Прочитайте онлайн Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая | Глава 24 Бриггс против Шпротта

Читать книгу Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая
4416+1324
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Некрасова
  • Язык: en
Поделиться

Глава 24

Бриггс против Шпротта

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ ОПОЗНАН

Мистер Джеймс Таффнелл, опознанный во время следственного эксперимента в ходе программы «Жаб-ТВ» «Поймай преступника», арестован. Он был замечен остроглазым и честолюбивым Десмондом Миллером, отцом троих детей. «У меня нет никаких сомнений, — сказал мистер Миллер нынче у себя дома в Моркам-Бее. — Этот человек в сцене вооружённого ограбления определённо актер, я уже как-то видел его в рекламе заварного крема». Безработный актер мистер Таффнелл нимало не смутился и заявил нам: «Да, признаюсь, я это сделал. Гордиться тут нечем, но деньги-то нужны. Я восемь недель сидел без работы. Хотите послушать в моём исполнении речь на тему "Что есть человек?"»

«Моркамский рупор», июнь 2003 г.

Бриггс жестом пригласил Шпротта в кабинет. Тому пришлось ждать, пока суперинтендант закончит разговаривать по телефону с рабочим, производившим косметический ремонт у него дома. После необычайно долгого обсуждения обоев для гостиной Бриггс положил трубку и воззрился на Джека.

— Признание принес?

Джек пустил по столу лист бумаги в прозрачной пластиковой папке, и Бриггс нацепил очки.

— Графологами заверено?

— Да, сэр. Это определённо почерк миссис Болтай.

— Хорошо, — сказал Бриггс, снимая очки. — По-моему, все предельно ясно.

— Но пистолет слишком малого калибра, и четыре гильзы пропали, и…

— И что?

— Просто мне кажется, что не она его убила. Мы допрашивали миссис Болтай на следующее утро после убийства её бывшего мужа, в десять тридцать. И десяти часов не прошло. Она любила его, сэр, даже после развода, а ведь большинство людей стараются выкинуть своих бывших из головы, как только оформят документы. Но всё, что принадлежало ему, осталось в её доме на своих местах в целости и сохранности. Не могла она оставаться такой спокойной, совершив преступление из ревности.

Бриггс взял со стола предсмертную записку.

— А это? Это тогда зачем? Цитирую: «Нажимая на курок, я молила Бога простить меня». У неё был мотив, была возможность, но что лучше всего, она написала предсмертное признание. Дело закрыто, Джек.

— Она не убивала его, сэр.

— Послушай, я знаю, что ОСП очень много для тебя значит, однако расходы на него неоправданно высоки. Нам придётся сделать тяжелый выбор, но, я уверен, бюджетный совет назначит щедрую пенсию всем сотрудникам, вынужденным преждевременно уйти в отставку. Ты проделал хорошую работу, Джек, но это вопрос приоритетов.

— Полагаю, это все из-за того, что решено упразднить отдел? — спросил Джек, вставая.

— Ты и есть отдел, — ответил Бриггс и тоже встал. — Где ещё ты собираешься работать? В департаменте уголовного розыска? Не заставляй меня оскорблять тебя, предлагая работу постового или что-то в этом роде! Дело Болтая закрыто!

— Совещание по бюджету в следующий четверг?

— Да, — резко ответил Бриггс, не понимая, к чему он клонит. — А в чем дело?

— Тогда позвольте мне продолжать расследование до этого времени. Я намерен доказать, что она этого не делала. Если не удастся, я закрою дело и коронер сможет зафиксировать самоубийство плюс убийство.

— Нет.

— Тогда двадцать четыре часа.

— Извини, нет.

— Хотя бы до завтрашнего утра!

— Нет!

— Двадцать лет, — произнёс Джек. — Двадцать лет я руководил ОСП! Да, не буду отпираться, за это время я несколько раз садился в лужу и убил пару великанов…

— Четырех. Их было четверо, Джек.

— Он едва достигал шести футов восьми дюймов, сэр. Послушайте, я никогда вас ни о чём не просил. Джеффри, пожалуйста!

Впервые он назвал Бриггса по имени, от души надеясь, что не перепутал его. Суперинтендант молчал пару секунд, глядя на него, затем помотал головой.

— Я не могу, Джек. Ты ничего не добился. Нет, я преувеличил. Ты добился даже меньше, чем ничего. Предоставь ты мне хоть одно убедительное доказательство, я с радостью оставил бы дело открытым, но в нынешней ситуации, сдается мне, у тебя имеются одни интуитивные предположения да смутные надежды. А для того чтобы оставить дело открытым, этого мало.

— С Фридлендом ты поступил бы иначе, — тихо сказал Джек.

— Ты не Фридленд, — медленно проговорил Бриггс. — Ты даже рядом не стоял.

— Сэр! — взмолился Джек, ошеломленный его непреклонностью.

— Разговор окончен, Джек. Извини.

— Бриггс!

— Тебе лучше уйти, Джек. Чувствую, ты готов ляпнуть нечто такое, о чём потом пожалеешь.

Шпротт вздохнул и направился к двери.

Запищал телефон внутренней связи.

— Да?

Секретарша Бриггса доложила о приходе сержанта Мэри. Джек поморщился. Могла бы хоть подождать, пока он выйдет из кабинета, и уж потом просить о переводе!

— Впустите её.

Мэри вошла довольно уверенно, глянула на Джека и направилась мимо него к столу Бриггса.

— Я только что сказал вашему начальнику, Мэри, что в это время через неделю ОСП будет распущен. Как я понимаю, вы пришли просить немедленного перевода?

Мэри закусила губу. Ещё не поздно передумать. Звонн или Джек? Два дня назад — нет, даже два часа назад — она даже и раздумывать не стала бы. Теперь все изменилось. ОСП? Почему-то это казалось правильным. Её место было здесь.

— Боюсь, нет, сэр.

Бриггс вскинул брови, и Джек остановился на полушаге.

— Я нашла пулю, убившую Болтая. Она упала в сточный желоб у соседнего дома. Коронер уже на пути туда. Пуля лишь слегка деформирована, и калибр определить несложно. Сорок четвертый. Если миссис Болтай действительно убила своего бывшего мужа, то стреляла она из другого пистолета, не из того, который мы нашли в её столе.

Мэри подождала немного, чтобы Бриггс успел переварить информацию.

— Утром я говорила с мистером Грилькуром, её личным тренером. В момент убийства Болтая они были вместе. Провели вместе всю ночь. Они были любовниками.

Бриггс холодно посмотрел на неё.

— А это? — Он показал на предсмертное послание. — Что вы на это скажете? Кто-то заставил её написать эту записку?

— Признаюсь, это для меня загадка, — ответил Джек, который вернулся к столу Бриггса, — но мы сумеем её разгадать.

— Этот Томас Грилькур… такому типу совершенно нельзя доверять, — пробормотал Бриггс, цепляясь за соломинку. — Вряд ли хоть одно его слово заслуживает доверия.

— Я не говорила, что его зовут Томас, — заметила Мэри негромко.

Воцарилось молчание. Бриггс прокололся и сам это понимал. Он устало провел руками по лицу, сдвинув очки на затылок.

— Ладно, — сказал суперинтендант, откидываясь на спинку кресла. — Вы меня приперли к стенке. Я тут ни при чем. Звонн имеет значительное влияние на начальника полиции и, как вы знаете, жаждёт заполучить дело Болтая. В общем, я сильно подставляюсь, но у вас есть время до субботы. Если дело не будет раскрыто к отъезду Джеллимена, я передам расследование другому. А если вы не уберетесь из моего кабинета через десять секунд, я передумаю, и тогда все последствия за ваш счёт.

* * *

Как только они выскочили в коридор, Джек повернулся к Мэри.

— Вы успели как нельзя вовремя. А мне казалось, что вас тошнит от нашего отдела!

— Я тоже так думала, сэр. Но ведь вы сами сказали, что ОСП затягивает?

— Ну?

— Ну, и меня он тоже затянул. Сэр, знаете, я должна кое за что перед вами извиниться.

— Не надо. Вы с лихвой искупили всё, что бы там ни было.

— Нет, мне правда надо вам сказать.

— А я правда не хочу этого слышать. Если вы вчера вечером сидели в баре Лиги или беседовали с Хламмом в кафе «Блюдечко», то я ничего не хочу знать об этом. У вас могли быть на то свои причины. Они и с вами затеяли старую игру «Барнс уходит, и нам нужна замена»?

— Так вы знали? Почему же молчали?

Джек пожал плечами.

— Это вам было решать. Но мне казалось, что вы поступите правильно.

Мэри не находила слов. Он верил в неё, а она чуть не вонзила ему нож в спину!

— Я… я очень недооценивала вас, сэр…

— Да ладно. Меня и прежде недооценивали.

Мэри ощутила, как в её душе закипает гнев. Она злилась на себя за то, что была такой дурой, и на Звонна, который использовал её.

— Сэр, Звонн хочет забрать дело Болтая для летнего спецвыпуска «Криминального чтива». Он узнал, что Болтай убит, за сутки до нас и примерно тогда же говорил с Грилькуром! Мы можем подать жалобу на серьёзное нарушение профессиональной этики!..

— Мэри, — негромко произнёс Джек, — успокойтесь. Думаете, вы первая, с кем это случилось? Я ведь вам уже говорил: он сущее дерьмо. Поберегите нервы. Гретель всего-то в задницу его послала, а её карьера в результате чуть совсем не рухнула. Представьте, что с вами будет, если вы подадите официальную жалобу? Лучше сосредоточимся на Болтае. И ни на чем больше. Идёт?

Она глубоко вздохнула.

— Идет, сэр. Но по-моему, я стала Звонну врагом на всю жизнь.

— Я тоже. Я не рассказывал вам почему?

— Нет.

— Невеста бросила его, когда он присвоил себе славу поимки Пряничного человечка.

— И?..

— Она бросила его ради меня. И стала моей первой женой.

— Той, что умерла?

— Да. Матерью Бена и Пандоры.

— Звонн получил Лигу, а вы — девушку…

Джек улыбнулся.

— В точку. Мне досталась лучшая часть, и он это понимал.

Теперь Мэри видела Джека совсем в ином свете.

— Но почему вы так долго оставались в ОСП, сэр?

Он пожал плечами.

— Отдел нуждается во мне. А я — в нем. Не могу объяснить. Просто вот так сложилось. Я ответил на ваш вопрос?

— Вроде того. О, чуть не забыла. — Она достала пухлый конверт из кармана пиджака. — Некто попросил меня передать его вам.

— Скиннер, что ли?

— Да.

— В своем репертуаре. Давайте посмотрим.

Он открыл конверт, просмотрел снимки, положил их обратно и потер лоб.

— Никому их не показывайте, вы поняли?

— Да, сэр. А что на них?

— Нечто более важное, чем все мы, вместе взятые. Забудьте о них.

— Сэр! — воскликнул Бейкер, когда они подошли к кабинету ОСП. — Только что получено сообщение от оперативников. Насчёт Вилли-Винки.

— Он опять уснул?

— Навсегда. В Палмер-парке. Миссис Сингх уже там. Дело Болтая закрыто?

— Как же! — рявкнул Джек через плечо, поскольку они с Мэри уже спешили по коридору в обратном направлении. — Оно вернулось и намерено отомстить! Прямо как вы в своё время. К моему возвращению подготовьте ответы кое на какие вопросы. ТИББИТ!!!