Прочитайте онлайн Тайна всадника в маске | ОЗАРЕНИЕ

Читать книгу Тайна всадника в маске
3616+365
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Гурова
  • Язык: ru
Поделиться

ОЗАРЕНИЕ

— Коллин разбилась! — закричала Бесс.

Не теряя ни секунды, Нэнси сбежала по лестнице, перепрыгнула ограждающий барьер и побежала по опилкам туда, где лежала Коллин. Глаза ее подруги были закрыты, она не шевелилась. Нэнси оттащила жердь, придавившую ногу Коллин, и пощупала пульс. Он был нормальным.

— Коллин! — Фил упал на колени рядом с Нэнси. — Она жива? — спросил он с отчаянием.

Нэнси кивнула, и тут к ним подбежал кто-то из служителей, а в ворота въезжала машина «скорой помощи».

— Не трогайте ее! — строго предупредил служитель.

Нэнси оглянулась, ища глазами Иволгу. Волоча поводья, кобылка кружила в дальнем конце поля. Седло свисало сбоку. Нэнси увидела, что к испуганной лошади направляется Глория Доннер с поводом в руке. Взволнованные зрители повскакали с мест, чтобы ничего не пропустить, и возбужденно переговаривались.

Два врача прошли мимо Фила и нагнулись над Коллин. Нэнси встала и посторонилась, а Фил продолжал сжимать руки Коллин в своих.

— Хорошо, что на ней была жесткая шляпа, — пробормотал врач. — Давление низкое. Переломов как будто нет, но требуется рентген.

Они осторожно сняли с головы Коллин охотничью шапочку.

— Ссадин и ран нет, — сказал второй врач. — Давайте носилки. Ее надо отвезти в больницу.

— Я поеду с ней, — заявил Фил. Нэнси кивнула.

— Мы позаботимся об Иволге. Я позвоню, как только смогу.

Бесс подбежала, когда носилки с Коллин задвинули в машину. Фил забрался в кузов, взял руку Коллин и прижал к губам. В его глазах стояли слезы.

Двойные дверцы захлопнулись, и Нэнси с Бесс молча смотрели, как машина «скорой помощи» скрывается за воротами. Потом Нэнси повернулась к Глории Доннер, которая подходила к ним с Иволгой. Седло она сняла, чтобы оно не нервировало и без того возбужденную лошадь.

— Какой ужас! — сказала Глория хрипло, закусывая губы. Она была очень бледна. — Как Коллин? Они считают, что обойдется?

Нэнси взяла у нее повод и неторопливо направилась с Иволгой к воротам.

— Переломов как будто нет, но пока ничего точно утверждать нельзя.

Глория, шагая рядом с ними, покачала головой.

— Уж кому знать, как не мне! Хорошо по крайней мере, что с Иволгой ничего не случилось.

И у нее хватило сообразительности остановиться, а не прыгнуть. Иначе было бы куда хуже.

«Да уж, хуже некуда, — подумала Нэнси. — Следовало ожидать чего-то в этом роде и как-нибудь помешать!» Она тяжело вздохнула.

— Так что, по-вашему, произошло? — спросила Бесс.

— Видимо, в сумятице Коллин забыла подтянуть подпругу, — ответила Глория. — Когда лошадь поработает, почти всегда бывает нужно затянуть ремень на одну дырочку. Совсем просто. Но если этого не сделать, седло может соскользнуть и… — Ее голос замер.

— С Коллин все обошлось? — спросил Скотт, подъезжая на Лавре. Его голос был полон сочувствия.

— Мы не знаем, — грустно ответила Бесс.

Громкоговорители прогремели что-то о Коллин, потом прозвучала фамилия Скотта. Он покраснел.

— Лучше бы без такой победы, — буркнул он и с виноватой улыбкой направил Лавра на поле получать приз.

— Вот что, девочки, — сказала Глория, оборачиваясь к Нэнси и Бесс. — Три мои наездницы выступают только завтра утром, так что я буду рада помочь с Иволгой.

— Спасибо, — ответила Нэнси, — но мы справимся сами.

— Ну хотя бы дай я ее поведу, — потребовала ^ Глория. — Чтобы проверить, что у нее нет никаких повреждений.

— Ну конечно, Нэнси! — вмешалась Бесс. — Ведь мы с тобой в лошадиных травмах не разбираемся.

— Ну хорошо, — уступила Нэнси. Глория, казалось, искренне тревожилась за Иволгу. Но Нэнси не хотела, чтобы кто-то приближался к Иволге, кроме нее и Бесс. Уже и так случилось достаточно неприятностей! Конечно, от волнения и спешки Коллин действительно могла не проверить подпругу, и произошел несчастный случай, тем не менее Нэнси решила удвоить бдительность.

Нэнси, Бесс и Глория молча дошли до стойла. Иволга казалась присмиревшей, словно понимала, что произошла беда.

— Я уберу седло, — предложила Глория.

— Козлы в соседнем стойле, — сказала Бесс. Глория унесла седло, а Бесс погладила белую звездочку Иволги.

— Только бы с Коллин все обошлось! — сказала она Нэнси вполголоса. — Когда я завербовалась в телохранители, я думала про Иволгу, и никак не предполагала, что Коллин разобьется!

— Я тебя понимаю… — Нэнси нахмурилась. — Подержи-ка Иволгу, пока я схожу за недоуздком.

Она отдала поводья Бесс и пошла в свободное стойло. Глория уже положила седло на козлы и стояла с другой стороны. Она приподняла крыло и заглядывала под него.

При виде Нэнси она покраснела, будто ее застигли, когда она тайком лакомилась вареньем, и поспешно сказала:

— Э… я пристегнула стремена.

— Спасибо, — отозвалась Нэнси, не спуская с нее глаз. Вымученно улыбнувшись, Глория отпустила крыло и вышла из-за козел.

— Я проверю ноги Иволги, — сказала она и Удалилась, не оглянувшись.

Что бы все это значило? Нэнси знала, что стремена тут ни при чем. Они были пристегнуты еще на ипподроме и вряд ли могли соскользнуть.

Нэнси, насторожившись, обошла козлы, приподняла крыло и заглянула под него. Она увидела ремня, которые застегивались под брюхом лошади. На концах ремней было по две пряжки. Одна пряжка расстегивалась всякий раз, когда лошадь расседлывали. Вторая пряжка оставалась застегнутой всегда в одном положении, так что дырочки были истерты по краям. И вот, разглядывая подпругу, Нэнси заметила, что она была ослаблена на одну дырочку. Ей это сразу бросилось в глаза, потому что она сама застегнула подпругу на истертые дырочки, когда утром закончила чистить седло, — так, как всегда застегивала ее Коллин. А потом видела, что и Коллин проверяла подпругу.

По спине Нэнси пробежала холодная дрожь. Так, значит, это не был несчастный случай! Схватив недоуздок, она выбежала в проход. Сейчас она задаст Глории Доннер несколько вопросов!

Но задать их оказалось некому.

— Где Глория? — спросила Нэнси у Бесс.

— Ушла, — с недоумением ответила та. — Что случилось?

Нэнси сунула ей недоуздок.

— Объясню потом, — сказала она и побежала к стойлам, где в первый раз встретила Глорию. Но Глории не было и там.

Нэнси подошла к девушке, которая чистила щеткой каурую лошадь.

— Вы не видели Глорию Доннер?

— Она только что уехала, — ответила девушка. — Крикнула что-то про ужин.

— А где она остановилась? В каком мотеле? — не сдавалась Нэнси.

Девушка опустила щетку и посмотрела на Нэнси странным взглядом.

— В каком? Это очень важно!

— В «Придорожном отдыхе».

Нэнси кинулась на автостоянку. Ключи от пикапа так и остались у нее в кармане. Но, подбегая к машине, она передумала. Глория Доннер явно что-то знает. Слишком уж она смутилась, когда Нэнси застала ее с приподнятым крылом в руке. Однако оставлять Иволгу только на Бесс было слишком рискованно.

Нэнси пошла назад и тут же вспомнила, что Глория стояла у правого бока Иволги перед тем, как Коллин села в седло. И Глория держала Иволгу, пока она разыскивала Коллин. Значит, у тренера было много удобных случаев ослабить подпругу. Но зачем Глории Доннер было это делать?

Или она пособница Диего Сан-Маркоса? И он обещал ей большие деньги или хорошую работу, если она помешает Коллин выступать?

Нэнси прибавила шагу и через минуту вошла в стойло Иволги. Бесс как раз надевала на кобылку недоуздок.

— А ты наловчилась! — засмеялась Нэнси. Ни с Иволгой, ни с Бесс ничего не приключилось, и ей стало легче на душе.

Бесс потрепала Иволгу по шее.

— Только потому, что имею дело с лошадью, которая понимает, как мне требуется помощь! — Но тут же ее лицо стало серьезным. — Ну, рассказывай, что все это означает.

— Я уже не сомневаюсь, что кто-то ослабил подпругу Иволги, перед тем как Коллин выехала на поле.

— Что? — Рот у Бесс так и остался открытым. — Значит, это не случайность?

— По-моему, нет, — ответила Нэнси. — И я чувствую, что к этому приложила руку Глория Доннер.

— Глория? Ты ведь и раньше ее подозревала — в ту ночь, когда Иволга ушла из стойла. — Бесс недоуменно сдвинула брови. — Но для чего ей мешать Коллин? Зачем вредить ей и Иволге, если она хочет их тренировать?

— В том-то и дело! — вздохнула Нэнси. — Может быть, ее мучает честолюбие. Коллин ведь говорила, что Глория была помешана на победах, пока не покалечилась. Бесс покачала головой.

— Но, по словам Коллин, она стала совсем другой.

— А что, если Глория просто старается всем внушить, будто переменилась? — ответила Нэнси. — А вдруг кто-то обещал ей что-нибудь за ее помощь?

— Что обещал? И кто?

Задумавшись, Нэнси подошла к Иволге. Будь у нее хоть какие-то улики, чтобы найти точный ответ на эти вопросы! Тогда можно было бы предупредить охрану ипподрома.

— Иволга что-то вспотела, — сказала Нэнси, поглаживая влажную шею кобылки. — Я ее вымою и похожу с ней. А ты пока позвони в больницу, узнай, что нового.

— Ладно, — согласилась Бесс. — А ты уверена, что справишься одна?

— Конечно! — Нэнси спокойно улыбнулась. — Пусть-ка кто-нибудь попробует подобраться к Иволге, пока я с ней!

— Задай им как следует! — воскликнула Бесс, схватила сумочку и отправилась на поиски телефона-автомата.

Нэнси взяла ведро и повела Иволгу к водопроводным кранам. Человек пять-шесть мыли там своих лошадей. Нэнси узнала тех, кого видела на поле. Все они спрашивали про Коллин, но Нэнси ответила, что пока не знает ничего нового.

Она набрала ведро мыльной воды и, моя спину Иволги, погрузилась в размышления. Какую роль во всем этом играет Глория Доннер? Пока ведь все указывало на Сан-Маркосов, включая и побудительный мотив.

Внезапно руки Нэнси замерли. Ведь и Мариза тоже стояла справа рядом с Иволгой, перед тем как Коллин отправилась брать препятствия. Не она ли ослабила подпругу? А Глория что-то заподозрила… Может, она тут ни при чем и просто проверяла, не случилось ли чего с седлом.

Может быть. Но тогда почему Глория смутилась? «Ну хотя бы к подпруге Фил отношения не имеет, — подумала Нэнси. — Или имеет?»

Фил мог бы ослабить подпругу много раньше, рассчитывая, что седло соскользнет совсем немного и просто собьет лошадь и всадницу с темпа. Но только он ошибся, и Коллин слетела на землю. Нэнси знала, что Фил Экермен хочет, чтобы Коллин оставила конный спорт, но, безусловно, он никогда бы преднамеренно не причинил ей зла.

«Не причинил бы ей зла преднамеренно…» — Нэнси повторила про себя эти слова, и ее рука с губкой опять замерла в воздухе. Как она раньше не сообразила! До этого вечера все происшествия были связаны только с Иволгой, и казалось очевидным, что того, кто стоял за ними, интересует только лошадь.

Но раз подпругу ослабили нарочно, все теперь виделось в новом свете. Нэнси начала перебирать в уме то, что проделывали с Иволгой — наложили нарывной пластырь, отравили сено, выпустили из стойла.

Ясно же, что все это никакого серьезного вреда причинить Иволге не могло! Даже от подброшенного в сено дурмана у кобылки просто заболел живот. А вот падение Коллин было несравненно серьезнее и опаснее. Значит, цель неизвестного или неизвестной заключалась не в том, чтобы причинить вред Иволге. Жертвой должна была стать Коллин!