Прочитайте онлайн Тайна забытой гробницы | Глава VII ЧОКНУТЫЙ ПРОФЕССОР

Читать книгу Тайна забытой гробницы
436+1160
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Токарева

Глава VII

ЧОКНУТЫЙ ПРОФЕССОР

Подруги в безмолвном ужасе разглядывали неподвижное тело Анны Ферфакс.

— Она же не… — голос Белинды задрожал. Девочка не осмеливалась произнести вслух страшные слова, которые проносились в головах у всех троих.

Трейси опустилась на колени и коснулась плеча женщины.

— О господи, — прошептала она. — У нее в волосах кровь!

— Наверно, ударилась головой, выходя из машины, — предположила Холли.

Трейси подняла глаза на подругу.

— Не может быть! — возразила она. — Кровь на затылке. — Она провела пальцами по шее Анны Ферфакс, нащупывая пульс, и облегченно вздохнула. — Слава богу, жива! Профессор! — Трейси склонилась ниже. — Профессор Ферфакс! Вы меня слышите?

Ответа не было.

Трейси обвела подруг взглядом.

— Надо скорее добраться до телефона, — решительно распорядилась она. — Вызовите «Скорую». Я останусь с ней.

— Впереди есть дома, — вспомнила Белинда. — До них примерно миля. Попробуем спросить там.

— Погоди, — воскликнула Холли. — Давай лучше заглянем на мельницу, к профессору Ротвеллу. Все-таки до него ближе. Вдруг у него есть телефон?

— Не знаю, — пожала плечами Белинда.

— Идите скорей и найдите телефон, — приказала Трейси. — А я постараюсь помочь ей, как умею. — Она перевернула лежащую без сознания женщину набок и придала ей позу, какую предписывали правила первой помощи. Потом приблизила ухо к губам Анны Ферфакс. — Дышит ровно, — с облегчением заметила Трейси. — Да уберетесь вы или нет?

Холли вскочила на велосипед.

— Оставь, — крикнула ей Белинда. — Тут недалеко. — Бросив прощальный взгляд на белое как мел лицо Анны Ферфакс, она стремглав побежала по усыпанному гравием склону. Над узкой тропинкой сплелись шатром густые ветви деревьев.

Холли замешкалась на мгновение, потом последовала за подругой.

— Вызовите заодно полицию, — крикнула им вслед Трейси.

— Ладно, — отозвалась Холли.

Вскоре она поравнялась с Белиндой. Тропинка змеилась по крутому склону; через считанные минуты деревья расступились, и девочки выскочили на поляну. Перед ними возвышалась мрачная громада Черной мельницы. Изъеденные временем, осыпающиеся стены тонули в буйной траве и кустарнике, покатая крыша позеленела от мха, темные окна безжизненно смотрели по сторонам.

Девочки подбежали к парадной двери. Звонка не было. Холли приподняла тяжелый железный молоток и с силой ударила в дверь. Массивные створки протяжно загудели. Дверной молоток был сделан в виде злобной физиономии какого-то божка с выпученными глазами и разинутым ртом, из которого торчал длинный язык.

— Напрасно мы это затеяли, — сокрушенно покачала головой Белинда, прислушиваясь к гулкому стуку дверного молотка, эхом прокатившемуся по старинному зданию. — Неужели у такого отшельника, как он, может быть телефон?

— Попробуем еще раз, — не сдавалась Холли. — Она трижды опустила молоток на железную створку и прислушалась, но изнутри в ответ не донеслось ни звука. — Давай поищем черный ход, — предложила Холли и пустилась бежать вдоль мельничной стены.

— Холли! — крикнула вслед Белинда. — Не надо! Поищем телефон где-нибудь в другом месте.

Но Холли уже завернула за угол и пробиралась через высокую спутанную траву. Впереди тянулась полуразрушенная стена. В ней виднелся дверной проем, но сама дверь потонула в густой траве и зарослях ежевики.

Вдруг в лицо девочке пахнуло сыростью. Перед ней, журча и перекатываясь, бурлили глубокие мутные воды реки Скелтер. Быстрые коричневые струи, гремя и пенясь, вихрились водоворотами вокруг неподвижных, зеленых от лишайника лопаток громадного мельничного колеса. В давние времена стремительный поток вращал деревянные лопасти, приводя в движение сложную систему зубчатых колес, крутивших жернова. Но Холли казалось, что замшелое колесо давным-давно вросло в землю.

Чуть ниже по течению берега реки соединял ржавый железный мостик, хлипкий, узенький и чрезвычайно ненадежный на вид. Казалось, с минуты на минуту он свалится с прогнивших опор и будет смыт стремительным мутным потоком.

— Холли! — Белинда следом за подругой завернула за угол мельницы. Ее джинсы облепил колючий репейник.

— Смотри! — воскликнула Холли.

В задней стене мельницы виднелась крошечная открытая дверь. К ней вела узкая тропинка, тянувшаяся вдоль воды.

Холли подбежала к двери.

— Профессор Ротвелл! — окликнула она. — Эй! Есть тут кто-нибудь?

Пальцы подруги ухватили ее за локоть.

— Холли! — прошептала Белинда. — Пойдем отсюда. В доме никого нет.

— Давай посмотрим, — упрямо возразила Холли, переступая порог. — Эй! — крикнула она.

День был теплый, влажный, но в старой мельнице царил пронизывающий холод. Казалось, толстые каменные стены не хотят пропустить внутрь ни капли тепла.

Девочки вошли в помещение, служившее, по-видимому, кухней. Казалось, они перенеслись назад во времени. Так выглядят дома-музеи, специально оформленные под старину, чтобы показать, как жили люди в начале двадцатого века. Лишь отдельные предметы на полках и столе давали понять, что на дворе все-таки его конец.

Девочки вышли в темный коридор. Над ними угрожающе нависали грязновато-белые стены, потертый ковер почти не скрадывал звука шагов.

В конце коридора обнаружилась еще одна открытая дверь.

За ней находилась маленькая гостиная, уставленная темной деревянной мебелью. В углу громоздился старый кожаный диван. Стены были сплошь увешаны книжными полками, повсюду грудами лежали книги и газеты. Однако внимание девочек привлекло другое. Комната изобиловала диковинными украшениями. Со стен грозно разевали рты причудливые древние маски. В тенистых углах каменные звери и массивные грубоватые статуэтки угрюмо взирали на незваных гостей сквозь пыльную, заплесневелую мглу. Под потолком скрещивались тяжелые черные балки.

— Пойдем отсюда, — прошептала Белинда.

— Нет. Смотри! — На столике у стены стоял старомодный черный телефон.

— Не надо звонить, — попыталась остановить подругу Белинда. — Профессор может вот-вот вернуться.

— Дело срочное, — решительно заявила Холли, поднимая массивную телефонную трубку. — Он поймет.

— Ты так думаешь? — пробормотала Белинда, оглядываясь на злобные маски, взиравшие со стен.

Холли набрала номер «Скорой помощи», вкратце описала случившееся и попросила соединить ее с полицейским участком.

Повесив наконец трубку и выйдя из могильного холода под теплые солнечные лучи, Холли вздохнула с облегчением. Ей не меньше Белинды хотелось выбраться из зловещей берлоги.

Девочки помчались вверх по склону. Они тревожились за Анну Ферфакс и в то же время надеялись, что Трейси все сделает, как надо.

Добежав до развилки, подруги обнаружили, что все не так уж и скверно.

Анна Ферфакс сидела возле машины, опустив голову на согнутые колени, и прижимала к затылку свернутый бинт. Возле нее стояла Трейси.

— Вызвали «Скорую»? — торопливо спросила она.

— Да, — отозвалась Холли. — Вот-вот приедет. — Она склонилась над раненой женщиной. — Расскажите, что случилось.

Анна Ферфакс подняла затуманенные глаза.

— Не знаю, — ответила она. — Я хотела сесть в машину, и вдруг кто-то ударил меня по затылку.

— Мэллори! — воскликнула Белинда.

Анна Ферфакс повернула голову, чтобы посмотреть на нее, и поморщилась от боли.

— Прости, не расслышала. Что ты сказала?

— Мы видели, как Джон Мэллори на бешеной скорости уезжал отсюда, — пояснила Холли. — Всего несколько минут назад. Он был здесь?

Анна Ферфакс медленно покачала головой.

— Не знаю, — повторила она. — Я ничего не видела и не слышала. — Она глубоко вздохнула. — Я возвращалась от профессора Ротвелла. Подошла к машине, открыла дверь — и вдруг…

— Вы виделись с профессором Ротвеллом? — спросила Холли.

— Да. Внизу, на мельнице. Я пришла показать ему статуэтку. Хотела кое-что уточнить. Одну странную деталь… — Голос Анны Ферфакс задрожал. — Статуэтка! — вдруг вскрикнула она. — Где она? Я положила ее в портфель…

Девочки принялись шарить в траве. Белинда заглянула даже под капот «Лендровера». Портфеля нигде не было. Статуэтка исчезла.

— Вы понимаете, что это значит? — едва дыша, проговорила Холли. — Джон Мэллори ударил вас и похитил статуэтку.

— А мы видели, как он спасался бегством, — подхватила Трейси. — Надо известить полицию.

Белинда посмотрела на часы.

— Если они в конце концов сюда доберутся.

Однако ждать пришлось недолго. Через несколько минут приехала полиция, а вслед за ней — карета «Скорой помощи».

Анна Ферфакс и девочки рассказали полицейским все, что им было известно, не забыв упомянуть про серебристый автомобиль, промелькнувший на дороге навстречу, и про Джона Мэллори за рулем.

— Эта ваша статуэтка, — спросил один из полицейских, — она в самом деле пропала? Говорите, она очень ценная?

Врачи накинули Анне Ферфакс на плечи одеяло и осторожно повели ее к машине. Услышав вопрос полисмена, ученая обернулась.

— Статуэтка бесценна, — ответила она.

Полицейский сокрушенно покачал головой.

— Не хотелось бы растравлять вашу рану, профессор, но вы понятия не имеете о мерах безопасности при обращении с такими ценными предметами. Сначала грабители вломились в вашу штаб-квартиру на раскопках, теперь…

— Сержант! Смотрите-ка! — перебил его другой полицейский, который залез в «Лендровер», чтобы проверить, не закатился ли пропавший портфель куда-нибудь в щель. Перегнувшись через переднее сиденье, он отпер изнутри заднюю дверь и распахнул ее.

Сгорая от любопытства, девочки столпились вокруг. На полу машины, позади водительского сиденья, валялась груда камней и керамических осколков, запечатанных в пластиковые пакеты.

— Это же находки, похищенные из фургона! — ахнула Холли.

Анна Ферфакс побледнела как полотно.

— Не понимаю, — пробормотала она и окинула взглядом хмурые лица блюстителей закона. — Честное слово! — воскликнула она. — Я не знаю, как они здесь очутились. Прошу вас, поверьте.

— Надо полагать, это те самые предметы, что были похищены из автофургона на Ведьмином кургане? — жестко спросил полицейский с нашивками сержанта, не сводя пристального взгляда с Анны Ферфакс.

— Д… да, — пробормотала ученая. — Но я не знаю, как они очутились в моей машине.

Губы сержанта сурово сжались.

— Извините, профессор, нам надо поговорить.

Раскрыв рот, Холли глазела на груду пакетов, сваленных в проходе между сиденьями «Лендровера». У нее не осталось сомнений, что это были те самые мешочки, которые она несколько дней назад отнесла в фургон. Но каким же образом они очутились в машине Анны Ферфакс? Это было непостижимо.

Комната Холли выходила окнами в садик на заднем дворе. Кухня была переполнена луковицами неведомых растений и цветочными каталогами, однако сад пребывал в запустении и зарос сорной травой; чувствовалось, что у хозяев не скоро дойдут руки до его благоустройства. Единственным признаком жизни была яма, выкопанная Джейми в дальнем конце сада. За последнюю пару часов она заметно выросла, превратившись из узкой щели в целое скопление глубоких рытвин и земляных куч, и садик напоминал поле битвы после тяжелой артиллерийской подготовки.

Заняв удобный наблюдательный пункт на кровати у окна, Холли в окружении подруг внимательно следила, как ее младший брат с энтузиазмом орудует лопатой.

— Холли! — окликнула Белинда. — Ты меня слушаешь?

— Да. — Холли нехотя оторвалась от созерцания. — Ты сказала, что, по твоему мнению, Анна Ферфакс сама инсценировала ограбление. — Она отрицательно помотала головой. — Не понимаю, как тебе такое пришло в голову. Не могла же она сама себя ударить по затылку.

— Ничего ты не слушаешь, — упрекнула подругу Белинда. — Я имела в виду не это нападение, а тот грабеж, который произошел в фургоне. Анна Ферфакс сама взломала дверь и сгребла все пакетики. Увезла, чтобы выгодно продать. Помнишь, она говорила, что частные коллекционеры готовы выложить кучу денег за эти находки? Поверьте моему слову: за всем этим стоит Анна Ферфакс. Она одержима идеей любой ценой добыть денег на раскопки во Франции и готова ради этого пойти на все. Она же и подговорила Криса похитить из музея статуэтку. Ясно как божий день.

— Я рада, что ты хоть в этом наконец со мной согласилась, — язвительно усмехнулась Холли. — Я давно говорила, что за всем стоит Анна Ферфакс. Однако это не объясняет, почему мы нашли ее у мельницы без сознания. И тем более не объясняет, при чем здесь Джон Мэллори, и почему он сломя голову удирал с места происшествия.

— А что, если она сама подстроила встречу с Джоном Мэллори у мельницы? — предположила Трейси.

— Чего? — фыркнула Холли. — Еще скажи, что она подстроила, чтобы он наповал ударил ее по голове.

— Почему бы и нет? — парировала Трейси. — Ей нужны были видимые следы сопротивления. Если хочешь знать мое мнение, она все подстроила вместе с Мэллори. И втайне передала статуэтку ему. Он продаст ее частным образом, а деньги получит она.

— Неужели? — хмыкнула Белинда. — Тогда почему же он не взял и остальные находки? Если они работают вместе, зачем им оставлять свидетельства преступления под задним сиденьем машины?

Трейси смерила ее испепеляющим взглядом.

— Холли права, — заявила она. — Ты всегда придумываешь трудности.

— Не придумываю, — возразила Белинда, — а просто указываю на них. Если профессор Ферфакс вступила в сговор с Мэллори, то для чего он устроил вчера эту сцену на раскопках? Мне кажется более вероятным, что он следил за ней, выжидал удобного случая силой отнять статуэтку. И случай подвернулся, когда она поехала на встречу с чокнутым профессором. Мэллори крадучись следовал за ней, ударил по голове и отобрал статуэтку. Ему просто не повезло, что в тот самый миг мы оказались поблизости и видели, как он удирает. — Белинда с довольной улыбкой оглядела подруг. — Без сомнения, полиция скоро вычислит его. Но все равно только мы трое знаем, что же на самом деле стоит за всем этим. И нам предстоит решить, что делать с Крисом и Анной Ферфакс.

— Рассказать полиции, — предложила Трейси.

— Нет, — возразила Холли. — Рассказывать полиции нельзя до тех пор, пока мы не установим наверняка, что статуэтка в музее — поддельная. Это и будет последним кусочком мозаики.

Белинда бросила взгляд на часы.

— Музей закроется через полчаса, — сообщила она. — А это значит, что хранитель скоро вернется. Может быть, он откроет нам заднюю комнату и проверит.

— Тогда пошли в музей! — воскликнула Трейси.

Сбегая вниз по лестнице, девочки чуть не налетели на Джейми: он вихрем ворвался в кухню, визжа от радости во весь голос.

— Смотрите, что я нашел! — верещал он, крепко сжимая что-то в кулаке. — Настоящие древние монеты!

Вдруг он остановился как вкопанный и озадаченно замолчал, глядя, как девочки разразились хохотом.

— Видите? — обратилась Холли к подругам. — Что я говорила?

— Чего кудахчете? — обиженно спросил Джейми. — Над чем?

— Над тобой, голова садовая, — с трудом проговорила Белинда. — Холли закопала эти монеты не далее как вчера.

— Никакие они не старинные, — покатывалась со смеху Трейси. — Просто иностранные. Ну и простофиля!

Джейми взглянул на горстку грязных монеток в кулаке.

— Ах ты, дрянь! — завопил он. — Думаешь, смешно?

— Я бы подумала, будь у меня время, — отдышалась наконец Холли. — Но сейчас мне некогда, я спешу.

И подруги направились к выходу.

— Ну, погоди же, Холли Адамс, — крикнул вслед девочкам Джейми. — Я тебе отомщу.

— На твоем месте, — бросила через плечо Холли, — я бы задумалась о другом. Что скажут мама и папа, когда увидят, во что ты превратил сад? — Мистер и миссис Адамс уехали по делам на целый день. Вряд ли они оценят бурную деятельность, какую в их отсутствие развернул некий Джейми.

— Да ну вас! Проваливайте! — прокричал мальчуган, глядя, как девочки садятся на велосипеды. — И нисколько я не поверил, что монеты старинные. Просто притворялся.

— Дерзай, Джейми! — крикнула ему Холли, набирая скорость. — Будет и на твоей улице праздник!

И девочки поспешили в музей.

— Вы понимаете, что это ничем нам не поможет и только навлечет на Криса новые неприятности? — говорила Белинда подругам, поднимаясь по музейной лестнице.

— Понимаем, — горестно ответила Холли. — Но, может быть, когда они узнают, что за всем этим стоит Анна Ферфакс, они не будут к нему слишком суровы.

В залах музея их глазам предстало совершенно неожиданное зрелище.

Смотрительница, вставшая из-за конторки у входа, и какой-то не знакомый девочкам мужчина пытались утихомирить профессора Ротвелла. Старик стоял посреди первого выставочного зала, кричал и размахивал толстой тростью.

— Профессор Ротвелл! — ахнула Холли. — Что он здесь делает?

— С ума сходит, что же еще, — откликнулась Трейси. — Ты только посмотри на него.

Подруги вбежали в зал. Незнакомец — девочки догадались, что это и был музейный хранитель, — безуспешно пытался схватить старика за руку. Трость грозно просвистела в воздухе, и хранитель отскочил.

— Профессор, умоляю вас, — кричал хранитель, — успокойтесь!

— Я требую, чтобы мне немедленно показали экспонаты из Эльфова Камня! — вопил старик. Его длинные волосы воинственно развевались, морщинистое лицо побагровело от гнева. — Вы не имеете права прятать их от меня!

— Мы их не прятали! — восклицал хранитель. — Я их покажу, покажу, только погодите минуту! — У него над головой снова просвистела трость, и бедняга едва увернулся.

— Воры! — гремел профессор Ротвелл. — Воры и мошенники!

— Позвоните в полицию, — крикнул хранитель старушке.

Белинда выступила вперед, надеясь, что сумеет найти нужные слова и успокоить разбушевавшегося старика. В конце концов, он почему-то усматривает в ней некую связь с древними кельтами.

— Профессор… — осторожно начала она.

Заслышав ее голос, старик резко обернулся. Тяжелая трость случайно задела пустую витрину из-под кельтских экспонатов.

Раздался страшный треск, пронзительно завыла электронная сирена. Во все стороны брызнули голубоватые осколки стекла. Белинда выставила руки перед собой, чтобы защитить глаза.