Прочитайте онлайн Тайна золотой маски | ГЛАВА V Вопросы без ответов

Читать книгу Тайна золотой маски
286+957
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА V

Вопросы без ответов

— Что ж, — сказала директор школы мисс Хорсвелл. — Должна отметить, что все у вас пока идет довольно гладко, — она улыбнулась мисс Бейкер. — Держите меня в курсе дел и дайте знать, если возникнут какие — то сложности. Я уверена, что этот праздник удастся на славу. Продолжайте начатое, — кивнула она членам подготовительного комитета.

— Вот видите, — довольно проговорила мисс Бейкер, когда мисс Хорсвелл вышла из класса. — «Добро» от начальства получено. Однако нам еще нужно кое — что утрясти: решить, например, кто будет нашим видеорепортером.

Шло очередное заседание подготовительного комитета, на котором распределялись последние ответственные поручения. И вновь всплыл вопрос о том, кто будет снимать празднование школьной видеокамерой.

— В прошлом году Стефи неплохо справилась с этим поручением, — напомнила мисс Бейкер. — Но я бы хотела, чтобы на этот раз кто — нибудь еще смог испытать свои силы. Например, ты, Курт. С фотоаппаратом, по крайней мере, я знаю, ты умеешь обращаться.

— У меня не будет времени, — сказал Курт. — Отец попросил сделать снимки для «Экспресса». Я думаю, может, Холли захочет попробовать.

— Что скажешь, Холли? — посмотрела на нее мисс Бейкер.

— Я бы не против, — честно призналась Холли. — Но мне уже поручено готовить обзор для журнала.

— Прошу прощения, — встрепенулась Стефи. — Я, действительно, сказала Холли, что она может подготовить статью, потому что думала, что буду снова занята видеосъемкой. Но раз это не так, я могу ее написать, — она одарила Холли ехидной улыбкой. — Если, конечно, Холли это устраивает. Если она не собирается делать все сама.

Холли решила не замечать ироничного тона Стефи.

— Я очень рада, что буду снимать на видео, — сказала она. — Пусть только кто — нибудь покажет мне, как работает камера.

— Значит, решено, — сказала мисс Бейкер. — Холли займется видеофильмом. Может, потренируешься со Стефи? Она объяснит тебе, как пользоваться видеокамерой.

Стефи бросила на Холли кислый взгляд.

— Вот будет потеха, — шепнула Холли Белинде.

Члены комитета по очереди рассказывали, как у них продвигается работа. Разрисовка холста для нижней части платформы шля полным ходом, столярные работы по изготовлению деревьев были уже почти закончены. С костюмами дело двигалось медленнее, особенно с нарядом для Трейси — уж очень он был мудреный. Однако ответственные за костюмы заверили, что к празднику они успеют.

Холли до сих пор так и не придумала, как лучше сказать Трейси об этой неувязке с лондонским адресом Марка.

— В конце концов, вряд ли это можно считать преступлением, — говорила она перед этим Белинде. — Даже если мы насчет Марка правы, вся его вина состоит лишь в том, что он наврал: сказал, что жил там, где на самом деле не жил.

— Конечно, это не преступление, — согласилась тогда Белинда. — Но это вранье, и мне не нравится, что Трейси дружит с парнем, который с такой легкостью врет. Даже если это его вранье вполне безобидно.

Совещание закончилось, и Детективный клуб в полном составе направился в столовую.

— Стефи осталась очень довольна собой, — заметила Трейси. — Отпихнула тебя от журнальной статьи.

— Ну и пусть, мне не жалко, — откликнулась Холли. — Я и вправду, не могу делать все, а видеосъемка — это, должно быть, так интересно.

— Надеюсь, я достаточно часто буду мелькать в кадре крупным планом, — засмеялась Трейси. — Я же все — таки звезда.

— Только при условии, что ты будешь держаться на приличном расстоянии от меня, — мрачно вставила Белинда: сниматься она не любила.

Девочки протиснулись через сутолоку в дверях в столовую.

— Ой, смотрите, вон Марк сидит! — обрадовалась Трейси. — Мы можем подсесть к нему.

Они отнесли свои подносы на стол, где сидел Марк.

— Ну как ваше совещание? — спросил он. — Все вопросы утрясли?

— Да, — ответила Трейси. — Холли будет вести видеосъемку. Но сначала ей покажут, как обращаться с камерой.

— Да это пара пустяков, — по обыкновению заявил Марк. — Я тебе могу показать, если хочешь.

— Ты и это умеешь делать? — хмыкнула Белинда. — Твои бесчисленные таланты не перестают меня потрясать. Да и вся твоя семья просто потрясающая.

Холли сразу уловила особые нотки в голосе подруги и толкнула ее под столом ногой. Белинда сделал вид, что этого не заметила.

— Скажи, твой отец никогда не играл на сцене? — спросила она. — Я имею в виду в настоящем театре?

— Много раз, — не моргнув глазом выпалил Марк. — Неудивительно, что вы здесь о нем не слышали, а вот в Лондоне его каждый знает.

— Правда? — вскинула брови Холли. — Странно. Кажется, я никогда о нем не слышала, хоть и прожила там почти всю сознательную жизнь.

Марк бросил на нее острый взгляд.

— А он выступал под псевдонимом. Знаешь, у артистов бывает, кроме обычного имени, еще и сценический псевдоним.

Он достал из кармана монетку.

— Смотрите.

Ловким движением он перекинул ее из одной руки в другую, потом поднес руки ко рту и продемонстрировал монетку, зажатую между зубами. Потом изобразил глотательное движение и показал пустые ладони. После этого преспокойно протянул руку через стол к Белинде и вытащил монетку из ее уха.

Трейси рассмеялась и захлопала в ладоши.

Белинда улыбнулась.

— С тобой нужно быть начеку, так и жди какого — нибудь подвоха. Хитрый, как лиса.

Марк растянул губы в улыбке, но в его глазах блеснула неприязнь.

— Он и меня научит некоторым фокусам к празднику, — радостно сообщила Трейси.

— Ты думаешь, зрители смогут снизу разглядеть фокусы вроде этого? — усомнилась Холли. — Не забывай, ты ведь будешь ехать на самом верху платформы.

— А, пожалуй, она права, — согласился Марк. — Показывать фокусы, стоя на платформе, это и впрямь не самая лучшая мысль.

— Но я хочу хоть что — то делать, — сказала Трейси. — Я не могу просто стоять там, улыбаться и махать рукой, как заводная кукла.

— Можно жонглировать, — предложил Марк. — Это будет смотреться нормально.

Он взглянул на Трейси.

— Не хочешь научиться жонглировать? Моя мама в этом деле виртуоз. А мне хоть и далеко до нее, но кое — что показать могу.

— А что, попробовать можно, — согласилась Трейси. — Но только нужно будет очень много тренироваться, — предупредил Марк. — Может, тебе и не удастся ухватить суть, это не у каждого получается, — покачал он головой.

Трейси азартно сверкнула глазами.

— Спорим, смогу! — с вызовом предложила она. — Покажешь как — сделаю. Я уж если что решу, обязательно добьюсь своего.

— Ладно, договорились, — согласился Марк и встал из — за стола. — Я отчаливаю, у меня еще куча дел. Потом увидимся.

Трейси посмотрела ему вслед.

— Классный парень, правда? С ним так интересно.

— Интереснее, чем с Куртом? — осведомилась Белинда.

Трейси ответила ей сердитым взглядом.

— Нет, не интереснее. Просто по — другому. Мне нравится общаться с разными людьми. Что в этом такого?

— Да нет, ничего, — сказала Белинда. — Просто на самом деле ты его совсем не знаешь. Тебе известно только то, что он сам захотел тебе сказать.

— Белинда! — предупреждающе возвысила голос Холли.

— Что ты имеешь в виду? — холодно спросила Трейси. — Это опять из — за Курта? Слушай, я тебе уже говорила, между мной и Куртом нет и не было ничего серьезного. Так же, как ничего нет между мной и Марком. Мы просто друзья, ясно?

— На этот раз Курт ни при чем, — сказала Белинда. — Просто я считаю, ты не должна верить всему, что говорит тебе Марк, вот и все. Например, тому, что его отец был очень знаменит в Лондоне. Если он такой знаменитый, как же Холли никогда о нем не слышала?

— Он же сказал, — негодующе сверкнула глазами Трейси, — его отец выступал под псевдонимом.

— Но, между прочим, он не назвал нам этого псевдонима. Ты не обратила на это внимания? — не сдавалась Белинда. — А потом сразу начал показывать фокус с монеткой, чтобы сменить тему.

— Все, хватит, — фыркнула Трейси и оттолкнула от себя тарелку. — Я считаю, вы несправедливы к Марку. Не знаю, почему он вам так не нравится, но с меня довольно. Не хочу больше слушать, как вы к нему придираетесь.

— Эй, не ссорьтесь, — вмешалась Холли. — А что, если мы все трое соберемся сегодня вечером у нас дома? Можно было бы еще разок перечитать наши записи по ограблениям. Что скажете? Устроим совещание Детективного клуба?

— Извини — я буду занята, — сухо бросила Трейси и двинулась к выходу.

Холли и Белинда проводили ее взглядами.

— Могла бы меня поддержать, — упрекнула подругу Белинда. — Почему ты промолчала о том письме?

— Потому что оно ничего не доказывает, — ответила Холли. — Может, он придумывает всякие небылицы оттого, что просто не может удержаться от вранья. Стоит ли из — за этого вам с Трейси ссориться?

— Мы бы не ссорились, если бы не ее ослиное упрямство. Неужели Трейси сама не видит, что это за фрукт?

— Даже если и так, это не причина, чтобы ломать нашу дружбу.

— Я в этом не виновата, — пожала плечами Белинда.

— Нет, виновата, — возразила Холли. — Вы обе виноваты. — Она встала.

— Ты сейчас куда? — спросила Белинда.

— Никуда. Просто хочу пройтись.

— Слушай, тебе ведь тоже не нравится этот парень — то, как он все время врет, хвастается.

— Да, не нравится. Но я не уверена, что из — за этого стоит ссориться. Пока! Увидимся позднее.

Холли направилась к спортивной площадке.

Она и сама не верила Марку. Он вызывал у нее не менее сильные подозрения, чем у подруги. Однако бесцеремонный подход Белинды к таким вещам казался ей совсем неподходящим и бессмысленным. Вместо того, чтобы осторожно предупредить Трейси, они добились только того, что оттолкнули ее от себя. А этого Холли совсем не хотелось.

На площадке она заметила Джейми, который лениво гонял мяч с ватагой одноклассников. Казалось, он тоже был не в духе.

— Что это случилось со всеми в последнее время? — спросила Холли. — Погода, что ли, действует?

— Это все из — за вашего паршивого праздника, — буркнул Джейми. — Я им все свои блестящие идеи выложил: наделать для распродажи разных инопланетян и жутиков. Куда там! Им подавай одну лабуду — погремушки в виде лягушат да всяких там фей. А мне досталось делать гипсовых гномиков.

Мяч подкатился к его ногам, Джейми поддал его раздраженным пинком и помчался за ним вслед.

— Я гномов терпеть не могу! — крикнул он, обернувшись.

Холли понимала, что отношения между ее подругами не улучшатся, если как — то не прояснить раз и навсегда все эти недоразумения. И, значит, ей нужно сделать одно из двух: или найти доказательства того, что Марк — обманщик, или же каким — то образом убедиться самой и убедить Белинду в том, что они обе ошибались.

«В конце концов, если не считать его бесконечного хвастовства, что он такого сделал? — спрашивала себя Холли. — Может быть, его отец действительно был в Лондоне известным актером, выступая под псевдонимом. Такое, в принципе, возможно».

И тут у нее родилась идея. Допытываться у Марка нет смысла, но, может быть, его мать что — нибудь скажет, если попробовать найти к ней подход. Кто знает, возможно, если Холли вернется в «Грин Вей», она сумеет разговориться с Мэри Гринэвей. И ничего подозрительного не будет, если она спросит о Великом Мистериозо. Не исключено, что таким способом она сможет выяснить, был ли у него действительно сценический псевдоним, когда он играл в театрах Лондона. Если повезет, она даже сможет объяснить эту путаницу с их прежним местом проживания. Однако идти туда вместе с Белиндой было бы не самым удачным решением. У нее есть привычка действовать слишком прямолинейно.

Наведаюсь туда одна — решила Холли. Даже и повод уже готов: Джейми последнее время все опротивело, и парочка этих глупых «приколов» наверняка повысит его настроение. А пока она будет их выбирать, можно попробовать кое — что выпытать у Мэри Гринэвей.

В тот же день после уроков Холли села в автобус, идущий в старый город, и сошла на Рэднер — стрит.

Она уже собиралась повернуть за угол, когда заметила, как по противоположной стороне улицы бодро шагал мужчина, которого она видела на сеансе исцеления — тот, что десятилетиями страдал от артрита и произвел невообразимый фурор своим чудесным исцелением в конце сеанса.

Да, без сомнения, это был он. И двигался он так энергично, будто никогда в жизни ничем и дня не болел.

«Ну и что из этого? — остановила себя Холли. — Так и должно быть, если Мэри Гринэвей его вылечила».

Если вылечила…

Если он вообще чем — то болел…

Остановившись на углу, Холли наблюдала за исцелившимся. Это был худой человек средних лет с седовласыми волосами, узким лицом, выдающимся носом и длинным подбородком. Он напоминал отощавшего гончего пса, от которого отвернулась удача.

Холли сделала круглые глаза. Мужчина остановился у заведения Гринэвеев и заглянул в окно. Через секунду из магазинчика вышел мистер Гринэвей, он же «Великий Мистериозо», и они начали разговаривать. Еще через несколько минут мистер Гринэвей закрыл дверь, запер ее на ключ, и они вместе двинулись по улице.

Холли смотрела им вслед. Ее подозрения усиливались. Каким образом эти два человека оказались знакомы? Мистера Гринэвея не было на том сеансе, следовательно, там они встретиться не могли. Тогда где же они познакомились?

Это была «подсадная утка» — решила Холли. Этот человек никогда не был болен. Они подсадили его в публику в качестве решающего довода для тех, кого еще не убедили предыдущие «исцеления» Мэри Гринэвей.

Забыв о своих планах поговорить с матерью Марка, Холли двинулась в обратный путь и, вернувшись домой, тут же позвонила Белинде.

— Ты можешь приехать? — спросила она. — У меня появилась новая информация о Гринэвее. Это не телефонный разговор. Приезжай, и мы все обсудим.

Белинда пообещала приехать через полчаса.

Положив трубку, Холли прошла на кухню.

Джейми стоял у стола. Услышав шаги, он обернулся к ней. И его руки, и лицо — все было вымазано чем — то белым. Он сосредоточенно размешивал в фарфоровой салатнице лучшей маминой деревянной ложкой густую, похожую на тесто, массу. Белый порошок рассыпался из разорванного пакета по всему столу, по полу, им же был припорошен весь Джейми с ног до головы.

— Что ты тут натворил? Ужас! — воскликнула Холли. — Чем это ты занимаешься?

— Гномами, — коротко бросил Джейми.

— А мама тебе разрешила взять для этого ее лучшую миску и ложку?

— Она не будет против. Чем — то я же должен это делать. Что еще я мог взять?

— Она убьет тебя, — покачала головой Холли. — Погляди, на кого ты похож!

Джейми посмотрел на свою одежду.

— Подумаешь, я это отряхну, — сказал он, энергично перемешивая густую массу.

Холли подошла к столу.

— А поподробнее можешь объяснить, что ты тут затеял?

Джейми протянул ей гибкую пластмассовую форму для гнома.

— Сюда я должен заливать гипсовую массу. А потом, когда она затвердеет, я отдираю форму и получаю готового гномика, ясно?

Холли оглядела стол.

— А хоть один у тебя уже получился?

Джейми помотал головой и показал на бесформенный ком, прилипший к столу.

— Вот это — мой первый блин. Сама видишь, он вышел комом. Но это потому, что я просто не дал ему засохнуть, и он слегка помялся. Теперь я сделал массу погуще — она так быстрее высохнет. Я это дело уже освоил, можешь не сомневаться.

Холли внимательно посмотрела на брата.

— Ну, если ты так уверен… — она оглянулась на стенные часы. — Ты бы лучше к этому времени все убрал, а то ее удар хватит.

— Уберу, нет проблем, — заявил Джейми. — У меня все предусмотрено.

Холли оставила его воевать с гипсом. Ей не хотелось оказаться поблизости, когда мама вернется и увидит, во что он превратил кухню и свою одежду.

Она поднялась в свою комнату и перечитала еще раз последние записи в дневнике Детективного клуба. С тех пор, как они начали его вести, в нем было заполнено немало страниц. Последними поступлениями были вырезки из местных газет с сообщениями о волне ограблений.

Холли открыла новую страничку и написала сверху: «Мэри Гринэвей, целительница».

Через несколько минут приехала Белинда, и Холли рассказала ей о том, что она видела.

— Я так и знала! — хлопнула себя по коленке Белинда. — Я с самого начала знала, что она мошенница. И теперь у нас есть доказательства. Этот тип, должно быть, работает с ними. Ну и семейка! Но не только тебе одной удалось кое — что разузнать. Оказывается, Мэри Гринэвей ходит по домам и проводит индивидуальные сеансы исцеления! Моя мама узнала об этом от старой миссис Келлетт. Мама недавно заходила к ней — уже после того, как ее обчистили, — просто хотела проведать, узнать, как она себя чувствует. Оказывается, недели две назад у нее побывала Мэри Гринэвей со своим сеансом целительства. И, уж конечно, вовсе не бесплатно — содрала с нее кучу денег за визит, да еще за ворох своих лечебных трав. По словам мамы, она прямо — таки общипала старушку, — Белинда многозначительно посмотрела на Холли. — Если уж это не называется мошенничеством, тогда что такое мошенничество? Тем более что исцеления — то, оказывается, липовые!

— Моя мама как в воду глядела, она мне сразу сказала, что Мэри Гринэвей устроила бесплатный сеанс только для затравки, а дальше начнет деньги драть, — проговорила Холли. — Но я не знала, что это будет так скоро, — она задумчиво посмотрела на Белинду. — Интересно, сколько еще народу эта Мэри Гринэвей успела облапошить?