Прочитайте онлайн Тайна золотой маски | ГЛАВА I Новый приятель Трейси

Читать книгу Тайна золотой маски
286+951
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА I

Новый приятель Трейси

— Слушай, а может, Трейси похитили? — озабоченно посмотрела Белинда на подругу.

— Нет, не думаю, — сказала Холли, взглянув на часы. — Пока что она опаздывает всего на пятнадцать минут.

Это происходило солнечным осенним днем в маленьком йоркширском городке под названием Виллоу — Дейл. Холли Адамс и ее подруга Белинда Хейес стояли, нетерпеливо переминаясь, на углу улицы. Через дорогу, на противоположной ее стороне, располагалось внушительное здание многозального кинотеатра, выстроенного в самом современном районе города, вдалеке от тихого, патриархального центра.

Девочки поджидали Трейси Фостер, третьего члена Детективного клуба.

— Все, я больше здесь торчать не собираюсь, — решительно заявила Белинда. — И куда это наша спортсменка запропастилась?

Она покрутила головой туда — сюда, оглядывая улицу сквозь очки в металлической оправе. У нее было круглое лицо и темные, с пепельным оттенком, вечно всклокоченные волосы. Их непослушные пряди спадали на лоб, прорезанный сердитой морщинкой.

— Ждем еще пять минут, — решила Холли.

Она была выше и тоньше своей подруги, со светло — каштановыми волосами и умными серыми глазами.

— Ладно, — согласилась Белинда. — Но если через пять минут она не появится, я иду домой. Я уже умираю с голоду, — она поискала глазами, куда бы присесть, и, не найдя ничего подходящего, устало прислонилась к стене. — Я совершенно без сил, — вздохнула она.

— Ты всегда без сил, — заметила Холли. — Но идти домой тебе все равно не светит. Мы уже целую неделю собираемся в библиотеку. Ты разве не хочешь придумать что — нибудь интересное для праздника?

Приближался традиционный ежегодный день города. Для Холли он был первым — их семья переехала в Виллоу — Дейл всего несколько месяцев назад, — и ей хотелось поучаствовать и в подготовке, и в самом праздновании на полную катушку. Поэтому она предложила подругам сходить в городскую библиотеку и поискать что — нибудь о том, как проводились такие торжества в старину. Холли считала, что в этом году нужно непременно придумать для школы что — то новое и интересное.

— Наверное, с Куртом заболталась, — предположила Белинда. — Знаешь, как они это умеют, стоит им только встретиться.

Курт Велфорд был приятелем Трейси. Белинда этого не одобряла. Она вообще считала, что все парни, будучи существами никчемными и противными, только зря занимают место под солнцем. Холли же против Курта ничего не имела — за исключением тех случаев, когда Трейси из — за него опаздывала.

— Нет, скорее всего она демонстрирует всем мою статью в школьном журнале — про то, как она стала чемпионкой теннисного турнира, — высказала свою версию Холли. — Она говорит, это лучшее из всего, что я написала.

— Естественно, лучшее — там же написано про нее, — хмыкнула Белинда.

Как только Холли поступила в школу Винифред Боуин — Дэвис, она первым делом отправилась к редактору школьного журнала «Винформация» Стефани Смит, надеясь тут же подключиться к работе и в скором времени стать в нем лучшим репортером. Однако все оказалось не так просто. Стефи с явной неохотой давала ей лишь мелкие разовые поручения типа отчета о хоккейном матче или что — нибудь в таком же роде, и это, конечно, обижало Холли. Однако с таким положением дел приходилось мириться, потому что ей хотелось хоть как — то участвовать в выпуске.

В этом же журнале она поместила свое объявление о создании Детективного клуба. Цель была простая: организовать клуб, чтобы легче было завести новых друзей. Таким образом она надеялась познакомиться с теми, кто, как и она, увлекается детективной литературой. Но получилось так, что на ее объявление откликнулись только двое — Трейси и Белинда. Трейси — потому что считала своим долгом быть членом любого школьного клуба или кружка, а Белинда — потому что ее мама без конца внушала ей, что надо больше общаться со сверстницами, и в конце концов так допекла, что Белинда выбрала этот клуб как из всех зол наименьшее.

— Уж так и быть, прочту я какой — нибудь из этих ваших детективов, — сказала она тогда.

Но получилось так, что события реальной жизни оказались гораздо более волнующими и увлекательными, чем столь обожаемые Холли детективы. При этом сказать, что члены Детективного клуба сами выискивали для себя таинственные приключения, значило бы погрешить против истины. Просто как — то так само собой получалось, что за те несколько месяцев, промелькнувших после переезда Холли и ее семьи из Лондона, три девочки неизменно оказывались в центре захватывающих и совершенно невероятных событий.

— Смотри — ка, вон она идет! — воскликнула Холли, заметив вынырнувшую из переулка Трейси в сопровождении какого — то мальчика.

— Ну да, конечно, — с Куртом, — мрачно констатировала Белинда. — Как я тебе и говорила.

— Это не Курт, — возразила Холли. — Тебе нужны новые очки.

Это действительно был не Курт. Даже Белинда, как следует приглядевшись, смогла в этом убедиться. Рядом с Трейси шел какой — то темноволосый парень, а у Курта волосы светлые. К тому же этот был пониже ростом и потоньше, и лицо у него узкое, с резкими чертами.

— А кто же это тогда? — удивилась Белинда.

— Откуда я знаю. Хотя нет — знаю. Это тот, новенький — как бишь его? Он на класс нас старше. Кажется, Марк… О, точно — Марк Гринэвей.

— Да? И Трейси — с ним? Как это на нее похоже, — закатила к небу глаза Белинда.

— Что ты имеешь в виду? Ведь ты его даже не знаешь, их семья приехала в Виллоу — Дейл всего пару недель назад, — справедливости ради сказала Холли.

— Его родители совершенно чокнутые, — ответила Белинда. — Ты разве не слышала? Моя мама все про них разузнала через местных кумушек, любительниц посплетничать. Она вчера мне об этом все уши прожужжала.

Мама Белинды была звездой местного бомонда и считала для себя делом чести быть в курсе всего происходящего.

— Твоя мама всегда придает слишком большое значение тому, кто и что про кого сказал, — заметила Холли. — А я, как тебе известно, на всякие там сплетни внимания не обращаю.

Еще издали заметив подруг, Трейси помахала им рукой. Холли тоже махнула в ответ.

— Давай скорее, пока они не подошли, выкладывай все, что знаешь, про этих Гринэвеев, — заторопила Холли подругу, не замечая, что противоречит сама себе.

— Ты не очень последовательна, — фыркнула Белинда. Ну ладно, слушай. Его мать занимается чем — то вроде целительства внушением. А отец — то ли маг, то ли фокусник. Они получили разрешение открыть свой магазин на Рэднер — стрит. Судя по всему, собираются… Ой! Привет, Трейси! Опаздываешь…

Трейси уже приближалась к подругам своей быстрой летящей походкой, ее светлые волосы развевались на ветру, голубые глаза сияли. Марк Гринэвей едва поспевал за ней.

— Привет, девчонки! Познакомьтесь, это Марк.

Холли отметила про себя, что американский акцент Трейси был заметен больше обычного. Так с ней часто бывало, когда она волновалась. Отец Трейси был из Штатов, но три года назад родители развелись, и с тех пор она жила со своей мамой — англичанкой в Йоркшире. Миссис Фостер открыла здесь частный детский садик.

— Марк, это Холли. Я думаю, у тебя с ней должно быть много общего — она тоже из Лондона. Холли, представляешь, Марк с родителями только что переехал сюда из Лондона.

— Что это все едут и едут? Лондон, наверное, уже почти опустел, — хмыкнула Белинда. — У вас там что, чума прошла или как?

— А это Белинда, — сообщила Трейси Марку. — Не обращай внимания на ее колкости — она всегда так. Они обе — мои самые — пресамые лучшие подруги. И если бы ты только знал, в какие переделки мы попадали с тех пор, как появилась Холли! Тебе такое и не снилось!

— Трейси мне рассказала, что ты основала Детективный клуб, — улыбнулся Марк. — Звучит интересно.

— «Интересно» — не то слово, — усмехнулась Белинда.

— Мы в самом деле каким — то образом оказываемся в центре совершенно удивительных событий, — сказала Холли. — Вот только на прошлой неделе…

— Марк в Лондоне тоже выпускал школьный журнал! — перебив ее, затараторила Трейси. — Я ему посоветовала поговорить со Стефи. Если повезет, она ему поручит накатать статейку для нашей «Винформации». Он мог бы взять на себя постоянную колонку: «Трюки и фокусы». Ты ведь знаешь уйму фокусов, верно, Марк?

— Ну, кое — какие знаю, — кивнул Марк. — Родители показывают фокусы на праздниках, когда их приглашают. Я тоже научился нескольким простеньким трюкам.

— Да ладно, не скромничай, — засмеялась Трейси. — Марк, например, умеет показывать этот знаменитый фокус с часами — верно, Марк? Давай, покажи им!

— Хорошо, если кто — нибудь одолжит мне свои часы, — согласился Марк.

— На меня можешь не смотреть, — замотала головой Белинда. — Мои часы целое состояние стоят. Меня мама убьет, если с ними что — то случится.

Холли сняла с руки часы и протянула их Марку.

— Вы в Лондоне в каком районе жили? — спросила она.

— У нас был дом в Кенсингтоне, — ответил Марк, доставая носовой платок и заворачивая в него часы Холли.

— А где именно в Кенсингтоне? — поинтересовалась Холли. — Я, может быть, знаю. Мы иногда туда ездили за покупками.

— Вряд ли ты знаешь, — усомнился Марк. — Это маленькая улочка за универмагом «Хэрродс». Моим родителям надоела столичная суета, и они решили сменить эти крысиные гонки на более спокойную жизнь. Так мы и приземлились в Виллоу — Дейле. А тебя каким ветром сюда занесло?

— Маме предложили руководить местным отделением банка, — сказала Холли. — А отец у меня раньше был адвокатом, но ему давно хотелось это бросить и заняться любимым столярным делом. Поэтому мамин перевод оказался ему как нельзя кстати. Сначала мне здесь тоже не очень нравилось. Но когда поживешь, привыкнешь и заведешь друзей, начинаешь понимать, что этот городок просто замечательный.

— А, по — моему, какое — то сонное болото, тебе не кажется? Но я все равно думаю, что надо попытаться извлечь максимум из этой ссылки. Потому что, если у моих стариков выгорит с этой идеей насчет магазина, мы, наверное, застрянем здесь надолго.

— А чем они собираются торговать? — спросила Холли, решив пропустить мимо ушей непочтительное замечание о городке, который она уже успела полюбить.

— Да всякой всячиной: целебными травами, натуральными продуктами и разным реквизитом для фокусов. Знаешь, все это сейчас в ходу. Да вы сами зайдите и посмотрите.

— Ага, жду не дождусь, — съехидничала Белинда. — Чего нам здесь не хватает, так это разных штуковин для фокусов и «натуральных продуктов».

Марк положил свернутый платок на мостовую.

— Ладно, — сказал он. — Пока я произношу волшебное заклинание, отойдите на шаг назад.

Девочки отошли. Марк вскинул вверх руки.

— Фокус — покус, тролли — молли, исчезайте, часы Холли! — важно произнес он. Потом, оглянувшись, добавил: — Ну вот, они исчезли, можете проверить.

Все посмотрели на свернутый платок.

— Могу спорить, их там никогда и не было, — фыркнула Белинда. — Ты, наверное, сунул их к себе в карман.

— Тогда обыщи меня, если хочешь, — невозмутимо предложил Марк.

Холли наклонилась, чтобы подобрать платок.

— Секундочку, — остановил ее Марк.

Подняв обутую в ботинок ногу, он с силой топнул ею по платку. Послышался хруст и треск. Лицо Холли вытянулось.

— О, Господи, — смутился Марк. — Похоже, факир был пьян, и фокус не удался…

— Мои часы! — ахнула Холли.

Марк присел на корточки и осторожно развернул платок. На нем лежали раздробленные останки часов. Марк поднял к Холли виноватое лицо.

— Вот досада… — пробормотал он. — Обычно у меня это получалось…

Холли не могла поверить собственным глазам.

Марк поднял платок с земли.

— Я тебе за них деньги отдам. Сколько они стоили?

— Не знаю, — чуть не плача, вымолвила Холли. — Мне их брат подарил, Джейми… На прошлое Рождество.

Марк вытащил из заднего кармана джинсов пухлый бумажник.

— Я тебе заплачу как за новые часы, — проговорил он. — Я просто обязан это сделать.

— Дело не в деньгах — это же был подарок! — вздохнула Холли. — Новые часы не могут заме… — она осеклась.

Марк открыл свой толстый бумажник и… извлек из него часы! Потянув за браслет двумя пальцами, он поднял их вверх. Трейси громко расхохоталась.

— Может, тогда эти подойдут? — спросил Марк, помахивая часами перед носом Холли.

Без всякого сомнения, это были ее часы. Неплохой фокус. Очень даже неплохой — решила Холли. Она внимательно осмотрела подарок брата — целехоньки, ни трещинки, ни царапинки.

— Как ты это сделал? — удивилась она.

— Ловкость рук, — пожал плечами Марк.

Холли надела часы и попыталась присоединиться ко всеобщему веселью, но это у нее не очень — то получалось — мешало легкое чувство досады, что так легко дала себя провести.

— А я что вам говорила? Он умеет показывать классные фокусы! — довольно улыбалась Трейси. — Здорово, правда?

— Очень ловко, — пробормотала Холли, хмуро взглянув на Марка. — Но больше ты меня так не проведешь.

Потом ее лицо прояснилось.

— Ладно, фокус на самом деле классный, — сказала она. — Один ноль с твою пользу.

— У него в запасе еще целая куча фокусов, — сообщила Трейси.

— Между прочим, через полчаса библиотека закрывается, — напомнила Белинда. — Если мы, конечно, еще собираемся туда идти.

— Эй, слушайте, — встрепенулась Трейси. — А вы не против, если я с вами схожу в другой раз? Марк пригласил меня в кино… Почему бы нам всем не посмотреть эту картину? В библиотеку можно сходить и завтра.

— Тогда уж идите без меня, — сказала Холли. — Мы уже столько раз откладывали библиотеку, а до праздника осталось всего каких — то две недели. Если мы немедленно что — нибудь не придумаем, потом будет уже поздно.

Белинда промолчала — все и так знали, что она предпочитает смотреть фильмы по телевизору.

— Ну ладно, если так, — легко согласилась Трейси. — Тогда желаю вам плодотворно поработать. А про фильм я вам завтра расскажу. Ну что, Марк, пошли?

Они вдвоем перешли улицу, оставив Белинду и Холли с изумленно вытаращенными глазами.

— Ну дает подруга! — покачала головой Белинда. — Времени зря не теряет… Интересно, что Курт на это скажет.

— Ну уж, ты сразу… Они просто дружат. Ты же знаешь, она со всеми так. Я думаю, Марк сейчас себя чувствует примерно так же, как я первое время после переезда. И она просто взяла его под крылышко. Но вот что мне показалось странноватым: он сказал, что они жили в Кенсингтоне.

— Ну и что из этого? — удивилась Белинда. — Должен же там кто — то жить.

— Конечно. Но он сказал, что они жили на улице за «Хэрродсом». А «Хэрродс» вовсе не в Кенсингтоне. Он в Найтсбридже. И Кенсингтон невероятно шикарный и дорогой район. Чтобы там жить, нужно быть настоящим богачом.

— Может, так оно и есть?

— Ну да, если папа — фокусник, и мама — целительница? — усомнилась Холли. — По — моему, это исключено.

— Но, может быть, его отец не просто фокусник, а очень знаменитый маг? — не сдавалась Белинда. — Или, наконец, Марк просто соврал, чтобы пыль в глаза пустить, произвести на нас впечатление. И вообще, какая разница?

— Да, наверное, никакой, — согласилась Холли. — Просто немного странно, вот и все. И еще мне не понравились его слова, что Виллоу — Дейл — это сонное болото.

— Он же только приехал и еще не успел оглядеться. Дай ему шанс.

И они отправились в библиотеку.

— Кажется, я догадалась, как он делает этот фокус, — сказала по дороге Белинда. — Дай — ка мне твои часы, я попробую.

— Ни за что! — наотрез отказалась Холли. — Не хватало еще, чтобы ты своими ножищами по ним топала. У меня душа в пятки ушла, даже когда Марк это делал, а он все — таки специалист.

Библиотека занимала новое удобное здание в одном из недавно выстроенных районов с современными офисами и людными магазинами, что окружили кольцом тихий старый центр городка. Войдя в зал, девочки направились прямиком к столу с компьютерным каталогом. Белинда села и принялась уверенно нажимать на клавиши.

— Итак, ближе к делу, — сказала она. — На какую букву будем смотреть?

— Давай на «Ф» — потому что «фольклор», — предложила Холли.

Экран монитора заполнился зелеными строчками.

— Порядок, — удовлетворенно кивнула Белинда. — Пойдем за книгами.

Они отобрали с полок с полдюжины увесистых томов и отнесли их на столы для чтения.

— Отлично, здесь все есть, — обрадованно проговорила Холли, просматривая книги. — Прямо — таки масса материала. Наверняка мы найдем то, что нам нужно.

Листая книги, Холли случайно услышала беседу двух женщин за соседним столиком. Не то чтобы она вслушивалась специально, но присущая ей любознательность не позволила пропустить этот разговор мимо ушей.

— Вы только подумайте, уже второе ограбление за последние две недели! — возмущалась одна из женщин. — Если так и дальше пойдет, мы не сможем чувствовать себя в безопасности даже в собственном доме!

— Ах, и не говорите! — вторила ей собеседница. — И, как я слышала, грабители точно знали, что где лежит.

— Я теперь все шпингалеты на окнах запираю, — доверительно сообщила первая дама. — У меня дом, конечно, не ломится от антиквариата, как у этих Томпсонов с Фитцвильям — стрит, но осторожность, знаете ли, никогда не помешает.

— Ты слышала? — шепнула Холли подруге. — Фитцвильям — стрит — это же совсем рядом с вашим домом, сразу же за углом.

— Для меня это не новость, — откликнулась Белинда. — Мама уже успела доложить. Она теперь каждый вечер перед сном ходит, проверяет все двери и окна. У нас грабители нашли бы, чем поживиться. За исключением моей комнаты, разумеется. Хотя, с другой стороны… Может, они бы сперли все эти кучи дорогих шмоток, в которые меня все время пытается вырядить моя дорогая мамочка. Против этого я бы не возражала.

Несмотря на то, что родители Белинды жили на широкую ногу, она упрямо одевалась в видавшие виды джинсы и выцветший зеленый свитер. И единственной ее дорогостоящей прихотью был чистокровный жеребец, которого она, к ужасу мамы, назвала недостаточно элегантной, по мнению миссис Хейес, кличкой — Мелтдаун.

— Только не вздумай пытаться раскрыть эти ограбления. За последнее время мне с тобой встрясок вот так хватило — больше не надо. Давай не будем отвлекаться. Мы здесь, чтобы найти что — нибудь интересное для праздника, так?

— Я уже нашла! Посмотри — ка, — Холли ткнула пальцем в раскрытую книгу.

Там была изображена женщина в пышном красочном наряде и в маске.

— «Королева карнавала, — прочитала Белинда. — В те давние времена молодая девушка из местной общины избиралась королевой карнавала. В сопровождении шута и других членов общины, одетых животными, королева, вся в цветах, шествовала по улицам. Пройдя через весь город, карнавальная процессия останавливалась в священной роще. Там разжигался большой костер, и разгульное веселье продолжалось всю ночь».

Белинда обернулась к Холли.

— Ничего подобного я на наших праздниках не припоминаю, — сказала она. — А ведь неплохая идея — можно было бы здорово повеселиться.

— Во всяком случае, выбрать королеву карнавала мы бы могли, правда? — с энтузиазмом подхватила Холли. — И костюмы можно было бы в школе сделать. Это же просто класс! Как ты считаешь?

— Да, как будто неплохо, — поддержала ее Белинда. — Наша школа всегда готовит свою платформу для шествия, но только без королевы. Если бы нам удалось уговорить их, это была бы лучшая платформа за всю историю школы.

— А мой папа помог бы нам строить платформу, — сказала Холли. — У него такие вещи здорово получаются. Как думаешь, Трейси эту нашу идею одобрит?

— Одобрит? — вскинула брови Белинда. — Да она просто ухватится за нее, потому что с самого начала решит, что королевой карнавала непременно будет она. И этот костюм ей подойдет. Я так и вижу ее в нем.

— Мы можем предложить этот вариант на ближайшем заседании школьного подготовительного комитета, — сказала Холли. — А королеву придется выбирать всем членам комитета — хотя, конечно, кто нам мешает предложить Трейси?.. Она будет в восторге: стоять на платформе в нарядном платье, улыбаться, махать рукой и быть в центре всеобщего внимания — об этом можно только мечтать, — Холли озорно улыбнулась Белинде. — Если, конечно, ты сама на эту роль не претендуешь.

— Очень смешно, — надулась Белинда. — А вот тебя можно порекомендовать на роль шута, если ты не против.

— Нет уж, спасибо. Я вообще не собираюсь быть среди «артистов». Меня больше привлекает подготовка всего этого празднества, как бы роль помощника режиссера.

— Тогда, значит, все — мы нашли, что искали, да? А Трейси все расскажем завтра утром.

Она сложила раковиной ладонь и поднесла ее к уху:

— Кажется, я что — то слышу. Это у меня дома в холодильнике коробка шоколадного мороженого взывает, чтобы мы ее съели. Пойдем?

— Еще спрашиваешь! — воскликнула Холли.

Они сели в автобус, идущий в престижный район города, где в огромном особняке, стилизованном под швейцарский сельский дом, жила семья Белинды.

Девочки сидели за кухонным столом, уплетая мороженое, когда вошла мама Белинды. Мельком взглянув на себя в зеркало, она поправила и без того безупречную прическу.

— Здравствуй, Холли, — сказала миссис Хейес в своей обычной оживленной манере. — Придешь к нам в гости?

— В гости? — удивленно перевела взгляд на подругу Холли. — Меня еще никто не приглашал…

— Забыла тебе сказать, — мрачно проговорила Белинда. — Отец уезжает по делам в Брюссель, на месяц. И мы устраиваем прощальный вечер, — она громко вздохнула. — Будет очень весело.

— Разумеется, будет весело, — подтвердила миссис Хейес и улыбнулась Холли. — Можно подумать, что я ей предложила сходить к зубному врачу. Я сказала Белинде, что она может пригласить всех своих подруг. И даже приготовила для вас сюрприз.

Белинда опасливо покосилась на мать.

— Какой еще сюрприз?

— Придет время — узнаете, — загадочно улыбнулась миссис Хейес и изящной походкой вышла из кухни.

— Надеюсь, этот сюрприз будет приятным, — проворчала Белинда. — Зная мою маму, можно ждать чего угодно.

— Не будь занудой, — сказала подруге Холли. — Может, и правда будет весело.

Белинда обреченно махнула рукой.

— Это будет кошмар, — вздохнула она. — Уж можешь мне поверить. Это будет настоящий кошмар.