Прочитайте онлайн Тайна забытой гробницы | Глава XI ЗАБЛУДИЛИСЬ!

Читать книгу Тайна забытой гробницы
436+1157
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Токарева

Глава XI

ЗАБЛУДИЛИСЬ!

Белинда съежилась клубочком в темноте и затаила дыхание, изо всех сил борясь с подступающим к горлу ужасом.

Ни Холли, ни Трейси не было слышно. Белинда пыталась понять, что же случилось с подругами. Только что они ползли впереди нее, спасаясь от цепких лап Джона Мэллори. Один раз Белинда второпях даже натолкнулась на Трейси. Потом послышался зловещий шорох, заклацали катящиеся камни, загремела лавина, подруги вскрикнули, но их голос быстро угас где-то вдалеке, и снова наступила мертвенная тишина. И в этой тишине Белинда вдруг с ужасом поняла, что осталась совершенно одна. Трейси и Холли исчезли.

Вдруг тоннель наполнился звуком хриплого, рвущегося из груди дыхания. Хлоп, хлоп — зашлепали по камням жадные ладони. Джон Мэллори шарил в темноте в поисках потерянной зажигалки.

Белинда не знала, что делать. Она не смела шевельнуться из страха упасть в ту же пропасть, куда только что свалились ее подруги. Ее словно охватил тягучий кошмар, какой бывает в дурных сновидениях. Кошмар, черный, как сама ночь, но проснуться и стряхнуть его нельзя.

Позади зияла черная пропасть, готовая поглотить ее, как только что поглотила Холли и Трейси. А спереди неотвратимо приближался Джон Мэллори. Если она останется на месте, то через считанные секунды Мэллори найдет зажигалку, пламя разорвет темноту и…

Несчастная девочка оцепенела от ужаса. Мысли путались. Она пыталась собраться с духом, но кровь громовыми раскатами шумела в ушах, не давая сосредоточиться. Дрожащие пальцы невольно ухватились за амулет, висящий на шее.

Древний кельтский камень призван был ее оберегать. Защищать именно от таких напастей!

Белинда пришла в себя от внезапной боли. В бок впилось что-то твердое и острое. Должно быть, камень. И этот камень способен послужить ей оружием. Если как следует бросить его, она получит несколько секунд на размышление.

Белинда приподнялась на локте и нащупала острый предмет. Это оказался не камень. Предмет был гладкий, с четкими прямыми углами. Велосипедный фонарь! Она плотно обхватила его пальцами и погладила — было так приятно среди враждебной черноты подземного мира вдруг почувствовать в ладони знакомую, обыденную вещь.

Однако не только это успокаивающее ощущение подбодрило дух Белинды. Есть фонарь — значит, будет свет. Больше всего на свете ей хотелось увидеть лучик света. Пусть даже Джон Мэллори обнаружит ее. Сейчас ее волновало другое — ей не терпелось узнать, что же случилось с подругами. В этой холодной, непроглядной мгле воображение рисовало всякие немыслимые ужасы.

Заранее готовясь к самому худшему, Белинда подняла фонарик, направила его вдаль по туннелю и нажала кнопку.

Внезапная вспышка яркого света ослепила Мэллори. Он вскрикнул и закрыл лицо руками.

Белинда осторожно взглянула через плечо. Теперь ей стало ясно, что же произошло. Она стояла почти в самом конце туннеля. У нее за спиной стены расходились, открывая еще одну пещеру, гораздо большую, чем предыдущая. С одной стороны пещеры неровная бугристая земля пологим склоном спускалась вниз наподобие длинного ската крыши.

Наверное, Холли и Трейси съехали вниз с этого откоса. У Белинды перехватило дыхание. Может быть, они лежат внизу, раненые, и не могут пошевелиться. Или еще хуже…

Белинда подползла к краю и посветила фонариком вниз. Метрах в четырех впереди щербатый свод пещеры опускался почти до пола, и длинный склон нырял под образующийся уступ. Дальше луч фонарика не проникал.

— Холли! — крикнула Белинда. — Трейси!

В считанных сантиметрах от нее на склоне блеснула яркая вспышка. За выступ скалы зацепилась золотая статуэтка. Белинда протянула руку и схватила оброненную драгоценность.

— Холли! — снова окликнула она.

Белинде почудилось, что она слышит слабый ответный стон из глубины. Впрочем, может быть, это было просто эхо ее собственных криков.

Но тут ее внимание привлек другой звук, гораздо более близкий. Белинда резко обернулась, но Джон Мэллори оказался проворнее. Он цепко схватил ее сзади за шею.

— Отдай фонарь! — злобно прохрипел он.

— Мои подруги… — еле выдавила полузадушенная Белинда, извиваясь в железных тисках его пальцев. — Они там, внизу. Может быть, ранены.

— Ага! — Глаза Мэллори хищно сверкнули: он заметил в руке у девочки золотую статуэтку.

— Помогите, — жалобно всхлипнула Белинда. — Надо их выручить.

— Отдай статуэтку! — рявкнул Мэллори.

— Ни за что! — Белинда взметнула руку над склоном. Золотая статуэтка ярко сверкала в лучах фонарика. — Пустите, а то я ее брошу. Правда, брошу!

Пальцы торговца древностями неохотно отпустили шею пленницы. В прищуренных глазах жадность мешалась с опаской.

Белинда на четвереньках отползла подальше и направила луч фонарика прямо Мэллори в лицо.

— Жалкая дуреха, — прошипел Мэллори, прикрывая рукой глаза. — Тебе отсюда не выбраться. Я у тебя на пути. Отдай статуэтку, и я тебя выпущу. — Его губы скривились в злорадной ухмылке. — Или хочешь, чтобы твои подруги остались там?

Белинда пристально всматривалась в противника, стараясь понять, что же он задумал. Мэллори был прав в одном: она не могла проползти через туннель. Он непременно схватил бы ее.

— Если… если я ее отдам… — Она запнулась. — Вы мне поможете?

— Ну конечно, — проворковал Мэллори, жадно протягивая руку.

Белинда ему не доверяла. Но что ей оставалось? Выбора не было. Она еще раз окинула взглядом крутой откос.

Она нехотя протянула статуэтку Джону Мэллори, и алчные пальцы сомкнулись на горле рогатого бога.

Холли казалось, что падение не кончится никогда. Со всех сторон грохотали тяжелые камни. Стремительная лавина колотила по всему телу, как жестокий град. Бедной девочке чудилось, что скалистый склон вот-вот оборвется, и она кубарем полетит в бездонную черную пропасть.

Вдруг она всем телом на что-то наткнулась. Падение прекратилось. От удара перехватило дыхание. Холли лежала, оглушенная, хватая воздух ртом и прикрывая голову руками от безжалостного камнепада.

Лавина закончилась. Холли осторожно приоткрыла глаза — ее окружала непроглядная тьма.

Ноги придавило чем-то тяжелым. Холли приподняла ноющие руки и пошарила вокруг, уверенная, что ноги крепко застряли среди огромных камней. Но пальцы нащупали ткань. На коленях лежали отнюдь не камни — это была Трейси, распростертая, оглушенная падением.

В горло лезла мелкая противная пыль. Трейси закашлялась.

— Трейси! — шепнула полузадушенная Холли, прочищая горло от забившегося песка.

— Да… — послышался слабый голос.

— Ты жива?

— Кажется. — Трейси с трудом приподнялась, и Холли облегченно согнула высвобожденные ноги. — О боже, — простонала Трейси. — Все тело болит. Что с нами стряслось?

— Земля подо мной вдруг куда-то подалась, — припомнила Холли. — Как ты думаешь, далеко мы улетели?

— Кто его знает, — пробормотала Трейси. Холли услышала, как зашуршали камни, — это Трейси с трудом поднялась на колени. — Тебе удалось удержать фонарик?

— Нет. Уронила, — призналась Холли. — А где Белинда?

— Ползла сзади меня, — ответила Трейси. — Наверно, осталась наверху. — Ее голос задрожал от отчаяния. — Холли! Что нам делать?

— Пошарить вокруг, — резонно рассудила Холли. — Может быть, найдем фонарик. Он где-то неподалеку. Помню, что, когда я падала, он еще был в руке.

Девочки принялись шарить в темноте. Вскоре Холли поняла, каким образом они ухитрились отделаться столь легкими ушибами. Землю под ними покрывал слой мелкого песка, скопившегося у подножия откоса. Песок был жестким и сухим, однако смягчил падение и уберег от серьезных увечий.

— Вот он! — через мгновение воскликнула Трейси. Она нащупала фонарик, однако он показался ей на удивление легким. — Вот наказание! — простонала она. — Разбился на куски. — В руке у нее был всего-навсего пластиковый корпус.

— Давай искать дальше, — подбодрила ее Холли, подползая поближе к подруге на голос.

Постепенно, осколок за осколком, они нашли батарейки и остальные детали фонарика. Он развалился всего лишь на три куска, однако собрать их на ощупь было невозможно.

— Да всунешься ты или нет? — ворчала Трейси, снова и снова пытаясь ввинтить крохотную лампочку в гнездо. — Слава богу, это всего лишь фонарик, а не атомная электростанция.

— Какой стороной вставляются батарейки? — спросила Холли.

— Не помню, — призналась Трейси. — Воткни как-нибудь, а потом посмотрим, что получится.

Откуда-то издалека донесся сдавленный вскрик.

— Тс-с! — шепнула Холли. — Слышишь?

— Это Белинда! — прошептала в ответ Трейси.

Холли набрала полную грудь воздуха.

— Мы живы! — что есть мочи крикнула она.

Девочки прислушались. Ответа не было.

В глаза Холли ударил луч фонарика.

— Ой! — вскрикнула она и прикрыла лицо руками.

— Получилось! — радостно вскричала Трейси. — Ох, прости. — Она отвела луч от лица Холли. — Получилось, Холли!

Подруги обменялись довольными улыбками.

— Ну и ну! — воскликнула Трейси. — Посмотри, в каком ты виде!

— А ты-то сама, — не осталась в долгу Холли. В спутанные волосы девочек забился песок, лица потемнели от грязи. Трейси отряхнула одежду, и в воздух взметнулись клубы белесой пыли.

Холли огляделась, пытаясь понять, куда же их занесло. Вокруг простиралась огромная пещера с низким потолком. Далекие стены терялись в темноте. Во все стороны волнами уходили бесчисленные груды песка вперемешку с мелкими камешками. Откос, по которому подруги скатились, зловеще темнел, как щель гигантского почтового ящика под угрюмо нависшей крышей.

Трейси поднялась — ее голова почти касалась низкого свода пещеры. Девочка посветила фонариком вверх по откосу.

— Нам туда не взобраться, — вздохнула она, смерив взглядом крутизну подъема. — Без веревок и альпинистского снаряжения и речи быть не может. — Она обернулась к Холли. — К нам наверняка придут на помощь, правда? — с надеждой проговорила она. — Ведь не такой же этот Мэллори подлец, чтобы бросить нас тут, как ты считаешь? Белинда сумеет с ним договориться?

Холли тоже посмотрела вверх. Над откосом, закрывая обзор, низко нависал иззубренный скалистый карниз. Вершина откоса терялась из виду.

— Давай покричим, — предложила Холли. — Хором. Они услышат и поймут, что мы живы.

Девочки встали рядом у подножия склона.

— Готова? — спросила Холли.

— Готова, — кивнула Трейси.

Они набрали побольше воздуха и закричали что было мочи. В темных уголках пещеры им откликнулось громкое эхо.

Белинда уже готова была отдать статуэтку Мэллори, как вдруг до ее ушей долетел громкий крик, многократно отраженный от стен пещеры.

Раскатистое эхо скрадывало слова, и Белинда услышала лишь неразборчивый вопль, однако, по крайней мере, ей стало ясно, что подруги живы. И это придало ей сил сражаться дальше.

Белинда проворно выхватила статуэтку из рук Мэллори.

— Вы ее не получите! — воскликнула она, направив луч фонарика прямо ему в глаза. — И сейчас же выпустите меня.

Губы Мэллори злобно скривились. Его лицо напряглось, и Белинда поняла, что он готов броситься на нее.

— Предупреждаю, — процедила она. — Только троньте меня, и вам не поздоровится. — Она радовалась, что сумела не выдать голосом страха. — Профессор Ротвелл уже позвонил в полицию, — продолжала девочка. — Они будут здесь с минуты на минуту. Даже если вы отберете статуэтку, вам с ней далеко не уйти.

Белинда встала, не сводя луча фонарика с глаз Мэллори.

Даже несмотря на то, что она ожидала нападения, внезапный бросок Мэллори застал ее врасплох. А злобный блеск в его глазах говорил, что, заполучив статуэтку, торговец древностями не успокоится. Похоже, он собирался сделать со своей противницей то, чего счастливо избежал старый профессор Ротвелл.

Пронзительно завизжав, Белинда метнулась прочь от предательского склона, по которому скатились ее подруги. Свет фонарика плясал по выщербленным стенам пещеры. Бежать было нелегко, ноги то и дело натыкались на выбоины и камни.

У нее за спиной раздался яростный крик, потом он внезапно стих, и она услышала глухой стук, словно от падения тяжелого тела. На бегу Белинда оглянулась через плечо. Оказывается, Мэллори споткнулся о большой камень и с разбегу рухнул на землю. Он тотчас же вскочил на ноги, но все-таки Белинда сумела выиграть несколько драгоценных секунд. Она заметила, что Мэллори движется неестественно тяжело; должно быть, он серьезно поранился.

Однако даже ранение не остановило его. Хромая, бандит пустился в погоню. Его лицо исказилось от боли и ярости.

Освещая себе путь фонариком, Белинда длинными прыжками неслась по усеянному булыжниками полу пещеры, перескакивая через торчащие валуны. Она обшаривала взглядом стены в поисках расщелины, куда можно было бы юркнуть. Крис говорил, что пещеры похожи на лабиринт. Может быть, ей удастся сбить Мэллори с пути и при этом не заблудиться самой?

Девочка взобралась на скользкий бугор и кубарем скатилась в трещину с высокими крутыми стенами. Дальше путь был выложен огромными плоскими плитами, похожими на ступени гигантской лестницы. Белинда принялась прыгать с плиты на плиту. Она не решалась обернуться, но знала, что Мэллори следует за ней по пятам.

Вдруг перед ней выросла отвесная стена. Неужели тупик? Нет! Слева в скале темнела едва заметная трещина. Путь к спасению?

Белинда протиснулась в трещину и очутилась в огромном зале. Он был больше всех, какие до сих пор встречались ей на пути. Целый подземный собор! Но, вглядевшись, девочка вздрогнула. Дальше пути не было: земля возле ее ног обрывалась. Белинда стояла на каменном уступе, за которым разверзалась пропасть.

Белинда повела лучом фонарика, ища путь к спасению из ловушки. За спиной вздымались отвесные стены, единственным просветом в них была щель, через которую девочка сюда попала.

Погоня закончилась. Ей оставалось только ждать, когда Мэллори придет и возьмет ее голыми руками.

Вот и он. Пыхтя, торговец древностями с трудом протиснулся в трещину. Он тяжело хромал, лицо перекосилось от боли. Видимо, при падении он разбился не на шутку. Глаза горели убийственным огнем.

Увидев, что Белинде некуда бежать, он хрипло расхохотался.

Она попятилась к самому краю скального уступа.

Мэллори схватил ее за руку и силой разжал ее пальцы.

— Вот ты и попалась! — прошипел он, вырывая статуэтку. — Знаешь, что я с тобой сделаю?

Белинда юркнула в сторону. Она была готова рыдать от отчаяния. Если ей не удастся проложить себе путь обратно к расселине, Мэллори просто свернет ей шею, как цыпленку. Тяжелый амулет, качнувшись на шнурке, коснулся ее груди. Вот что ей нужно!

Она торопливо сняла амулет с шеи и, отступив на шаг от Мэллори, принялась раскручивать над головой камень на кожаном шнурке.

— Не подходите! — крикнула она.

Мэллори сделал еще один шаг к ней. Белинда раскрутила камень изо всех сил и с треском ударила противника прямо в висок. Взвыв от боли, Мэллори рухнул на колени и выронил статуэтку. Рогатый рожок подкатился к самому краю обрыва и покачнулся. Белинда рванулась, чтобы подхватить его.

Но вдруг камни посыпались у нее под ногами. Какую-то долю секунды Белинда балансировала на краю, отчаянно молотя в воздухе руками, но затем скала обрушилась, и девочка покатилась вниз.

На ее счастье, падение было недолгим. Высота в этом месте едва достигала трех метров. Приземление получилось мягким, под ногами у Белинды с плеском взметнулись брызги ледяной воды.

Девочка поднялась на ноги и очутилась по колено в холодной как лед жидкой грязи. Луч велосипедного фонарика на мгновение выхватил из темноты черные струи подземного потока, и тут Белинда потеряла равновесие. Фонарик выскользнул из рук и с коротким всплеском исчез под водой.

Белинда высвободила руки из липкой грязи и принялась ощупью пробираться к твердой земле. О, как хотелось ей вырваться из этого черного кошмара!

Под ногами хлюпала вязкая глина, но руки нащупали твердый камень. Подтянувшись, девочка вскарабкалась на круглый валун и долго хватала воздух ртом, переводя дыхание. Она прислушалась — Мэллори не было слышно. Тишину нарушали лишь громкое биение ее сердца да мирный шепот подземной реки.

Сначала Белинда готова была разрыдаться от радости оттого, что сумела ускользнуть из лап Джона Мэллори, но вскоре этот первый всплеск угас, сменившись осознанием того, что ей по-прежнему грозит смертельная опасность. И к тому же статуэтка осталась у Мэллори. Стремительное падение не принесло ни малейшей выгоды; мало того, оно поставило под угрозу саму жизнь.

Белинда застонала. Ей оставалось только одно: любой ценой выбраться на поверхность. Только это могло ее спасти!

«Думай! — приказала она себе. — Не паниковать. Думай!»

Вдруг ее озарило. Река! Она стояла на берегу той самой подземной реки, о которой рассказывал Крис. Там, где река выходит на поверхность, образуется Кровавый источник. Здесь река течет влево. Если, пробираясь по берегу в непроглядной темноте, она сумеет найти дорогу вниз по течению, то, может быть, там, где поток выходит наружу, найдется выход и для нее. Крис говорил, что неподалеку от того места, где река выходит на поверхность, есть расселина. Путь на свободу. Только бы удалось найти ту расселину! Это была единственная надежда.

Собрав все свое мужество, девочка пустилась в решающий путь к свету.

«Ну, погоди, Холли, — думала Белинда. — Вот только выберусь отсюда, выскажу тебе все, что я думаю! Вечно втягиваешь меня в дурацкие истории!»

Громкий крик замер под сводами пещеры, но никакого ответа сверху не было.

— Как ты думаешь, они нас услышали? — спросила подругу Трейси. — Неужели с Белиндой что-то случилось?

— Мы должны суметь взобраться наверх, — сказала Холли. — Если бы Белинда нас услышала, то непременно ответила бы. У меня душа не на месте. Вдруг этот негодяй Мэллори добрался до Белинды! К тому же я потеряла статуэтку. Она, наверно, до сих пор валяется где-то наверху, на откосе. — Холли посмотрела на Трейси — у той в глазах мелькнула тревога. — Посвети вокруг, Трейси, — попросила Холли. — Попробуем найти путь наверх.

Однако низкие стены пещеры были неприступны.

— Нельзя сдаваться, — упрямо проговорила Холли. — Главное, у нас есть свет. А там что-нибудь придумаем.

— Пойдем-ка сюда, — предложила Трейси, направляясь вдоль одной из стен. — Должен же быть какой-то выход. — Она с тревогой взглянула на Холли. — Мы выберемся, — неуверенно произнесла она. — Правда, выберемся?

Холли не решилась высказать свои опасения вслух. Ей вспомнились слова Криса: в этих пещерах можно заблудиться навсегда. Крис сравнил пещеры с лабиринтом, упустив из виду одно существенное различие. Из лабиринта всегда существует выход, пещеры же могут петлять и извиваться на протяжении многих миль, и нет никакой гарантии, что рано или поздно они где-нибудь выйдут на поверхность.

Однако долгие бесплодные рассуждения были не в характере Холли. Они выберутся! Непременно выберутся! Вот на чем она сосредоточила свои мысли, шагая по пятам за Трейси. Они обязательно выберутся!

Подруги прошли метров пятьдесят по зыбкому песку, держась возле стены. Вдруг Трейси остановилась.

— Слышишь что-нибудь? — спросила она.

Девочки прислушались. Мертвенную тишину нарушал тихий, едва различимый плеск. Он доносился откуда-то спереди.

— Река журчит, — неуверенно проговорила Холли.

— Река! — ахнула Трейси. — Только этого не хватало. Небольшой заплыв, чтобы поднять бодрость духа. Жаль, оставила дома купальник.

— По крайней мере у нас будет вода для питья, — заметила Холли. — Нужно прополоскать горло от пыли. А то я до сих пор задыхаюсь.

Подруги взобрались на высокий песчаный холм, почти смыкавшийся со сводом пещеры. Позади него песок сменялся красноватой глиной. А между глинистых берегов клубился и журчал стремительный поток.

Но девочки заметили не только это. Желтоватый овал света от фонарика выхватил из темноты картину такую неожиданную, что они едва поверили своим глазам.