Прочитайте онлайн Тайна заснеженной хижины | ГЛАВА IV Двойники

Читать книгу Тайна заснеженной хижины
416+1161
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА IV

Двойники

— Я почувствовала себя такой дурочкой! — простонала Трейси.

— Ты и была дурой! — согласилась с ней Белинда.

— Спасибо за поддержку!

Трейси, Белинда и Холли сидели в ресторане и ждали обеда. Явились они туда раньше времени, и ждать им оставалось еще минут десять. В холле отеля было многолюдно, а им хотелось где-то поговорить без посторонних ушей.

— Конечно, ты вела себя глупо, — настаивала Белинда. — Ты должна была сразу понять, что это не она. Иначе ведь она узнала бы тебя еще на катке.

— Но мне даже казалось, что она меня узнала, — принялась объяснять Трейси. — Да и на улице она ускорила шаг, когда я ее окликнула.

— А ты сама не прибавишь шаг, если какая-нибудь сумасшедшая станет что-то кричать тебе через всю улицу? — возразила Белинда.

— Возможно, — согласилась Трейси.

— Я бы точно прибавила, — сказала Белинда. — Я бы припустилась оттуда во всю…

— На своих костылях! — перебила ее Холли.

— Очень смешно! — воскликнула Белинда. — Подожди, к концу недели вы все тоже заковыляете на костылях. Если вас до этого не арестует полиция за приставание к ни в чем не повинным незнакомкам.

Наступило угрюмое молчание.

— Пожалуй, ты права, — согласилась наконец Трейси. — Но я так была уверена, что это именно она. Даже когда стояла рядом с ней. Но потом увидела ее черные волосы…

— Обозналась, — сказала ей Холли. — Так часто бывает. В моем рассказе я выдвигаю мысль о том, что у каждого человека в мире существует его двойник. Ты, вероятно, наткнулась на двойника Синди.

Слова Холли натолкнули Трейси на новую мысль.

— Наткнулась! — повторила она. — Это напомнило мне кое о чем.

— Да? О чем же?

— О том, как она внезапно упала под колеса автомобиля. Словно ее туда толкнули.

— Ой, ладно тебе сочинять! — фыркнула Белинда. — Как ты могла это разглядеть?

— Я и не могла, — призналась Трейси. — Просто у меня возникло такое ощущение.

— Ощущение! — воскликнула Белинда. — У меня было ощущение, что я прокачусь из одного конца катка до другого, ни на кого не налетев. Одно дело чувствовать, другое знать! — Она вытянула больную ногу и поморщилась, словно подтверждая свои слова.

— Пожалуй, так оно и есть, — согласилась Трейси. — И ты права, Холли. Возможно, где-нибудь на свете у каждого из нас бродит двойник. Я могу лишь порадоваться, что я не двойник Белинды!

— Что тут радоваться? — презрительно хмыкнула Белинда. — Ни у кого на свете нет такой обворожительной внешности и яркой индивидуальности, как у меня.

— Ладно, девочки! — заявила Холли. — Сюда идут наши ребята. Хватит болтать о делах Детективного клуба. Оставим этот разговор до вечера, когда мы вернемся к себе.

— В таком случае, — сказала Трейси, — у меня остался еще один вопрос — кто тот официант возле двери? И почему он все время поглядывает на нас?

— Он глядит не на нас, — возразила Белинда, и на ее лице появилась лукавая улыбка. — Он глядит на меня!

— Трейси, не разочаровывай ее, — сказала Холли. — Она убеждена, что у нее тут появился поклонник.

— Разве я виновата, что от меня исходят такие чары? — усмехнулась Белинда.

— Я знаю человека, который неподвластен твоим чарам, — заявила Трейси. — Это мистер Фрай!

Как раз в эту минуту учитель появился в столовой. Казалось, ему с трудом удается справляться с костылями. Он выбрал столик как можно дальше от Белинды и опустился на стул. Пожилой официант подложил под его больную ногу маленький табурет. Мистер Фрай пробормотал слова благодарности, потом уткнулся носом в меню.

— Как твоя нога, Белинда?

Пока члены Детективного клуба следили за продвижением учителя по залу, за их столик села мисс Джексон.

Белинда скорчила гримасу.

— Боль адская, но только я не жалуюсь.

— Молодец! — одобрила мисс Джексон. — Терпеть не могу нытиков. — При этом она бросила взгляд в сторону мистера Фрая. Похоже, между ними нарастало напряжение. — По-моему, что бы ни случилось, во всем надо видеть прежде всего хорошую сторону.

— По-моему, тоже, — согласилась Белинда.

— Конечно, жалко, что ты не покатаешься на лыжах, — сказала мисс Джексон.

— Не то слово, — заявила Белинда бодрым, совсем не огорченным голосом. — Но тут уж ничего не поделаешь. Я уверена, что мистер Фрай сделал это не нарочно.

— Нет, конечно. — Мисс Джексон не знала, как ей реагировать на такое заявление школьницы. — Кстати, если тебе потребуется моя помощь, говори без стеснения.

— Спасибо большое!

Мисс Джексон отвернулась от девочек и погрузилась в изучение меню.

— Не упускай своего счастья, Белинда! — произнесла одними губами Холли.

— Кто? Я? — невинным голосом ответила ей Белинда. — Ты о чем? Я не понимаю. Кстати, что там сегодня на обед? Я умираю с голода.

За столиком воцарилось молчание. Подруги уставились в меню: как-никак обед — дело серьезное. Наконец тишину нарушила Трейси.

— Смотрите! — тихонько воскликнула она. — Твой поклонник идет сюда.

Молодой официант, не сводивший с них глаз, теперь направлялся к ним, лавируя между столиков.

— Ой, девочки! — прошептала Белинда и густо покраснела. — Как же мне себя вести?

— Скажи ему, что ты хочешь есть, — улыбнулась Холли. — Он идет к нам просто для того, чтобы принять заказ.

Похоже, так оно и было. Официант сжимал в руке блокнот. Однако, подойдя к их столику, он всех удивил — остановился возле Белинды и начал ей что-то говорить по-немецки. При этом он положил перед ней на стол блокнот и ручку.

Белинда только недоуменно таращила глаза, глядя то на блокнот, то на своих подруг. Но если она и рассчитывала на их помощь, то совершенно напрасно. Помощь пришла со стороны мисс Джексон, с интересом слушавшей немецкую речь.

— Мой немецкий далек от совершенства, — заявила она, — однако, если я не ошибаюсь, этот молодой человек просит у Белинды автограф.

— Автограф?! — изумилась Белинда. — У меня? Зачем?

Теперь пришла очередь удивляться официанту. Он обрушил на Белинду новый поток немецких слов.

Белинда не поняла ни одного.

Мисс Джексон снова пришла на помощь.

— Он интересуется, почему ты говоришь по-английски. Он считает тебя немкой.

— Меня? Разве я похожа на немку? — Белинда закрутила головой, обращаясь за поддержкой к подругам.

Холли и Трейси лишь пожали плечами. Они были заинтригованы не меньше, чем Белинда.

— Жалко, что я плохо знаю немецкий, — вздохнула мисс Джексон. — Мне кажется, нужно обратиться за помощью к мистеру Фраю. Простите… — Тут она знаками показала официанту, чтобы он прошел вместе с ней к столику учителя.

— Может, это какой-нибудь розыгрыш? — спросила Белинда, глядя вслед мисс Джексон и официанту.

К этому времени все, кто сидел в ресторане, заинтересовались происходящим.

— Может, он знаком с твоим двойником, — предположила Трейси.

Белинда не удостоила ее слова внимания.

Мистер Фрай слушал официанта несколько мгновений, потом расхохотался. Когда он заговорил с мисс Джексон, ребята, сидевшие за соседними столиками, тоже засмеялись и посмотрели через зал на Белинду.

— Смотрите-ка, — удивилась Трейси. — Все почему-то ужасно развеселились…

Мисс Джексон направилась к членам Детективного клуба. Официант, покрасневший не меньше, чем Белинда, торопливо шел к двери.

— Парень просто обознался, — объяснила мисс Джексон. — Он немецкий студент, подрабатывает тут на каникулах. По немецкому спутниковому телевидению сейчас передают какую-то мыльную оперу — и одна из актрис очень похожа на Белинду. Он не сомневался, что это ты и есть. Вот почему он попросил у тебя автограф и ужасно огорчился, когда мистер Фрай объяснил ему, что ты школьница из Англии.

— Я похожа на звезду немецкой мыльной оперы? — переспросила Белинда, не зная, радоваться ей или оскорбиться. Впрочем, она все-таки была скорее польщена.

— Как ты думаешь, ему все еще нужен твой автограф? — спросила Трейси.

— Конечно, нужен, — убежденно ответила Белинда. — А к концу недели он захочет получить и мой адрес. Спорим на что угодно, так оно и будет!

На следующее утро девочки не обнаружили никаких следов молодого официанта. Он не только не пытался узнать адрес Белинды, но и не забрал свой блокнот.

Белинду это не огорчило.

— Не беспокойтесь, — заявила она подругам, когда они втроем собрались после завтрака в гостиничном холле. — Скоро он явится за ним. Просто сейчас ему не хватает мужества.

— Чем ты собираешься сегодня заняться, Белинда? — поинтересовалась мисс Джексон, прежде чем заговорить с остальными ребятами.

— Доктор велел мне несколько дней не напрягаться, поберечь ногу, — ответила Белинда. — Я погуляю неподалеку и погляжу, что тут творится.

— Что ж, надеюсь, тебе не будет слишком скучно, — сказала мисс Джексон.

— Нет, не будет. — Белинда подмигнула Холли и Трейси. — Я подружусь с кем-нибудь. У меня это быстро получается.

— Может, ты даже попробуешь подружиться с мистером Фраем? — спросила мисс Джексон. — Ему тоже придется в основном сидеть в отеле. Ты можешь попрактиковаться с его помощью в немецком.

— Я и в самом деле хочу поработать над своим немецким, — ответила Белинда учительнице. — Но только без помощи мистера Фрая, — шепнула она Холли.

— Правильно, — одобрила мисс Джексон и хлопнула в ладоши, призывая к тишине всю остальную группу. — У меня хорошие новости, ребята! Отель уже нашел замену инструктору по лыжам. Нового инструктора зовут Марио, и он будет ждать нас сегодня утром на склонах. Это означает, что все — кроме травмированных, разумеется, — смогут отныне кататься на лыжах. Прошу всех собраться у отеля через пятнадцать минут.

— Пошли собираться, — сказала Трейси. — Не будем заставлять Марио ждать, верно?

— Марио! — повторила Холли. — Красивое имя.

— Скорее всего он старик лет сорока, лысый и похож на бочонок с ногами, — фыркнула Белинда. — На вашем месте я бы не радовалась.

Однако Белинда ошиблась. Марио оказался итальянцем лет эдак около тридцати, высоким, с бронзовым загаром и густыми черными кудрями.

— Вот это я понимаю — лыжный инструктор! — воскликнула Холли, увидев его.

— Но умеет ли он кататься на лыжах? — серьезно спросила Трейси. — Интересно мне знать.

Марио умел кататься. Более того, казалось, он родился на лыжах. Впрочем, Трейси узнала это лишь со слов Холли. После проверочного испытания они оказались в разных группах. Поначалу Холли расстроилась, но вскоре поняла, что все к лучшему, и успокоилась. У нее не было такого опыта, как у Трейси, а на горной трассе всегда нужно соблюдать осторожность. Лучше всего кататься с лыжниками того же уровня, что и ты, чем тянуться за более опытными. И, кроме того, их группу взял сам Марио.

Он очень хорошо говорил по-английски, что оказалось кстати, поскольку познания Холли в итальянском ограничивались лишь названиями разных сортов макарон. Как ни странно, по-английски он говорил с сильным американским акцентом. Холли даже подумала, что он выучил язык по голливудским фильмам.

Он оказался хорошим лыжным инструктором — умел сделать так, чтобы никому не было скучно, и в то же время чтобы ребята осваивали новые навыки и новую технику. К концу дня Холли убедилась, что стала гораздо уверенней выполнять прыжки и повороты.

— Как дела? — спросила Белинда, когда Холли вернулась вечером в их шале. — Все кости целы?

— У Трейси едва не случился разрыв сердца, когда она узнала, что не попала в группу к Марио. Он просто фантастический лыжник, — усмехнулась Холли. — Да и все остальное было замечательным. А как твои дела?

Прежде чем ответить, Белинда сунула в рот кусок шоколада.

— Я просто расслаблялась, — скромно ответила она, но по ее лицу расплылось такое самодовольство, что Холли заинтересовалась.

— Где ты расслаблялась? В шале? — спросила она.

— Нет, я осваивала меню местных лакомств. Избегала встреч с мистером Фраем. Болтала с Юргеном!

— С Юргеном?

— С тем самым официантом, который просил у меня автограф.

— Так он все-таки подошел к тебе! — воскликнула Холли.

Рот Белинды растянулся в улыбке до ушей.

— Я ведь говорила, что он придет.

— Ну, и?

— Что и?

— Что же ты выяснила? — поинтересовалась Холли.

На этот раз из Белинды пришлось вытаскивать слова клещами. Хотя обычно, если она знала что-то, чего не знали другие, ее, наоборот, нельзя было заставить замолчать.

— Как и сказала мисс Джексон — он студент. Работает тут во время каникул — этот отель принадлежит его дяде.

— Что еще?

— Я помогаю ему совершенствовать английский.

— Я-то думала, что ты практикуешься в немецком!

— Вот так — он сам отыскал меня! — торжествующе заявила Белинда.

— Кто отыскал? — В дверях появилась Трейси, уставшая, но веселая.

— Юрген! — ответила Белинда.

— Не спрашивай, кто такой Юрген, — предупредила Холли. — Она не хочет, чтобы об этом кто-нибудь знал.

— Скажешь тоже! — воскликнула Белинда. — Наоборот, я хочу, чтобы все знали. Все будут страшно ревновать. Я только не хочу всем хвастаться сама, вот и все.

Хвасталась Белинда своим новым знакомством или нет, но о нем узнали все. В этот второй вечер в ресторане только о ней и говорили, но на этот раз по другой причине.

— Каково чувствовать себя знаменитостью? — спросила Холли, когда шла после ужина в холл.

— Сплошные напряги, — усмехнулась Белинда. — Пожалуй, я пойду к себе. Хочу побыть одна.

— Прекрасно, — ответила Трейси. — А я хочу купить несколько открыток. Ты пойдешь со мной, Холли?

— Конечно, — ответила Холли.

— Я тоже пойду, — заявила Белинда. — Я передумала.

— Я думала, ты хочешь дать отдохнуть своей ноге?

Белинда загадочно усмехнулась.

— Только от катания на лыжах! — ответила она. — Вы ведь сейчас не побежите, верно? Мне пока что трудно бегать, а обычным шагом я могу пройти сколько угодно.

В тот вечер в городе девочки не заметили ни одного торопившегося куда-нибудь человека. Все неторопливо гуляли по тротуарам. Члены Детективного клуба тоже расслабились и шли медленно. Впрочем, им ничего другого и не оставалось — ведь Белинда ковыляла рядом с ними на костылях.

— Пожалуй, я куплю газету, — заявила Холли, когда девочки уже собирались возвращаться в отель.

— Зачем тебе газета? — удивилась Белинда. — Ведь ты все равно не прочтешь в ней ни слова.

— Я куплю английскую газету, — сказала ей Холли. — Они тут наверняка продаются. — Она показала на магазинчик на другой стороне улицы. — Я быстро. Подождите меня здесь.

Белинда не возражала. Передвигаться на костылях оказалось тяжелей, чем она предполагала. И пока Холли ходила за газетой, ее подруги стали разглядывать сувениры, отыскивая что-нибудь недорогое, чтобы привезти домой. Это оказалось непросто. Все сувениры, что называется, кусались.

— Куда пропала Холли? — удивилась Трейси, после того как в десятый раз осмотрела витрину и не обнаружила ничего, что было бы ей по карману.

— Наверное, не может решить, какую купить газету, — предположила Белинда.

— Скорей бы она вернулась. — Трейси зябко поежилась. — Все-таки холодно тут ее ждать.

— Ты замерзла? — воскликнула Белинда. — А я даже не могу пока надеть свой супер-пупер-куртец.

Багаж Белинды так до сих пор и не прибыл. По последним данным, он находился в Цюрихе. По самым оптимистичным прогнозам, его должны были привезти в отель завтра днем — если не случится ничего из ряда вон выходящего.

— Наконец-то! — нетерпеливо воскликнула Трейси, когда ее подруга появилась в дверях магазина.

Холли сжимала в руке газету. Переждав, когда проедут машины, она бросилась через дорогу.

— Ну и дела! — протянула Трейси.

— Извините, — развела руками Холли. — Там оказалась очередь. А потом какой-то итальянский турист запутался с деньгами у кассы, и ему помогла какая-то девчонка. Я думала, что моя очередь никогда не дойдет.

— Я не об этом, — ответила Трейси.

— А о чем?

— Вон там! — воскликнула Трейси и показала на другую сторону улицы. — Опять она!

— Кто?

— Девчонка, которую я приняла за Синди.

Незнакомка вышла из магазинчика, держа под мышкой газету. На этот раз она была одета не в красное, но ошибиться Трейси не могла.

— Так вот она какая? — спросила Холли. — Ведь это та самая девушка, которая помогала итальянскому туристу разобраться с деньгами.

— Вы говорите про ту девчонку в зеленой куртке? — Белинда тоже посмотрела через улицу.

— Да, про нее, — подтвердила Трейси.

— Так что же вы мне раньше не сказали? — воскликнула Белинда. — Я ее уже видела. Она остановилась в нашем отеле, в другом шале. Кажется, в шале «Вена».

От удивления у Трейси отвисла челюсть.

— Я тоже могу кое-что про нее добавить, — произнесла Холли. — Возможно, она и говорит по-итальянски, но я видела, какую она купила газету, — «Вашингтон пост».