Прочитайте онлайн Тайна золотой маски | ГЛАВА VI Знакомство с «исцеленным»

Читать книгу Тайна золотой маски
286+958
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА VI

Знакомство с «исцеленным»

— Джейми! — раздался снизу голос миссис Адамс. Он прозвучал резко, как ружейный выстрел. — Спускайся сюда сию же минуту!

Белинда удивленно посмотрела на подругу. Холли рассказала ей о производстве гипсовых гномиков, которое затеял на кухне Джейми.

Девочки лежали на полу в комнате Холли, глядя в красную записную книжку — дневник Детективного клуба. Вот уже почти час они обсуждали, что же им делать с Мэри Гринэвей. Белинда предлагала написать плакат со словами «МЭРИ ГРИНЭВЕЙ — ОБМАНЩИЦА!» и вышагивать с ним перед ее магазинчиком туда — сюда. Холли, отец которой в Лондоне работал адвокатом, предостерегала, что такие действия называются диффамацией, а проще — клеветой, и за это может здорово нагореть.

И получалось, по мнению Холли, что пока они ничего не могут сделать. С неохотой она перевернула страничку дневника назад, туда, где были вклеены заметки об ограблениях.

Члены Детективного клуба взяли себе за правило вести записи обо всех необычных событиях, происходящих в их городе, и вместе обсуждать их. Но на этот раз все было по — другому, потому что сейчас с ними не было Трейси.

— Если мы хотим всерьез взяться за расследование ограблений, нам нужно обойти эти дома, поговорить с хозяевами, порасспрашивать их, — сказала Белинда. — Для начала я могла бы как — нибудь вечерком навестить вместе с мамой миссис Келлетт.

— Не думаю, что все эти пострадавшие будут в восторге от нашего внимания, — усомнилась Холли. — Их, наверное, уже и так полицейские своими вопросами задергали.

— Это верно, — согласилась Белинда, — но моя мама знает всех в нашем квартале. Когда дело касается чего — то, происходящего у соседей, она просто Шерлок Холмс. Никто из нас ей и в подметки не годится.

— Тогда о’кей, — кивнула Холли. — Ты выспроси у мамы все, что она знает, а я буду собирать газетные вырезки по той же теме. Потом посмотрим, что нам это даст.

Она перевернула страничку и принялась штудировать последние записи о сеансе исцеления.

— Бедная миссис Келлетт, — вздохнула она. — Совсем ей не везет последнее время: сначала Мэри Гринэвей ободрала ее как липку, а потом еще и ограбление.

— Не думаю, что эта мошенница только сейчас начала этим заниматься, — отозвалась Белинда. — Я бы не удивилась, если бы оказалось, что они ездят вот так по стране и облапошивают простачков уже много лет.

Она резко приподнялась, явно взволнованная.

— Тогда становится понятным, почему Марк темнит со своим прежним адресом. Может, они вообще не из Лондона, — сверкнула глазами Белинда. — Может, они все время разъезжают по стране и наживаются на больных людях, выманивают у них деньги, а потом смываются, пока их не успели разоблачить, — уезжают еще куда — нибудь.

— Но на том конверте, что я видела, был лондонский адрес, — напомнила Холли.

— Да, верно, — вздохнула Белинда. — Знаешь, чем нам здесь не хватает?

— Чего?

— Точнее сказать, кого — Трейси! Без нее у нас не очень получается. Ведь Трейси наш всегдашний генератор невероятных идей — вытаскивает их, как фокусник, ниоткуда, когда мы уже ничего не можем придумать.

— Я считаю, мы, по крайней мере, должны рассказать ей о том, что раскопали, — сказала Холли. — Марк наверняка знает, чем занимаются его родители. Мы просто обязаны ее предупредить, как бы она это ни восприняла.

— Я тоже так думаю. Давай завтра же ей все расскажем, — предложила Белинда. — Мы должны убедить ее, что Марк и его мамаша — это пара жуликов.

На следующий день была суббота. Всех участников подготовки к школьному празднику попросили провести нечто вроде генеральной репетиции. Трейси обязательно должна была прийти. Проблема состояла лишь в том, смогут ли они оттащить ее от Марка на время, достаточное, чтобы успеть раскрыть ей глаза.

Послышались шаги на лестнице. Дверь комнаты Холли отворилась. На пороге стояла миссис Адамс.

— Джейми говорит, что ты знала о его затее. Это правда? Замесить гипс в моей лучшей фарфоровой салатнице! Как только могло такое в голову прийти! — она была рассержена не на шутку.

— Я говорила, что ему за это попадет!

— Говорила — только и всего! — возмутилась мама. — Да ты должна была остановить его! Или, на худой конец, хоть помочь все убрать. Разве ты не видела, что он там устроил? Я считаю, ты должна спуститься на кухню и вместе с ним привести все в порядок.

Обе девочки отправились вниз. Джейми стоял у раковины, безуспешно пытаясь выковырять засохшие куски гипса из лучшей маминой миски.

Белинда закусила губу, чтобы не расхохотаться.

— Я же не знал, что он так быстро затвердеет… — пробормотал Джейми.

Холли театрально схватилась за голову, демонстрируя свое отношение к происходящему.

— Ты не обязана оставаться, если не хочешь, — сказала она Белинде. — Тут работы до вечера хватит.

Несколько жалких гномов — уродцев печально стояли на кухонном столе. Было ясно, что попытка Джейми самостоятельно создать нечто пригодное для благотворительной распродажи с треском провалилась.

— Отчего же, я не против, — засучила рукава Белинда. — Что может быть увлекательнее для пятничного вечера?

— Левый край чуть пониже, — командовал мистер Твайтис. — Еще чуток, еще! Отлично! А теперь стукни по гвоздю молотком, чтобы не отвалилось.

Холли вбила гвоздь и отошла на несколько шагов назад. Разрисованное цветами полотнище провисло.

— Вот что надо сделать, — сказал мистер Твайтив, подойдя к платформе. — Надо вбить гвозди через каждый метр, а то и чаще, по всему периметру. И тогда будет смотреться как надо.

Было субботнее утро в школе Винифред Боуин — Дэвис. Утро безумных, лихорадочных попыток успеть закончить все к празднику, с одновременным пониманием того, что и половины дел еще не сделано.

Отец Холли и несколько старшеклассников старательно прилаживали к платформе опоры. Они должны были служить основаниями для фанерных деревьев, которые пока лежали по всей игровой площадке — сушились после покраски.

Холли, Белинда и еще несколько человек были заняты тем, что прикрепляли ярко расписанную полоску ткани к основанию платформы, в то время как мистер Твайтис и мистер Барнард, учитель рисования, перекрикивая шум, давали им указания. Небольшая группка ребят из музыкального кружка играла бодрую танцевальную мелодию, а ансамбль первоклассников репетировал шуточный народный танец.

Глядя на них, Белинда покатывалась со смеху, пока ее не оттащили помогать с костюмами зверей. В них должны были облачиться старшеклассники. И тут, наконец, был решен вопрос о том, кто будет играть роль шута. Произошло это так.

Мисс Бейкер успела примерить треугольную шапку с бубенчиками на дюжину голов, прежде чем дошла очередь до Белинды — самого, на ее взгляд, подходящего кандидата.

— Вы что, шутите?! — замотала головой Белинда так, что бубенчики со звоном закачались над ее ушами. — И как я в это дело вляпалась?

— Просто так уж тебе повезло, — рассмеялась мисс Бейкер, вручая Белинде палку с воздушным шариком на конце. — А теперь потренируйся — ты должна бегать и хлопать все шариком, — она погладила Белинда ладонями по круглым щекам. — Тебе идет, ты просто рождена для этого.

В ответ Белинда хлопнула мисс Бейкер шариком на палке.

Руки многочисленных помощников растягивали холст, а Холли обходила платформу с молотком и гвоздями, закрепляя его. Вдруг она почувствовала, что кто — то слегка ударил ее сзади. Оглянувшись, она увидела Белинду в широком красно — белом комбинезоне и шутовском колпаке. Это она хлопнула Холли по голове своим шариком.

— Пожалуй, я смогу с этим смириться, — сказала Белинда. — Как я выгляжу?

— Налицо явный прогресс, — улыбнулась Холли. Она оглядела забитую ребятней площадку. — Ты Трейси не видела?

— Она где — то в школе, ей костюм примеряют, — ответила Белинда.

— А Марк? — быстро спросила Холли.

Белинда покачала головой.

— Я его за все утро ни разу не видела.

— Подожди немножко, я сейчас с этим покончу. А потом вместе поищем Трейси, хорошо?

Пока Холли колотила по шляпкам последних гвоздей, Белинда развлекалась, хлопая своим шариком на палке по макушке каждого, кто подворачивался под руку.

Потом они вдвоем поднялись по широким ступеням школы к открытой парадной двери. В вестибюле Белинда остановилась перед мрачноватым портретом основательницы школы — Винифред Боуин — Дэвис.

— Почему вы на нас так хмуро смотрите? — сказала Белинда, хлопая шариком по угрюмо — торжественному лицу на портрете. — Может, я сейчас выгляжу идиоткой, но не забывайте, ведь это мы нашли тот спрятанный за вами портрет.

Холли улыбнулась.

— И помогли оплатить новый спортивный зал вырученными за него деньгами, — добавила она. — Это была наша первая тайна. Ты помнишь, как тогда Трейси…

— Гм — гм! — послышалось за их спинами.

Девочки резко обернулись. Перед ними стоял заместитель директора, мистер Кервуд.

— Это распоряжение мисс Бейкер, — с улыбкой пояснила Белинда. — Я должна хлопать всех, кто мне попадется навстречу.

Покачав головой, мистер Кервуд удалился без комментариев.

Белинда скорчила ему вслед рожу.

— Он такую фамильярность не одобряет.

— Давай поищем Трейси, — сказала Холли. — Я хочу покончить с этим делом.

Один из классов выделили под костюмерный цех. По сценарию, музыканты должны были играть веселые мелодии на заднем конце платформы, малыши — двигаться за ней, исполняя свой шуточный танец, замыкать же процессию предписывалось другим действующим лицам, включая шута. Для них — то и требовалось приготовить множество костюмов животных, а также разных средневековых персонажей.

Приоткрыв дверь, Холли и Белинда заглянули в класс и застыли в изумлении. На них смотрела красивыми печальными глазами голова оленя с ветвистыми рогами, искусно выполненными из проволоки и папье — маше.

Трейси в своем уже почти готовом костюме стояла на столе, а несколько девочек суетились вокруг нее, закалывая подол.

Наряд выглядел впечатляюще. Первоначально, это было широкое белое платье до пола, но теперь его сплошь покрывали свободно свисающие полоски яркой ткани. Трейси, с ног до головы окутанная своим пестрым одеянием, казалась гибридом июльской клумбы с экзотической яркой птицей.

— Ух ты! — вырвалось у Белинды.

Трейси улыбнулась и плавным взмахом подняла руки над головой. При этом ее широкие рукава раскрылись веером, как радужные крылья.

— Ну, что скажете? Блеск, правда? — довольно посмотрела она на подруг.

Девочки вошли в класс.

— А головной убор уже закончен? — спросила Холли.

— Конечно, — указала Трейси на другой стол.

На нем лежала главная часть костюма и предмет гордости его создателей — маска в виде солнца с золотыми лучами, расходящимися от него во все стороны.

Трейси соскочила на пол и осторожно водрузила маску себе на голову. Лицо оказалось совершенно закрытым, если не считать двух щелок, через которые глядела пара голубых, сияющих восторгом глаз.

— Отлично, — похвалила миссис Бэннистер, руководившая созданием шедевра. — Ну — ка, повертись.

Трейси закружилась в трепещущем ореоле цветов. Золотая маска сверкала и переливалась в солнечных лучах.

— Замечательно, Трейси. Теперь можешь снимать, — сказала миссис Бэннистер. — Мы подошьем подол, и тогда твой костюм будет полностью готов.

Холли и Белинда помогли Трейси вылезти из своего замысловатого наряда.

— О — ох! — облегченно вздохнула королева. — Если день будет солнечным, я в нем просто сварюсь. А что там во дворе делается?

— Сплошной хаос, — ответила Холли. — Иди посмотри сама.

Подруги остановились на ступеньках у входа, глядя, как фанерные деревья по одному водружают на платформу и закрепляют на месте болтами.

— Мы вообще — то хотели с тобой поговорить, — начала Холли. — Насчет Марка…

Трейси улыбнулась.

— Давайте больше не будем из — за него ссориться, ладно? День слишком хороший, чтобы ругаться.

— Есть кое — что такое, чего ты о нем пока не знаешь, — сказала Белинда.

Трейси вздохнула.

— Ну, хорошо. Давайте выкладывайте. Он — беглый преступник, и его разыскивает полиция — угадала? Или… дайте подумать… он из банды современных работорговцев и замыслил похитить нас и продать в рабство? Ну, что — тепло или холодно?

Пустив эти шпильки мимо ушей, Холли рассказала о будто бы «исцеленном» мужчине, которого она потом видела беседующим с отцом Марка. И еще о Мэри Гринэвей и ее индивидуальных сеансах целительства, за которые она берет деньги и притом немалые.

Трейси задумалась.

— Все равно, — проговорила она наконец, — даже если вы правы, это же не Марк, это его мама замешана в аферах. Даже если это правда, вы не можете винить в этом Марка.

— Но, согласись, он не может об этом не знать, — настаивала Белинда.

— Возможно, он и знает, — сказала Трейси. — Но что, по — твоему, он должен был сделать? Он ведь не может отвечать за махинации своей матери — если она замешана в каких — то махинациях.

— Но он к тому же наврал про место, откуда они приехали, — продолжала Белинда.

Холли бросила на нее выразительный взгляд. Она считала, что об этом не следовало брякать вот так, напрямик.

— Как наврал? — не поняла Трейси. — Почему ты так говоришь?

— Я видела одно письмо, — сказала Холли. — Его переслали из Лондона. Оно было адресовано в Кеннингтон! В Кеннингтон, а не в Кенсингтон. А это два совершенно разных района.

— Если он врет о том, где они раньше жили, — подхватила Белинда, — он может врать и о многом другом. Ты не должна доверять ему, Трейси. Тебе нужно держаться от него подальше, правда!

Трейси хмуро посмотрела на подруг.

— С самого начала вы невзлюбили его, как только увидели, — проговорила она. — Я не могу понять, почему, но вы с самого начала были против, — она посмотрела на Холли. — Вот тебе бы понравилось, если бы кто — нибудь распускал про тебя всякие слухи, когда ты только приехала сюда? Я считаю, вы обе несправедливы к нему, — Трейси бегом бросилась в школу. — Я не хочу больше слышать о нем ни слова! — обернувшись, крикнула она. — А я — то еще считала вас своими подругами!

Холли и Белинда переглянулись.

Холли помрачнела.

— Кажется, мы только испортили все дело.

Белинда машинально постукивала своим шариком на палке по земле.

— Что же нам теперь делать? — вскинула она голову.

— Если бы нам удалось разоблачить хотя бы одну ложь Марка… Тогда, возможно, мы бы сумели перетянуть Трейси на свою сторону, — проговорила Холли. — Знаешь, я все — таки думаю, что мы должны попытаться выудить у Мэри Гринэвей что — нибудь об этом сценическом псевдониме ее мужа, под которым он будто бы выступал в Лондоне. Я абсолютно уверена, что Марк и это тоже выдумал.

— Тогда лучше уж ты этим займись, а не я, — сказала Белинда.

Холли обернулась к ней, знакомый азартный блеск появился в ее глазах.

— Мы сходим туда вдвоем. И не откладывая — сегодня же.

Белинда подняла свой шарик и вяло хлопнула им Холли по голове.

— Во что ты меня опять втягиваешь? — вздохнула она.

— Хочешь, отвезу тебя домой? — предложил дочери мистер Адамс.

Все хлопоты с платформой были благополучно закончены, и ее создатели расходились по домам. Платформа была установлена у стены школы под козырьком из натянутой пленки — на случай дождя. Костюмы тоже убрали до следующего утра. После того неприятного разговора с Трейси Холли и Белинда ее больше не видели.

— Нет, спасибо, папа, не надо, — сказала Холли. — Мы с Белиндой хотели немного побродить по магазинам в центре.

— Понял, — улыбнулся отец, залезая в свой «Рейнджер — ровер». — Тогда до скорого. Кстати, Белинда, костюм шута тебе очень идет.

— Сегодня весь день только это и слышу, все так говорят, — пожаловалась Белинда. — Как вы думаете, может, они на что — то намекают?

Девочки сели в автобус и поехали в центр города.

Солнечный субботний денек выманил людей из домов на воздух. Весь квартал вокруг старой церкви был запружен гуляющими. Они бродили по улицам, наслаждаясь великолепными видами и любуясь достопримечательностями живописного старого центра Виллоу — Дейла.

Магазинчик Гринэвеев был открыт, и торговля, видимо, шла довольно бойко. Однако возникли непредвиденные осложнения: за прилавком была не Мэри Гринэвей. Там стоял Марк.

— Что же теперь делать? — прошептала Белинда, когда они с Холли остановились перед стендом с «приколами».

— Купим пару этих штуковин для Джейми, — сказала Холли. — Я все равно собиралась это сделать — и не только для предлога.

Она выбрала два пакетика, коварное содержимое которых, по ее мнению, должно было понравиться брату.

— Так, кажется, я знаю, о чем его можно спросить. Посмотрим, как он будет выкручиваться.

Они подошли к прилавку.

— Привет! — не удивился Марк. — Извините, что не смог пойти в школу помочь вам. У нас тут запарка. Как прошла репетиция?

— Нормально, — сказала Холли.

Она огляделась — поблизости никого не было.

— Я хочу с тобой поговорить.

— Ну, давай, говори, — беззаботно хмыкнул Марк, но при этом весь как — то подобрался, насторожился.

— Мы недавно были на сеансе исцеления, который проводила твоя мама. Она там вылечила одного человека от артрита, — по крайней мере, так она утверждала. — Холли опять огляделась, не слышит ли их кто — нибудь. — Вчера я видела этого человека здесь, он разговаривал с твоим отцом. — Она замолчала.

— Да? И что из этого? Я что — то не понял, в чем проблема — то?

— Проблема в том, что если, как было сказано, он совершенно случайный, посторонний человек, то каким же образом через несколько дней он оказался здесь и беседовал с твоим отцом?

Губы Марка растянулись в широчайшей до ушей улыбке.

— Ага, теперь понял! Ты думаешь, это была подсадка?

— Вот именно! — подключилась к разговору Белинда. — Так это или не так?

— Конечно же, нет, — совершенно спокойно ответил Марк. — Этому доходяге жутко не везло. Попробуй — ка получить работу, когда тебя всего скрючило от артрита. Он тогда остался в зале после сеанса, чтобы поблагодарить маму, и в разговоре упомянул, что у него нет ни денег, ни жилья. Ну, она и предложила ему работать здесь. Погодите, я сейчас вас с ним познакомлю. Он где — то здесь, в доме.

Марк ушел в жилые комнаты дома. Холли и Белинда переглянулись, им было неловко.

Через несколько секунд Марк появился вновь, а с ним узколицый мужчина с сеанса Мэри Гринэвей.

— Джо, познакомьтесь, это Холли и Белинда, мы из одной школы, — представил их Марк.

— Рад познакомиться, — не слишком любезно буркнул мужчина. — Меня зовут Джо Шарп.

— Надеюсь, вы и сейчас в добром здравии, — осведомилась Белинда.

— В первый раз за десять лет эти боли меня не мучают, — сказал Джо Шарп. — Благодаря миссис Гринэвей я получил и здоровье, и работу.

Он посмотрел на Марка.

— Не знаю, как и благодарить твою маму. Она просто чудеса творит.

Марк бросил на девочек победный взгляд.

— Я очень рада за вас, — промямлила Холли. Она перевела взгляд на Марка. — Так мы возьмем вот это.

Выйдя на улицу, девочки остановились.

— Ты этому поверила? — с сомнением посмотрела на подругу Белинда.

Холли покачала головой:

— Может, я бы и поверила, если бы в прошлый раз не видела имени на конверте.

— Какого имени?

Обернувшись, Холли посмотрела на дверь магазина.

— А ты не помнишь? То письмо из Кеннингтона было адресовано некоему мистеру Джо Шарпу. Даже если бы я была настолько глупа, что поверила бы в эту его байку, она вся разваливается на куски, если учесть, что этот мистер Шарп получил письмо, пересланное ему по новому адресу уже на следующий день после сеанса.

Она посмотрела на Белинда.

— Теперь мы точно знаем, что никакого исцеления не было, — это самое настоящее мошенничество. Но вопрос в другом: что мы можем с этим поделать?