Прочитайте онлайн Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая | Глава 39 Красный «форд-зефир»

Читать книгу Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая
4416+893
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Некрасова
  • Язык: en
Поделиться

Глава 39

Красный «форд-зефир»

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИЕМА ЛОЖНОГО СЛЕДА НЕОБХОДИМО КОНТРОЛИРОВАТЬ

Вульгарная заячья петля и надоевший сюжетный тупик загонят детектив в болото, если в этом году вступит в силу билль «О ложном следе». Противоречивый новый закон создан группой читателей и не может похвастаться обилием сторонников в Лиге детективов. Члены Лиги утверждают, что «проблем никаких нет» и что внутренних правил, выработанных в 1904 году, «более чем достаточно». «Мы немногого просим, — объясняет представитель двадцатимиллионного лобби читателей «Техвахт», — мы просто хотим читать настоящие детективы, а не рутинный хлам, приправленный совершеннейшей чепухой». Билль последовал за успешно утвержденным в прошлом году так называемым актом «неожиданного убийцы», который запретил публикацию расследований, где убийца внезапно возникает за две страницы до конца, ни разу не будучи упомянутым до того в тексте из более чем ста тысяч слов.

«Сова», октябрь 1979 г.

Пемзс-Виллас находился всего в десяти минутах ходьбы от Редингского полицейского управления, и по возвращении Шпротта и компанию ждали новости.

— Нам только что позвонил аноним с информацией по машине Болтая, — сказала Гретель Джеку, глядя на Браун-Хоррокса.

— Кто?

— Не представился. Мужчина, звонил из телефонной будки в Чарвиле. Передал информацию и повесил трубку.

— Ну, хоть какая-то зацепка наконец.

Они столпились у карты Рединга и всего округа, которую пришлось повесить боком — иначе она никак не умещалась на крошечном участке стены.

— Говорят, она находится где-то… — бормотала Гретель, изучая нацарапанный на обрывке бумаги адрес, и наконец, ткнув пальцем в зловеще близкую к Андерсеновскому лесу точку на карте, заявила: — Здесь.

Джек посмотрел на указанное Гретель место. Куда ни кинь, на целую милю вокруг не наблюдалось ни единого дома.

— Ладно. Мы с Мэри поедем туда, а вы проверьте всех владельцев ближайших строений — вдруг найдём какую-нибудь связь.

Перекресток, на котором им велели искать «форд-зефир», располагался в сельской местности к западу от города, на ближайшем холме темнел Андерсеновский лес. Одинокий облупленный дорожный указатель уныло торчал у дороги, и, куда ни глянь, не просматривалось никаких признаков жилья. После городской суеты последних дней сельская тишина казалась сущим блаженством. Рев магистрали М4 превратился в далекий тихий гул, и дождь вдруг перестал.

Они остановили машину и вышли. Браун-Хоррокс сумел втиснуться на пассажирское сиденье, но маленькая машина не годилась для его огромного тела, и бедняга всю дорогу затыкал коленями уши.

— Когда же вы заберете из мастерской свой «роллс-ройс»? — спросил он. — Невысокого я мнения об их работе.

— На той неделе, — отмахнулся Джек, надевая плащ, поскольку ветер был сильный. Он посмотрел на пустую дорогу. — Что-то я не вижу никакой машины.

— «Утка»? — предположила Мэри.

— Возможно. Но давайте проверим. Вы идете по той дороге, я — по этой. По пути высматривайте автомобиль.

— Слушайте, вы алкоголик или вылечившийся алкоголик?

— Бывший… но иногда срываюсь, — сказал Джек, попытавшись дать максимально удобный для Лиги ответ.

— Хорошо, — отозвался Браун-Хоррокс, делая очередную пометку.

Машину обнаружила Мэри: посреди поля, почти заросший ежевикой, стоял еле живой сборно-разборный металлический барак. Мэри подозвала Джека, открыла дверь и вошла. Дверь покосилась и запиралась на ржавый засов, забитый деревянным колышком от палатки. Джек осторожно вытащил колышек, и дверь распахнулась сама. Внутри было сухо, полом служила плотно утоптанная земля. Оплетавшие барак плети ежевики закрывали дыры в ржавой крыше и начали уже заползать внутрь. Посередине барака стоял чистенький и новенький с виду «зефир». Мэри осторожно подергала дверь.

— Заперта.

— У него не нашли ключей от машины, — сказал Джек. — Посмотрите в выхлопной трубе.

Мэри пошла к задней части машины, а Джек сложил руки домиком и заглянул в окно.

Водительское кресло было приспособлено для необычных форм Болтая. Оно больше напоминало мягкую подставку для яйца с высокой спинкой. Педали были специально удлинены для его коротких ножек, а рычаг передачи был сделан так, чтобы хозяин дотягивался до него своей короткой ручкой.

— Нашла! — крикнула Мэри, показывая связку ключей.

Она вставила ключ в скважину и повернула. Затем надавила на ручку и открыла дверь.

— Бежим!!! — заорал Джек, со всех ног вылетая из псевдогаража и надеясь, что Мэри и Браун-Хоррокс последуют за ним.

Он успел домчаться до середины дороги, когда машина рванула. Сначала он не услышал звука, просто ударная волна невидимой рукой сбила его с ног и швырнула в воздух, перебросив через живую ограду по другую сторону дороги, где он так приложился о землю, что аж воздух из лёгких вышибло. Джек прикрыл голову руками, и тут на него обрушился град мусора, а прямо перед носом упал кусок ржавого железа. В ушах звенело, все другие звуки исчезли. Инспектор поднялся на ноги, убедился, что не ранен, и сбросил с себя прожженный плащ. Останки машины пылали, вся дорога была усыпана обломками. Кроме ссадины на скуле, полученной при падении, других повреждений на нём не было.

— Вы в порядке? — спросил он Мэри, которая приземлилась шагах в пяти от него.

— Да вроде бы, — ответила та, отряхиваясь.

И только когда у Джека в голове немного прояснилось, он понял, что кое-кого не хватает.

— Браун-Хоррокс? — позвал он, высматривая на дороге хоть какие-то признаки жизни. — Браун-Хоррокс! — ещё раз позвал он, прибавив голосу, и бросился бегом к развороченному гаражу.

В груди зашевелилось нехорошее чувство. Наблюдателя из Лиги не было нигде, а машина выглядела так, словно её пытались надуть с помощью пневматического рукава. Крыша лопнула, двери снесло.

— БРАУН-ХОРРОКС!!! — завопил Джек, оглядывая место взрыва в надежде обнаружить хоть какой-то намек на то, что случилось с их спутником.

— Где он? — спросила подбежавшая Мэри.

— Не знаю. Чёрт! Наблюдатель из Лиги погиб! Да ещё и великан! Меня в участке живьём съедят!

— Во мне шесть футов девять дюймов, — послышался сзади негодующий голос. — Я не великан!

Они обернулись и увидели Браун-Хоррокса, который, спотыкаясь, выбирался на дорогу. Его отшвырнуло в противоположную сторону, в кювет, полный жидкой грязи.

— Слава богу, — выдохнул Джек. — Повернитесь, пожалуйста.

Тот послушно затоптался на месте, и товарищи осмотрели его. Кроме опаленных кое-где волос, нескольких ссадин и синяков, никакого урона представитель Лиги не понес.

— Вы, наверное, позвоните завтра узнать, как идут дела?

— Нет уж, — решительно заявил Браун-Хоррокс. — Мне очень интересно, чем всё это кончится.

Джек тряхнул свой мобильник, и оттуда что-то выпало.

— Сдох. Где ваш, Мэри?

— В машине.

Они вернулись к «аллегро» и обнаружили на капоте вмятину. Осколок пробил обшивку двери, словно арбалетная стрела.

— Посмотрите, что они сделали с моей машиной! — воскликнул Джек.

— Неужели нас пытались убить? — ахнула Мэри.

Её мобильник поймал сигнал.

— Похоже на то, — отозвался Джек, открывая дверь и садясь за руль.

Мэри дозвонилась до ОСП и велела Эшли поставить у дороги полицейское оцепление и вызвать на место происшествия пожарную и саперную команды. Затем она отключила мобильник и села на капот.

— Я обязана вам жизнью, сэр. Как вы узнали, что машина заминирована?

Джек провел рукой по волосам и выгреб из них какой-то мусор.

— Рычажок внутреннего освещения был опущен, и от него под дверь уходил провод. Может, это ничего и не значило, но я не захотел рисковать.

— Должна признаться, я очень этому рада.

— И я тоже, — поддержал её Браун-Хоррокс, сделав очередную пометку в своем грязном и обожжённом блокноте.

* * *

— Около двух фунтов мощной взрывчатки, — сказал Ли Бомглер, молодой майор из саперного взвода, — и взрыватель с небольшим замедлением. Через пару дней скажем вам, что за взрывчатка была использована, но, боюсь, больше ничего. Такие штуки сделать несложно — куда труднее добыть взрывчатку, но, когда мы выясним, что это за вещество, область поиска изрядно сузится. Вам повезло.

Они стояли на дороге среди нескольких армейских машин цвета хаки. Пока саперы обследовали место происшествия, район оцепили.

Джек поблагодарил майора и направился туда, где медик осматривал Мэри.

— Если пули полетели, значит, вы уже у цели, — процитировала Мэри армейскую мудрость.

— Да, — согласился Джек. — Но у какой именно?

— А вы разве не знаете? — удивился Браун-Хоррокс.

— Конечно, это риторический вопрос, — торопливо поправился Джек. — Я просто жду, когда они… сделают ошибку. Тут мы их и накроем.

— Понятно, — хмыкнул Браун-Хоррокс, явно не поверив ни единому слову Джека. — И сколько же покушений вы должны пережить до того, как они сделают ошибку?

— Все под контролем, сэр, — неубедительно заверил его Джек.

— Надеюсь. Кстати, сколько великанов вы действительно убили? Я спрашиваю лишь из любопытства и инстинкта самосохранения, ну, вы понимаете.

— Формально только одного, — вздохнул Джек. — Остальные трое были очень высокими людьми.

— Убийство одного великана ещё можно рассматривать как несчастное стечение обстоятельств, — медленно проговорил Браун-Хоррокс. — Но убийство четверых — это уже неосмотрительность.

— Я был оправдан по всем случаям.

— Конечно, — кивнул представитель Лиги и сделал ещё одну пометку в блокноте.

— Сэр, — окликнула шефа Мэри, бродившая вокруг в поисках вещественных доказательств, которые могли находиться в машине Шалтая.

Удивительно, как много всего сохранилось: взрывы — твари импульсивные. Большая часть обломков не представляла интереса. Кусок упаковки от птичьего корма, пара обугленных страниц из «Крота» за прошлую неделю, остатки руководства по обслуживанию «зефира». Но одна деталь привлекла особое внимание Джека. Это был обрывок рекламы Горингского музея ноги. Джек и Мэри переглянулись, и девушка позвонила в офис, чтобы спросить Бейкера, не знает ли он чего-нибудь об этом музее. Некоторое время она внимательно слушала, затем отключила мобильник.

— Ну? — спросил Джек.

— Вы знаете дорогу в Горинг, сэр?

— Конечно. А вы не скажете мне зачем?

— Томас Томм работал там лаборантом. Именно эту работу добыл ему Болтай.

— Вот этого-то мы и ждали, — произнёс Джек в манере Звонна.

Браун-Хоррокс вскинул бровь, но ничем иным себя не выдал.

— Поеду сзади, — решил он. — В конце концов, я всего лишь наблюдатель.

И, извиваясь, втиснулся на заднее сиденье.