Прочитайте онлайн Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая | Глава 27 Загадки и сомнения

Читать книгу Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая
4416+1280
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Некрасова
  • Язык: en
Поделиться

Глава 27

Загадки и сомнения

СЫН ВОЛЫНЩИКА ПОСАЖЕН В ТЮРЬМУ ЗА КРАЖУ СВИНЕЙ

Том Томм, сын первого волынщика Редингской филармонии был в конце концов обвинен в серийной краже свиней. «Я не знаю, что на меня находит, — сказал Томм, когда его попросили объяснить свои действия. — Как увижу свинью, так у меня все словно какой-то розовой пеленой затягивает, и в следующий момент я понимаю, что бегу с украденным поросенком под мышкой. Я ведь даже не люблю свинину — я вегетарианец». Суд заслушал обвинение, согласно которому Томм с двенадцати лет является серийным похитителем свиней и в общем счете украл 2341 штуку. В заключительной речи мистер Джастис Котлетт сказал ему: «Несмотря на многочисленные судебные постановления, обязывающие вас пройти курс коррекции навязчивого состояния, вы до сих пор не в силах контролировать своё поведение. У меня нет другого выбора, кроме как посадить вас на два года». Несколько свиней, присутствовавших на заседании суда, по словам очевидцев, были вне себя от радости.

«Редингский вестник», июнь 1990 г.

В ОСП времени зря не тратили. Первый нужный фрагмент нашёл Эшли. Он идентифицировал человека, который на снимке сидел во все ещё не найденном «форде-зефире» Болтая.

— Кто? — спросил Джек.

— Томас Тимоти Томм. Инспектор Друд из отдела розыска пропавших без вести узнал его. Я сделал вам распечатку его дела на поливиниловой пленке, чтобы вы могли по-прежнему видеть свой стол, когда будете читать.

— Очень… заботливо с вашей стороны, Эшли. Кажется, этот самый Томм был сыном первой флейты из Редингской филармонии. Не в силах справиться с необъяснимыми порывами к похищению свиней, он в шестнадцать лет загремел в колонию для несовершеннолетних «для исправления». Но результат оказался прямо противоположным. Несколько раз отсидев в тюрьме за многочисленные преступления, он в конце концов сел на пятнадцать лет за вооружённое ограбление. Два года назад его освободили по специальному разрешению.

— Похоже, первоклассный клиент для ОСП, — пробормотал Джек. — Надо было его направить прямо ко мне. Где он сейчас?

— В том-то и дело, — заметил Эшли. — Его уже больше года не видели совсем. Он не приходил на обязательные проверки — вот нереализованный ордер на арест, — и в итоге родители подали его в розыск как пропавшего без вести. Я в данный момент пытаюсь связаться с полицейским, осуществляющим надзор за ним, в надежде выяснить что-нибудь ещё.

— Опять проблемы! — расстроился Джек. — И как назло, в тот самый момент, когда у нас хоть какие-то зацепки появились!

Бейкер проводил опрос в городе, но вернулся с пустыми руками. Никто не видел Болтая больше года, начиная с одного острослова из старожилов, который вообще удивился, что Болтай дожил до собственного убийства. Бейкер допросил его в первую очередь, но, похоже, тот имел в виду всего лишь несколько подмоченную деловую репутацию Болтая. Он употреблял слово «сомнительный», хотя ни он сам, ни все остальные не представляли себе, кто на самом деле мог иметь на покойного зуб. Действительно, все, с кем встречался Бейкер, отзывались о Болтае с приязнью. То, что он падок на женщин, знали все, но больше Бейкеру ничего узнать не удалось.

— Значит, он больше года не появлялся?

— Да, сэр, — ответил Бейкер. — За исключением его соседей с Гримм-роуд, никто вообще его не видел.

— Скрывался? — пробормотал Джек себе под нос.

— Тогда этот задрипанный офис на Гримм-роуд обретает смысл. Никто не стал бы искать его на городских задворках. Но если он прятался, то какого лешего вылез из укрытия и надрался на благотворительной вечеринке Пемзса?

— Прометей сказал, что, когда они виделись с Шалтаем в последний раз, тот попрощался с ним. Возможно, Шалтай знал, что ему недолго осталось. Он предложил все свои акции Гранди за десять миллионов. Последняя отчаянная попытка, так мне кажется. Есть ли что-нибудь по Бесси Брукс?

— По-прежнему пусто. Прошлой ночью она сняла двести фунтов наличными со счета в центре города. Так что она ещё где-то здесь.

— Я распространю через СМИ её снимок и данные.

— Сэр! — донесся голос Гретель.

Джек вошёл в оккупированную баронессой картотеку. Крохотная комнатка была завалена бумагами, факсами и финансовыми отчётами.

— Какие новости?

Она положила ручку и выпрямилась в кресле.

— Запутанные, сэр, очень запутанные.

— То есть?

— Да золото.

— Золото? — удивился Джек. — Что за золото?

— Такой драгоценный металл желтого цвета. Странно, что вы этого не знаете.

— Бородатая шутка, Гретель. Что там с золотом?

— Восемнадцать месяцев назад мистер Болтай получил огромное количество золотых слитков. Никаких пробирных клейм. Чистейшее золото, какое только имеется в мире.

Она протянула Джеку квитанцию.

— Он продает их, чтобы купить акции «Пемзс». Повторяет это спустя неделю, потом ещё через неделю. При этом объявляет своё золото ломом, который не требует документации. Постепенно лондонские рынки начинают подозревать неладное: ему предлагают все более низкие цены, поскольку думают, что золото краденое. Наконец он находит готовые рынки во Всебякистане, Мыльвании, Оппастании и ещё некоторых огрызках бывшего Советского Союза, где вопросов не задают. Только вот имеется одна проблема: они не могут заплатить ему в твёрдой валюте, каковая ему, собственно, и нужна. Он меняет золото на медь, лом, соус «Бернез», клубнику — на всё, что можно продать на Западе и обратить в реальные деньги. Если вы найдёте его паспорт, то наверняка обнаружите, что он налетал столько, сколько отсюда до Юпитера. Он мотался по всему миру, продавая золото, — и всё это только для того, чтобы скупить акции «Пемзс». Каждый раз, добыв наличные, он шёл к Пьютеру.

— Сколько же золота он сбыл? — спросил Джек.

— Примерно на два с половиной миллиона фунтов.

— Нехило. Как думаете, где он его взял?

— Может, за счёт нелегального производства золота из соломы? — предположил Бейкер.

— Не подходит. С тех пор как мы накрыли… как там его?

— Румпельштильцхена?

— Aгa. Однако проверь, сидит он ещё или уже нет, — так, на всякий случай. Золото последнее время нигде не пропадало?

Гретель покачала головой:

— В том-то и дело. Краж такого объема драгметаллов в последнее время не зарегистрировано. Но подумайте вот о чём: первая партия акций «Пемзс» была куплена через четыре дня после убийства дровосеков.

— То есть вы хотите сказать, что дровосеки нашли какое-то золото, были убиты, затем Болтай — вряд ли он лично их прикончил — начинает продавать его?

— Такая вероятность не исключена, — заметила Гретель.

— Хм. Не впервые людей убивают за кусок желтого металла, — протянул Джек. — Хорошая работа, Гретель. С меня причитается. Посмотрите, не найдётся ли чего по источникам происхождения этого золота. Пропавшие грузы слитков — что угодно. Если понадобится, поднимите данные за последние пятьдесят лет.

К ним подошла Мэри.

— Я поговорила с отцом Тома Томма. Представляете, досрочное освобождение Тома спонсировал… Шалтай!

— Aгa, хоть что-то. И?

— Два года назад он устроил Тома лаборантом где-то в Горинге. Через полгода Том бросает работу и получает откуда-то наличные. Покупает отцу новую машину, ставит матери новый бедренный протез, а где-то через год исчезает.

Джек склонил голову набок и задумчиво поскреб подбородок. Неожиданное богатство Томма и убийство в Андерсеновском лесу совпадали по времени. А поскольку Болтай в убийцы не годился, то, похоже, дровосека и его жену прикончил Том Томм.

— Слушайте все! — обратился Джек к сотрудникам ОСП. — Мы нашли определённую ниточку и подходящее время. Факты таковы: Том Томм и Болтай встретились два года назад, и Болтай заплатил за его досрочное освобождение. Болтай же подыскал Томму работу, где тот и обретался до момента убийства дровосека и его жены. — Он помолчал. — Я бы сказал, почти наверняка Том Томм убил дровосека и доставил Болтаю золото на продажу.

— Сэр…

— Да, Бейкер?

— Я думал, дровосека убили русские мафиози. Звонновское расследование этого дела подробно представлено в «Криминальном чтиве».

— Тогда, скажем, Том наткнулся на золото после того, как русская мафия расправилась с дровосеком, а потом доставил золото Болтаю. Что, Эшли?

— А не мог ли Том Томм убить Болтая?

— Мог, но зачем? Тому Томму в жизни не сбыть золото так ловко. В любом случае необходимо разыскать Томма. Он увяз в этом деле по уши. Да, Бейкер?

— Румпельштильцхен все ещё сидит, — доложил тот, поворачиваясь к ним от терминала полицейской базы данных. — Он не поставлял золота.

— Хорошо. О чём я говорил?

— О покупке акций Пемзса.

— Верно. Болтай пускает золото на покупку тридцати восьми процентов акций Пемзса, но сам последний год скрывается на Гримм-роуд. В субботу у него происходит бурная ссора с мисс Бесси Брукс, которую мы не можем найти. Затем он отправляется на благотворительную вечеринку Пемзса и предлагает весь свой пакет акций Соломону Гранди. Гранди наотрез отказывается, и Болтай заявляет, что через год его активы будут стоить куда больше. Затем он под влиянием минуты обещает пожертвовать пятьдесят миллионов на восстановление больницы Святого Церебраллума, потом его отвозят домой в личной машине Рэндольфа Пемзса, а через шесть часов убивают.

— Он полагал, что акции взлетят в цене, — заметила Мэри.

— Именно. Акции Пемзса падают день ото дня, а он всё равно скупает их — стало быть, знает что-то такое, чего не знаем мы. Он отправляется посидеть на стене, дабы проспаться, кто-то подкрадывается к нему сзади и стреляет с расстояния трёх-четырёх футов из оружия сорок четвертого калибра. Что говорила миссис Сингх насчёт времени его смерти?

— Где-то между часом и тремя утра.

— Верно. Болтай падает мертвым на задний двор, где в семь утра его находит домовладелица. Поскольку ночью лил дождь, большая часть следов смыта. Через день его бывшая жена признается в убийстве и кончает с собой. На самом деле она этого не совершала, но, по всей видимости, считала, что убила его. Волос длиной в двадцать восемь футов принадлежит миссис Гранди, которая состояла с Болтаем в связи. Гранди об этом знал и утверждает, что ему всё равно, тем самым отметая мотив убийства из ревности.

Шпротт замолк и обвёл всех взглядом.

— По-моему, мы ещё даже не на полпути к решению загадки. Вопросы есть?

— Вилли-Винки, — сказала Гретель.

— Хороший вопрос. Винки, бывший сосед Болтая, зверски убит нынче утром. Возможно, он что-то видел и пытался шантажировать убийцу, но выяснить это наверняка мы не можем. То же касается замеченного возле дома Болтая белого фургона, а также места, где мы обнаружили тело Винки. Примите все вышеизложенное к сведению, хотя оно может ничего и не значить.

— А «Пан энд Пропалл» использует белые фургоны?

— Да, как и половина беркширских компаний. Ещё вопросы?

Вопросы кончились. Всем было ясно, что делать.

— Да, ещё одно, — сказал Джек. — Некий детектив по имени Фридленд Звонн желает подгрести данное расследование под себя и сделает для этого все возможное. Я хочу, чтобы обо всех поползновениях его команды подобраться к делу сразу докладывали мне. Болтовню тоже свести к минимуму. Ладно, с этим все. Найдите Томма и место, где Болтай жил в минувшем году, а ещё надо побеседовать с Бесси Брукс.

Последовала непарламентская борьба за единственный в офисе стул. Гретель, как всегда, победила.

— Что вы думаете по поводу Винки? — спросил Джек у Мэри.

— Даже не знаю. Вот если бы его застрелили из сорок четвертого калибра, я могла бы что-то сказать. Может, его просто ограбили, а те пятидесятифунтовые купюры принадлежали ему.

— Согласен. Слушайте, если мы сумеем разгадать, каким образом Болтай собирался взвинтить стоимость своих акций, то найдём и мотив убийства.

— Тогда почему бы нам не побеседовать ещё разок с Пемзсом? — предложила Мэри. — В конце концов, от резкого подъёма стоимости акций он выиграл бы куда больше, чем Болтай.