Прочитайте онлайн Тайна золотой маски | ГЛАВА III Сила веры

Читать книгу Тайна золотой маски
286+956
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА III

Сила веры

— Она за ящиком! — крикнула Белинда, перекрывая аплодисменты, которыми зрители приветствовали исчезновение Трейси.

Великий Мистериозо эффектно взмахнул своей мантией, наклонился над сундуком, быстро отбросил какой — то потайной крючок и отступил в сторону. Стенки сундука сложились.

Фокусник взял у Белинды ключ и прикрепил его обратно на ее кольцо.

На какую — то долю секунды Белинда слегка нахмурилась, но тут же рассмеялась, когда маг с церемонным поклоном вернул ей связку ключей.

— Я знаю, она за занавеской, — сказала Белинда.

— Я вижу, среди нас есть неисправимый скептик, — невозмутимо произнес Великий Мистериозо.

Он посмотрел поверх голов зрителей.

— Клоун Мирабу, будьте так любезны, подойдите сюда, — позвал он.

Холли оглянулась. Она даже не заметила, что клоун время от времени исчезал. Сейчас он появлися из глубины комнаты.

— Откройте занавес и покажите почтеннейшей публике, кто за ним прячется, — распорядился маг.

Клоун отдернул занавес в сторону. Из — за него вышла стройная белокурая женщина невысокого роста. Белинда уставилась на нее, разинув рот.

— Позвольте представить вам мою супругу Мари, — торжествующе проговорил Великий Мистериозо. И позвольте также продемонстрировать вам, кто скрывается под маской клоуна Мирабу.

Клоун стянул маску с лица. Все ахнули — это была Трейси. Она широко улыбалась и приветственно махала рукой.

Все трое взялись за руки и принялись кланяться под восторженные аплодисменты и возгласы «браво!».

Хлопая вместе со всеми, Белинда вернулась на свое место, в то время как артисты и Трейси не спеша покидали зал.

Миссис Хейес встала и подняла руку, призывая присутствующих к тишине.

— Если дети захотят остаться здесь, у нас все приготовлено для игр, — сказала она. — А для остальных — музыка! Давайте немного потанцуем!

Из смежной комнаты послышались веселые аккорды, и взрослые гуськом потянулись туда.

— Ну, что скажешь? — обратилась Холли к Белинде. — Можешь объяснить, как они это сделали?

— Пожалуйста, — ничуть не смутилась Белинда. — Да, я действительно не знаю, как они провернули фокус с ключом. Ключ, который он дал мне, чтобы отпереть замок, — это был вовсе не мой ключ от двери. Он, должно быть, успел быстро подменить его и спрятать ключ в рукаве или еще где — то. Ловко проделано, ничего не скажешь.

— Как ты догадалась? — удивилась Холли.

Белинда улыбнулась.

— Просто на моем ключе выцарапаны мои инициалы. А на том, что он дал мне, их не было.

Она показала Холли кольцо с ключами.

— Видишь? Я, конечно, не подала виду, что заметила, — не хотела портить ему фокус.

Холли внимательно оглядела ключ. Действительно, на нем красовались буквы «Б.Х.».

— Я смотрю, все идут танцевать, — поднялась со стула Белинда, — и это значит, что у стола с угощением никого нет. Пойду нагружу себе еще тарелку. Пойдешь со мной?

У стола они встретили Курта — в печальном одиночестве.

— Ну как тебе здесь, нравится? — спросила Холли.

Курт пожал плечами.

— Трейси, похоже, без ума от этого Марка Гринэвея. Мне за весь вечер не удалось с ней и словом перекинуться.

Холли с сочувствием посмотрела на него.

— А вот и он — легок на помине… — пробормотала Белинда.

В столовую вошел довольно улыбающийся Марк.

— Ну что, впечатляет? — бросил он. — Я, конечно, знаю, как все это делается. Я бы смог выполнить все эти трюки, стоя на голове. Это пара пустяков, когда знаешь.

— А есть что — нибудь такое, чего ты не можешь сделать? — спросил Курт.

— Есть, но очень мало, — спокойно парировал Марк. — Трейси не видали?

— Последние пять минут — нет, — ответила Белинда.

— Наверное, ждет меня там, в гостиной, чтобы потанцевать со мной, — сказал Марк и направился к двери. — Я, между прочим, классно танцую, — с ухмылкой добавил он, глядя на Курта. — Можешь пойти посмотреть, если хочешь, — кое — чему поучишься.

Курт поставил свою тарелку на стол.

— Пожалуй, пойду домой, — сказал он.

— Подожди, еще рано, — попробовала уговорить его Белинда.

— У меня еще кое — какие дела, — невесело улыбнулся Курт. — Спасибо, что пригласила. Попрощайся за меня с Трейси. Не хочу ей мешать.

Девочки проводили Курта до выхода.

— Я хочу с ней поговорить, — сказала Белинда.

Трейси они увидели в другой комнате — она танцевала с Марком.

— Прямо как приклеились друг к другу, — с явным неодобрением констатировала Белинда после очередной неудачной попытки выбрать момент, когда Трейси останется одна.

Таких моментов просто не было, потому что если она не танцевала с Марком, то оживленно болтала с ним же.

— Ладно, брось, — махнула рукой Холли. — Мы можем поговорить с ней и завтра. Заодно хотелось бы узнать, как делается этот трюк с исчезновением. Она, наверное, с самого начала все знала.

— Не рассчитывай, что она так тебе все и выложит, — скептически поморщилась Белинда. — Это, должно быть, их большой профессиональный секрет, — она передернула плечами: ее раздражало неудобное платье. — Пойдем лучше посмотрим, может, на столе еще что — то осталось.

— Да ладно тебе, Трейси. Уж нам — то ты можешь рассказать, — уговаривала подругу Холли.

Они сидели в пустом классе, ожидая начала очередного совещания подготовительного комитета.

Трейси замотала головой.

— Я поклялась, что никому не скажу. Никому, даже вам. Это секрет.

— Но мы же не просто кто — то, — с укором проговорила Белинда. — И у нас нет секретов друг от друга. Кроме того, мы не собираемся разбалтывать это всей школе.

— Ну… ладно, — с неохотой сдалась Трейси. — Если уж вам это так важно, я скажу. Но только вы не должны никому показывать, что знаете. Договорились?

Холли и Белинда кивнули.

— В задней стенке ящика есть открывающаяся панель, — начала Трейси. — Когда повалил этот дым, я выползла из ящика и смылась из комнаты в сад через французское окно. Мама Марка тоже сбежала, пока на нее никто не смотрел. Она ждала меня за углом у входа в дом. Я быстро переоделась в ее клоунский костюм, а она тем временем незаметно вернулась в зал через то же французское окно. Вот и весь фокус.

— Но эти окна в сад мы всегда держим запертыми, — озадаченно проговорила Белинда. — Как тебе удалось их открыть, чтобы никто этого не заметил?

— Мы заранее отперли шпингалеты, — объяснила Трейси. — Так что мне оставалось лишь толкнуть створку и выскользнуть в сад.

— Ты хотя бы заметила, что Курт рано ушел? — спросила Белинда.

— Разве? — удивилась Трейси.

— По — моему, он слегка расстроился, — заметила Холли.

— Расстроился? Из — за чего бы это?

— А ты не знаешь? — осуждающе посмотрела на нее Белинда.

— Но послушайте! Я же не вещь, не собственность Курта! — возмутилась Трейси. — Я вправе выбирать себе друзей, не спрашивая у него разрешения. Марк здесь недавно, никого еще не знает. Я просто помогаю ему освоиться, почувствовать себя как дома.

— И весьма успешно, — заметила Белинда.

Трейси нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

Однако выяснить это они не успели, так как начали собираться другие члены подготовительного комитета.

Мисс Бейкер вошла и села на первый стол.

— Все — внимание! — сказала она. — Давайте займемся конкретным распределением обязанностей. Прежде чем мы разойдемся, каждый должен точно знать, за что он отвечает.

Заседание получилось шумным и хаотичным, но все же к концу его каждый получил свое задание. Холли и Белинде было поручено разработать проект платформы, им в помощники определили столярную и художественную мастерские. А Трейси выбрали королевой карнавала.

В конце совещания Трейси подошла к мисс Бейкер.

— Но что должна будет делать королева? — спросила она. — У меня есть одна идея. Я думаю, Марк Гринэвей и его отец смогли бы придумать какие — нибудь простенькие трюки, чтобы я их исполнила.

— Неплохая мысль, — кивнула мисс Бейкер. — Когда она обретет более четкие формы, скажешь мне.

Белинда перехватила Трейси у выхода из класса.

— Что это ты затеваешь? Какие еще трюки? Это мы с Холли придумали королеву карнавала. Надеюсь, ты не собираешься вытаскивать кроликов из шляпы? Мы вовсе не так это себе представляли.

— Но ведь это было бы гораздо интереснее, чем просто стоять истуканом или помахивать ручкой, — возразила Трейси. — Кстати, мисс Бейкер тоже считает, что это стоящая идея, хоть вам она и не нравится. Я хочу попросить Марка, чтобы он мне помог.

— Есть только один трюк, который мне бы хотелось увидеть в его исполнении, — сказала Белинда. — Он называется «исчезновение Марка Гринэвея». Навсегда.

Трейси сердито посмотрела на нее.

— Не понимаю, что ты против него имеешь.

— Тебе списочек предоставить? — язвительно проговорила Белинда. — Начнем хотя бы с того, что он ужасный выскочка и задавака — все — то он знает, все умеет…

— Ну, допустим, — согласилась Трейси. — Я знаю, что со стороны он таким кажется. Но это только потому, что он немного стесняется. И так разговаривает, чтобы скрыть неуверенность в себе, понимаешь? А как только он познакомится с тобой поближе, так успокаивается и становится нормальным парнем. Не надо на него так сразу нападать, дайте ему шанс, — она укоризненно посмотрела на подруг. — Ладно, мне пора. Пока!

Девочки проводили ее взглядом.

— Ты этому веришь? — спросила Белинда.

— Может быть, — пожала плечами Холли.

Белинда негодующе фыркнула.

— Этот парень — мерзкий тип, — сказала она. — И таким останется — независимо от того, что по этому поводу думает Трейси.

Холли опять пожала плечами. Ей очень не хотелось, чтобы Марк Гринэвей стал причиной серьезной ссоры между двумя ее подругами.

На следующее утро мистер Адамс сел за стол, держа в руках газеты и рекламный проспект, который он обнаружил вместе с почтой на коврике перед дверью.

Мама Холли быстро пробежала глазами листок:

— «Мэри Гринэвей, — прочла она, — целительница. Приди и открой для себя силу веры, которая поможет тебе избавиться от страданий», — миссис Адамс засмеялась. — Она сегодня проводит встречу в зале Херон — холл.

— А что такое «целительница»? — заинтересовался Джейми.

— Целители — это такие люди, которые заявляют, что могут лечить больных без лекарств и без медицины, — ответила миссис Адамс. — Все это сплошной обман и старо как мир.

— Значит, ты не веришь, что целители могут действительно лечить больных? — спросила Холли, заглядывая через мамино плечо в проспект.

— Не верю, — твердо сказала миссис Адамс. — Это самое обыкновенное мошенничество. Такие, как эта Мэри Гринэвей, никого вылечить не могут.

Холли взяла в руки проспект.

— Ее сын Марк только что перешел в нашу школу, — задумчиво проговорила она.

И рассказала родителям все, что знала о Марке и его семье. Пользуясь тем, что Холли отвлеклась, Джейми выхватил у нее листок и принялся складывать из него самолетик.

— Эй, не нахальничай, я его еще не прочитала! — возмутилась Холли и накинулась на брата, пытаясь отнять у него проспект.

— Что еще за возня за столом? — одернула их миссис Адамс. — Джейми, верни сестре листок и отправляйся за своим ранцем. А то вы оба в школу опоздаете.

Когда Холли пришла в школу, выяснилось, что множество подобных рекламных проспектов было распространено по всему городу.

— Она обманщица! — убежденно заявила Белинда. — Это совершенно точно.

— Моя мама тоже так сказала, — кивнула Холли. — Но я бы все же хотела сама посмотреть.

— А почему бы нам не сходить — смеха ради? — предложила Белинда. — Посмотрим, как все это делается. У тебя найдется парочка каких — нибудь болезней, чтобы полечить?

— Разве что Джейми — это моя всегдашняя головная боль, — засмеялась Холли. — Но в этом Мэри Гринэвей мне вряд ли поможет. Спросим у Трейси, может, она захочет с нами пойти?

— По — моему, не стоит, — сказала Белинда. — Трейси сейчас так старается опекать Марка, она в принципе не одобрит нашу идею — пойти на эту встречу, чтобы убедиться, что его мать мошенница.

— Что не одобрит, это точно, — согласилась Холли. — Пожалуй, ты права, нам и вправду лучше пойти без нее.

Херон — холл был частью недавно выстроенного комплекса муниципальных зданий. Он мог вместить несколько сот зрителей. К тому времени, когда Холли и Белинда пришли туда, он был уже заполнен больше чем наполовину.

— Как ты думаешь, все эти люди верят в ее силу целительства? — шепотом спросила Белинда, когда они устроились в одном из задних рядов. — Или просто пришли из любопытства, вроде нас?

— Так сразу не скажешь, — покачала головой Холли, оглядывая зал. — Здесь разные люди собрались.

Сцена оставалась абсолютно пустой, если не считать стойки микрофона и одинокой табуретки.

Все больше и больше людей собиралось в зале, и вскоре он был почти полон.

— Ну уж никак не поверю, что они все больные, — хмыкнула Белинда.

Прежде чем Холли успела что — то ответить, основной свет в зале начал гаснуть, и вскоре один только прожектор освещал узким лучом табуретку в центре сцены.

Мэри Гринэвей не спеша прошла по сцене и села на табуретку.

— Добрый день, дорогие друзья, — сказала она. — Меня зовут Мэри Гринэвей. Сегодня вы увидите удивительные вещи. Сегодня вы станете свидетелями того, как болезни и страдания уходят под действием силы веры. Я не претендую на обладание какими — то особыми способностями исцелять болезни. Единственное, что я хочу и могу сделать, это помочь вам открыть в себе собственные внутренние силы.

— А что она имеет в виду, когда говорит о внутренних силах? — прошептала Белинда. — Хочет превратить нас в супергероев, в Бэтмэнов?

— Тс — с! — приложила палец к губам Холли. — Я хочу послушать.

Мэри Гринэвей сделала несколько шагов к краю сцены.

— Вот вы, мадам, — указала она рукой на женщину в первом ряду. — Я чувствую, что вы испытываете физические страдания. Не хотите ли подняться сюда и испробовать на себе могущественную силу исцеления верой?

Все вытянули шеи, глядя, как пожилая женщина встала со своего места и, шаркая ногами, прошла на сцену.

Целительница положила ладонь на голову женщины.

— Вы страдаете от многих причин, — заговорила она. — Пусть ваша вера воссоединится с моей, чтобы преодолеть эту боль.

В зале воцарилась полная тишина. Затаив дыхание, все смотрели на сцену.

— Ваша боль прошла? — спросила через несколько секунд Мэри Гринэвей.

— Да! — ответила женщина. В ее голосе прозвучали удивление и радость. — Да, совершенно прошла — как не бывало.

Мэри Гринэвей устремила взгляд в зал, простирая вперед руки.

— Сейчас все вы стали свидетелями того, какие чудеся может творить сила веры! — провозгласила она.

— Эта старушка — миссис Уитерспун из магазинчика, где проводят благотворительные распродажи, — шепнула Белинда. — Я ее уже сто лет знаю. Она только и делает, что по врачам ходит. Невероятно мнительная — какую болезнь не назовешь, у нее она обязательно найдется. Нет, это зрелище меня не убедило.

Небольшой ручеек людей потянулся к сцене, чтобы испытать на себе прикосновение исцеляющих рук Мэри Гринэвей.

Через некоторое время она подошла к краю сцены.

— В зале находится человек, сомневающийся в силе веры. Я это чувствую, — окинула она глазами аудиторию.

— Наверное, про тебя, — прошептала Холли.

— Это мужчина, — объявила целительница. — Мужчина, чье тело испытывает ужасные страдания. Прошу вас, выйдите сюда. Поверьте мне! — воздела она вверх руки.

Несколько минут все было тихо, потом словно рябь пробежала по залу: какой — то человек из задних рядов пробрался к проходу и направился к сцене. С болезненной медлительностью он поднялся по ступенькам. Мэри Гринэвей двинулась к нему, чтобы помочь, и провела его под руку на середину сцены.

— Поверьте мне, и я помогу вам, — сказала она. — Вы уже долгие годы страдаете от болей, вызванных артритом, не так ил?

— Верно… — нерешительно кивнул мужчина. — Уж к каким только докторам не обращался! Всю страну изъездил, но никто не смог меня вылечить.

Мэри Гринэвей положила руку ему на голову.

— Вы излечитесь!

Холли и Белинда удивленно смотрели, как у них на глазах мужчина выпрямился, расправил плечи, стал как будто крепче и выше ростом. На его лице появилась улыбка.

— Теперь вы не сомневаетесь в силе веры? — вскричала Мэри Гринэвей.

— Да! Да, я верю! — воскликнул мужчина.

— Ваша вера излечила вас, — объявила Мэри Гринэвей. — Больше вам не придется страдать.

Мужчина вытянул перед собой руки, покрутил ими. Потом проделал то же самое с каждой ногой.

— Боль исчезла! — изумленно проговорил он.

В два прыжка проскочив сцену, он быстро протопал по ступенькам вниз.

— Я здоров! — кричал он. — Я совершенно здоров!

Из зала послышались возгласы удивления и восхищения, перекрываемые громом аплодисментов. На этом встреча с целительницей закончилась.

— Ну, что скажешь? — спросила Холли Белинду.

— Не знаю, — покачала та головой.

Они начали пробираться к выходу. У дверей стояли двое полицейских.

— Прошу всех немного задержаться, — крикнул один из них. Гул голосов смолк. — Здесь находится миссис Померой?

Шикарно одетая дама средних лет начала пробиваться к нему.

— Я миссис Померой, — ответила она.

— Попрошу вас пройти с нами, — сказал полицейский. — Боюсь, мне придется вас огорчить. В вашем доме произошло ограбление.

Толпа поспешила к выходу. Холли и Белинда переглянулись.

— Она живет в конце нашей улицы, — ахнула Белинда. — С каждым разом эти ограбления подбираются все ближе и ближе к нам.