Прочитайте онлайн Тайна всадника в маске | ЯДОВИТЫЕ СЛОВА

Читать книгу Тайна всадника в маске
3616+318
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Гурова
  • Язык: ru
Поделиться

ЯДОВИТЫЕ СЛОВА

— Коллин! Быстрее сюда! — крикнула Нэнси, отпирая дверь стойла. — Иволге плохо!

Коллин выскочила в проход с поводом в руке. Отстранив Нэнси, она вбежала в стойло и опустилась на колени рядом с головой лошади. Иволга резким движением приподнялась на передних ногах, а затем встала на все четыре и беспокойно закружилась по стойлу.

Коллин отпрыгнула назад в проход как раз вовремя.

— Похоже на колики, — еле выговорила она. — Я должна остаться с ней и успокоить ее. Ты не позвонишь ветеринару, доктору Холл? Ее номер в списке рядом с телефоном в доме.

Нэнси кивнула и выбежала из сарая. Бесс сидела за рулем машины. При виде Нэнси она опустила стекло.

— Что случилось? — крикнула она, но Нэнси было не до объяснений.

Через десять минут Нэнси, дозвонившись в приемную ветеринара, вернулась в сарай вместе с Бесс. Коллин шла к ним по проходу, ведя Иволгу. Шея кобылки потемнела от пота, и она спотыкалась.

— Я сказала сестре в регистратуре, что это очень срочно, — сообщила Нэнси, — и она ответила, что ветеринар постарается приехать побыстрей.

Коллин только кивнула. Лицо у нее как-то сразу осунулось и побледнело.

— А я думала, колики — это когда у младенца схватывает живот, — сказала Бесс, недоуменно сдвинув брови.

— Да, но у лошадей они гораздо опаснее. Когда у лошади заболевает желудок, там скапливаются газы и давление поднимается настолько, что это может вызвать непроходимость кишок.

Бесс наморщила нос.

— И боль, должно быть, страшная!

— Да, — Коллин кивнула, — такая, что может вызвать шок. Вот почему я заставляю Иволгу ходить. Если она начнет метаться в стойле, это еще ухудшит ее состояние.

— Мы можем как-нибудь помочь? — спросила Нэнси с тревогой.

Коллин мотнула головой и повела лошадь назад по проходу.

— Ничего, подождем, пока приедет ветеринар.

Четверть часа спустя пыльный пикап прогромыхал по подъездной дороге. Коллин отвела Иволгу в стойло, и почти сразу же в сарай деловым шагом вошла доктор Холл, миниатюрная женщина лет сорока.

— Сейчас мы тебя осмотрим, Иволга, — сказала она, копаясь в своем чемоданчике. Нэнси и Бесс следили за ней, стоя у открытой двери стойла.

— Дыхание учащенное. — Доктор Холл приложила к ушам трубки фонендоскопа и прослушала сердце кобылки. — Сердцебиение тоже. — Она приложила фонендоскоп к боку лошади у задней ноги. — Сильные шумы в кишечнике. Похоже, Коллин, ты поставила верный диагноз.

Нагнувшись, доктор Холл снова порылась в чемоданчике и достала большой шприц.

— Сначала введем ей обезболивающее и транквилизатор, чтобы она успокоилась.

Она вонзила иглу шприца в шею Иволги, и Бесс охнула. Однако кобылка, казалось, даже не почувствовала укола. Нэнси поглядела на Коллин. В глазах подруги стояли слезы. Доктор Холл погладила Коллин по плечу.

— Погоди немножко. Мы введем ей растительного масла, и твоя девочка будет здорова как огурчик.

Коллин всхлипнула и утерла глаза рукавом.

— Но что случилось? Она совсем не была разгоряченной, когда я поставила ее в стойло. Она пожевала сена, оставшегося с утра. И все.

— Причина может быть любая, — сказала доктор Холл. — Возможно, съела что-нибудь не то.

Укол подействовал: Нэнси увидела, что Иволге стало легче. Дыхание замедлилось, веки опустились.

— Поглядим, как дело пойдет дальше, — сказала доктор Холл. — Я пока подожду. Надо бы проверить ее корм. Может быть, выяснится, почему у Иволги начались колики.

Коллин ласково погладила Иволгу и отстегнула повод. Нагнувшись, она взяла из кормушки охапку сена и вышла с ним из стойла. Иволга громко вздохнула и понурила голову, словно засыпая. Коллин разбросала сено по полу прохода. Пока доктор Холл убирала шприц и фонендоскоп, Нэнси встала на колени и начала перебирать сено.

— Поглядите-ка! — сказала она, поднимая зеленый стебель с длинными листьями. — Он же совсем свежий.

— Покажем его доктору Холл, — предложила Коллин. И они втроем пошли к пикапу, в который доктор Холл укладывала чемоданчик.

— Вот и виновник, — сказала она, когда они протянули ей растение. — Дурман.

— Дурман? — повторила Бесс. — А листья такие красивые, прямо для салата. Доктор Холл засмеялась.

— Такой салат надолго отобьет у тебя вкус ко всем остальным, — сказала она, — Дурман очень ядовитое растение. Убить он не убьет, но живот разболится страшно. К несчастью, он растет в здешних местах… — Она с недоумением покачала головой. — Но как дурман оказался в сене Иволги, я понять не могу. Если бы его скосили на лугу с травой, он был бы сухим, как остальное сено.

Нэнси кивнула.

— Похоже, его срезали совсем недавно. Вот посмотрите — чем-то острым вроде ножа.

— Это же нелепо! — воскликнула Коллин. — Зачем кому-то понадобилось отравить Иволгу? Нет, это просто случайность, — добавила она быстро.

— В таком случае, проверяй все сено, чтобы Иволга опять не съела дурмана, — решительно сказала доктор Холл.

Нэнси поглядела на Коллин. Ее подруга уставилась в землю, щеки у нее покраснели. Или Коллин что-то недоговаривает?

Доктор Холл еще раз осмотрела Иволгу.

— Спит она как будто спокойно. Действие транквилизатора продлится еще около часа. Если у нее, когда она проснется, будут боли или она будет вести себя беспокойно, сразу же звони мне. К вечеру я заеду так или иначе.

Когда доктор Холл уехала, Нэнси повернулась к Коллин.

— Я помогу тебе проверить другие тюки сена.

— И я! — предложила Бесс. Коллин вздохнула.

— Вы с доктором Холл, наверное, правы, Нэнси. Кто-то подбросил дурман в сено Иволги.

— Но кому нужно причинять вред твоей лошади? — спросила Бесс.

— Сан-Маркосы пробыли тут достаточно дол-го, чтобы подбросить что-нибудь в кормушку, — сказала Нэнси. — И ты ведь говорила, что рано утром тут побывала… как ее зовут? Лошадиный тренер.

— Глория Доннер. — Коллин медленно пошла по проходу покачивая головой. — Не могу поверить, что тут замешаны Сан-Маркосы или Глория. Я хочу сказать, что у них нет на это причин. Если кто-то хочет забрать Иволгу себе, для чего подвергать ее опасности? Я бы подумала, что это просто несчастный случай, если бы не… — Она замялась.

— Если бы не?.. — настойчиво повторила Нэнси. — Значит, с Иволгой случилось еще что-то? Коллин кивнула.

— На прошлой неделе, когда я утром вошла в сарай, она бродила по проходу.

— А не могла она сама выбраться из стойла? — спросила Бесс.

— Нет, — решительно возразила Коллин. — Сейчас Иволга стоит полтораста тысяч долларов. Если она себя хорошо покажет на Среднезападных международных, ее цена поднимется до двухсот тысяч долларов.

— Ты шутишь! — охнула Бесс. Коллин покачала головой, и ее лицо стало еще серьезней.

— А когда у тебя такая дорогая лошадь, ты просто не можешь себе позволить никаких промахов, и уж тем более не забудешь запереть дверь стойла.

— Но каким образом Иволга очутилась в проходе? — спросила Нэнси.

— Понятия не имею! — Коллин покачала головой. — Мы с отцом не запираем дверь сарая на случай, если вдруг вспыхнет пожар. Но кто-нибудь из нас всегда дома.

Нэнси задумалась.

— Выходит, кто-то забрался туда ночью. Коллин кивнула.

— Мы так и решили — папа, мама и я. Сосны по сторонам дороги заглушают шум машины. Но после этого случая мы установили сигнализацию. Она звенит в доме, если кто-то едет или идет по дороге.

— Так, по-твоему, кто-то хотел украсть Иволгу? — спросила Бесс, широко открыв глаза.

— Мы не знаем, — ответила Коллин. — Папа вспомнил, что услышал ночью какой-то шум и включил наружное освещение. Ну и, возможно, спугнул того, кто забрался в сарай.

— Ого! — Нэнси скрестила руки на груди. — Таинственное происшествие!

Бесс укоризненно покачала головой.

— Нэнси Дру, ты без таинственных происшествий просто не можешь!

— А вы кого-нибудь… — начала Нэнси, но рев мотора и визг тормозов заглушил ее слова на половине фразы.

Громко хлопнула автомобильная дверца.

— Коллин! — сердито рявкнул мужской голос снаружи.

Коллин прижала ладонь ко рту.

— Господи! Это Фил! Я совсем забыла позвонить ему, что мы не успеем ресторан.

— Но если ты объяснишь. — начала Бесс.

— Что тут происходит? — В дверях сарая появился Фил Экермен, уперев сжатые кулаки в бока. Нэнси даже почудилось, что, будь при нем пистолеты, он открыл бы стрельбу. — Я тебя больше часа ждал! — загремел Фил.

— Прости, Фил, пожалуйста! — Коллин подбежала к нему, а Нэнси и Бесс остались возле стойла Иволги. — Ты, конечно, вправе сердиться, — быстро продолжала она. — Мы уже в машину садились, но тут Иволге стало плохо. Доктор Холл только что уехала, ну я и не успела тебе позвонить. Начисто забыла.

Лицо Фила из розового стало багровым. Он покосился на Нэнси и Бесс, схватил Коллин за локти и вытащил наружу.

— Как так — забыла? — крикнул он, и Нэнси прекрасно разобрала его слова, хотя вовсе не хотела подслушивать.

Коллин что-то тихо ответила, а Фил гневно загремел:

— Ты только об этом и думаешь, так? Ну, чтобы больше эта дурацкая лошадь не становилась между нами, Коллин. Если хочешь и дальше оставаться моей девушкой, откажись от Иволги! Не то…