Прочитайте онлайн Тайна всадника в маске | ЕДВА-ЕДВА

Читать книгу Тайна всадника в маске
3616+357
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Гурова
  • Язык: ru
Поделиться

ЕДВА-ЕДВА

Нэнси сдернула с гвоздя повод и побежала по проходу в ту сторону, куда скрылась фигура в плаще. Она внимательно всматривалась в темноту — не стоит ли где-нибудь Иволга, а в голове у нее вихрем неслись мысли: может, Коллин решила прогулять Иволгу пораньше? Или лошадь, стоившую огромных денег похитили?!

На углу Нэнси остановилась и, затаив дыхание, прислушалась. Везде царила тишина. Внезапно слева донеслось пофыркивание и ответное тихое ржание, а затем опять зацокали копыта. Иволга!

Нэнси помчалась по поперечному проходу и, чуть не упав, резко остановилась на следующем углу. Облегченно вздохнув, она увидела Иволгу. Лошадь неторопливо удалялась от нее. Фигуры в плаще нигде не было видно. Кобылка остановилась, заглядывая в стойло, и Нэнси начала осторожно приближаться к ней. Она протянула руку ладонью вверх, словно предлагая лакомство.

— Тпру, девочка! — ласково сказала она. — Тпру, Иволга.

Кобылка повернула голову и с любопытством уставилась на Нэнси. Девушка увидела за ее спиной голубоватое сияние фонарей на автостоянке. Кто-то оставил металлические ворота открытыми.

Сердце Нэнси учащенно забилось. Необходимо поймать Иволгу, пока она не испугается чего-нибудь и не убежит за ворота.

— Посмотри, что я тебе принесла, — ворковала Нэнси, все еще протягивая ладонь и медленно двигаясь к кобылке. — Конечно, у меня ничего нет, но обещаю, если ты дашь себя поймать, мы вернемся в твое уютное стойло и я дам тебе ведро овса. Ну как, согласна?

Иволга насторожила уши, Нэнси перестала дышать. Еще три шага — и она схватит недоуздок.

Ее рука уже тянулась к ремню, как вдруг раздался громкий лязг. От неожиданности Нэнси вздрогнула, а Иволга вскинула голову, повернулась и бросилась к открытым воротам.

— Тпру, Иволга! — закричала Нэнси, но было уже поздно. До ворот оставалось шагов двенадцать, а кобылка и не думала останавливаться. Неожиданно из двери стойла выскочила коренастая фигура, раскинула руки и завопила «тпру!». Иволга в растерянности остановилась. Этой секунды оказалось достаточно, чтобы сильная рука вцепилась в недоуздок.

Иволга вскинулась и начала пятиться, но ее Держали крепко. Подбежавшая Нэнси пристегнула повод и, повернувшись, увидела перед собой женщину с коротко остриженными волосами.

— Спасибо, — еле выговорила Нэнси, а Иволга, все еще не успокоившаяся, фыркала и вскидывалась. Нэнси погладила ее по взмыленной шее. — Тише, тише, девочка, — уговаривала она. — Все хорошо.

— Вы с вашей лошадью страдаете бессонницей? — спросила женщина, когда Иволга наконец встала смирно.

— Э… нет… — Нэнси запнулась. — Она выбралась из стойла.

Женщина вздернула бровь.

— В следующий раз будьте повнимательней, — сказала она сухо, но, заметив, как Нэнси смущенно покраснела, добавила помягче: — Ничего, со всеми может случиться. Уж я-то знаю.

«На что она намекает?» — подумала Нэнси, а вслух сказала:

— Еще раз спасибо. Но кто открыл ворота? — Она кивнула в их сторону. — Вы никого не видели?

— Нет. Я в углу стойла заплетала лошади хвост. И вообще, люди редко появляются здесь раньше шести. — Она направилась к воротам и закрыла их. Она казалась очень сильной и была одета в безрукавку и рабочие сапоги. Ее лицо покрывал густой загар, а от глаз расходились лучи морщинок, словно у нее была привычка щуриться.

— Оставить ворота открытыми мог только пустоголовый дурак, — сурово сказала она. — Лошадь могла выбежать на шоссе. Хорошо, что я услышала ваш крик. Но я точно помню, что закрыла ворота, когда пришла сюда час назад.

— Так рано? — удивилась Нэнси, и женщина кивнула.

— А как же? Когда к восьми утра надо привести в порядок шерсть, гривы и хвосты пяти лошадей, спать особенно не приходится.

— Вы выступаете на пяти лошадях?

— Нет. — Женщина засмеялась. — Ездят на них три избалованные девчонки, с которыми я работаю. Только они всю ночь веселятся и встают в самую последнюю минуту. — Женщина оглядела Иволгу, потом снова повернулась к Нэнси: — Это ведь кобыла Коллин Хили?

— Да. — Нэнси кивнула. — Я помогаю Коллин. Меня зовут Нэнси Дру.

Женщина крепко пожала ей руку.

— Глория Доннер.

— Глория Доннер? — Брови Нэнси взлетели вверх. Она вспомнила, как Коллин упомянула, что берет уроки у какой-то Глории Доннер. — Вы ведь тренер?

— Совершенно верно. Как бы я хотела поработать подольше с Коллин и Иволгой! — Она звонко похлопала кобылку по шее. — Это настоящий талант!

— Знаю. Но если я сейчас же не верну ее в стойло, талант превратится в сонную муху, — сказала Нэнси. — Была рада познакомиться с вами, Глория.

— Взаимно. И скажите Коллин, что я к ней скоро загляну.

Нэнси кивнула и пошла по проходу, ведя Иволгу на поводу. Свернув за угол, она увидела валяющееся на боку ведро. Видимо, оно и лязгнуло, решила Нэнси. Может, кто-то нарочно швырнул его на бетонный пол, чтобы напугать Иволгу?

Нэнси покатала его ногой. Ведро как ведро, и никаких признаков, чье оно.

Вместо того чтобы вернуть Иволгу в стойло, Нэнси еще раз прогулялась с ней по проходам, высматривая какие-нибудь следы черного плаща. Она увидела нескольких молодых ребят, спавших на раскладушках и в спальных мешках, но никого из знакомых среди них не оказалось. Прошла она и мимо стойла, где помещались лошади Сан-Маркосов. Там было темно и тихо.

Но из этого еще ничего не следовало. Кто угодно мог тайком пробраться в конюшню и так же незаметно ускользнуть, решила Нэнси. Фил, Мариза, Диего. Надо будет спросить у Коллин, был ли кто-нибудь на вечеринке одет в черный плащ и шляпу. Обидно, что Глория не заметила, кто оставил ворота открытыми.

Нэнси вздохнула и отвела Иволгу в ее стойло. Кобылка сразу же сунула морду в пустую кормушку.

— Ладно, ладно, обжора! — засмеялась Нэнси. — Что обещано, то обещано…

— Что случилось?

Нэнси обернулась и увидела Бесс в дверях второго стойла. Волосы ее подруги были взлохмачены, глаза сонно слипались.

— Иволга выбралась наружу, — ответила Нэнси, насыпая овса в кормушку.

— А? — Бесс посмотрела на нее с недоумением.

Нэнси закрыла дверь и осмотрела задвижку.

— Все нормально. И вчера я ее дважды проверяла. Значит, кто-то нарочно ее выпустил. Бесс протерла глаза и мотнула головой.

— Так тут вообще никого не было.

— Ошибаешься! — И Нэнси рассказала подруге про фигуру в черном плаще и Глорию Доннер. — И ведь кто-то открыл ворота на стоянку!

— Ой-ой! Хорошо, что там оказалась Глория. Не то Иволга убежала бы на стоянку! Нэнси задумалась.

— Удивительное совпадение, что Глория была единственным человеком вблизи от открытых ворот и что она поймала Иволгу, так сказать, в последнюю минуту.

— Понятно, у тебя на этот счет какие-то идеи, — проворчала Бесс. — Но только я совсем запуталась.

— А если Глория выпустила Иволгу, чтобы разыграть из себя спасительницу? — задумчиво произнесла Нэнси. — Коллин сочтет себя обязанной ей и окончательно решит выбрать ее своим тренером. Глория ведь очень хочет работать с Коллин и Иволгой.

— Чушь, — буркнула Бесс. — Зачем тогда Глории вредить Иволге?

— Не знаю. Мне это тоже непонятно. Наверное, в пять утра голова плохо варит. — Нэнси подавила зевок. — Попробуем вздремнуть еще часок. Скоро тут начнется суета. — Она прошла мимо Бесс в соседнее стойло. — Ну-ка, помоги! — И она ухватила один конец раскладушки.

— Что ты делаешь? — спросила Бесс.

— Выполняю свои обязанности. Буду спать поперек двери этого стойла.

Бесс помогла Нэнси вынести раскладушку в проход. Нэнси придвинула свое ложе вплотную к двери и повалилась на него.

— Пусть-ка теперь кто-нибудь попробует добраться до Иволги! — объявила она. И несколько минут спустя обе девушки уже крепко спали.

— Нэнси! — негромко произнес чей-то голос.

— А-а-а… — Нэнси открыла глаза. На краю раскладушки, посмеиваясь, сидела Коллин.

— Вижу, ты к своим обязанностям относишься очень и очень добросовестно. Но я ведь не требовала, чтобы ты спала бок о бок с Иволгой.

— Ну-у… — Нэнси села, протерла глаза и посмотрела на часы. Было уже семь, и по проходу сновали люди и лошади.

Коллин протянула ей чашку с дымящимся какао.

— Выпей-ка! Вы с Бесс, наверное, всю ночь колобродили, если вас даже такая суета не разбудила.

Нэнси сняла с чашки крышечку и сделала несколько глотков.

— М-м-м! Чудесно! Большое спасибо. И ты права: ночью нам спать особенно не пришлось.

— Что случилось? — Коллин вскочила и заглянула в щель стойла. — С Иволгой все в порядке?

— Да. Хотя ночью ее кто-то выпустил из стойла. — И Нэнси рассказала подруге о ночном происшествии.

— Слава Богу, что там оказалась Глория! — воскликнула Коллин и ударила себя кулаком по ладони. — Знала же я, что мне не нужно было идти на вечеринку!

— Так все же кончилось благополучно! — возразила Нэнси. — А ты что-нибудь выяснила? Коллин покачала головой.

— Я отдала Маризе маску и сказала, что нашла ее в проходе. Она удивилась, словно бы вполне искренне, но кто знает? Костюм у нее и правда был на редкость красивый, — добавила Коллин со смешком. — Потом я спросила, почему она вдруг решила выступить в состязаниях на кубок Уортингтона, а она ответила, что пора и ей попробовать себя на гран-при. А затем сказала: «Особенно если я буду ездить на Иволге». Нет, эта девочка твердо решила заполучить мою лошадь! — докончила Коллин со смехом.

— А романтическим разбойником никто не оделся? — продолжала Нэнси. — Я ведь видела, как кто-то бежал по проходу в черном плаще и шляпе. Как раз перед тем как обнаружила, что Иволги в стойле нет.

Коллин задумалась.

— Вроде бы я такого костюма не видела. Но там было очень много народу…

— А когда веселье кончилось?. — Не знаю. Оно еще было в разгаре, когда мы с Филом ушли, примерно около полуночи. Он проводил меня до моего номера, а потом пошел к себе.

— Ты видела, как он вошел в свой номер?

— Нет. Но так и было, — убежденно сказала Коллин, сердито посмотрела на Нэнси, повернулась на каблуках и вошла в свободное стойло.

Минуту спустя она вернулась с брикетами сена. — А Бесс все еще спит как убитая!

Нэнси отодвинула раскладушку в сторону.

— Можно, я войду с тобой? Хочу осмотреть стойло. Вдруг что-то подскажет, кто выпустил Иволгу.

Едва Нэнси открыла дверь, как Иволга подошла к ней и приветственно ткнулась мордой в ее щеку.

— Ну хотя бы на этот раз ей никакого вреда не причинили, — сказала Коллин, обходя кобылку и внимательно ее осматривая. — Спасибо Глории!

— М-м-м… — Нэнси медленно обходила стойло, оглядывая пол. — Так расскажи мне о Глории. Почему она является сюда заниматься туалетом лошадей в три ночи, пока их владельцы спят сладким сном?

Коллин вздохнула, начиная накладывать сено в торбу.

— Это целая история. Три года назад Глория была на самом верху. Даже получила серебряную медаль на Олимпийских играх восемьдесят восьмого года. Потом решила стать профессионалом и ездила для десятка разных владельцев. Ну, буквально во всех соревнованиях участвовала. В течение одной недели выступала и на Атлантическом побережье, и на Тихоокеанском. Просто безумие какое-то — так ей хотелось все время выигрывать.

— Она и сейчас такая? — спросила Нэнси и, нагнувшись возле самой двери, начала перебирать солому.

— По-моему, нет. Она получила жестокий урок. — Коллин повесила торбу и пошла взять Щетку. Вернувшись, она продолжала: — В прошлом году на международных соревнованиях в Вашингтоне Глория решила побить рекорд по прыжкам в закрытых помещениях. Лошадь была молодая и упала на препятствии.

— Глория получила травму? Коллин кивнула.

— Повреждение позвоночника. Она несколько месяцев пролежала в больнице. Но, главное, владелец лошади не хотел, чтобы его лошадь участвовала в этих состязаниях. А Глория не послушалась. После падения у лошади испортился характер, и ее пришлось обучать всему с самого начала. Владелец поднял шум. Нет, в суд он подавать не стал, но, когда Глория совсем поправилась, никто не захотел доверить ей своих лошадей.

— Кроме тебя.

— Я — другое дело, — Коллин пожала плечами. — Она будет тренировать меня, а не выступать на моей лошади.

— Ну а пока она чем занимается?

— Завела небольшую конюшню, обеспечивает ветеринарную помощь, дает уроки. В основном обучает начинающих.

— Так вот почему ей так хочется работать с тобой и с Иволгой! — задумчиво произнесла Нэнси.

— Да. Таким образом ей снова откроется доступ к серьезным соревнованиям.

— Х-м-м… Как будто истории у всех интересные…

— О чем ты? — с недоумением спросила Коллин.

— Вчера Скотт рассказывал мне о своей лошади… Э-эй! А это что? — Нэнси прищурилась на голубую шерстяную нитку, зацепившуюся за край двери. — Коллин, погляди-ка! — вполголоса сказала Нэнси.

— Шерстяная нитка, по-моему, — заметила Коллин.

— Вот именно. И если мне не изменяет память, точно такие же голубые нитки Мариза Сан-Маркое вплетала в гриву своей лошади.