Прочитайте онлайн Тайна тибетского сокровища | В ГОСТЯХ У НАСЛЕДНИЦЫ

Читать книгу Тайна тибетского сокровища
4616+1161
  • Автор:
  • Перевёл: В. Воронин

В ГОСТЯХ У НАСЛЕДНИЦЫ

Несколько мгновений Нэнси стояла, пытаясь понять, откуда здесь эта женщина и жива ли она. Поманив механика, она молча показала, что она обнаружила в машине…

В этот момент женщина подняла голову. В руке у нее был фонарик. Даже в полутьме Нэнси узнала Маргарет Паркер: ее фотографию она видела днем в кабинете.

— Мисс Паркер! — удивленно воскликнул механик, выглядывая из-за плеча Нэнси. — Вы еще здесь? Так и не нашли свою клипсу?

Маргарет Паркер села на водительское место и откинула назад светлые волосы. Потом, с любопытством глядя на Нэнси, заговорила:

— Нет, не нашла. Наверно, я все-таки потеряла ее не здесь. Сегодня утром я помогала шефу выгружать книги из этой машины, и… А, ладно, неважно, — сказала она огорченно. — Но это были мои любимые клипсы.

Нэнси нащупала золотую клипсу в кармане куртки. Не ее ли ищет Маргарет? Трудно было сказать наверняка, не видя парную, но в ушах Маргарет ее сейчас не было. Какое-то мгновение Нэнси боролась с желанием предъявить помощнику хранителя свою находку. Но она решила все-таки промолчать и до поры до времени хранить клипсу у себя — на случай, если та понадобится ей в дальнейшем как улика.

Маргарет вылезла из машины. Она оказалась женщиной среднего роста, со стройной фигурой, которую подчеркивал строгий синий костюм. Повернувшись к механику, Маргарет поблагодарила его и направилась к выходу; высокие каблуки стучали по асфальту, как кастаньеты.

— Минуточку, мисс Паркер! — окликнула ее Нэнси.

Маргарет остановилась и обернулась.

— Если не возражаете, — сказала Нэнси, — я хотела бы вас кое о чем спросить.

— А кто вы такая? — нахмурилась Маргарет. Нэнси подошла ближе.

— Меня зовут Нэнси Дру, — назвалась она, по-прежнему держа руки в карманах. — Понимаете, мистер Стоун — друг нашей семьи. Я как раз была у него, когда украли золотого коня.

— О да! — ответила Маргарет, неожиданно смягчившись. — Просто ужасно, верно? Я только что об этом услышала.

Нэнси пристально смотрела в большие карие глаза Маргарет, пытаясь прочесть, что скрывается в их глубине. Молодая женщина производила впечатление волевого и умного человека. Нэнси чувствовала, она не из тех, кто легко теряет самообладание. Впрочем, Маргарет, похоже, больше расстроена потерей клипсы, чем кражей золотого коня. «А может быть, — подумала Нэнси, — Маргарет Паркер втайне рада тому, что Нелсон Стоун попал в затруднительное положение? Недаром Хиллари упомянула, что хранитель плохо обращается со своими сотрудниками».

— Вы сегодня днем были в музее? — напрямик спросила Нэнси.

— Нет, — ответила Маргарет, продолжая смотреть Нэнси в глаза. — Сегодня у меня выходной.

Нэнси не была уверена, что Маргарет сказала правду.

— Вы вообще не были сегодня в музее? — настойчиво повторила она. — Вы только что сказали, что сегодня утром помогали шефу выгружать книги.

— Мистер Стоун выгрузил их у моего дома, — ледяным тоном произнесла Маргарет. — И вообще, по какому праву вы учиняете мне допрос?

Нэнси не хотелось говорить ей, что она работает на Нелсона Стоуна. «Чем меньше людей знает об этом, тем больше шансов докопаться до истины», — рассудила она.

— Да нет… Я просто спросила, — пошла она на попятную.

Маргарет Паркер повернулась на каблуках.

— Понятно. Тогда извините… Не успела Нэнси открыть рот, как женщина удалилась.

Механик усмехнулся.

— Не очень-то дружелюбная особа, а? — заметил он, вытирая руки ветошью. — Может, просто переживает из-за клипсы. На вашем месте я не стал бы принимать это близко к сердцу.

— Постараюсь, — усмехнулась Нэнси. — И спасибо за помощь, — добавила она, направляясь к своей машине.

Утром, едва поднявшись, Нэнси позвонила Джорджи и Бесс и договорилась встретиться с ними в центре, в ресторанчике «Блинное царство» — там они позавтракают.

Когда Нэнси вошла, она увидела Бесс, которая расправлялась с порцией блинов с черничным вареньем.

— Привет, Бесс, — поздоровалась Нэнси с подругой, усаживаясь напротив.

Бесс проглотила блин и запила его большим глотком воды.

— Привет, — сказала она с блаженной улыбкой. — Прости, что не дождалась, но я просто умирала от голода, — смущенно усмехнулась она. — Ты же знаешь, у меня диета…

— Как же не знать! — рассмеялась Нэнси. — Всю неделю сидишь на диете, а потом отводишь душу в «Блинном царстве».

Вскоре появилась рыжеволосая официантка и приняла у Нэнси заказ: горячая английская булочка и чашка черного кофе.

— И это все? — поразилась Бесс. — Неудивительно, что ты такая худенькая.

— По правде сказать, я сейчас даже есть не могу — в таком я возбуждении, — объяснила Нэнси.

Бесс уставилась на нее широко раскрытыми синими глазами.

— Правда? А что случилось? Тут Нэнси заметила входившую в ресторан Джорджи и помахала ей рукой.

— Извините за опоздание… — Джорджи, с трудом переводя дыхание, сняла ветровку и упала на стул рядом с Нэнси. — У меня машина не завелась, пришлось всю дорогу бежать трусцой.

Официантка вернулась с кофе для Нэнси и подождала, пока Джорджи просмотрит меню.

— Пожалуйста, блины с банановым джемом и чашку чая, — сказала Джорджи. Затем, повернувшись к Нэнси, спросила: — Ну как, новости есть?

Нэнси отпила глоток кофе.

— Еще какие… — И она рассказала подругам о своем визите в автосервис. Джорджи наморщила лоб.

— Ты считаешь, письмо с угрозами и испорченный тормозной цилиндр — дело рук одного человека?

— Остается узнать одно, — глубокомысленно покачала головой Бесс. — Тот, кто послал письмо, — он же и украл золотого коня?

— Хотела бы я знать ответ на этот вопрос… — Нэнси поставила чашку и откинулась на спинку стула. — Вполне возможно, что это сделал один и тот же человек. А может, похищение и письмо совпали по чистой случайности.

Нэнси поведала Бесс и Джорджи о своей стычке с Маргарет Паркер. Она открыла сумочку и сжала в кулаке клипсу.

— Не могу утверждать наверняка, но, по-моему, Маргарет искала вот это. — И Нэнси раскрыла ладонь.

Джорджи ахнула.

— Это же клипса, которую ты нашла возле подоконника! Значит, ее потеряла Маргарет Паркер, верно?

— Скажем так: с большой долей вероятности, — улыбнулась Нэнси.

— Выходит, Маргарет вполне могла украсть золотого коня? — возбужденно воскликнула Бесс.

— Конечно, — согласилась Джорджи.

— И клипса свалилась у нее, когда она вылезала из окна.

— Очень может быть, — сказала Нэнси, намазывая маслом английскую булочку. — Но даже если эта клипса действительно принадлежит Маргарет Паркер, она ведь могла потерять ее и на прошлой неделе… Как бы там ни было, я немного подержу ее у себя — вдруг она окажется важной уликой.

Джорджи запустила пальцы в свою темную шевелюру.

— И все-таки странно: как Маргарет оказалась в машине?.. В таком случае она могла и подпилить тормозные цилиндры, разве не так?

— Если Маргарет искала в машине Стоуна клипсу, — напомнила подруге Нэнси, — это еще не доказывает, что она совершила какое-то преступление.

— Кроме того, — добавила Бесс, — зачем помощнице Стоуна замышлять это убийство? Нэнси подперла ладонями подбородок.

— Сейчас я еще ни в чем не уверена, — призналась она. — Но на первом месте в моем списке подозреваемых стоит некто, у кого есть причины ненавидеть Стоуна. Возможно, действительно один человек написал письмо и похитил золотого коня, и этот человек — Хиллари Лейн.

И Нэнси пересказала подругам все, что она узнала о бывшей актрисе от отца и Ханны.

— Я, например, не представляю себе Хиллари Лейн в роли хранителя музея, — заметила Джорджи.

— Да, для этого она слишком красива, — подхватила Бесс.

— Кто знает, вдруг у Хиллари есть и другие качества, которые нам неизвестны, — улыбнулась Нэнси.

После завтрака Бесс отправилась по магазинам купить кое-что, а Нэнси вызвалась отвезти Джорджи в загородный клуб Ривер-Хайтса.

По дороге Джорджи вернулась к разговору о Хиллари:

— Предположим, у Хиллари есть все данные, чтобы стать хранителем музея, но должность хранителя получил-таки Нелсон Стоун. Тогда очень возможно, что это она написала письмо с угрозой, чтобы напугать Стоуна и заставить его уехать из города. И, может быть, она же украла золотого коня, чтобы окончательно погубить его репутацию.

— Мне это тоже в голову приходило, — кивнув, сказала Нэнси. — У Хиллари было достаточно времени, чтобы потихоньку выйти из библиотеки, пройти мимо закрытой двери кабинета Стоуна и проникнуть в тибетский зал. Она сделала свое черное дело и успела вернуться в библиотеку, прежде чем Стоун вышел из кабинета… Не исключено, конечно, что она пряталась в кабинете помощника хранителя. Если красная сумочка принадлежит ей…

— Загвоздка только в одном, — перебила ее Джорджи. — Откуда Хиллари было знать, что витрина останется незапертой?

— Да, в самом деле загвоздка, — согласилась Нэнси. — Правда, может быть, у нее был второй ключ от витрины… А то, что Стоун оставил витрину незапертой, просто совпадение?

Через несколько минут Нэнси высадила Джорджи у входа в загородный клуб.

— Не забудь, — напомнила ей Джорджи, — нам с Бесс тоже нужны билеты на собачью выставку. Мы с тобой потом расплатимся, ладно?

— О чем разговор, — сказала Нэнси. Затем, развернув машину, она высунула в окно голову и крикнула:

— Я заеду за тобой примерно в час.

Вскоре Нэнси подъехала к роскошному пригородному имению Хиллари Лейн. Оставив машину на стоянке у кольцевой подъездной аллеи, она по широким ступеням поднялась к величественному белому зданию с колоннами, окруженному цветущими деревьями и широченной лужайкой.

Нэнси позвонила. Тяжелая дубовая дверь открылась, и на пороге возник швейцар. Когда Нэнси назвала себя, он вынул из кармана конверт и протянул его гостье.

— Мисс Лейн просила передать вам этот пригласительный билет.

— Большое спасибо, — проговорила Нэнси. Швейцар собирался закрыть дверь.

— Погодите, — растерялась Нэнси. — Я…

— Да? — спросил швейцар. — Что-то еще?

— Я хотела бы поблагодарить мисс Лейн… Швейцар снисходительно кивнул.

— Можете не сомневаться, я поблагодарю ее от вашего имени, — заверил он девушку. Нэнси однако придержала дверь рукой.

— Видите ли, я хотела бы поблагодарить ее лично.

Швейцар нахмурился.

— Мисс Лейн сейчас занята, — твердо ответил он.

Нэнси лихорадочно соображала, как быть.

— Но я хотела бы купить еще несколько билетов, для подруг, — нашлась она. Швейцар вздохнул.

— Ну хорошо, — неохотно сказал он, пропуская Нэнси в вестибюль. Он отвел ее в малую гостиную и оставил там со словами: — Ждите здесь, я принесу вам билеты.

Нэнси сначала мерила шагами натертый до блеска пол, потом подошла к высокому двустворчатому окну. На лужайке, возле пруда для домашней птицы, рабочие устанавливали бело-зеленый полосатый навес. «Вероятно, готовятся к выставке», — подумала Нэнси.

Вдруг в комнату вбежали два пуделя. Пока они обнюхивали ее ноги, Нэнси нагнулась и погладила их белые, в кудряшках, головки.

— Марк! Хлоя! — окликнул их женский голос. Пудели сели и замерли, глядя на вошедшую в комнату Хиллари Лейн. Она была одета по-домашнему, в джинсы и красный свитер. Светлые волосы ее собраны были в пучок на затылке, косметики на лице почти не было. Нэнси подумала, что наследница вполне могла бы сойти за ее подружку.

— Нэнси Дру? — воскликнула Хиллари. — Какой приятный сюрприз!

— Доброе утро! — приветствовала ее Нэнси. — Спасибо вам за билет.

— О, что вы, не за что! — ответила Хиллари, беря на руки одного пуделя. — Ваш отец так много сделал для меня. Я уверена, выставка вам понравится.

Она опустила собаку на пол, и оба пуделя выкатились из комнаты.

— Вообще-то я хотела купить еще два билета для подруг, — сказала Нэнси. — Конечно, за плату, — быстро добавила она.

— Пойдемте ко мне в кабинет. — Хиллари сделала приглашающий жест.

Нэнси шла следом за Хиллари через импозантный холл, стены которого были увешаны большими, написанными маслом старинными портретами.

Мужчины и женщины на них, казалось Нэнси, с удивлением взирают на нее из тяжелых позолоченных рам. «Должно быть, это предки Хиллари», — подумала Нэнси.

Слева Нэнси увидела столовую с длинным столом красного дерева и горкой, где виднелись тарелки с золотым ободком. В полированной поверхности стола отражалась, как в зеркале, хрустальная люстра.

— Какой у вас красивый дом! — с искренним восхищением произнесла Нэнси, когда они проходили через гостиную с пышными восточными коврами, тяжелыми портьерами, диванами, обитыми бархатом, и огромным роялем.

— Спасибо за комплимент, — сказала наследница и вздохнула. — Но, по правде сказать, единственный дом, который я любила по-настоящему, это особняк Лейнов. Там родились мои деды и прадеды, все Лейны… Право же, его следовало сохранить в собственности семьи. — Лицо ее потемнело. — Всякий раз, когда я вспоминаю Стоуна и все эти переделки, которые он затевает в моем родном доме, я рвать и метать готова!.. Притом он совершенно не считается с моим мнением. Вы ведь слышали, как он со мной разговаривал, когда я была у него в кабинете… Кстати, что вы там делали?

— О, мистер Стоун пригласил меня посмотреть ту тибетскую статуэтку, — солгала Нэнси. — Он друг нашей семьи.

Хиллари накручивала на указательный палец золотую цепочку, висящую у нее на шее.

— Теперь золотого коня никому не найти, — мрачно сказала она. — Нет, вы можете такое представить? Какая вопиющая безответственность: оставить витрину незапертой!

Они вошли в темный, обшитый дубовыми панелями кабинет с полками, сплошь уставленными книгами по искусству Востока. Наследница предложила Нэнси сесть.

Вдруг взгляд Нэнси упал на коробку шоколадных конфет «Золотой флаг», лежащую на приставном столике. Ей моментально вспомнилась точно такая же коробка, полученная Нелсоном Стоуном вчера. Нет ли тут какой-нибудь связи?.. Хотя, честное слово, трудно представить себе, что Хиллари по своей воле сделала Стоуну подарок.

Нэнси перевела взгляд на ряды книг в кожаных переплетах и, надеясь вызвать Хиллари на разговор, сказала:

— Вы, наверное, очень много знаете о восточном искусстве!

— Я от него без ума, — живо ответила Хиллари. — Это моя самая большая любовь.

— Меня оно тоже очень интересует в последнее время, — откликнулась Нэнси.

Хиллари Лейн сняла с полки толстый том и положила его перед Нэнси.

— Это, например, книга о древних японских куклах. Я редактировала ее рукопись, — с гордостью сообщила она.

Нэнси раскрыла книгу.

— Какие дивные куклы! — заметила она, разглядывая большие, во всю страницу, фотографии.

— В моей коллекции тоже есть несколько штук, — похвасталась наследница, заглядывая в книгу через плечо Нэнси.

— Ой, а можно посмотреть?! — воскликнула Нэнси. — Если, конечно, вы не против… Хиллари заколебалась.

— Вообще-то, — сказала она, глядя в сторону, — я сейчас инвентаризацию провожу…

— Ну хоть одним глазком!.. — заискивающе попросила Нэнси.

Хиллари помолчала, вертя кольцо на мизинце.

— Ну, хорошо… Но только кукол, — наконец решилась она.

Нэнси шла следом за Хиллари по коридору, пол в котором был устлан ковром, а стены обиты бежевым шелком. Вскоре они оказались перед массивной дубовой дверью с резьбой, начищенной до блеска медной ручкой и несколькими замками.

— Я почти никого сюда не пускаю, — обернулась Хиллари к Нэнси. — Это у меня вроде тайного убежища… Я люблю быть здесь одна и предаваться размышлениям. Здесь так спокойно, безмятежно!.. Да вы сами сейчас увидите. — Отперев дверь, она щелкнула выключателем, и комнату залил яркий свет.

— Потрясающе! — воскликнула Нэнси. Огромную комнату заполняло множество стеклянных витрин с сокровищами восточного искусства. Дальняя стена была увешана гобеленами. На стене слева Нэнси увидела несколько небольших полотен, напоминающих индийские миниатюры, что висели на втором этаже музея Клинтон-парка.

Хиллари повернулась в сторону витрин у правой стены:

— Вот они, мои бесценные!

Нэнси склонилась над фарфоровыми фигурками с белыми лицами, в традиционных японских нарядах, сидящими в безмятежных позах за стеклами витрин.

— Какая прелесть! — восхищенно прошептала она.

— Давненько я не показывала своих сокровищ посторонним, — призналась Хиллари. На короткое мгновенье она прикрыла глаза; Нэнси почувствовала, что наследница погрузилась в какие-то свои, неведомые другим переживания. Нэнси бросила быстрый взгляд в сторону гобеленов, и ей бросилась в глаза витрина с буддийскими статуэтками.

— О, это мое собрание китайских декоративных тканей, — проговорила Хиллари, заметив, куда смотрит гостья.

— Вообще-то я смотрела вон на тех будд, — сказала Нэнси. — Можно я взгляну на них поближе?..

Прежде чем Хиллари успела ответить, Нэнси направилась к витрине со статуэтками. И, подойдя к ней, оцепенела. На полке, прямо за буддами, стоял сверкающий золотой конь…