Прочитайте онлайн Тайна золотой маски | ГЛАВА II Магическое исчезновение

Читать книгу Тайна золотой маски
286+952
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА II

Магическое исчезновение

Холли прошла по зеленой лужайке к сараю, в котором размещалась рабочая мастерская ее отца. Разнообразные столярные инструменты висели аккуратными рядами на крючках вдоль стен и лежали на длинном верстаке в ожидании своей очереди. Множество изделий в разных стадиях готовности заполняли почти все свободное пространство пола.

Негромко гудел токарный станок. Мистер Адамс, склонившись над ним, твердой рукой вел резец вдоль быстро вращающейся деревянной заготовки. Желтые стружки дождем сыпались на пол.

Несколько минут Холли молча стояла, наблюдая, как грубая чурка под его руками превращается в гладкую, совершенную по форме фигурную ножку стула.

Отец выпрямился, стянул защитные очки — они повисли на шнурке у него на груди, — выключил станок и с улыбкой посмотрел на дочь.

— Срочный заказ — шесть стульев для столовой ко вторнику через две недели, — не без гордости объявил он.

— А кто заказчик? — поинтересовалась Холли.

— Одна почтенная пара. У них большой особняк недалеко от дома Белинды, — ответил мистер Адамс.

— Я слышала, что в том районе произошло несколько ограблений. Две женщины очень горячо обсуждали это в библиотеке, — заметила Холли.

Отец кивнул.

— Да, я об этом читал в «Экспрессе», — он имел в виду «Виллоу — Дейл Экспресс», городскую газету, редактором которой был отец Курта, приятеля Трейси. — Надо и нам быть поосторожнее и держать двери и окна на запоре, — сказал мистер Адамс. — Мы ведь не хотим, чтобы воры залезли и похитили все твои книжки, правда?

Детективными романами Холли были забиты все полки встроенного книжного шкафа в ее комнате.

— Как ты думаешь, сколько времени тебе понадобится, чтобы закончить эти стулья? — как бы между прочим осведомилась Холли.

— Не больше недели. А что? — внимательно посмотрел на нее отец.

— Да нет, ничего. Просто так спросила.

Мистер Адамс рассмеялся.

— Ты никогда ничего не спрашиваешь просто так. Что ты для меня на сей раз запланировала?

— Папа, ты стал таким подозрительным.

— И не без оснований. Так что не темни, выкладывай.

И Холли рассказала отцу о приближающемся празднике и об их с Белиндой грандиозном замысле насчет платформы для королевы карнавала.

— И ты, конечно, решила, что твой добрейший и искуснейший в столярном деле отец сможет вам помочь с этой платформой, — я правильно понял?

— А ты сможешь? — с надеждой посмотрела на него Холли.

— Разумеется. Что нужно делать?

— Это еще надо утрясти. Мы с Белиндой собираемся предложить нашу задумку на заседании школьного подготовительного комитета.

Мистер Адамс кивнул.

— Хорошо. Когда появятся конкретные идеи, подойдешь ко мне, — он вновь надел защитные очки. — А пока лучше дай мне возможность поработать над стульями, а то у меня потом не останется времени для вас.

Холли с чувством обняла его.

— Спасибо, папа. Когда они узнают, какой у нас будет квалифицированный помощник, то просто не смогут нам отказать.

Довольная, она вернулась в дом и поднялась к себе в комнату. Теперь следовало дождаться очередного заседания комитета, которое должно было состояться завтра утром.

Трейси, конечно, горела желанием принять участие в заседании комитета и порядком расстроилась, узнав, что оно совпадает с ее уроком музыки.

Белинда и Холли смогли переговорить с ней только на следующее утро во время перемены.

— Расскажем ей обо всем, как только вопрос решится, — сказала Белинда Холли, когда они шли по коридору в класс, где была назначено заседание комитета. — К тому же я должна ее пригласить на эту дурацкую вечеринку, — со вздохом добавила она.

— Судя по твоему тону, ты и сама не очень — то на нее рвешься, — заметила Холли.

— Я, конечно, не против того, чтобы пригласить в дом своих подруг, но ведь мама наверняка созовет всех своих приятельниц, а те приведут с собой выводки детишек, — она с тоской посмотрела на Холли. — И, конечно, соберется куча малышни. У некоторых из ее приятельниц такие кошмарные дети, ты даже представить себе не можешь. Кроме того, меня не очень — то радует этот ее «сюрприз», о котором она упомянула…

В классе уже собралось человек пять — шесть. Среди них была и Стефи Смит, редактор школьного журнала. У Холли не сложились с ней отношения с их первой встречи. Стефи яростно защищала свое право редактора решать, что и как печатать в журнале, и неизменно встречала в штыки любые предложения Холли.

Мисс Бейкер, председатель комитета, сидела на столе, покачивая ногой, в ожидании, когда соберутся остальные.

Наконец она вскинула руки, призывая всех к тишине.

— Итак, у всех вас было достаточно времени, чтобы подумать о том, как в этом году будет выглядеть платформа нашей школы. Давайте послушаем, с какими предложениями вы пришли.

Было обсуждено несколько идей. Кто — то предложила сделать китайского огнедышащего дракона, еще кто — то — живые картины из жизни школы на заре ее существования. Было много крика, масса возражений… Но вот наконец выступила Холли.

— А что, очень даже неплохо, — одобрила мисс Бейкер. — По — моему, весьма перспективное предложение.

Холли с энтузиазмом принялась развивать свою мысль:

— Мы могли бы нарядиться в средневековые костюмы. Можно даже одеть кого — то менестрелями.

— Нам понадобится королева карнавала, — напомнила мисс Бейкер. — Есть желающие на эту роль?

— У меня есть кандидатура: Трейси Фостер, — предложила Холли. — Из нее выйдет отличная королева карнавала.

За этим последовала длинная дискуссия. Они так и не пришли к определенному решению, когда прозвенел звонок, извещая о конце перемены.

— Что ж, на сегодня все, — сказала мисс Бейкер. — Завтра утром соберемся снова и распределим, кто чем будет заниматься. Впереди масса дел, и все надо успеть за две недели, так что будьте готовы работать с полной отдачей.

Во время большой перемены Холли и Белинда отправились искать Трейси. У выхода из столовой им встретился Курт.

— Ты Трейси не видел? — спросила Белинда.

— Видел, — коротко бросил Курт и посторонился, чтобы пропустить их, после чего быстро сбежал по лестнице вниз.

— Где? — крикнула Холли, перевесившись через перила.

Курт никогда так сухо не разговаривал с ними, это было совсем на него не похоже.

— Она куда — то пошла с этим новеньким, — не оборачиваясь, буркнул Курт и исчез за поворотом лестницы.

— Вот те на! Похоже, ему дали отставку, — тихо проговорила Белинда. — Неужели она не понимает, что так нельзя? Может, нам с ней поговорить?

— По — моему, не стоит, — сказала Холли. — Ты же знаешь, как Трейси реагирует, когда ей кажется, чтчо на нее начинают давить.

В конце концов Холли и Белинде удалось обнаружить Трейси. Она сидела на невысокой кирпичной стенке у хозяйственного сарая. Там же был и Марк Гринэвей. Их окружали еще несколько ребят.

Привстав на цыпочки, Холли заглянула через головы стоявших. Марк раскладывал на стенке три игральные карты лицевой стороной вниз.

— Вот эта! — указала Трейси на левую карту.

Марк взял ее в руку. Это была дама.

— Мура все это, — небрежно бросила Трейси.

— У тебя очень зоркий глаз, — сказал Марк. — Хочешь, сыграем на спор? Ставлю десять пенсов, что на этот раз ты не угадаешь.

— Давай, — согласилась Трейси.

Холли протиснулась поближе. Марк быстро передвигал лежащие карты.

— Ну вот, готово, — сказал он. — Где дама?

— Здесь! — Трейси уверенно указала на среднюю карту. — Нет проблем.

Марк открыл карту. Это была тройка треф. Трейси досадливо поморщилась, а зрители засмеялись.

— Хочешь попробовать еще раз? — предложил Марк. — Чтобы отыграться?

— Ну уж нет, — буркнула Трейси. — Куда мне до тебя.

Подняв голову, она заметила подруг.

— Вы видели, как он меня обставил? Ну, ловкач!

— Ты разве не хочешь послушать о заседании комитета? — спросила Белинда, неодобрительно поглядывая на Марка. — Или, может, ты слишком занята — пускаешь деньги на ветер?

Трейси выбралась из толпы. А перед Марком тут же сел кто — то еще из желающих попытать счастье.

Холли рассказала подруге о королеве карнавала. У Трейси глаза разгорелись.

— Я знала, что ты на это клюнешь, — заметила Белинда. — Покрасоваться на платформе в великолепном наряде, махая ручкой восхищенной толпе…

— А будет это кто — нибудь снимать на видео, как в прошлом году? — спросила Трейси. — Я бы тогда сделала копию и послала отцу.

— Разве у школы есть возможность делать видеосъемку? — удивилась Холли. — Я этого не знала.

— В прошлом году родители скинулись и купили классную видеокамеру — репортажную, — сообщила Белинда.

— Вот бы мне поручили снимать этот видеорепортаж, — сказала Холли. — Мне кажется, у меня бы получилось.

— И не мечтай, — махнула рукой Белинда. — В прошлом году это делала твоя любимая Стефи.

Потом Белинда рассказала Трейси о предстоящей вечеринке у них дома.

— А Марка ты пригласила? — тут же спросила Трейси.

— Вообще — то нет, — ответила Белинда, бросив многозначительный взгляд на Холли. — Но если он хочет — пожалуйста, я не против, пусть приходит. Я думала, ты захочешь позвать Курта.

— Ох… Ну ладно, позову — если увижу, — пробормотала Трейси.

Она посмотрела через плечо туда, где Марк развлекал с десяток ребят своими карточными фокусами.

— Я уверена, Марку это понравится, — сказала она. — Это поможет ему освоиться, почувствовать, что он здесь не чужой. Пойду скажу ему об этом.

Белинда и Холли молча смотрели, как она пробирается сквозь толпу зрителей к Марку.

— Так что же, значит, и Курт, и Марк? — удивленно взглянула Белинда на Холли. — Эта вечеринка может получиться интереснее, чем я предполагала.

Белинда пребывала в мрачном расположении духа. Все ее худшие опасения оправдались. Стараниями ее мамы дом заполонили многочисленные знакомые — «люди из общества» и толпы их крикливых отпрысков. Она даже заказала угощение в специальной фирме по обслуживанию приемов. А Белинду заставила надеть подобающее случаю парадное платье.

Взрослые стояли небольшими группками в гостиной, обсуждая проценты по закладным и по накопительным счетам, а также серию последних ограблений. Орава ребятишек носилась из комнаты в комнату и вверх — вниз по лестницам.

Друзья Белинды — Холли, Курт, Трейси и Марк — сидели в углу, стараясь не попасться им под ноги. Курт все больше молчал. Холли попыталась было втянуть его в разговор, сообщив Марку, что Курт делает фотографии для городской газеты. Но Марк не дал ему и рта раскрыть, немедленно разразившись длиннющим монологом о том, какое великое множество первоклассных фотографий сделал он сам, когда жил в Лондоне.

Холли уже начинала раздражать эта его хвастливая болтовня и стремление непременно выставить соперника в невыгодном свете. Казалось, о чем бы кто — то ни упомянул, Марк это обязательно делал, и делал лучше, чем кто — либо.

Единственное, что определенно произвело впечатление на нового приятеля Трейси, это размеры особняка Хейесов.

— А по твоему виду не скажешь, что ты живешь в таком доме, — заметил он.

— Неужели? — пожала плечами Белинда. — А как, по — твоему, я должна была бы выглядеть?

— Если бы у меня было столько денег, я бы не упустил случая немного повыпендриваться, — признался Марк. — Приезжал бы в школу на «Роллс — Ройсе» с личным шофером, одевался бы в дорогие шмотки.

В ответ Белинда вежливо улыбнулась.

— «Роллс — Ройс» с шофером? Это интересно. Я поделюсь этой идеей с отцом, — ледяным тоном проговорила она. — Он всегда ищет способы, куда бы потратить деньги.

— Ты могла бы приезжать в школу верхом на Мелтдауне — это куда оригинальнее, — расхохоталась Трейси.

Марк озадаченно посмотрел на нее. Трейси объяснила, что Мелтдаун — это лошадь Белинды.

— У тебя есть своя лошадь? — изумился он. — Ну и причуды! Какой смысл держать в городе лошадь?

Ища поддержки, он посмотрел на остальных.

Белинда испепелила его презрительным взглядом, но ничего не ответила. Лошади были ее истинной страстью, и никто не смел безнаказанно оскорблять их или хотя бы говорить о них без должной почтительности.

— Интересно, на какое время назначен этот сюрприз, о котором говорила твоя мама? — поспешила сменить тему Холли.

— Минут через десять, — взглянул на часы Марк.

Белинда посмотрела на него, недоуменно сдвинув брови:

— А ты откуда знаешь?

— Это секрет, — рассмеялась Трейси. — Сама увидишь.

— Пока что я вижу одно: все здесь, за исключением меня, знают, что будет дальше, — сказала Белинда. — Пойду — ка я лучше посмотрю, чем еще можно подкрепиться.

Она прошла через толпу гостей к длинному столу с внушительным рядом тарелок и блюд. Холли последовала за ней, заметив краем глаза, что Курт тихонько отошел в сторону и встал в одиночестве у окна.

— Ну и наглец же этот Марк, — воскликнула Белинда, наполняя свою тарелку всяческой снедью. — Это же надо такое ляпнуть: «Какой смысл держать лошадь?» — Что за идиотизм?! В жизни не встречала такого твердолобого болвана, как он. Да еще делает вид, что все знает, даже какой сюрприз заготовила для нас моя мамочка. Говорит так, будто сам с ней в сговоре.

— По — моему, Трейси тоже что — то знает, — заметила Холли. — Может, твоя мама сказала ей, а она проболталась Марку? Но ты права, он действительно нахал и выпендрежник. Ты заметила, как он не давал Курту даже слова вставить?

— И что вообще Трейси в нем нашла? — презрительно скривила губы Белинда. — Я думала, она умнее.

В этот момент, перекрывая общий гул, послышался голос миссис Хейес:

— А теперь прошу всех пройти в гостиную. Мы подготовили для вас нечто интересное.

— Вот оно, начинается, — мрачно проговорила Белинда. — Тот самый сюрприз.

Гостиная находилась в задней части дома. Это была просторная, элегантно обставленная комната с тяжелыми занавесками на так называемых «французских окнах», а фактически — застекленных дверях, выходивших в огромный сад Хейесов. Сейчас всю мебель в ней сдвинули к стенам, а освободившуюся центральную часть занимали ряды стульев.

Трейси уже ждала подруг у двери. Марка нигде поблизости не было.

— Давайте сядем впереди, — предложила Трейси. — Так будет лучше видно.

На свободном пространстве перед занавесками стоял небольшой столик, уставленный какими — то предметами, а на полу — объемистый черный ящик, похожий на сундук. На передней стенке ящика сияла надпись золотыми буквами: «Великий Мистериозо».

— Все ясно! Фокусы будут показывать, — сказала Холли, сидя между Белиндой и Трейси.

Гости расселись по местам. Кто — то выключил свет.

Раздался громкий удар гонга, а затем все увидели яркую вспышку и взметнувшийся вверх столб красного дыма. Перед зрителями появился высокий мужчина в черной мантии и с гладко зачесанными назад черными волосами.

— Добрый вечер, дамы и господа, а также дети! — громоподобным голосом приветствовал зрителей Великий Мистериозо. — Добро пожаловать на наше волшебное представление. Позвольте представить вам моего ассистента — клоуна Марабу.

Откуда — то из глубины комнаты появился человек в клоунском наряде. Подбежав к Мистериозо, он забавно раскланялся. Несмотря на грим, Холли поняла, что это женщина. На клоунессе были мешковатые, красные в горошек, штаны с широкими, всех цветов радуги, подтяжками. Ее лицо закрывала резиновая клоунская маска, рыжие волосы парика дыбом стояли на голове.

— Это мама Марка, — шепнула Трейси.

— А ты откуда знаешь? — удивилась Белинда.

— Потому что Великий Мистериозо — его отец. Марк мне все рассказал. А теперь — тихо. Смотрите.

И представление началось. Великий Мистериозо вытаскивал изо рта клоуна нескончаемые гирлянды цветных флажков. По желанию чародея из — под носовых платков появлялись и исчезали бутылки. Потом клоун несколько минут ловко жонглировал красными шариками, после чего кинул их Великому Мистериозо. Шарики бесследно исчезли в руках фокусника, но через мгновение начали появляться вновь в самых неожиданных местах.

Даже более чем здравомыслящая Белинда в конце концов вынуждена была признать, что эти циркачи — настоящие мастера своего дела.

— А теперь, — провозгласил Великий Мистериозо, — вы увидите финальный номер, гвоздь программы. Для него нам понадобится отважный доброволец из публики.

Клоун выскочил вперед и схватил Трейси за руку.

— Вот и нашлась желающая испытать судьбу, — довольно потер руки Великий Мистериозо и заговорщицки подмигнул зрителям.

— Как же вас зовут, юная леди?

— Трейси, — ничуть не смущаясь, громко ответила девочка и улыбнулась подругам.

Великий Мистериозо откинул крышку черного сундука.

— Не будете ли вы так любезны войти в этот волшебный ящик, Трейси? — предложил он.

Трейси залезла в сундук и присела, согнувшись в три погибели. Маг закрыл крышку и запер ящик на большой висячий замок.

— А теперь, — объявил он, встав рядом с ящиком, — на ваших глазах Трейси исчезнет из этого волшебного сундука.

Опять сверкнула ослепительная вспышка, и повалил красный дым. Но уже через несколько секунд дым рассеялся — сундук выглядел точно таким же, как и прежде.

— Будьте любезны, ключ, — произнес Великий Мистериозо, протягивая руку к клоуну.

Клоун порылся в бездонных карманах своих штанов. Потом растерянно поднес руку ко рту.

— Я забыл, куда его положил, — пробормотал он, тараща глаза.

— Что? — возмущенно воскликнул маг. — Ты забыл, где ключ? Как же мы сможем доказать всем, что Трейси исчезла?

Он покачал головой и взглянул на зрителей, словно ища у них сочувствия.

— В наше время о хороших помощниках приходится только мечтать…

Он встал перед ящиком.

— Наверняка у кого — нибудь найдется ключик, который подойдет к этому замку.

Фокусник пробежал глазами по первому ряду зрителей.

— Вот вы, юная леди, — сказал он, беря за руку Белинду и поднимая ее с места, — по — моему, вы как раз тот человек, у которого может оказаться нужный нам ключ от волшебного сундука.

— Не думаю, — проговорила Белинда.

— Но хоть какие — то ключи у вас есть?

— Ну, есть… в сумке, только…

— Могу я на них взглянуть? — прервал ее маг.

Белинда подняла с пола свою сумку и передала ему связку своих ключей. Он просмотрел их, выбрал один и снял его с кольца.

— Вот то, что нам нужно, — объявил он.

— Это мой ключ от парадной двери — вряд ли он подойдет, — сказала Белинда.

— А это мы сейчас проверим, — ответил Великий Мистериозо и передал ей ключ: — Ну — ка, попробуйте сами.

Белинда наклонилась к сундуку. Вопреки ожиданию, ключ идеально подошел к замку.

— Ой! — вскрикнула она, когда замок открылся.

— Отойдите назад, — скомандовал маг и резко поднял крышку сундука.

Передняя стенка тоже отвалилась. Сундук был пуст.

Трейси исчезла!