Прочитайте онлайн Тайна заснеженной хижины | ГЛАВА VII История Синди

Читать книгу Тайна заснеженной хижины
416+1155
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА VII

История Синди

— Ладно, Трейси, твоя взяла! — В голосе Софии исчезли итальянские интонации, вместо них появился акцент, типичный для западного побережья США. — Но пока что оставим эту тему — Марио приближается. Я все объясню потом.

Теперь все сомнения рассеялись. София Беллини в самом деле оказалась Синди Фабрици. Зато остался большой вопрос — почему?

— Травмы есть? — Марио резко затормозил рядом с Холли.

— Так, ерунда, несколько синяков, — ответила Холли. — Спасибо Софии. — Теперь она уже боялась, что по ошибке назовет ее Синди.

Марио метал громы и молнии.

— Этот идиот! О чем он вообще думал? Таких людей нельзя даже близко подпускать к горам. Если бы не София, ты могла серьезно покалечиться. — Он повернулся к Синди. — Это было потрясающе. Ты действительно умеешь классно кататься на лыжах!

Девочка пожала плечами:

— Простите… мой английский!

Марио улыбнулся:

— Конечно — я и забыл. — Тут же он заговорил с ней по-итальянски.

Она скромно улыбнулась, но промолчала.

Марио снова повернулся к Холли:

— Ты можешь идти дальше?

— Пожалуй, — ответила девочка.

Снег перестал. Ветер затих. Но даже после этого Холли с трудом одолела остаток маршрута. Ей хотелось одного — вернуться в шале и принять горячую ванну.

— В восемь часов возле отеля "Альпхоф", — шепнула Синди своей бывшей подруге, когда группа вернулась на тренировочные склоны.

— Разве она не знает, что мы живем в соседнем шале? — удивилась Холли, когда Трейси рассказала ей о предложении Синди.

— По-видимому, нет, — ответила Трейси. — Теперь настанет ее очередь удивляться, когда она узнает.

— Надеюсь, я не напрасно проковыляла весь этот путь, — проворчала Белинда.

Члены Детективного клуба стояли возле отеля "Альпхоф". По городу гулял ледяной ветер. Под уличными фонарями кружились снежные хлопья. Торчать на улице в такую погоду было не слишком приятно.

— До восьми еще три минуты, — заметила Холли. — Она пока что не опаздывает.

— Вероятно, они контрабандисты, — заявила Белинда. — И их разыскивает Интерпол за контрабанду наркотиков, или похищение людей, или ограбление, или за что-нибудь еще.

— Не болтай чушь, — оборвала ее Трейси.

— Ну, почему же они тогда прикидываются другими, не теми, кто они есть?

— На это бывает множество причин. — Трейси понадеялась, что ей не придется из перечислять, так как в этот момент ей вообще ничего не лезло в голову. Ее спасло появление Синди в дверях отеля.

— Я пришла сюда раньше времени, — сообщила она девочкам, проводя их внутрь. — Вот и решила погреться.

— Ловко устроилась! — проворчала Белинда. — А мы тут у входа превратились в сосульки.

— Ничего страшного, Белинда, — одернула ее Трейси и обратилась к Синди: — У нее просто плохое настроение.

— Как же ты сломала ногу? — поинтересовалась Синди.

— Бегала под парусами на лыжах! — рявкнула Белинда.

— Она налетела на катке на нашего учителя, — объяснила Холли.

— В тот самый день, когда ты убегала от меня, сделав вид, что мы незнакомы. Помнишь? — спросила Трейси.

Синди не ответила.

— Я заказала столик в холле, — сказала она. — Там очень спокойно, и мы сможем поговорить.

Она прошла в дальний угол и села за столик. В ресторане были заняты еще три столика, достаточно далеко от девочек. Подошел официант.

— Кофе! — сказала Синди. — А вы что закажете, девчонки?

— Может, по горячему шоколаду? — Трейси вопросительно поглядела на Холли и Белинду. Те не возражали.

— И несколько разных пирожных, — сказала Синди. — Я угощаю, — добавила она, заметив удивление на лице Холли. — После всего, что случилось, мне нужны положительные эмоции.

— Что происходит, Синди? — спросила Трейси.

— Я расскажу, когда мы останемся одни, — ответила Синди и кивнула в сторону официанта, шедшего к ним с большим подносом, полным пирожных.

Через несколько минут он вернулся с кофе и шоколадом.

— Налетайте. — Синди улыбнулась. — Вы ешьте — а я буду говорить.

Белинду не нужно было просить дважды.

— Ну и что? — фыркнула она, заметив неодобрительные взгляды Холли и Трейси. — Кто-то ведь должен начинать. — Она откусила щедрый кусок и сказала Синди: — Ладно, давай выкладывай!

— Белинда! Неужели обязательно говорить, как в плохом боевике? — вздохнула Трейси.

— Да какая разница, — отмахнулась Синдию. — К тому же моя история и впрямь похожа на плохой боевик! — Она наклонилась вперед и заговорила уже серьезным тоном: — Все началось примерно через год после того, как ты уехала в Англию, — сказала она Трейси. — Помнишь, чем занимался мой отец?

Трейси задумалась.

— Кажется, он был бухгалтер?

Синди кивнула:

— И не просто бухгалтер, а главный бухгалтер фирмы. Достаточно крупной. И вот какие-то типы пригласили его в новую фирму. Финансовую. Всякие там биржевые акции, проценты, вклады и прочее. Все, что угодно, и все в одной фирме. Ему обещали, что она будет высокодоходная для всех — от акционеров и менеджеров до совета директоров… Обещали, что если он перейдет к ним, то станет очень богатым.

— Ну и как? Он разбогател? — спросила Холли.

— Разбогатели только четверо типов, которые и начали все дело. Остальные потеряли свои деньги. Особенно пострадали простые вкладчики — плакали их денежки, накопленные иногда за всю жизнь.

— Подонки! — возмутилась Белинда и протянула руку за вторым пирожным. — Один раз мой отец тоже едва не пролетел на большую сумму.

Синди отхлебнула кофе.

— Да, подонки — но умные. Отец догадался обо всем в самом конце, когда было поздно. Денежки уже уплыли.

— Куда уплыли? — поинтересовалась Холли.

— Из страны. Вместе с теми типами.

— А твой отец остался? — спросила Трейси.

— Да, он и еще двое сотрудников фирмы остались в Штатах. Их арестовали, началось расследование. И какое следствие! Оно продолжалось много месяцев. Об этом деле трубили все газеты, все телеканалы. Для всех несчастных, потерявших деньги, мой отец стал врагом номер один.

— Неужели он попал в тюрьму? — Белинда даже забыла про пирожное — так захватила ее история Синди.

— Нет, — ответила Синди. — Он все-таки сумел доказать, что не участвовал в мошенничестве. Конечно, он должен был раньше обо всем догадаться. Но он оказался слишком доверчивым. К тому же те подонки проворачивали свои делишки очень ловко и продуманно.

— Послушай! — вмешалась Трейси. — Это потрясающая история, но какое отношение она имеет к тому, что ты выдаешь себя за Софию Беллини?

— Я не выдаю себя за нее, — отрезала Синди. — Я и есть София Беллини!

Наступила тишина. Члены Детективного клуба пытались осмыслить слова Синди.

— Ты что, шутишь? — спросила через некоторое время Трейси.

— Мне не до шуток, — заявила Синди. — И папе тоже. — Она подлила себе кофе. — Выслушайте меня, и вы все поймете. Папа был признан невиновным. Но на этом наши злоключения не кончились. Представьте себя на месте людей, потерявших все свои деньги. Вы бы поверили в его невиновность?

— Скорей всего нет, — призналась Холли.

— Я бы тоже, — сказала Синди. — Вот и большинство пострадавших не верили. К тому же им был нужен козел отпущения, на которого они могли обрушить свой гнев, раз настоящие виновники скрылись. Ну, догадайтесь с трех раз, кого они возненавидели?

— Твоего отца! — сказала Белинда.

— Вот именно, — подтвердила Синди. — Угрозы посыпались сразу же, как только закончился суд. И некоторые из них нешуточные. Папа рассчитывал, что через несколько месяцев все утрясется, но не тут-то было. Он не мог никуда выйти: ни в магазин, ни в кино, ни на футбол. Куда бы он ни пошел, его всюду узнавали. Несколько раз он возвращался домой избитый до полусмерти. Короче, его жизнь превратилась в сущий ад. — Синди печально покачала головой. — И моя тоже, и мамина. Мы все были мишенями всеобщей ненависти. В конце концов, мама не выдержала и подала на развод. Я оказалась перед выбором — уехать с ней или остаться с папой. — Синди пожала плечами. — Он нуждался во мне больше, чем мама.

— Да, несладко тебе пришлось, — вздохнула Холли. — Вот я только не понимаю…

— Я еще не закончила, — перебила ее Синди. — В конце концов, папа решил, что единственный выход для нас — начать совершенно новую жизнь. Сменить имя. Сменить страну. И даже лицо.

Трейси ахнула. Теперь она поняла, почему не узнала отца Синди.

— Пластическая операция? — пробормотала она.

— Папа фактически сделал себе новое лицо. Это было удивительно. Даже я не узнала бы его. Затем полиция помогла нам получить все необходимые документы взамен прежних: свидетельства о рождении, паспорта, страховку и все такое. И тогда мы решили перебраться в Италию.

— В Италию? — Наверное, вам там трудно пришлось с непривычки? — спросила Холли.

— Да нет, не очень. Ведь мы итало-американская семья. Куда нам еще было ехать с такой фамилией, как Фабрици? Тем более, что в Италии у нас много родственников. Папа бегло говорит по-итальянски, я тоже вполне могу объясниться. Через несколько месяцев я перестала думать о себе, как о Синди Фабрици, и смирилась с тем, что до конца жизни буду Софией Беллини. — Синди посмотрела на Трейси. — И тут однажды я услыхала, как кто-то выкрикнул мое прежнее имя.

— Это я! — призналась Трейси.

— Ты?!

— Но почему ты не остановилась и не объяснила мне все?

— Неужели не понятно? — возмущенно спросила Синди. — Папа стал просто сумасшедший. Он ужасно боится, что кто-нибудь проведает, кто он такой на самом деле — и где теперь живет. Прямо-таки собственной тени пугается.

— Но теперь-то ты нам рассказала.

— У меня не оставалось иного выбора, верно? А теперь мне придется попросить вас, чтобы вы больше никому об этом не рассказывали — и считали меня Софией Беллини. Договорились?

— На меня можешь рассчитывать! — заявила Белинда. — Ведь я не знала тебя, когда ты еще не была Софией Беллини.

— На меня тоже, — поддержала подругу Холли.

— А ты, Трейси?

Трейси протянула руку через стол.

— Рада встретить тебя, София, — сказала она.

Синди пожала ей руку и улыбнулась.

— Я тоже рада, что встретилась с тобой, — сказала она. — И с вами, девочки, тоже.

Пока Синди расплачивалась с официантом, Трейси заметила мужчину, сидевшего за одним из столиков, и подтолкнула Холли.

— Гляди, кто там сидит.

Холли посмотрела.

— Тот самый дядька со сломанной рукой, — сказала она.

— Салгадо! — напомнила им Белинда.

— Интересно, что он тут делает? — спросила Трейси.

— Либо он собирается взорвать отель, либо просто решил тихо-мирно скоротать вечерок за рюмочкой! Одно из двух, — съязвила Белинда.

— Ничего, если мы пойдем назад вместе с тобой? — спросила Холли у Синди, когда они вышли на улицу.

— Лучше я пойду одна, — ответила итальянка. — На случай, если папа отправится прогуляться перед сном.

С гор по-прежнему дул ледяной ветер, и Синди стремительно направилась по тротуару.

— Может, она думает, что у меня реактивные костыли? — проворчала Белинда. Как она ни старалась двигаться побыстрей, но, когда подруги свернули на главную улицу городка, Синди опережала их метров на тридцать-сорок.

Внезапно вечернюю тишину нарушил рев мотора. На улицу выскочил мотоцикл и помчался по тротуару прямо к ним.

— Осторожней! — взвизгнула Холли. Она оттолкнула Белинду и отскочила сама. Трейси тоже ловко увернулась.

Мотоцикл вихрем пронесся мимо них. Его хозяин, казалось, сошел с ума.

Синди повернулась, чтобы узнать, что происходит. На мгновение она застыла в луче фары. Потом в отчаянной попытке спастись прижалась к стене. Казалось, мотоцикл обязательно сшибет ее, но в последний момент мотоциклист все-таки свернул и пролетел в нескольких сантиметрах от нее.

Синди закричала и упала на тротуар. Мотоцикл с грохотом умчался дальше и скрылся из вида. Лишь теперь члены Детективного клуба осознали, что случилось. Мотоциклист выхватил у Синди ее сумочку.

Тут мимо них просвистел второй мотоцикл и свернул за тот же угол, что и первый. Казалось, проходили какие-то мотогонки.

— Синди! Ты жива? — закричала Трейси и побежала по улице к тому месту, где лежала, свернувшись комочком, ее подруга. Холли бросилась следом за ней.

— Что с ней? — подбежав, спросила она сидевшую на корточках Трейси.

— Все нормально, — ответила сама Синди. — Он просто выхватил у меня сумочку.

— Мы поможем тебе дойти до полиции, — предложила Холли.

— Нет! — решительно заявила Синди. — Никакой полиции!

— Но тебя ведь ограбили, — запротестовала Холли.

— Ничего страшного, — сказала Синди. — Папа не хочет иметь никаких дел с полицией. Он вообще держится подальше от всех властей. Вы не поверите, но мне пришлось уговаривать его несколько месяцев, чтобы он приехал сюда со мной. Пожалуйста, не надо полиции.

Холли и Трейси переглянулись.

— Что ж, сумочка твоя. — Холли пожала плечами. — Тебе и решать.

— Вот именно, — подтвердила Синди. — К тому же там не было ничего ценного. Так, мелочи.

— Ладно! — вздохнула Холли. — Как хочешь.

Белинда наконец дохромала до них. Она с трудом наступала на больную ногу.

— Что-нибудь не так? — поинтересовалась Трейси.

— Все так! — поморщилась Белинда. — Все хорошо, прекрасная маркиза. За исключением пустяка — я снова вывихнула щиколотку.

— Ты сумеешь добраться до отеля? Или мы поищем такси?

— Думаю, что я доковыляю сама, — ответила Белинда. — Если откуда-нибудь не выскочит еще один чокнутый байкер.

В тот же самый миг на улицу выскочил еще один мотоцикл и помчался к ним.

— О Господи! — воскликнула Белинда. — И кто только тянул меня за язык? Девочки, держите крепче свои сумочки!

Но на этот раз мотоцикл не посягал на тротуар, а ехал по мостовой. Приблизившись к девочкам, он замедлил ход и остановился в паре метров от них.

— Похоже, нашего полку прибыло, — пробормотала Трейси.

Мотоциклист заглушил мотор, поставил мотоцикл на подножку и слез с седла. Только тогда Синди заметила, что он что-то ей протягивает. С радостным возгласом она подбежала к нему и схватила эту вещь. Это была ее сумочка.

Мотоциклист снял шлем. Подруги с изумлением увидели, что это Марио.

— Грацие! — воскликнула Синди, поблагодарив его по-итальянски. — Мольто грацие!

Последовал краткий обмен итальянскими фразами, оставшийся непонятным для членов Детективного клуба.

— Послушайте! — взорвалась наконец Трейси. — Может, объясните нам, что происходит?

Марио повернул к ней лицо.

— Простите. Все очень просто. Я выехал на улицу и увидел, как вор выхватил сумочку. Вот я и помчался за ним.

— Так это были вы?

— Скорей всего я бы не догнал его, но он остановился, едва выехав из города, и открыл сумочку, чтобы изучить ее содержимое. Потом увидел меня, бросил сумочку и был таков. — Он снова повернулся к Синди: — Проверь, все ли цело.

Синди пожала плечами и непонимающе вытаращила глаза. Холли невольно восхитилась, как ловко девочке удавалось быть одной в двух лицах.

Марио заговорил с ней по-итальянски.

Синди кивнула и открыла сумочку. И тут же тихонько ахнула и вытаращила глаза. Мгновение она молчала, потом стала обследовать ее содержимое. Через несколько секунд она закрыла сумочку.

— Ну? — спросила Трейси.

— Все… в порьядок! — ответила Синди на ломаном английском.

— Ничего не пропало? — спросила Холли.

— Все в порьядок!

— Бене! Хорошо! — улыбнулся Марио. — Мольто Бене! Очень хорошо! — Он повернулся к Холли и Трейси: — Можно считать, что сегодня ей повезло.

— Благодаря вам, — сказала Холли.

Марио уселся на мотоцикл.

— Рад был помочь! — Он надел шлем и повернул ручку газа. Мотор взревел. — До завтра! — крикнул он. — Встретимся на склонах! — И помчался по улице.

— В самом деле ничего не пропало? — спросила Трейси.

— Да вроде нет, — ответила Синди. — А теперь мне в самом деле надо торопиться. Белинда не может идти быстро, так что я пойду одна. Надеюсь, увидимся завтра. Чао!

Синди торопливо пошла по улице, сжимая в руке сумочку.

— В чем дело? — озадаченно спросила Трейси. — Вы заметили ее реакцию, когда она открыла сумочку?

— Возможно, что-нибудь все-таки пропало, — предположила Холли. — Только ей не хотелось никому об этом говорить.

— Интересно, почему? — удивилась Трейси. — Я-то думала, что теперь у нее не будет от меня секретов.

— Наверное, нелегко вернуться к открытости и искренности после нескольких лет такой жизни в подполье, — заметила Холли.

— Пожалуй, — согласилась Трейси.

— Такое возможно, — кивнула Белинда. — Но в данном случае дело не в этом!

Холли и Трейси взглянули на нее. На лице их подруги было написано: "Я знаю то, чего не знаете вы!"

— В чем дело? — спросила Холли. — Белинда, что тебе известно?

Белинда усмехнулась:

— Когда она открыла сумочку, я стояла как раз позади нее.

— Ну, и что? — поторопила ее Трейси.

— Я видела то же самое, что и она.

— Что это было? — нетерпеливо спросила Холли.

Наслаждаясь произведенным впечатлением, Белинда сделала многозначительную паузу, но, увидев, что подруги готовы разорвать ее в клочки, сообщила:

— На подкладке сумочки появилась надпись. Черным фломастером или что-то типа того: "Берегись! Сделать ЭТО так же просто!"