Прочитайте онлайн Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая | Глава 40 Горингский музей ноги

Читать книгу Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая
4416+905
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Некрасова
  • Язык: en
Поделиться

Глава 40

Горингский музей ноги

Нога, несомненно, является замечательной инженерной конструкцией. Она дала человечеству свободу передвижения на двух, а не на четырёх конечностях и таким образом позволила развить использование рук. Без ног у нас не было бы рук.

ПРОФЕССОР ПРЕАПЛЮСНУС «Лекции о ноге»

Джек только однажды ездил в Музей ноги — когда учился в школе. Это было самое скучное событие учебного года. Впрочем, посещение Суиндонского музея заклепки или Бракнелловской коллекции дверных пружин было лишь немногим веселее. Музей являлся ещё одним наследием империи Пемзсов и представлял собой внушительное сооружение в греческом стиле. Хотя его с обеих сторон стискивали ресторанчик быстрого питания и супермаркет, здание музея почти не утратило импозантного великолепия.

Их встретил седовласый джентльмен лет шестидесяти. Он очень горбился и передвигался с трудом, опираясь на палочку. Ему приходилось смотреть на них искоса, поскольку его подбородок почти упирался в грудь.

— Профессор Предплюснус? Я инспектор Шпротт из отдела сказочных преступлений, Редингское полицейское управление. Это сержант Мэри Мэри.

— Я всё равно не запомню. Буду называть вас просто Рональд и Нэнси. А это кто?

— Это мистер Браун-Хоррокс из Лиги выдающихся детективов.

— А-а. Тоже будете Рональдом. Вы не слишком-то спешили.

Его низкий сиплый голос дребезжал, будто наперстки на стиральной доске.

— Прошу прощения? — переспросил Джек, не уверенный, что верно понял.

— Вы, парни, похоже, ничем не интересуетесь. У меня тут пара таких болталась вокруг месяца три назад, сразу после кражи. Рональд и… э-э… Рональд, кажется, так их звали. Пообещали провести расследование — и все. Я называю это неудачной попыткой.

— Мы здесь не по поводу кражи, сэр.

Профессор, похоже, не слушал. Он повел их за собой вдоль длинного ряда витрин со всякими ножными экспонатами. Интерьер музея был старым и пыльным — точно таким, каким Джек помнил его со школьных времен: окна в свинцовых переплётах заросли грязью, плиты пола за три четверти века вытерлись от шарканья усталых ног. Предплюснус провел их в дверь с надписью «Посторонним вход запрещен», за которой обнаружилась вполне современная лаборатория. Вдоль стен тянулись полки, уставленные банками, в большинстве которых находились заформалиненные образцы ножных болячек.

— Что это? — спросил Джек, указывая на заключенную в стеклянный куб акрилово-полипропиленовую ногу в стоптанном кроссовке.

Предмет опрыскивали какой-то вонючей жидкостью.

— Наш испытательный стенд. Я зову его Майклом. Его можно запрограммировать на любую походку. Мы даже научились, — оживился профессор, — симулировать плоскостопие для исследования, какой тип обуви лучше всего подойдет в данном случае. Майкл выделяет питательный раствор, и мы можем потом исследовать бактерии, которые размножаются между пальцами. Не хотите ли посмотреть?

— Нет, спасибо, — быстро ответил Джек.

Профессор Предплюснус фыркнул, затем прошаркал к стене комнаты и сдвинул в сторону дверь большого стеклянного бокса. Замок был сломан. Внутри пустого бокса находилась большая ватная подушка величиной с камеру шины. На одной стороне бокса крепились датчики, которые контролировали температуру и влажность. Джек сморщил нос от наполнившего воздух сырного запаха. Предплюснус направил раздраженный перст на пустой бокс, словно каким-то магическим образом они могли вернуть ему собственность прямо сейчас.

— Простите, сэр, — сказал Джек, — мне неизвестны никакие подробности взлома. Мы расследуем несколько убийств в районе Рединга и надеемся на вашу помощь.

Предплюснус с подозрением взглянул на детективов.

— Убийства? И при чем тут Музей ноги?

— Томас Томм, профессор, — сказала Мэри. — Насколько мы знаем, он тут работал.

— Имена ничего для меня не значат, Нэнси.

— Он работал лаборантом по поручительству мистера Болтая. Вы могли знать его как… Рональда.

— Ну почему вы сразу не сказали? Да, я прекрасно помню Рона. Он был лаборантом у доктора Карбункула. Уволился почти год назад.

— Доктор Карбункул? — переспросил Джек, делая заметку. — Он здесь?

— Он раньше времени вышел на пенсию, — ответил Предплюснус. — Рон даже жил у него дома некоторое время, насколько я помню. Нэнси вам больше расскажет. НЭНСИ!

Он проревел это так громко, что Мэри с Джеком вздрогнули.

— Послышался тоненький голосок: «Иду!» — и появилась Нэнси. Она была примерно одних лет с Предплюснусом, но ни одного из его телесных недостатков у неё не наблюдалось. Юношеская походка, ярко-красные леггинсы, футболка с изображением ноги и кожаный пиджак. Она выглядела постаревшей фанаткой ноги.

— Нэнси, это Рональд и Нэнси. Они из полиции.

— Привет! — сказала Нэнси. — На самом деле меня зовут Фэй Богат.

Они представились друг другу, и Фэй ловко устроилась на одном из столов. Предплюснус смерил её неодобрительным взглядом.

— Вам доводилось встречаться с мистером Болтаем?

— Конечно. — Она чуть улыбнулась. — Он был приятелем доктора Карбункула и часто сюда приходил.

— О чем они говорили?

— Да так, о том о сем, по большей части о средствах ухода за ногами. Они были хорошими друзьями. Болтай жил у него дома.

— Болтай? У доктора Карбункула?

Фэй кивнула.

— Болтай посетовал, что вынужден съехать с квартиры. А Карбункул давно вдовел и жил в одиночестве на Андерсен-фарм, прямо на краю леса. Думаю, он пускал к себе жильцов ради компании.

Джек на мгновение задумался.

— Когда уволился доктор Карбункул?

— Три месяца назад. У нас была замечательная вечеринка. Болтай пришёл с высокой брюнеткой. Похоже, все специалисты по ножным недугам из центральных графств съехались тогда — Карбункул был весьма уважаем. Пемзс произнёс сердечную речь и наградил доктора Карбункула одной из своих прославленных «бронзовых ног» за беззаветную службу великому делу ухода за ногами.

— А взлом случился…

— Через два дня, — вызывающе ответила мисс Богат.

Профессор ожег её злобным взглядом.

— Эти два события никак не связаны! — объяснил Предплюснус. — Карбункул никогда бы не украл. Я почти тридцать лет его знаю!

Мисс Богат что-то пробормотала и уставилась в потолок. Похоже, спор длился не первый день. Джек снова посмотрел на сломанный шкаф, а Мэри заговорила с Фэй в надежде добыть ещё какую-нибудь информацию.

— Мне кажется, вы должны рассказать мне, что именно у вас украли, — сказал Джек.

— Здесь, — с гордостью сказал Предплюснус, — содержалась работа всей моей жизни. Тридцать лет назад я выделил её, потом выращивал, вскармливал, держал в тепле и сырости, защищал от паразитов, даже спас от урезания финансирования в семидесятых. Это была величайшая, колоссальнейшая бородавка в мире!

Он упал в ближайшее кресло, закрыл лицо руками и разрыдался.

— Бородавка? — повторил Джек. — Вы имеете в виду те самые грязные пупырышки, что растут на ногах? И все?

Предплюснус гневно воззрился на него.

— Это была необычная бородавка, Рональд. Геркулес был тридцатисемикилограммовым чемпионом! Самый большой и самый лучший на свете!

Оседлав любимого конька, профессор помолодел лет на двадцать.

— Он был мне как сын, которым меня обделила судьба. Единственной бородавкой, способной тягаться с ним, была жалкая крохотулька в двадцать три килограмма, принадлежавшая «Инститют дю пье» в Тулузе. Эрнан Лазо из Аргентины хвалился, будто у него есть особь в сорок семь килограммов, но оказалось, что это искусный муляж из папье-маше и гипса.

Джек снова посмотрел на взломанный шкаф, а Предплюснус продолжил:

— Геркулеса использовали в первую очередь для исследований. Доктор Карбункул работал с ним, когда ушёл на пенсию. Уверен, он занимался какой-то генетической инженерией. Экспериментировал с новыми вирусами супербородавки.

Внезапно дело начало обретать ужасающий смысл.

— Разве это не чрезвычайно опасно?

— Да нет, если эксперимент проводить по всем правилам. Как бы то ни было, ничего не вышло. Он работал над проектом почти два года, а потом заявил, что с него хватит, и ушёл на покой. Я пришёл на следующую неделю и увидел, что Геркулес исчез. Это единственный ценный результат его исследований. Без поддержания нужного тепла и влажности он высохнет и умрет. И мне кажется, Рон — можно называть вас Роном? — что даже вы способны оценить бесполезность мертвой бородавки.

— Конечно, — встревоженно сказал Джек. — Мне нужен адрес доктора Карбункула.

Предплюснус схватил Джека за локоть, притянул его к себе и прошептал:

— Вы ведь найдёте Геркулеса, правда?

— Разумеется, — ответил Джек. — Он ведь был вам как сын.

* * *

По пути через Андерсеновский лес к дому доктора Карбункула Джек, Мэри и испытывающий все большее неудобство Браун-Хоррокс увидели громадную вереницу машин, направляющихся в город. Едва пробило десять, а открытие Джеллименом Центра Священного Гонго планировалось не раньше чем в полдень. После этого высокий гость отправится в торжественную поездку по городу, лично откроет несколько больниц и домов престарелых, встретится с членами общества, а затем даст ужин в здании «Квантекса», куда приглашены мэр и весь высший свет города, среди прочих — Пемзс, Гранди и Звонн.

— Ключ к разгадке — Геркулес, — сказал Джек, пока они неслись по дороге. — По-моему, я раскусил план Болтая. Только не знаю точно, каким образом он собирался привести его в исполнение.

— А вам не кажется…

— Кажется, — мрачно ответил Джек.

— Серьёзно? — отозвался Браун-Хоррокс, скрючившийся в три погибели на заднем сиденье. — А как именно?