Прочитайте онлайн Тайна туманного каньона | ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Читать книгу Тайна туманного каньона
2316+849
  • Автор:
  • Перевёл: А. Литвинова

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

— Вот и приехали! — Нэнси Дру подскочила на сиденье джипа и, ухватив слетевшую было с головы широкополую ковбойскую шляпу, громко рассмеялась. Некоторое время джип трясся по ухабистой проселочной дороге и теперь, когда показалась круглая вывеска «Курорт-ранчо Кэллоуэй», свернул и проехал под аркой.

— Наконец-то, — недовольно буркнула Бесс Марвин, ехавшая с Нэнси на заднем сиденье. — Мне казалось, мы никогда не доберемся.

— Ну, не придумывай, — отозвалась сидевшая рядом с водителем Джорджи Фейн, кузина Бесс. — Мы выехали утром. А сейчас еще только разгар дня!

— Не знаю, такое впечатление, что мы отправились в дорогу сто лет назад, — не унималась Бесс, но на ее лице уже появилась едва заметная улыбка.

— Добро пожаловать в Туманный каньон, — сказал Майк Мэтьюс, водитель джипа, светловолосый мужчина лет двадцати пяти.

— Туманный каньон? — повторила Нэнси.

Девушки огляделись по сторонам. Казалось, ранчо, куда они приехали, простиралось до возвышавшихся вдали гор. Солнце палило нещадно, воздух был сух и прозрачен.

— Да-да. Ранчо Кэллоуэй одно из многих в низине. А вся эта территория называется Туманным каньоном из-за пара горячих источников, что бьют у подножия гор. — Майк показал куда-то вдаль.

Джип накренился, ветер взметнул светлые волосы Бесс, а потом закинул их ей на лицо.

— Не знаю, мне вообще эта затея кажется неудачной, — сказала она.

Джорджи обернулась и подмигнула Нэнси.

— Не нравится езда на джипе, посмотрим, как ты заговоришь, когда окажешься верхом на настоящем диком жеребце.

— Я и раньше ездила верхом, — отпарировала Бесс, слегка пожав плечами.

— Да, но это не были мустанги из Монтаны, — ехидно заметила Джорджи. Спортивная и ловкая, она любила подтрунивать над своей кузиной.

Нэнси скрыла улыбку.

— Ладно, Бесс, не волнуйся. Уверена, здесь не одни только необъезженные скакуны.

— Всяких хватает. — Майк повернул голову и ободряюще улыбнулся Бесс. — У нас лошади на любой вкус, и вам понравится, даже если вы совсем новичок.

— Вот так, ясно?! — воскликнула Бесс и торжествующе посмотрела на кузину.

— Но ведь должны быть и дикие мустанги, — продолжала Джорджи.

Майк сощурил глаза, вглядываясь в дорогу через запыленное лобовое стекло.

— Не так много.

Несмотря на ветер, Джорджи сумела раскрыть красочную брошюру о ранчо Кэллоуэй.

— Например, вот этот? — спросила она, показывая на картинку с изображением вздыбившегося черного жеребца. — Предатель, — прочитала она подпись под картинкой.

— Предатель? — У Бесс округлились глаза. — Ничего себе имечко. — Она с беспокойством посмотрела на Нэнси.

— Этот вообще не терпит на себе седока, — коротко сказал Майк.

— Тут написано, что никто не может удержаться на нем, — уточнила Джорджи. — И еще, что он прозван неукротимым.

— Все так и было, пока он участвовал в родео, — отозвался Майк. — Сейчас он не задействован. Нэнси страшно заинтересовалась.

— А мы его увидим?

Глаза Майка встретились в зеркале с ее глазами.

— Мой вам совет, Нэнси, держитесь подальше от Предателя. С ним не оберешься неприятностей! — Майк нажал на газ, и джип дернулся вперед, оставляя позади себя клубы пыли.

— Похоже, мне бы хватило карусельной лошадки, — захихикала Бесс.

Загадочное замечание Майка заинтриговало Нэнси, и, когда джип проезжал мимо загонов, она с любопытством вглядывалась в лошадей, надеясь узнать Предателя. Здесь были длинноногие жеребята, бегающие за кобылами, скакуны, покрытые пылью, темно-красные коровы с белыми, уткнувшимися в траву мордами. Но черного жеребца нигде не было видно.

Майк остановил джип перед двухэтажным, судя по всему, главным зданием на ранчо, которое когда-то было белого цвета. Теперь краска облупилась, особенно вокруг окон. Красного цвета ставни покосились и жалко висели на полуржавых петлях. У высокого крыльца, переходящего то ли в открытую веранду, то ли в открытый балкон, кое-где обломились перила.

Девушки выпрыгнули из джипа на пыльную землю. На заднем дворе Нэнси разглядела конюшни, сараи, передвижной спальный вагончик. И эти сооружения тоже когда-то были белого цвета, но со временем погода перекрасила их в серый. Забор покосился. В общем — сплошное запустение.

На пороге дома стояла пухленькая седоволосая женщина. Нэнси фазу подумала, что наверняка это и есть Пегги Холгейт — экономка на ранчо и старая школьная приятельница матери Джорджи, — та самая Пегги, которая пригласила их отдохнуть, пообещав жилье и питание за небольшую помощь на кухне.

— Здесь все выглядит несколько иначе, чем на рекламном проспекте, скажу я вам, — прошептала Бесс.

— Джорджи! — воскликнула женщина при виде девушек и расплылась в улыбке.

Джорджи подхватила сумку и бросилась к ступенькам.

— Привет, Пегги! — крикнула она в ответ. — А это…

— Бесс! — опередила ее Пегги. — Я так много слышала о тебе.

Потом взгляд женщины перешел на Нэнси.

— А ты, должно быть, Нэнси. Рада познакомиться! — Она сильно и дружелюбно пожала девушке руку.

В это время к крыльцу подъехал фургон. Как и у джипа, на его борту красовался вздыбленный жеребец, а под ним зеленая надпись: «Ранчо Кэллоуэй».

Пока из него выгружалась новая группа отдыхающих, из дома, рывком открыв скрипучую раздвижную дверь, вышла рыжеволосая женщина лет двадцати. Ее усыпанное веснушками лицо озаряла добрая улыбка.

— Привет, — сказала она, сходя с крыльца и протягивая Нэнси руку. — Тэмми Кэллоуэй. Нэнси назвала себя и представила подруг.

— Добро пожаловать! — Зеленые глаза Тэмми были добрыми и приветливыми, лишь в уголках рта залегла горестная складка. — Почему бы вам не пройти в дом, а я поприветствую других гостей? Бы уже знакомы с Пегги. Она у нас здесь и повариха, и управляющий, и сестра-хозяйка, и бухгалтер. Просто не знаю, что бы я без нее делала! — Улыбнувшись, Тэмми пошла навстречу сгрудившимся около фургона людям.

— Похоже, вы на ранчо самая главная, — сказала Нэнси, обращаясь к Пегги.

— Да нет, Тэмми преувеличивает, — запротестовала Пегги, смущенно разглаживая складки на фартуке. — Ну, идемте в дом, я покажу ваши комнаты. А когда распакуетесь, спускайтесь выпить чего-нибудь освежающего.

— М-м-м… звучит как райская музыка, — мечтательно произнесла Бесс.

Нэнси схватила свою матерчатую сумку, но Пегги остановила ее.

— Оставь, оставь, Хэнк с Майком позаботятся о багаже. Девушки последовали за толстушкой Пегги в дом.

Прямо от входной двери несколько коридоров вели в разные части дома. Если поднимешься наверх, то попадешь в спальные комнаты. Если минуешь лестницу и пойдешь прямо по коридору, упрешься в заднюю дверь кухни. А если сразу свернешь налево, попадешь в столовую с длинными столами. Оттуда дверь с двумя свободно ходящими створками вела на кухню.

Справа от лестницы девушки увидели гостиную, стены которой были обиты сосновыми панелями. Над ними висели сделанные углем рисунки с изображением крытых повозок времен первых переселенцев. По всей длине потолка тянулись открытые балки. Мебель была потертой, деревянный пол прикрывали матерчатые, плетенные из лоскутов коврики. В торце комнаты из больших речных валунов был выложен камин, а на каминной доске красовались спортивные трофеи.

— Это все призы Тэмми? — спросила Джорджи, когда девушки проходили мимо гостиной.

— Все до последнего кубка. Из всех трюкачей родео она самая ловкая в стране! — с гордостью произнесла Пегги. — Еще ходить не научилась, а уже ездила без седла. А в двенадцать лет взяла призы на всех родео в округе. Прежде чем вернуться сюда выручать ранчо, объездила всю страну.

— Выручать ранчо? — переспросила Нэнси. Пегги откашлялась.

— Ее отец уже не мог справиться с хозяйством после э… несчастного случая, который с ним произошел, — быстро пояснила она. — Ну, пошли, пошли, будем устраиваться. — Пегги поднялась по широкой лестнице на второй этаж. Девушки последовали за ней.

Поднимаясь, Нэнси обратила внимание на фотографии, развешенные по стенам. А на площадке остановилась около черно-белого портрета в рамке.

— Это и есть отец Тэмми? — спросила она, показывая на ковбоя с обветренным лицом. Пегги сникла.

— Он самый. Растил дочь один. Мать бедной малышки умерла, когда Тэмми было всего пять.

— Мама говорила мне, что Тэмми тебе как дочь, — сказала Джорджи.

Взгрустнула и Нэнси. Она тоже потеряла мать в раннем детстве. Ее воспитывали отец, известный в Ривер-Хайтсе адвокат Карсон Дру, и их экономка Ханна Груин.

— Тэмми с отцом, видимо, были очень близки? — спросила юная сыщица, думая о несчастном случае.

— Очень, — откликнулась Пегги. Вытертая дорожка лежала и на полу в коридоре. В конце его Нэнси увидела еще одну лестницу.

— По ней можно спуститься прямо на кухню, — сказала Пегги, перехватив взгляд девушки. — Здесь по коридору все комнаты для гостей. А эта — ваша. — Пегги отворила первую справа от лестницы дверь, прошла внутрь и открыла окно, В комнату тут же ворвался теплый, насыщенный запахом свежего сена воздух. — Если вы спросите, так я скажу вам: все неприятности на ранчо начались с этой чертовой лошади.

— Какой лошади? С Предателя? — насторожилась Нэнси.

— Не понимаю, зачем Тэмми держит ее? — Пегги подлезла губы и толкнула плечом дверь в соседнюю комнату. — А это комната для сестричек.

Джорджи заулыбалась.

— Спасибо, Пегги.

В комнате Нэнси стояли односпальная кровать, кресло-качалка, комод. На полулежал потертый коврик. Комната Бесс и Джорджи была чуть побольше и, если не считать второй кровати, обставлена так же. На стенах висели фотографии местных пейзажей, на окнах — плотные миткалевые занавески.

— Прекрасно! — заявила Джорджи. — Я буду спать здесь, у окна! — Она плюхнулась на продавленный матрац, претендуя на это место как на заслуженную награду. — Отсюда можно слушать стрекот сверчков и крики койотов.

— Ну и пожалуйста, — ответила Бесс. Пегги открыла дверь в коридор.

— Приведете себя в порядок и спускайтесь вниз перекусить.

— Обязательно, — пообещала Нэнси. Джорджи высунула голову в окно.

— Все это больше смахивает на обиталище привидений, чем на благоустроенное ранчо.

— Да, на место паломничества отдыхающих не очень-то похоже, — рассуждала Нэнси, присаживаясь к Джорджи на кровать и выглядывая из окна. Кто-то из работников ранчо занимался лошадьми, кто-то чистил седла, а кто-то чинил изгородь. Но общая возня не меняла ощущения безлюдья. — Что здесь произошло?

— Подробностей не знаю, но Пегги рассказывала маме, что отец Тэмми сильно пострадал на скачках. После этого он уже не мог работать, и дела пошли под откос. Тэмми бросила выступления на родео и вернулась, чтобы спасти положение… — Джорджи нахмурилась. — Но, похоже, было уже поздно. Отдыхающие предпочитали другие ранчо в каньоне. А потом отец Тэмми умер.

— Грустная история, — пробормотала Нэнси, вспомнив, сколько значил для нее отец.

— Вы видели фургон, который подъехал вслед за нами? — спросила Бесс. — Насколько я понимаю, он очень вместительный, а вышло оттуда человек пять, да и то один из них — шофер. В путеводителе написано, что ранчо может принять шестьдесят отдыхающих. А сейчас нас всех не больше десяти.

Нэнси нахмурила брови. Ей тоже показалось, что на ранчо маловато народу.

— Может, еще подъедут, до обеда целых два часа.

— Весьма возможно, — согласилась Джорджи, но прозвучало это не очень убедительно.

В этот момент на пороге комнаты появился Майк Мэтьюс с багажом подружек.

— Разбирайте.

— Мне вот эту, — сказала Нэнси, протягивая руку за сумкой, на которой было вышито ее имя. Бесс и ее кузина тоже забрали свой багаж.

— Слушай, такое впечатление, что ты прикатила сюда на все лето, — заметила Джорджи, окидывая взглядом три сумки сестры.

— Я экипируюсь на все случаи, — отрезала Бесс.

— Но ведь это всего лишь ранчо, — напомнила Джорджи, когда Майк ушел.

Игнорируя замечание сестры, Бесс расстегнула одну из сумок и вытащила розовую бутылочку с шампунем.

— Не знаю, как остальные, а я собираюсь принять ванну.

— А я, пожалуй, пойду прогуляюсь, осмотрю местность, — сказала Нэнси. Она оттащила сумку в свою комнату, и они с Джорджи спустились на первый этаж.

На кухне, потягивая из высокого стакана холодный лимонад, Нэнси расспросила у Пегги, что где находится. Подведя девушек к окну, добродушная экономка показала на конюшню для жеребцов, сарай, инвентарный склад, ясли для кобыл и жеребят. Немного отдохнув, подружки отправились побродить по ранчо и, обойдя все, устроились наконец у одного из загонов, наблюдая, как розовощекий парень усмирял ретивого жеребца.

Жеребец взбрыкивал, вставал на дыбы, но потом успокоился и позволил накинуть на себя седло.

— Хотите проехать верхом? — спросил парень. — Меня зовут Уилл Дженнингс.

— Лучше в следующий раз, — улыбнулась Нэнси.

— Он очень норовистый, — сказал работник, сдвигая на затылок шляпу и вытирая со лба пот.

— А он не родич Предателя? — спросила Нэнси. Уилл поджал губы.

— Этот нет.

— А Предатель правда самый известный конь на ранчо?

— И самый опасный, — ответил Уилл. Потом прикоснулся к шляпе, потянул лошадь за повод и повел ее к конюшне. — Лучше я… Приятно было поболтать.

— Обратила внимание, никто не хочет говорить о Предателе, — сказала Джорджи, глядя работнику вслед.

— Обратила. Интересно, почему? — задумалась Нэнси, разглядывая конюшню, где посторонних, судя по всему, не жаловали. Ворота в заборе, загораживающем загон перед конюшней, были надежно заперты, так что чужой не мог проникнуть на пыльную площадку.

— Я все больше хочу поглядеть на этого Предателя, — сказала юная сыщица, когда девушки возвращались а главный дом, чтобы переодеться к ужину.

— Я так и знала. — Джорджи состроила кислую гримасу. — Ты что, забыла? Знаменитый детектив-любитель из Ривер-Хайтса в отпуске. Мы же договорились — никаких детективных историй.

— Да не забыла я, — ответила Нэнси, вздыхая, однако отношение Майка и Пегги к Предателю явно разожгло ее любопытство.

— Пойду посмотрю, не заснула ли Бесс в ванне, — кинула Джорджи, поднимаясь по лестнице. Нэнси хмыкнула.

— Скорее всего, она «изучает» местные кадры. Встретимся за ужином.

Приняв душ, Нэнси надела чистые джинсы и майку с короткими рукавами. Она вышла из комнаты и уже спустилась на ступеньку, но раздавшийся снизу грубый мужской голос заставил ее остановиться.

— Твое время кончилось, Тэмми. Лучше посмотри фактам в глаза, — рычал мужчина.

Нэнси украдкой взглянула вниз. Там, спиной к лестнице, стояла Тэмми. Подбоченясь, с неприступным видом, она загораживала входную дверь. Снаружи, на крыльце, стоял низкорослый толстяк с жидкими темными волосами и красным лицом.

— Я не собираюсь выслушивать это, — произнесла Тэмми дрожащим голосом.

— У тебя нет выбора, — предупредил мужчина, бросив на Тэмми тяжелый холодный взгляд. — Против Верна Ландона и Натаниэля Бейнса ты — ничто. Так, бывшая участница родео с захудалым ранчо, да и то заложенным. А что уж говорить об этом чертовом жеребце, которого никто не может укротить! — Мужчина скривил губы, повернулся на каблуках и зашагал по ступенькам крыльца. Нэнси почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. Тэмми как-то сразу сникла, повернулась и встретилась взглядом с глазами Нэнси.

— Я не хотела подслушивать, — извинилась девушка и поспешила вниз. Через открытое окно донесся рев мотора и визг шин. Длинная белая машина резко рванула с места и укатила.

Тэмми пожала плечами, ее лицо было бледным.

— С вами все в порядке? — спросила Нэнси. — О чем это он толковал?

— Это Роб Мейджорс. — У Тэмми задрожал подбородок, и она громко глотнула. — Он стремится уничтожить меня.

— Зачем кому-то надо уничтожить вас? — спросила Нэнси.

— Он хочет заполучить это ранчо. Каждый видит, что хозяйство приходит в упадок, — призналась Тэмми. — Несколько лет назад мы с отцом взяли большой кредит. В то время я много зарабатывала, выступая на родео. Тогда мы купили новых лошадей, всякого другого скота и израсходовали больше, чем могли. — Тэмми вздохнула. — Когда с отцом произошел несчастный случай, он не мог больше справляться со всем один. Точнее сказать, помощи Хэнка Уэста — это наш старший конюх — было уже недостаточно. Вот мне и пришлось бросить выступления и вернуться на ранчо. С этого времени все пошло наперекосяк.

— А почему Мейджорс так заинтересован?

— Он представитель банка, который давал нам заем. Осталось всего несколько месяцев, чтобы его выплатить, но Мейджорс уверен, что я никогда не смогу вернуть деньги. Теперь он грозит прикрыть ранчо.

Слушая Тэмми, Нэнси внимательно изучала ее встревоженное лицо.

— Он назвал еще двух мужчин, — продолжала выспрашивать юная сыщица, пока они направлялись в гостиную.

— Да. Натаниэля Бейнса. Он владелец Арены Б — это еще один курорт-ранчо неподалеку от Кэллоуэй. Они наши главные конкуренты.

— Бейнс? — задумчиво повторила Нэнси. — Он имеет отношение к звезде родео Стелле Бейнс?

— Это ее отец. — Тэмми бросила взгляд на свои трофеи. — Когда я ушла из родео, Стелла заняла мое место и стала лучшей в искусстве езды без седла.

Нэнси вспомнила последнее родео, которое видела. С дикой скоростью участники скакали по кругу на лошадях без седел.

Тэмми дотронулась до одного кубка.

— Роб сказал, что ранчо Кэллоуэй не может соперничать с Ареной Б. Поэтому он хочет, чтобы я продала свое хозяйство Верну Ландону, дельцу, который все застроит здесь, в каньоне, домами для продажи.

Нэнси выглянула в окно и окинула взглядом земли, простиравшиеся до самых холмов.

— Будет жаль испортить такое ранчо.

— Я не допущу этого! — с вызовом сказала Тэмми.

— И как вы собираетесь противостоять им?

— Я решила прервать мою отставку. — Зеленые глаза Тэмми загадочно блеснули.

— То есть? Снова участвовать в родео?

— А почему нет? В Бойсе, это в Айдахо, планируется грандиозное родео на День Независимости. И объявлена огромная призовая сумма. Если я там выиграю, то смогу вернуть последнюю часть долга. Но это еще не все. Победительница получит контракт на участие в коммерческой рекламе, а может быть, даже приглашение сниматься в кино. Тогда я могла бы повторить турне по стране, заработать еще и поднять ранчо.

— Это было бы великолепно! — воскликнула Нэнси. В это время по дому разнесся металлический звук, и Тэмми посмотрела на часы.

— Ужин готов, не будем задерживать Пегги. Я обещала ей сегодня помочь. И потом, я и так навешала на тебя столько собственных проблем.

Нэнси последовала за хозяйкой в столовую, на пороге которой та представила ей Хэнка Уэста — высокого седоволосого мужчину. На улыбку Нэнси он ответил сдержанным кивком.

Джорджи уже сидела за столом.

— А где это Бесс носит? — спросила Нэнси, устраиваясь на свободном стуле.

— Понятия не имею. Когда я была в душе, она крикнула мне, что пойдет прогуляться.

— Может, лучше поискать ее? — забеспокоилась Нэнси. — Если она не поторопится, то останется без ужина.

Однако не успела Нэнси встать со стула, как полный ужаса, душераздирающий вопль разорвал вечернюю тишину!