Не теряя времени, Холли отправилась в школу искать председателя комитета.

Как и сказал Марк, мисс Бейкер ждала ее в своем классе. Там же была и Стефи Смит.

— Ты хочешь, чтобы я тебе показала, как обращаться с этой штуковиной, или нет? — сразу вскинулась Стефи. — Я не собираюсь торчать здесь из — за тебя всю перемену.

Чтобы разобраться в премудростях работы с видеокамерой, Холли хватило и десяти минут. Фактически все, что нужно было сделать, это положить ее на плечо, нажать на кнопку и позволить современной технике самой взяться за дело.

Холли прошлась по классу, стараясь привыкнуть двигаться, когда один глаз зажмурен, а другой — прижат к видоискателю. Сначала ей показалось очень странным, что вся комната словно сжалась, вместившись в крошечном стеклянном окошке. Холли натыкалась то на одно, то на другое, пока не привыкла.

Стефи показала ей, как работает особый объектив, позволяющий приближать изображение и делать крупные планы. Холли с удовольствием попрактиковалась с ним, приблизив лицо мисс Бейкер до такой степени, что оно заполнило весь кадр.

— Вот и отлично, — сказала мисс Бейкер. — А теперь, я думаю, мы уберем видеокамеру куда — нибудь в надежное место.

До конца перемены оставалось еще с десяток минут, и Холли отправилась на поиски Белинды. Проходя мимо соседнего класса, она услышала голос Трейси.

— Но я не могу этого сделать, у меня не получается, правда! — жаловалась та.

— Ерунда, это дело практики. Нужно просто больше тренироваться, — слышался в ответ голос Марка.

Холли заглянула через застекленную дверь в класс. Марк пытался научить Трейси жонглировать сразу тремя цветными шариками. И когда Холли увидела подругу, шарики в очередной раз вывалились у Трейси из рук и раскатились по всему полу.

— Пустой номер, — безнадежно вздохнула Трейси. — Я никогда этого не смогу.

— А я уверен, что сможешь, — настаивал Марк. — Уж если у моей мамы получается, у тебя и подавно получится. Нужно только держать их так, как я тебе показывал.

Холли решила не обнаруживать своего присутствия.

Спускаясь во двор по ступеням парадного входа, она заметила Белинду, которая входила в ворота. Они встретились на дорожке перед школой.

— Ты где была? — спросила Холли.

— Так — надо было кое — что проверить, — неопределенно ответила Белинда.

— Без меня? Что это еще за проверки? — вскинула брови Холли.

— Я тебя не нашла. И у меня просто не было времени искать, я хотела успеть все сделать и вернуться сюда до звонка. Я сходила к Куперам и побеседовала с бабушкой Мэтью, — глаза Белинда блестели. — И я выяснила кое — что очень и очень интересное. Похоже, Мэри Гринэвей времени зря не теряет, когда встречается с людьми с глазу на глаз на этих своих сеансах. Она заявляет, что ей нужно держать в руках какой — нибудь металлический предмет, принадлежащий человеку, которого она намеревается исцелить, — говорит, что это помогает ей улавливать вибрации или что — то в этом роде. А теперь угадай, какой металлический предмет, принадлежащий бабушке Купер, держала она в руках на этот раз?

— Не знаю, — недоуменно пожала плечами Холли. — Ручку?

— Нет, бестолочь. Ключи!

У Холли отвисла челюсть.

— Дошло наконец? Вот тебе и недостающее звено. Теперь, если мы сможем выяснить, в каких домах побывала Мэри Гринэвей, и всегда ли она проделывает этот фокус с ключами, это снова возвращает к жизни твою версию, которую мы уже успели похоронить.

— Да, если только закрыть глаза на то, что ваш дом ограбил кто — то другой.

— Верно, и об этом я тоже думала. Если маневр Великого Мистериозо с моим ключом имел ту же цель, что и манипуляции Мэри Гринэвей с ключами бабушки Купер, вполне можно предположить, что они заранее планировали нас обчистить. Ты понимаешь, к чему я веду? Они собирались ограбить нас, но их в этом кто — то опередил!

В это утро Холли никак не могла сосредоточиться на уроках. Было ужасно досадно сознавать, что она так близка к тому, чтобы доказать свою правоту, но последний фрагмент головоломки упрямо выскальзывает из рук. Каким образом могли эти Гринэвеи, подержав в руках ключ всего несколько секунд, ухитриться сделать дубликат?

После уроков в раздевалке, где у каждого был собственный шкафчик для одежды, она встретилась с Белиндой.

— До чего — нибудь додумалась? — спросила Белинда.

Холли покачала головой. Потом взглянула на свой шкафчик и удивленно вскинула брови: на его дверце белел конверт, приклеенный липкой лентой. Озадаченная, она отодрала его и открыла. Внутри была записка:

«Если ты и впрямь хочешь узнать об ограблении, будь у Оукливз на Доррит — роуд сегодня в восемь вечера».

Холли и Белинда переглянулись.

— Кто — то хочет нас разыграть, — сказала Белинда.

Холли сосредоточенно покусывала нижнюю губу.

— Это Марк Гринэвей, на сто процентов. Вопрос только — зачем?

— Очередной его фокус, — сказала Белинда. — Тут можно не сомневаться.

— Я в этом не уверена, — покачала головой Холли.

Она рассказала Белинде о своей стычке с Марком во время большой перемены.

— Он наверняка видел, что наверху страницы было написано «Ограбления». Может, он хочет встретиться со мной где — нибудь с глазу на глаз, чтобы убедить, что он тут ни при чем? Что это за Оукливз, ты не знаешь?

— Знаю, — кивнула Белинда. — Это такое старое здание на самой вершине холма. Там размещается дом для престарелых. С чего бы это ему пришло в голову зазвать тебя туда, не понимаю.

— Я тоже, — сказала Холли, вытаскивая из шкафчика ранец и закидывая его на плечо. — Но собираюсь это выяснить.

Белинда внимательно посмотрела на нее.

— Ты что, всерьез решила пойти?

— Разумеется. Если у Марка есть, что мне рассказать, я хочу это услышать.

— Что бы он ни наговорил, это будет куча вранья. Ты что, Марка Гринэвея не знаешь? Да если бы он сказал мне, что светит солнце, я бы не поверила ему на слово, а сначала вышла бы на улицу проверить.

Холли пожала плечами.

— Обещаю потом тебе все рассказать.

— Ну уж нет! — решительно заявила Белинда. — Я иду с тобой.

Огромный нескладный особняк, известный как дом для престарелых Оукливз, сиротливо стоял на отшибе на вершине холма посреди широкой лужайки с редкими деревьями, окруженной высокой кирпичной стеной.

Было без десяти восемь, когда девочки заглянули сквозь чугунные ворота на территорию Оукливз.

— Как бы мы потом не пожалели, что пришли, — сказала Белинда. — Сдается мне, это большая глупость с нашей стороны.

Холли толкнула калитку и осмотрела лужайку перед домом. Было тихо и пустынно, если не считать нескольких легковых машин у самого крыльца.

— Где нам лучше ждать, ты как думаешь? — спросила Белинда.

— Не знаю. Пожалуй, у ворот, — решила Холли.

— Слушай, я знаю, что уговаривать тебя бесполезно, ты, уж если решила, не отступишься. Но, честное слово, я думаю, нам хотя бы не стоит торчать на самом виду. Давай лучше куда — нибудь спрячемся, пока не узнаем точно, кто и что здесь затевает. Я что хочу сказать: а если это действительно Марк, и он приведет с собой каких — нибудь бандитов, чтобы нас поколотить? Он на это способен, ты сама знаешь. Тем более если он действительно причастен к этим ограблениям и боится, что мы напали на след.

— Нет, я так не думаю, — сказала Холли: у нее мелькнула другая догадка. — Этим он бы только подтвердил свою вину. Нет, скорее всего он состряпал какую — нибудь более или менее правдоподобную легенду, чтобы убедить нас в своей невиновности. Впрочем, спрятаться действительно не помешает.

Найти укромное местечко среди деревьев оказалось нетрудно. Здесь они могли ждать: округа просматривалась как на ладони.

И они ждали.

Прошло какое — то время. Белинда посмотрела на часы — ровно восемь. Ни одна живая душа не приблизилась к воротам. В доме вспыхнуло несколько окон. Белинда начала переминаться с ноги на ногу.

— Он не придет, — сказала она. — Даю голову на отсечение, он подстроил это нарочно. Решил выманить тебя сюда, чтобы ты стояла здесь как идиотка весь вечер. А он сидит себе дома и хохочет над тобой, животик надрывает.

Тут они услышали за воротами на улице шаги и приглушенные голоса.

Холли схватила Белинду за руку.

— Он не один — привел с собой еще кого — то, — прошептала она.

— Кажется, мы влипли, — пробормотала Белинда. — Я же предупреждала.

Девочки забились подальше в заросли, с гулко бьющимся сердцем ожидая, когда появятся те, чьи голоса они слышали. Холли уже искренне жалела, что не послушалась Белинду и не махнула рукой на эту записку.

Мимо ворот прошли двое мужчин средних лет и скрылись из вида. Холли облегченно вздохнула.

— Мы стали слишком нервными, — сказала она. — Ты права, он не придет. Пойдем, что толку ждать.

Они уже собирались выбраться из своего укрытия среди деревьев, когда услышали, как у ворот остановилась машина.

Девочки вопросительно посмотрели друг на друга.

Дверца машины открылась. Послышалось гудение, а затем какой — то странный металлический голос.

— Что это? — прошептала Белинда.

— Не знаю, — откликнулась Холли. — Похоже на… Ой!

Двое полицейских, мужчина и женщина, остановились у ворот, а затем прошли во двор, оглядывая участок. Девочки опять обменялись изумленными взглядами.

— Вот они! — заметила их женщина — полицейский. — Вон там — в кустах!

Холли и Белинда вышли из зарослей.

— Что вы тут делаете? — строго спросил полицейский — мужчина.

— Ждем одного приятеля, — ответила Холли.

Полицейский прищурился.

— Это частное владение. Нам позвонили, что вокруг дома вертятся какие — то подозрительные личности. Вам об этом ничего не известно?

— Мы никого не видели, — сказала Белинда. — Хотя ждем здесь уже давно.

Полицейский с любопытством оглядел подруг.

— И часто вы вот так проводите время — болтаясь по чужим владениям и поджидая приятелей?

— Нет, — пробормотала Белинда. — Не часто.

Женщина полицейский направилась к дому, а мужчина нажал на кнопку рации, прикрепленной к воротнику.

— Похоже, ложная тревога, — сказал он. — Просто две девчонки.

В ответ из рации раздался надтреснутый металлический голос. Было удивительно, как полицейский смог что — то разобрать среди сплошного треска и гудения.

— О’кей, — ответил он.

Потом посмотрел на девочек и вынул из нагрудного кармана записную книжку.

— Так, — сказал он, обращаясь к Белинде и Холли. — Сейчас запишем ваши данные: имя, адрес и все такое… На случай, если нам это понадобится.

Вернулась его напарница.

— Они там ничего об этом не знают, — сообщила она. — Звонили не отсюда.

Полицейский смерил девочек суровым взглядом.

— Мы ничего не сделали, — попыталась объяснить Холли. — Мы просто ждали одного знакомого. Мы договорились встретиться здесь, но…

— Что «но»? — спросил полицейский.

— Он не пришел, — упавшим голосом проговорила Холли. Она посмотрела на Белинду. — Пожалуй, мы лучше пойдем домой.

— Пожалуй, — кивнула женщина — полицейский.

— И если этот ваш приятель имеет отношение к звонку в участок, передайте ему, что ложный вызов — это серьезное правонарушение.

В сопровождении двух полицейских Холли и Белинда вышли за ворота.

— Глупые малявки, — услышали они голос блюстителя порядка.

Девочки молча смотрели вслед отъезжающей полицейской машине.

Белинда облегченно вздохнула.

— Вот, значит, что он придумал, — сказала Холли. — Выманить нас сюда, а потом натравить на нас полицию.

— Вот гад! — возмутилась Белинда. — Из — за него мы могли здорово влипнуть.

— Не так уж здорово по сравнению с тем, как завтра влипнет он, когда попадется мне, — мрачно пообещала Холли.

А пока ничего другого не оставалось, как отправиться в обратный путь.

Этот Марк Гринэвей, видно, думает, что может вот так безнаказанно издеваться над ними. Ошибается! И она, Холли, сделает все, чтобы доказать ему это.