Прочитайте онлайн Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая | Глава 17 Расследование начинается

Читать книгу Тайна выеденного яйца, или Смерть Шалтая
4416+1061
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Некрасова
  • Язык: en
Поделиться

Глава 17

Расследование начинается

КАК ПОКАЗЫВАЮТ ОПРОСЫ, ПРИШЕЛЬЦЫ — СКУЧНЫ

Результаты официальных опросов подтверждают то, что большинство из нас уже давно подозревало: пришельцы, неожиданно появившиеся на нашей планете четыре года назад, не очень умны и не особенно интересны. Тринадцатистраничный правительственный документ описывает наших инопланетных приятелей как «тупых» и «неспособных к долговременному планированию». Доклад, составленный по анкетам граждан и интервью, даёт нам картину расы, которая «считает очень важным несущественное и кратковременное» и «легко отвлекается от важных тем». Судя по результатам совершенно отдельного исследования, пришельцы адаптируются в человеческом обществе гораздо лучше, чем ожидалось. Почему — непонятно.

«Сова», июнь 2001 г.

Вернувшись в контору, они увидели Тиббита, с виноватым видом стоящего у кресла Джека, которое все ещё вращалось. Он напоминал щенка, застигнутого спящим на диване. Джек спрятал улыбку.

— Мокруха, Тиббит, — сказал он.

— Убийство?..

— Похоже на то. Болтай не упал и не спрыгнул. Мэри, нам надо ещё раз побеседовать с его бывшей женой.

Сержант сняла трубку, а Джек взглянул на фотографию, на которой Болтай разговаривал с Чарльзом Пьютером, биржевым маклером. Ничем не обоснованное приобретение Болтаем акций Пемзса было вполне подходящей отправной точкой для расследования. Джек взял в руки фотографию Болтая с Соломоном Гранди. Прежде он не принимал магната во внимание, но теперь любой, кто имел личную заинтересованность в финансовом благополучии «Пемзса», вызывал подозрение. Джек пришпилил снимок на доску и уставился на него.

Тиббит протянул ему небольшой пакетик для улик с двумя гильзами внутри.

— Прислали из офиса Звонна, сэр. Их доставил сам сержант Хламм. И знаете что? Он вовсе не весёлый и не кокни!

— Это все игра на «Криминальное чтиво», Отто. Не передашь их Скиннеру? Он знает, что с ними делать.

Мэри открыла блокнотик, выделила пустую страничку для Звонна и написала на ней: «Гранди», «44-й калибр», «28-футовый рыжий волос» и «миссис Болтай». Затем виновато захлопнула его и подняла глаза, но никто на неё не смотрел.

В эту минуту в комнату вошли два полицейских, один приземистый, другой высокий.

Низенький имел бледно-голубую кожу и совершенно человеческое телосложение, если не считать того, что локти и колени у него гнулись в обе стороны, а на каждой руке было по два больших пальца (второй — на месте мизинца). Полицейскую униформу удачно подогнали по его фигуре, но всё равно ему явно было в ней неудобно. Мэри видела инопланетян на фотографиях, но никогда не встречала живьём и поймала себя на том, что откровенно таращится на него.

— На что вы так смотрите? — невинно поинтересовался Эшли, мигая вертикальными веками, что по первости нервировало.

— Да так, — промямлила Мэри, изо всех сил стараясь отвести взгляд.

Маневр удался, но это выглядело так неуклюже и грубо, что она снова посмотрела на пришельца и опять ощутила, что пялится, — и все пошло по кругу. Она почувствовала, как лицо её заливает краска, но Джек, то ли уловив её дискомфорт, то ли случайно, выручил её из неудобного положения, сказав:

— Констебль один-ноль-ноль-один-один-один — рамбозиец. Его полное имя 10011111001000100111011100100, но это уж слишком длинно, и мы зовем его просто Эшли. Эшли, это сержант Мэри Мэри.

— Привет! — сказал Эшли, протягивая Мэри руку.

Ладонь у него оказалась необычно тёплой и с приятной сухой липкостью, что было странно, но отнюдь не противно. Однако, как только она его коснулась, у неё в голове промелькнуло чрезвычайно живое изображение: она и это загадочное существо, нагие, сжимали друг друга в липких и сладострастных объятиях в неглубоком болоте под двойным садящимся солнцем. Эшли быстро отдернул руку, сделался ярко-синим и нервно заморгал.

— Неужели уже столько времени? — быстро сказал он. — Я только что вспомнил об одном неотложном деле. До свидания.

И бросился к двери.

— Рамбозийцы иногда передают при прикосновении свои мысли, — объяснил Джек. — Вы ничего не видели?

— Ничего, — слишком твёрдо и потому неубедительно ответила Мэри.

— Хороший парень, — заметил Джек, выглянул за дверь, дабы убедиться, что Эшли не услышит, и понизил голос: — Он здесь по Программе равных возможностей для инопланетян. Никто не захотел с ним работать, и его отправили к нам.

— А он может проделывать этот фокус с мыслями в обратную сторону? — спросила Мэри. — Могло бы пригодиться.

— Я не спрашивал, — ответил Джек. — Почему бы вам самой у него не поинтересоваться? Но будьте осторожнее. При общении с инопланетянами в первую очередь следует учитывать, что они не до конца… понимают.

— Что понимают?

— Нас. В целом. Сами увидите. Во-вторых, они на самом деле не настолько интересны, так что не начинайте разговора без веских на то оснований. При всем при том Эшли блестяще работает с отчётами, проводит систематизацию, составляет указатели и чистит базу данных.

— Не то чтобы я так уж хотел быть полицейским, — сказал Эшли, который вернулся почти сразу же, — но за здешнюю систематизацию жизнь отдать можно!

— Здесь — это на Земле? — уточнила Мэри без намека на высокомерие.

— Нет, — ответил Эшли, ничуть не обидевшись. — Здесь — это в Рединге.

Второй полицейский оказался женщиной, очень высокой и гибкой, с заплетенными в косу длинными прямыми волосами. Выглядела она так, словно её при рождении нагрели, а затем вытянули, будто свечу из мягкого воска. Росту в ней было больше шести футов двух дюймов, и на бегу она напоминала жирафа, заснятого в ускоренном режиме. В парке, где она каждое утро совершала пробежку, собиралось не меньше полудюжины мужчин и двух женщин — исключительно с целью поглазеть на неё.

— Мэри, это констебль баронесса Гретель Лейбниц фон Канн де л'Абр, прямо из Кёльна. Гретель не понимает, что она здесь делает, мы — тоже, но рады ей, ибо она блестящий специалист. Прежде работала со Звонном.

— Правда? — воскликнула Мэри, сразу заинтересовавшись. — А что случилось?

— Я оказалась, мягко говоря, не столь почтительна, как от меня требовалось. Если Звонн попросит вас о чём-то, откажитесь на свой страх и риск. Я ведь могла уже быть сержантом, только взгляните на меня!

— Спасибо, Гретель, — вмешался Джек, которого подобные умозаключения не радовали. — Гретель у нас специалист по судебной бухгалтерии.

— Судебной бухгалтерии? — удивилась Мэри. — Это что ещё такое?

— По большей части рытье в бумагах, — ответила баронесса. — Если вам понадобится узнать, куда делись деньги или откуда они взялись, обращайтесь ко мне.

— Лучший специалист в стране, — подтвердил Джек. — Потому Звонн и использует вас даже после вашего — как бы это выразиться? — бурного обмена любезностями.

Гретель наклонилась к Мэри и прошептала:

— Я послала его в задницу.

— Смело.

— Нет, глупо, — вздохнула Гретель.

— Ладно, — продолжал Джек, — прошу всех садиться. Я хочу рассказать вам о текущем состоянии дел.

— Сэр…

— Что, Эшли?

— У нас появятся новые сотрудники?

Джек обвёл компанию взглядом.

— Я, конечно, спрошу, но вы сами знаете, как Бриггс относится к ОСП. Нехватка кадров — стандартная ситуация в нашем отделе, так что придётся работать за двоих. Перейдем прямо к делу.

Будь у них нормальное помещение, все бы расселись, но места не хватало, поэтому сотрудники отдела прислонились к шкафам и дверям, за исключением Эшли, который ловко приклеился к стене.

— Добро пожаловать на охоту. Мэри в этом расследовании мой заместитель, и, поскольку она в Рединге новичок, прошу вас по мере сил ей помогать. Эшли останется здесь для отслеживания событий и чтобы находиться поближе к своему любимому Интернету. Эшли…

— Да, сэр?

— Не ищите необычных подставок под пивные кружки на сетевом аукционе.

Джек выложил на стол сделанное Мадлен фото Болтая с Чарльзом Пьютером.

— Имя жертвы Шалтай (Шолти) Иосафат Алоизий Стьювесант ван Болтай, больше известный как Шалтай-Болтай. Ему было шестьдесят пять лет, он погиб вчера примерно в час ночи от выстрела в спину. Умер мгновенно. Имел злую жену, с которой состоял в разводе, и девушку, которую мы пока не нашли. Свидетелей нет. Подозреваемых нет. Оружия нет. Мотива нет.

Он написал на доске фломастером: «МОТИВ — ОРУЖИЕ — ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ» — и подчеркнул каждое слово.

— Последний год Болтай управлял своими делами из кабинета на Гримм-роуд, обратив прибыль в два с половиной миллиона фунтов в убыток на полтора миллиона. Да, Бейкер?

— Он и жил тоже на Гримм-роуд?

— Хорошее замечание. Похоже, только работал, так что надо выяснить, где он жил. У него на столе был обнаружен вот этот снимок.

Джек показал им венскую фотографию Болтая, на которой он вместе с неизвестной девушкой сидел в экипаже.

— Надо найти эту женщину. Они с Болтаем вместе были в Австрии. Больше нам о ней ничего не известно.

Он взял со стола рыжий волос.

— Еще одна находка из кабинета Болтая. Это человеческий волос каштанового цвета, длиной в двадцать восемь футов. Определить владельца не составит труда. Тиббит, что мы имеем после первичного опроса соседей?

Тиббит был польщён. Наконец-то ему выпала настоящая полицейская работа. Он торопливо открыл блокнот и зачитал сводку. Желая произвести впечатление, накануне вечером юноша переписал свои заметки начисто.

— Кое-кто слышал, как после полуночи громыхали мусорные баки.

— И?

— За несколько ночей до смерти Болтая на улице был замечен фургон типа «лутон».

Тиббит перевернул ещё несколько страничек.

— Также был замечен серебристый «фольксваген-поло» с женщиной за рулем.

— Больше ничего?

— Нет. Хотя… Все, с кем я говорил, любили покойного.

— Отлично. Мы узнали, что он пользовался популярностью, и не только у дам. Надо проверить все «фольксвагены-поло» по именам владелиц Бесси или Элизабет. Отто и Бейкер, я хочу, чтобы вы вернулись на Гримм-роуд и попытались найти пулю. Свяжитесь с миссис Сингх и Скиннером, они подскажут, куда она могла упасть. Нужно перерыть все канализационные стоки, обшарить мусорные баки, равно как и все другие места, где может оказаться оружие. Эшли, начните стандартную процедуру отслеживания нашей «мисс Вена» и обзвоните парикмахерские на предмет длинных каштановых волос.

Он взял в руки фотографию дробовика «маркетти».

— И вот ещё. Это оружие было найдено в кабинете Болтая. Оно связано с одним из дел Звонна — двойным убийством восемнадцать месяцев назад. Примерно в то же время Болтай вопреки всякому здравому смыслу начал скупать акции стремительно разоряющейся империи Пемзса. Возможно, это просто совпадение, но точно так же между этими двумя фактами может обнаружиться связь.

— Но разве дробовик не доказывает это, сэр? — спросил Бейкер.

— Вовсе нет. С тех пор он мог сменить много владельцев. Скиннер в данный момент сравнивает гильзы на предмет идентификации орудия убийства. Гретель…

— Откуда он взял деньги на все эти акции?

— Еще один хороший вопрос. Мы не знаем. Он торговал облигациями, товарами, валютой, дерьмом, соусом «Бернез», клубникой — всем, что под руку попадалось. Неплохо бы выяснить, откуда взялся его капитал. За восемнадцать месяцев он сделал на пустом месте два с половиной миллиона — и ухнул кучу денег на акции гибнущей педикюрной империи. По-моему, нам следует разобраться, какая муха его укусила.

— За это возьмусь я, — сказала Гретель, потирая руки в радостном предвкушении бухгалтерского расследования.

Бейкер изучал снимок Болтая.

— Мне кажется, у него была машина, сэр.

— Почему вы так решили?

— Ножки коротенькие. Далеко на них не уйдёшь — выдохнешься.

— Дайте я проверю, — сказал Эшли, поворачивая к себе монитор и набирая код на клавиатуре.

— Параллельно, — продолжал Джек, — запускаем стандартную проверку его окружения. Важна любая информация.

Эшли оторвался от монитора. Он нашёл машину Болтая.

— Зарегистрирована на имя мистера Ш. А. Болтая, красный «форд-зефир» тысяча девятьсот шестьдесят третьего года выпуска, модифицированный, регистрационный номер «эхо-гольф-гольф-три-один-четыре». С тех пор сменил одного владельца, месяц назад сменил наклейку об уплате дорожного налога. Адрес регистрации — Гримм-роуд.

— Разыщите эту машину. Мэри, поговорите с патрульными и сделайте сводку. Бейкер, послушайте, что говорят в городе. Последний год он сидел тише мыши. Постарайтесь выяснить, где и почему.

Мэри посетила идея, и девушка принялась рыться в коробке с вещественными доказательствами. Наконец она нашла то, что искала: фотографии со стола Болтая с видами Центра Священного Гонго. Все кадры были сделаны из окна машины. Красной машины.

— Ребята, — она показала снимки Эшли и Бейкеру, — это часом не «форд-зефир»?

— Он самый, — обрадовался Бейкер. — У моего дяди такой был.

Джек взял снимок, на котором был запечатлен некий молодой человек, и протянул его Тиббиту.

— Тогда нам нужен ещё и этот тип. Он известен как приятель Болтая, и, судя по дате на фотографии, год назад они ещё общались. Тиббит, сделайте копии и пустите по участку. Если парень здешний и проходил по какому-нибудь делу, его могут опознать.

Юный констебль схватил фотографию и выскочил за дверь.

— Миссис Болтай, его бывшая жена, до сих пор влюблена в него и все ещё злится. Мэри, вы с ней побеседовали?

— Нет, сэр. Её нет ни дома, ни на работе. Я оставила ей записку.

Джек посмотрел на часы.

— Пока все. Встретимся после ланча.

Он взял пальто и направился к двери.

— Эшли, постарайтесь, чтобы миссис Болтай, Рэндольф Пемзс и Соломон Гранди знали, что мы к ним едем. Мэри, за мной.

Он снова чувствовал себя прекрасно — впервые за очень долгое время.

— Куда мы, сэр?

— Разузнать побольше о педикюрной империи Пемзса.